В каком городе получила распространение ересь жидовствующих. Что хотели сделать жидовствующие

Что хотели сделать жидовствующие на Руси

Одна из разновидностей религиозно-политических движений, которая существовала в конце 15 века на Руси, получила название «Ересь жидовствующих». Это знаковое явление в истории нашего государства по-прежнему остается не до конца изученным.

Возникновение

Различные группы людей с оппозиционными взглядами стали возникать на Руси давно. «Стригольники», протестующие против церковных взяточничества и алчности, впервые заявили о себе в конце 14 века в таких городах, как Новгород и Псков, сыскавших славу центров вольнодумства. Карп и Никита, дьяконы из Пскова, открыто выражали свое сомнение в целесообразности проведения таинств, таких как причащение, крещение и исповедь.

В те времена образ жизни населения Руси практически целиком и полностью определяла Православная Церковь. Именно она и служила причиной разногласий между большим числом мировоззренческих систем. В 15 веке Нил Сорский и его последователи призвали Церковь и ее служителей отказаться от накопленных богатств.

Так в 70-х годах 15 века возникло движение, которое Церковь окрестила «ересью жидовствующих» из-за несогласия с христианскими устоями и наличием связей с иудеями. Изначально организация действовала в Новгороде, а несколько позже заручилась поддержкой некоторых жителей Москвы. Это ложное учение было завезено киевским евреем Схария. Исторические факты говорят о том, что в борьбе между представителями течения и церковными служителями прослеживаются как религиозные, так и политические подоплеки.

Осуждение церковных взглядов

Однажды игуменом Геннадием Гонзовым во время архиепископского служения в Новгороде было замечено брожение умов среди священников. Многие отказались от причащения, оскверняли священные иконы ругательствами, некоторые увлеклись каббалой и обрядами иудаизма.

Гонзова оскорбил местный игумен, заявив, что архиепископ получил свою должность после дачи взятки. Геннадий Гонзов, в попытке наказать Захарию (так звали строптивого игумена), хотел отправить его в ссылку. Однако этому помешал Иван III. Архиепископ попросил помощи у иерархов Церкви, но реакции на его просьбу не последовало. Причина кроется в воле князя Ивана III, который на имел желания утратить связи со знатными людьми, проживавшими в Москве и Новгороде и относившимися к числу «сектантов».

Религиозный деятель Иосиф Санин, который выступал за усиление власти Церкви, стал на сторону Гонзова. Санин выступил с обвинениями, адресованными самому князю, не побоявшись его гнева.

Сторонник оппозиционных взглядов

Далеко не второстепенную роль в противодействии Церкви и деятельности «секты» сыграл Федор Курицын, которому было дано прозвище «начальника еретиков». На него сыпались обвинения со стороны церковников, которые утверждали, что Курицын навязывает привезенную из-за границы ересь москвичам. По мнению Церкви, именно он раскритиковал Святых Отцов и не признавал монашество.

Курицын создал партию, взгляды которой во многом совпадали с западным рационализмом. Она выступала за ослабление прав землевладения со стороны Церкви, а также за укрепление светской власти. В своей внешней политике партия Курицына ориентировалась на некатолические регионы, противореча группе сторонников идей Софьи Палеолог, жены Ивана III. Софья, заручившись поддержкой католических государств, отстаивала интересы христианства и Православной Церкви.

Неправильные учения или заговор?

Тех, кого называли вольнодумцами и еретиками, также привлекали идеи княгини Елены Волошанки, невестки князя. По мнению историков, Елена оказывала влияние на Ивана III, а свою привилегию старалась применять в политических интересах. Некоторое время у нее это успешно получалось, однако вскоре власть перешла другому князю. Грамота на великокняжение Дмитрия была скреплена печатью Курицына, на которой был изображен двуглавый орел. Именно это изображение в дальнейшем стали использовать в качестве герба России.

Дмитрий был коронован 4 февраля 1498 года. На торжественном мероприятии приглашенными гостями были Василий, сын Софьи, и сама супруга князя. Как известно, ему удалось раскрыть заговор, в результате которого законный престолонаследник мог быть отравлен. Большинство тех, кто был к нему причастен, были казнены, а Софья и Василий попали в немилость царя. Некоторые историки полагают, что далеко не все обвинения оправдывают себя, в частности, попытка отравления.

Однако Софья Палеолог не сдается, и продолжает свои попытки оказывать влияние на Ивана III. Геннадий Гонзов и Иосиф Санин принуждают князя разобраться с «жидовствующими еретиками», и в этом прослеживается участие Софьи. Дальнейшая судьба партии Курицына была предопределена на Соборах против ереси, прошедших в 1503 и последующем году.

Инквизиция Русской Церкви

По мнению архиепископа Геннадия, Русская Церковь должна применять методы испанских инквизиторов в отношении православных еретиков, в чем он и пытался убедить митрополита Зосиму. Но историки подозревают, что Зосим испытывал некоторую симпатию по отношению к идеям еретиков, поэтому процесс был приостановлен.

Иосиф Санин также являлся приверженцем строгих карательных методов, о чем свидетельствуют тексты его литературных сочинений. Он призывал применять строгие меры по отношению к инакомыслящим, такие как смертная казнь, считая, что рукой палача в этот момент управляет сам «святой дух». Жестокой каре могли подлежать даже те, кто отказывался свидетельствовать против инакомыслящих.

Поддержку в борьбе против «сектантов» в 1502 году оказал митрополит Симон. Князь, после длительный раздумий, принимает решение лишить Дмитрия права быть соправителем, отправив его совместно с матерью в тюрьму. Таким образом Софии удалось добиться поставленной цели – вскоре состоялось великокняжение Василия.

Читать еще:  Как назвать мальчика в татарской семье? Список самых красивых мужских имен, их происхождение и значения. Татарские имена - р,с

На Соборах, прошедших в 1503 и 1504 годах защитники Православной Церкви наконец одержали победу. Первый Собор ввел некоторые дисциплинарные меры в отношении инакомыслящих, однако второй активизировал карательный механизм. За подрыв церковного авторитета, а также государственных устоев виновникам грозила жестокая кара.

Самые главные инакомыслящие, Иван Волк, Иван Максимов и Михаил Коноплев, были сожжены на костре в столице. Не менее страшная участь постигла Некраса Рукавова, который был казнен в Новгороде. Перед казнью еретику был отрезан язык. По приговору инквизиторов, сожжению также подлежал Кассиан, архимандрит юрьевский. Что произошло с Федором Курицыным, история умалчивает.

Выводы

Оценка явления «ереси жидовствующих» зачастую носит неоднозначный характер. К сожалению, не сохранились документы, в которых изложена суть их учений. Находясь под пытками, инакомыслящие могли дать любые признания, не соответствующие истине. Поэтому религиозное и политическое мировоззрения «жидовствующих» до сих пор остаются загадкой.

По мнению советских историков, еретики боролись с феодализмом, а их идеи имели реформационно-гуманистический характер. Богослов Григорий Флоровский считает идеологию еретиков простым вольнодумством, а Митрополит Макарий видит в ней «чистейший иудаизм». Какими бы ни были взгляды исследователей данного движения, его по праву считают первой серьезной оппозиционной силой в России.

В каком городе получила распространение ересь жидовствующих. Что хотели сделать жидовствующие

«Ересь жидовствующих», – религиозно-политическое движение, существовавшее на Руси в конце XV века, до сих пор таит массу загадок. В истории нашего государства ему суждено было стать знаковым явлением.

Оппозиционные движения на Руси появлялись давно. В конце XIV века в Пскове и Новгороде, – центрах вольнодумства, возникло течение «стригольников», которое выражало протест против церковного мздоимства и стяжательства. Псковские дьяконы Никита и Карп ставили под сомнение таинства, проводимые официальными служителями культа: «недостойни суть пресвитери, по мзде поставляеми; недостойно от них причащатися, ни каятися, ни крещения от них приемати».

Так сложилось, что именно Православная Церковь, определяющая образ жизни на Руси, стала яблоком раздора для различных мировоззренческих систем. Через столетие после деятельности стригольников в полный голос о себе заявляют последователи Нила Сорского, известного своими идеями о «нестяжательстве». Они выступали за отказ Церкви от накопленных богатств и призывали священнослужителей вести более скромную и праведную жизнь.

На этой благодатной почве в 1470-х годах сначала в Новгороде, а затем в Москве возникла «ересь жидовствующих», – явление, названное так Православной Церковью за расшатывание устоев христианской веры и связи с иудаизмом. Зачинателем движения признали киевского еврея Схарию, который и завез ложное учение в Новгород. Впрочем, борьба между Церковью и «сектантами» имела не только религиозную подоплеку, но и весьма отчетливую политическую канву.

Все началось с того, что призванный на архиепископское служение в Новгороде игумен Геннадий Гонзов, называемый современниками «кровожадным устрашителем преступников против церкви», вдруг обнаружил в пастве брожение умов. Многие священники перестали причащаться, а другие и вовсе бранными словами оскверняли иконы. Также были замечены увлекающиеся иудейскими обрядами и каббалой.

Более того, местный игумен Захария обвинил архиепископа в том, что поставлен он был на должность за взятку. Гонзов решил наказать строптивого игумена и отравил его в ссылку. Однако в дело вмешался Великий князь Иван III и защитил Захарию.
Архиепископ Геннадий, встревоженный еретическим разгулом, обратился за поддержкой к иерархам Русской Церкви, но реальной помощи так и не получил. Тут свою роль сыграл Иван III, который по политическим соображениям явно не желал терять связей с новгородской и московской знатью, многие из которой были причислены к «сектантам».

Однако у архиепископа появился сильный союзник в лице Иосифа Санина (Волоцкого) – религиозного деятеля, отстаивавшего позиции усиления церковной власти. Он не побоялся обвинять самого Ивана III, допуская возможность неповиновения «неправедному государю», ибо «таковый царь не Божий слуга, но диавол, и не царь есть, но мучитель».

Одну из важнейших ролей в оппозиции к Церкви и движении «жидовствующих» сыграл думный дьяк и дипломат Федор Курицын, – «начальник еретиков», как его называл архиепископ Новгородский.

Именно Курицына церковники обвиняли в насаждении еретического учения среди москвичей, которое он якобы привез из-за границы. В частности ему приписывали критику Святых Отцов и отрицание монашества. Но дипломат не ограничивался пропагандой антиклерикальных идей.

Близкая в своих взглядах западному рационализму партия Курицына отстаивала позиции укрепления светской власти и ослабления прав церковного землевладения. Внешняя политика дипломата была ориентирована на регионы далекие от влияния католицизма – Юго-Восточную Европу, Крымское ханство и Оттоманскую империю. В этом проявлялись резкие противоречия с группой сторонников супруги Ивана III Софьи Палеолог, которая ревностно отстаивала интересы христианской веры и Православной Церкви, опираясь на поддержку католических стран.

Но был еще один человек вокруг которого собирались еретики и вольнодумцы – невестка Ивана III и мать престолонаследника Дмитрия княгиня тверская Елена Волошанка. Она имела влияние на государя и свое преимущество, по мнению историков, старалась использовать в политических целях.

Ей это удалось, хотя победа была не долгой. В 1497 году Курицын печатью скрепил грамоту Ивана III на великокняжение Дмитрия. Интересно, что на этой печати впервые появляется двуглавый орел – будущий герб Русского государства.

Коронация Дмитрия как соправителя Ивана III прошла 4 февраля 1498 года. На нее не были приглашены Софья Палеолог и ее сын Василий. Незадолго до назначенного события государь раскрыл заговор, в котором его супруга пыталась сорвать законное престолонаследие. Часть заговорщиков была казнена, а Софья и Василий оказались в опале. Впрочем, историки утверждают, что некоторые обвинения, в том числе в попытке отравить Дмитрия, были надуманы.

Читать еще:  Сон бывший парень разговаривает по телефону. Сонник Дмитрия и Надежды Зимы

Но придворные интриги между Софьей Палеолог и Еленой Волошанкой на этом не закончились. На политическую арену, не без участия Софьи, снова вступают Геннадий Гонзов и Иосиф Волоцкий, которые принуждают Ивана III заняться делом «жидовствующих еретиков». В 1503 и 1504 годах созываются Соборы против ереси, на которых решается судьба партии Курицына.

Архиепископ Геннадий был ревностным сторонником методов испанского инквизитора Торквемады, в пылу полемики он убеждал митрополита Зосиму адаптировать строгие меры в условиях православной ереси.

Однако митрополит, подозреваемый историками в симпатиях к еретикам, ход этому процессу не дал.
Принципы «карающего меча Церкви» не менее последовательно проводил и Иосиф Волоцкий. В своих литературных сочинениях он неоднократно призывал «казнем лютым предавати» инакомыслящих, потому что руками палачей карает сам «святой дух». Под его обвинения попадали даже «не свидетельствовавшие» против еретиков.

В 1502 году борьба Церкви против «жидовствующих» наконец нашла отклик у нового митрополита Симона и Ивана III. Последний после длительного колебания лишает Дмитрия великокняжеского сана и вместе с матерью отправляет в тюрьму. Софья добивается своего – соправителем государя становится Василий.

Соборы 1503 и 1504 годов усилием воинствующих защитников Православия превращаются в настоящие процессы. Однако если первый Собор ограничивается лишь дисциплинарными мерами, то второй приводит в действие карающий маховик системы. Ересь, подрывающая не только авторитет Церкви, но и устои государственности должна быть искоренена.

По решению Собора главных еретиков — Ивана Максимова, Михаила Коноплева, Ивана Волка сжигают в Москве, а Некраса Рукавова казнят в Новгороде, предварительно отрезав ему язык. Духовные инквизиторы также настояли на сожжении юрьевского архимандрита Кассиана, а вот судьба Федора Курицына доподлинно нам не известна.

Историки неоднозначно оценивают явление «ереси жидовствующих». Документов, излагающих учение еретиков или обвиняющих их в антигосударственных действиях, так и не обнаружено. А признания данные ими под пытками ставятся под сомнение.

Так, Олег Стародубцев, доцент Сретенской Духовной семинарии пишет, что политические и религиозные воззрения еретиков до сих пор во многом неясны, нельзя определить и преследуемые ими цели.

Советская историография в «ереси жидовствующих» видит в первую очередь антифеодальную направленность и оценивает ее характер скорее как реформационно-гумманистический. Митрополит Макарий называет это движение «чистейшим иудаизмом», но для богослова Григория Флоровского это не более чем вольнодумство. Взгляды исследователей расходятся, но сущность этого движения как первой серьезной оппозиции в России останется неизменной.

Миниатюра: Казни еретиков.
Миниатюра Лицевого летописного свода.

Ересь жидовствующих

Появление на Руси ереси жидовствующих связывают с именем учёного еврея Схария, приехавшегоиз Литвы в Новгород в в 1470 году вместе с призванным новгородцами князем Михаилом Олельковичем. Схария сумел убедить принять иудаизм двух священников Дениса и Алексия. Их семьи так же приняли иудейство. Вскоре в Новгород по приглашению Схарии приехали ещё два еврея: Шмойла Скарявый и Моисей Хапуш, которые также приняли активное участие в распространении иудейства. Всем принявшем иудейство было велено держать его в строгой тайне. Когда ересь в Новгороде достаточно укрепилась, евреи уехали из города. А оставшиеся новообращённые еретики в тайне продолжили преступное дело своих еврейских учителей по насаждению ереси.

Жидовстующие ненавидели христианство и не признавали христианских православных таинств, постов, празднеств, храмов иконопочитания, священных предметов, обрядов, церковной иерархии. Они отрицали все христианские догматы: бессмертие души, святую троицу, божество спасителя, его воскрешение и второе пришествие, всеобщее воскрешение мёртвых и страшный суд. Но зато учили своих последователей соблюдать закон Моисея, праздновать иудейскую пасху, хранить субботу, а также каббалистическим гаданиям и астрологии.

В конце 1479 года великий князь Иван Васильевич III посетил Новгород. Алексий и Дионис произвели на него настолько хорошее впечатление своим внешним благочестием, начитанностью и обходительностью, что он ничего, не зная об их принадлежности к еретикам, взял их с собою в Москву, где Алексей стал протопопом Успенского собора, а Денис священником архангельского собора. Оба священника сразу после своего приезда в Москву начали вести активную пропаганду ереси, в результате которой достаточно быстро при дворе великого князя сформировался влиятельный кружок еретиков, к которому примкнули многие высокопоставленные духовные и светские лица, такие как дьяк посольского приказа, Фёдор Курицын, архимандрит Симановского монастыря Зосима, и даже невестка Ивана III Елена Стефановна.

Долгое время еретикам удавалось сохранять свою деятельность в тайне благодаря глубокой конспирации, которую они соблюдали с самого начала. Поэтому о ереси стало известно совершенно случайно спустя только семнадцать лет с момента её возникновения. В 1487 году в Новгороде два пьяных еретика Григорий и Герасим, утратив бдительность и осторожность, принялись хулить православие. Об этом было доложено архиепископу Геннадию, который провёл расследование этого дела, и установил наличие ереси в своей епархии.

В расследовании Геннадию большую помощь оказал раскаивавшийся еретик поп Наум, который сообщил Геннадию сведения о секте, принёс ему книги, по которым молились жидовстующие, а также назвал имена четырёх еретиков двух попов Григория и Герасима и двух дьяков Самсона и Гриди. Еретики были арестованы новгородским владыкой и выданы на пороки, как ему казалось, надёжным людям, но скоро они бежали в Москву, где у них имелись высокопоставленные покровители.

Читать еще:  Защита мужа от влияния ведьмы. Защитные молитвы от черной магии

Геннадий сообщил о ереси великому князю и митрополиту Геронтию. Однако он не встретил активной поддержки в своей борьбе с их стороны. Это объяснялось тем, что Иван III, не будучи еретиком сам, тем не менее, им покровительствовал, руководствуясь при этом, правда политическими, а не религиозными убеждениями, так как ему импонировали идеи еретиков об усилении великокняжеской власти и ослаблении влияния церкви. А митрополит Геронтий в свою очередь питал большую личную неприязнь к Геннадию за то, что новгородский владыка переспорил его в богословском споре.

Долгое отсутствие ответа из Москвы заставило Геннадия обратится за помощью к другим епископам: Прохору Сарайскому, Нифонту Суздальскому, Филофею Пермскому и Иоасафу Ростовскому. С их помощью он добиться созыва в 1488 году церковного собора, который, однако, не имел существенного значения в борьбе с ересью, так как на нём были названы только малозначительные еретики, которых собор приговорил к градской казни, то есть к порке кнутом на торговой площади.

Ересь после этого собора не только не была побеждена, но даже и не ослабла, а напротив ещё больше усилилась и продолжала беспрепятственно распространяться.
Видя это, новгородский владыка продолжал упорно добиваться от великого князя разрешения преследовать еретиков. Настойчивость Геннадия привела в итоге к тому, что Иван III приказал созвать новый церковный собор.

Собор состоялся в 1490 году. Новым митрополитом к этому времени вместо умершего в 1489 году Геронтия был назначен слабохарактерный, сильно пьющий, морально и интеллектуально деградировавший игумен Симонова монастыря Зосима, который к тому же, не только был еретиком, но и не умел скрыть этого факта. Часто, будучи нетрезв, Зосима отрицал второе пришествие, воскрешение мёртвых и сам факт загробной жизни, говоря, что « ничего этого нет: кто умер, тот умер, да только и был, пока жил на свете». Зосима занимал престол митрополита до 1494 года и своим поведением навлёк на себя такое недовольство православных священнослужителей, что был вынужден оставить московскую митрополию, и удалился сначала в Симонов, а затем в Троице Сергиев монастырь.

Зосима не хотел созывать собора, но игнорировать настойчивое требование духовенства, которое дружно требовало суда над еретиками, он не мог. Архиепископ Геннадий не был приглашён на этот собор. Поэтому, ещё не зная о еретичестве нового митрополита, он написал Зосиме послание, в котором убеждал его принять к еретикам самые строгие меры.

Второй собор оказался продуктивнее первого. На нём еретикам были предъявлены обвинения в богохульстве и отступничестве от православной веры. Еретики этих обвинений не признали. Собор осудил ересь и предал её анафеме. Но из высокопоставленных еретиков никто снова не пострадал. Наказаны были лишь новгородцы, бежавшие из Новгорода в Москву. Они были высланы обратно в Новгород Геннадию. Он провёз их по городу на конях посаженными задом на перёд, в берестяных остроконечных колпаках, и с надписью на груди «Се сатанино воинство». Встречавшиеся им на пути новгородцы плевали в осуждённых еретиков и поносили их бранными словами. В заключении экзекуции берестяные колпаки были сожжены прямо на головах еретиков. После того осуждённые были разосланы по монастырям для покаяния.

Однако, и этот собор не достиг желаемой цели в борьбе с ересью, которая продолжала расползаться по русской земле, чему во многом способствовала деятельность митрополита еретика, который налагал на священников запреты, отлучал от причастия своих обвинителей, жаловался великому князю на светских людей, и тот сажал их в тюрьму за клевету на митрополита.

Видя, что репрессии против еретиков не достигают желаемого результата, Геннадий переходит от силовых методов борьбы с ересью к просвещению народа. Им осуществляется перевод полемических сочинений, в которых содержится систематическое опровержение иудейских сект. По его инициативе также была полностью переведена Библия, перевод которой идеологически обезоружил еретиков, которые теперь в качестве аргументов против христианства, могли прибегать только к обману.

В борьбе с ересью новгородского святителя поддержал настоятель Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий (в миру Иван Санин). Он видел напрасность призывов Геннадия к верховной власти об истреблении ереси, и поэтому обратился ко всем епископам, монахам и благочестивым мирянам с воззванием противостоять ереси. Его призыв оказался услышан и против ереси выступили лучшие представители православной церкви.

Другой важной заслугой преподобного Иосифа было составление первого русского свода православного богословия, получившего название «Просветитель», в котором Иосиф не только разоблачил ересь жидовствующих, но и дал образец подхода к любому неправославному учению — будь то латинство, протестантство или любое другое проявление «нового религиозного сознания».

Не остался в стороне от борьбы с еретиками и другой выдающийся религиозный деятель Нил Сорский, составивший сборник житий; куда он включил в частности житие Фёдора Студита и Иоанна Домаскина осуждающих иконоборчество.

Борьба с ересью завершилась только в 1504 году, когда Иван III, во многом благодаря Иосифу Волоцкому, понял свою ошибку, перестал покровительствовать еретикам, и созвал новый церковный собор, на котором еретики были ещё раз осуждены и прокляты, а их руководители: Волк Курицын (брат Фёдора Курицына), Иван Максимов, Дмитрий Коноплёв и другие были сожжены в специальных деревянных срубах, чтобы собравшиеся не могли видеть ужасов предсмертной агонии казнённых.

После этого собора с ересью жидовствующих было покончено уже окончательно. Хотя конечно, без сомнения остатки её учения продолжали существовать ещё некоторое время тайно.

Источники:

http://suharewa.ru/chto-xoteli-sdelat-zhidovstvuyushhie-na-rusi/
http://russian7.ru/post/zhidovstvuyushhie-sudba-pervojj-oppozic/
http://www.proza.ru/2014/06/25/587

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector