Необычное путешествие в древнюю русь. Татьяна Миронова: Необычайное путешествие в Древнюю Русь

Необычное путешествие в древнюю русь. Татьяна Миронова: Необычайное путешествие в Древнюю Русь

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 587 820
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 545 119

ПЕРЕД ДАЛЬНЕЙ ДОРОГОЙ(вместо предисловия)

— Грамматика. — разочарованно протянет мой будущий читатель и наморщит нос. Постой! Не спеши закрывать книжку! Эта грамматика не простая. В ней много чудес.

Первое чудо. Ты узнаешь, как говорили твои предки семьсот лет назад. Ты услышишь, как они величали друг друга, как решали государственные споры, чему учили своих детей, даже как ссорились между собой, услышишь. Ты сможешь прочитать самые настоящие древнерусские письма, летописи, молитвы. И будь уверен, именно так писали и молились в Древней Руси. И детские считалки и дразнилки в этой грамматике тоже самые настоящие, древние, не придуманные.

Чудо второе. Ты увидишь, на какой земле жили твои предки, какие у них были города, монастыри, храмы, дома. «Грамматика» расскажет тебе, как создавали древнерусские люди книги и иконы, как они торговали и воевали, защищая родную землю от врагов. Еще ты узнаешь, как учились твои сверстники в древнерусских школах, в какие игры они играли, каких забавных человечков рисовали в своих ученических тетрадках. Все это не выдумано, не сочинено. Об этом узнали археологи и историки, читая берестяные грамоты и летописные своды, находя при раскопках потемневшие от времени воинские шлемы, оружие, осколки кувшинчиков для смешивания красок и ожерелья с угасшими каменьями. В «грамматике» старинные вещи ожили: обрели прежний нарядный блеск древнерусские мечи и шлемы, засияли теплым светом строгие лики святых на иконах, а вместо древних глиняных черенков — крутобокие расписные кувшины. Ты сможешь разглядеть их и. почти что рукой потрогать!

И, наконец, главное чудо. «Грамматика» выучит тебя древнерусскому языку. И тогда перед тобой раскроются листы рукописных книг глубокой, старины, они поведают тебе о многих удивительных делах, и ратных подвигах наших предков, вразумят, научат мудрости, дадут опору на долгие годы.

Так что не торопись закрывать эту книгу, мой будущий читатель, а отправляйся в Необычайное путешествие в Древнюю Русь.

Ваня открыл глаза. Найдя в ставнях дырку от сучка, в комнату просачивался бледный луч. Ходики на стене показывали половину шестого. Слава Богу, не проспал. В шесть часов они должны встретиться с Васькой на мосточке, что ведет к Чудиновскому оврагу, где, как вчера обнаружилось, уже неделю идут археологические раскопки.

С начала лета Ваня и Вася гостили у бабушек, чьи домишки на окраине Новгорода утопали в июльской буйной зелени. В какие только игры друзья не переиграли за месяц — и в войну, и в городки, и в чижика, в «классики» и то прыгали. Ваня даже книжки читал, да у бабушки, Веры Васильевны, их не больно много, новых-то книжек. Это старинных у нее целый сундук. Бабушка у Вани верующая. Каждый вечер открывает она толстую книгу в деревянном, обтянутом кожей переплете, книга лежит на столике перед иконами, и начинает размеренно читать:

ГОСПОДИ БОЖЕ НАШЪ, ЕЖЕ СОГРЕШИХЪ ВО ДНИ СЕМЪ СЛОВОМЪ, ДЕЛОМЪ И ПОМЫШЛЕНIЕМЪ, ЯКО БЛАГЪ И ЧЕЛОВЕКОЛЮБЕЦЪ ПРОСТИ МИ: МИРЕНЪ СОНЪ И БЕЗМЯТЕЖЕНЪ ДАРУЙ МИ: АНГЕЛА ТВОЕГО ХРАНИТЕЛЯ ПОСЛИ, ПОКРЫВАЮЩА И СОБЛЮДАЮЩА МЯ ОТЪ ВСЯКАГО ЗЛА: ЯКО ТЫ ЕСИ ХРАНИТЕЛЬ ДУШАМЪ И ТЕЛЕСЕМЪ НАШИМЪ, И ТЕБЕ СЛАВУ ВОЗСЫЛАЕМ ОТЦУ И СЫНУ И СВЯТОМУ ДУХУ НЫНЕ И ПРИСНО И ВО ВЕКИ ВЕКОВЪ. АМИНЬ.

Бабушка читает молитву, а Ваня, вслушиваясь в ее негромкое бормотание, удивляется незнакомым словам. Как это «согрешихъ»? Наверное, «согрешил»? Так бы бабушке и сказать. А вот это — «ныне и присно и во веки вековъ». Чудно ! Все порывается Ваня расспросить бабушку об этом, да перебивать бабушкино чтение стесняется, а дождаться, когда бабушка кончит читать, сил у Вани не хватает, он засыпает. Утром спросить уже не о чем, забываются за ночь услышанные с вечера диковинные слова.

. Скука обволакивала Ваню и Васю как вязкая полуденная духота. Вчера вечером, сидя на пруду с удочками, они лениво грызли семечки, сплевывая шелуху в зеленое кружево прудовой ряски, изредка и неохотно вытаскивая удочки на берег, чтобы заменить червяка, обгрызенного хитрыми и осторожными карасями. Говорить и то было лень.

По ухабистому, отороченному высоким бурьяном проселку пропылил грузовик, в кузове которого, держась за борта, сидели ребята в зеленых просторных куртках и широкополых шляпах. Подпрыгивая на колдобинах, грузовик скрылся за поворотом.

— Студенты поехали, — дремотно зевнул Вася. — Бабушка говорит, в Чудиновском овраге копают.

— Трубы меняют? — лениво уточнил Ваня, он привык, что студентов, а его старший брат был студентом технологического института, всегда бросают срочно менять прохудившиеся трубы. Вася мотнул головой, рассматривая на ладони недоеденного карасями червяка:

— Бабушка говорит, из университета они. К ней заходили, расспрашивали, что да где до войны тут было, они памятники старины раскапывают, монеты ищут, кольца.

— Монеты?! — Сонливость как рукой сняло, Ваня вытаращился на Васю. — И ты молчишь! Они же клад ищут, ты что, не понял?! А мы тут с карасями рассиживаемся!

Ваня вскочил и торопливо выдернул из воды леску с болтающейся на ней пробкой и белым перышком, заменявшими поплавок, стал суетливо наматывать леску на длинное гибкое удилище. Продолжая быстро говорить, Ваня почему-то перешел на шепот:

— Раз экспедиция приехала, значит, точно клад есть. Столько народу зря не пришлют, понял?! У них наверняка есть карта, а там и место схоронки крестиком обозначено. Знаешь, как это делается? «Остров сокровищ» читал? Шайка пиратов прячет награбленное, рисует план, помечает, где клад спрятан, потом главный пират всех убивает, а карту прикарманивает. Ну а после его смерти карта пошла кочевать из рук в руки. Глядишь, и попала к какому большому профессору, он и отправил студентов за кладом, сам-то уж не может, поди, больно старенький. Они клад копают, а мы с тобой поплавки караулим.

— Ну, ты даешь! — неуверенно засмеялся Вася. — Пираты! У нас их сроду здесь не бывало.

— Пиратов не бывало?! А ушкуйники?! Кто по Ильменю купцов грабил? Да после них сколько угодно кладов осталось! Бросай своих желтоперых. Пошли!

Они попрятали удочки под огромный, в три обхвата дуб, здесь же оставили ржавую банку из-под червей и по мягкой от толстой пыли колее торопливо двинулись к поросшему редким кустарником оврагу.

Место раскопок мальчишки увидели сразу. Это был огороженный невысокими свежеструганными кольями дворик, от которого узкими лучами уходили в глубину оврага прорытые коридоры. Несколько человек маленькими лопатками, а кто и руками, аккуратно разгребали землю, обметали ее метелочками и щетками. Просеянную землю в ведрах и на носилках носили к дороге и ссыпали в кучи. Рядом с кольями на расстеленном белесом брезенте лежали потемневшие от времени вещи, похожие на те, что Ваня с бабушкой видели в музее Новгородского кремля — черенки, бусины, зазубренный нож с костяной ручкой, зеленовато бурые колечки, обломок железной палки. «Не густо», — подумал Ваня и толкнул Васю в бок.

Читать еще:  Что может означать увиденное во сне застолье.

— Вишь, до клада пока не добрались. Так что будем искать.

— Где? Здесь?! Увидят же! — Вася покрутил головой, место действительно было открытое.

— А ночь на что? — Ваня был настроен решительно.

— Ну уж нет, — уперся Вася. — Чего в темноте откопаешь, да и бабушка не отпустит.

— Тогда утром пораньше, — уступчиво согласился Ваня, он понимал, что и его бабушка Вера Васильевна не обрадуется ночным отлучкам внука.

На том они и порешили, окончательно договорившись обратной дорогой, что копать примутся рано утром, пока студенты спят, а бабушки пусть думают, что на речку пошли, рыбачить.

. Утро выдалось туманное, солнечные лучи не могли пробиться сквозь плотную молочную пелену, покрывшую луг и лес. В густом тумане не было видно мосточка, но Ваня привычно шагал но дороге, зная каждый ее поворот. Вот и мосток, но Васи на нем не оказалось. «Проспал небось», — удрученно вздохнул Ваня, но, вглядевшись в туман, заметил двигающуюся к мосточку темную фигурку. Он было спешно шагнул навстречу, да тут же удивленно и разглядел, что не один человек впереди, а двое, идут, торопятся, чуть ли не бегом. Ваня юркнул под мост, в липкие от росы, жгучие заросли крапивы, притаился.

Татьяна Миронова — Необычайное путешествие в Древнюю Русь. Грамматика древнерусского языка для детей

Татьяна Миронова — Необычайное путешествие в Древнюю Русь. Грамматика древнерусского языка для детей краткое содержание

Необычайное путешествие в Древнюю Русь. Грамматика древнерусского языка для детей читать онлайн бесплатно

— То появился в слове звук, то пропал. И пошла путаница! Как только люди по-русски говорить не разучились!

— Верно, слова сильно изменились, — согласился Митя. — Зато как интересно с этими словами задачи решать! Вот вам древнерусское слово ПОСЪЛЪ, — Митя написал его. — Отгадайте, как оно нынче выглядит?

— ПОСЪЛЪ — ПОСОЛ, — быстро сообразил Вася. — На конце слова звук Ъ ослабел и утратился. А звук Ъ под ударением усилился, он изменился в звук О.

— Ишь ты, молодец! — обрадовался Митя. — Коль вы такие смышленые, вот вам задача потрудней. Как в древнерусском языке выглядели слова гнал, мстил, послал? Ну, кто быстрее? Ваня и Вася переглянулись: — Да кто же вот так с ходу отгадает? — А если поискать родственные слова, может, в них подсказка окажется, — пришел им на помощь уже догадавшийся о решении Прохор. Он учился в университете истории и археологии, потому по — древнерусски ему читать приходилось нередко.

— ГНАЛ — ПОГОНЯ, — нашел нужное слово Вася. — Стало быть, в древнерусском языке слово ГНАЛ имело такой вид: ГЪНАЛЪ. Здесь звук Ъ был слабым, поэтому он утратился. А в родственном ему слове ПОГОНЯ звук Ъ оказался под ударением и превратился в звук О. Это самое О и стало нам подсказкой.

— И с другими словами ясно, — подхватил Ваня. — Слову МСТИЛ — подсказка МЕСТЬ. В древнерусском языке эти слова выглядели так: МЬСТИЛЪ, МЬСТЬ. Слову ПОСЛАЛ — подсказка ПОСОЛ. Раньше они были такими: посълалъ, посълъ. — А это что за буква? — Вася ткнул пальцем в значок «Юсъ малый», красовавшийся в слове КЪНЯЗЬ (на месте буквы Я — прим. Ведущего). — Тоже небось потерялась?

— Да, — подтвердил Митя. — Называется эта буква «Юсъ малый» и была придумана в древности для обозначения носового гласного Э.

— Носового? — переспросил Ваня. — Она что, в нос произносилась, как во французском? — Ваня в школе учил французский.

— Вероятно, что так, — согласился Митя. — В древности у славян были носовой Э и носовой О. Звуки эти произносились в нос, сопровождаясь этаким носовым гудением. Попробуйте сами: э-ннн, о-ннн. Мальчишки с удовольствием загудели. — Для звука Э-носового в древнерусском алфавите имелась буква «Юсъ малый», а для звука О-носового — специальная буква «Юсъ большой».

— А носовые звуки на что стали похожи? — спросил Вася, он хотел сам догадаться, но не смог. — Ну, после того как вымерли.

— Да они не вымерли, просто перестали быть носовыми. Их не надо теперь «гудеть в нос». Попробуйте отгадать, какими они стали. В слове ИМЯ, например, на конце был носовой звук Э. А теперь? Смелее, смелее, — подбодрил Митя ребят.

— Наверное, этот звук стал похож на А, — неуверенно предложил Ваня и протянул: — Имя-ааа.

— Точно, — кивнул Митя. — И такой же звук был в словах ПЯТЬ, ДЕСЯТЬ, ВРЕМЯ, ЯЗЫКЪ. И хотя звук Э-носовой перестал быть носовым очень давно, еще в девятом веке, букву, обозначавшую когда-то этот звук, по традиции писали долгое время, используя ее для обозначения звука А после мягкого согласного. А теперь попробуйте сами догадаться, на что стал похож звук О-носовой (?), если он когда-то был в словах «дуб», «зуб», «муж».

— На У, конечно, — ответил Вася и сам же смутился от своей уверенности. — Другого-то звука тут нет. Странно только, такие непохожие звуки Э-носовой и А, О-носовой и У, а, оказывается, как дедушки и внуки — родня. Но как узнали, что «Юсъ малый» и «Юсъ большой» когда-то обозначали носовые звуки, сами же говорите, что они перестали быть носовыми очень — очень давно.

— Есть слова, — Митя снова взялся за карандаш, — в которых на месте бывших носовых мы находим теперь гласный звук в сочетании с носовым согласным Н. Смотрите: «имя», но: «имЕНи». Здесь таинственный носовой гласный стал простым сочетанием ЕН. Так-то вот.

— А вот эту буковку я знаю, — похвастался Ваня, ткнув пальцем в клочок бересты, туда, где нацарапано было «ВЕСТО». Эта буква называется «Ять» (на месте буквы Е — прим. Ведущего). Я ее из бабушкиных книг хорошо запомнил. Ее пишут иногда вместо буквы Е тоже, наверное, по привычке. Совершенно никчемная буква!

— Ишь ты, лихой какой! — засмеялся Митя. — Много веков назад эта буква обозначала особый долгий гласный звук, похожий на ИЕ. В словах ЗВЕРЬ, ЛЕСЪ, ХЛЕБЪ, СЕНО был такой звук, и в них поэтому писали букву «Ять». А с тринадцатого века начинается утрата особого звучания Яти. Звук этот изменился и стал похож на обычный «Е». Сейчас невозможно отличить но звучанию, в каких словах исконно был «Ять», а в каких «Е».

Читать еще:  Что делать с листьями березы после троицы. Почему на Троицу храм украшают березой и травой? Что нужно делать на Троицу дома

Неизвестно, как долго продолжался бы еще этот случившийся нежданно урок, если бы рядом в кустах не раздался вдруг конский топот и крик. Наши путешественники вскочили на ноги. Совсем близко слышались возня и хрип. Студенты кинулись на шум. За ними, не чуя под собой ног, бросились мальчишки.

В густой запутанной траве большой кудлатый чернобородый человек и широких штанах и холщовой рубахе крепко прижимал к земле человека в поразившем ребят снаряжении — на нем была тяжелая рубашка, сплетенная из железных колец, на голове поблескивал кованый шлем, точь-в-точь такой, что нашел в подземном лабиринте Вася. В руке этого странного человека поблескивал небольшой топорик, до него и пытался дотянуться чернобородый, всей тяжестью навалившийся на неповоротливого в своем железном облачении воина. В десяти шагах от них всхрапывал, сбрасывая с губ пузырящуюся пену, высокий рыжий конь. Он нервно переминал копытами, косил большим красным глазом на борющихся. Еще ничего не успев понять, еще не придя в себя от поразившего их всех человека в кольчуге, в шлеме и с железным топором, не зная, да и, честно сказать, даже не успев подумать, на чью сторону вступить в этой им непонятной, но, видно было, смертельной схватке, Прохор, Митя, Ваня и Вася оказались в стремительном, ошеломившем их развороте событий. Затрещали кусты, и толпа облаченных в холщовые рубахи богатырей заполнила поляну. Увидев их, человек в кольчуге перестал сопротивляться и отбросил в сторону топор. Чернобородый резко вскочил на ноги и, показав на поверженного, сказал густым напевным говорком, обращаясь к человеку в богато расшитой бисером длинной рубахе:

— Гоньца поималъ есмь, Микуло. Гонець князю весть везлъ есть изъ Гюрьгева.

Человек, к которому обращался чернобородый, высокий ростом, кряжистый и сильный, был уже в годах, седина опушила его бороду и кустистые брови. Он подошел к поверженному, наклонился над ним:

Человек в железной кольчуге молча отвернулся. Микула поднял голову, его взгляд упал на оцепеневшую от изумления четверку наших путешественников. Микула вопросительно глянул на чернобородого:

— Кто суть и отколе прiишли?

— Не сведаю, — поклонился тот.

— Съвязати имъ рукы, — коротко бросил Микула, и в тот же миг шестеро здоровенных молодцов скрутили нашим путешественникам пеньковыми веревками руки, повалили их рядом с пленником. Один из молодцов, тот, что связывал Митю, отобрал зажатую в его кулаке трубочку берестяной грамоты и почтительно поднес Микуле. Микула принял грамоту, раскатал и снова скатал полоску, распорядился:

— Посадити ихъ на передьню телегу.

Пленников тычками заподталкивали через малинник. На открытом вырубленном месте стояли несколько лошадей с телегами, было здесь и несколько верховых под седлами. Вместе с «железным» человеком, так же как и они связанным по рукам, ребят опрокинули в телегу. Микула приказал, обоз двинулся.

В телеге наши путники стали понемногу приходить в себя.

— Да розыгрыш все это, местный драмтеатр развлекает народ. Глянь-ка на его убранство, — Прохор кивнул на пленника в кольчуге.

— Нет, — Митя тяжело вздохнул. — Послушай, как они говорят. И грамота та, из мешка, новехонькая, и шлем — так не подделаешь.

— Ерунда! — сердито сопел Прохор. — Сказки все это, фантазии дурацкие. В книжках хоть машины времени, а мы-то своими ножками сюда пришли. Вот привезут в город, увидишь, как нас разыграли.

— Скажите, — Ване стало страшновато лежать молча, — а куда это нас везут?

— Да кабы знать, — рассеянно пробормотал Прохор, но, словно спохватившись, вспомнив что-то, с надеждой остановил свой взгляд на ребятах:

— Вы сюда за малиной часто ходите?

— Не, — виновато мотнул головой Ваня. — Мы за вами следили. Думали, вы клад ищете.

— Клад. — горько усмехнулся Прохор. Прохор, Митя и странный воин в кольчуге лежали один подле другого, ребятишки были положены им в головы поперек телеги. Прохор повернулся к лежавшему за его спиной связанному воину, легонько подтолкнул его:

— А ты откуда такой нарядный?

Воин угрюмо глянул на него:

— Не розумею, что еси реклъ.

Прохор и Митя переглянулись.

Обоз въехал в селение, окруженное частоколом, и здесь наихудшие Митины предположения подтвердились: этим треклятым подземным ходом они миновали такую бездну веков, что трудно было определить, куда они попали. В тряской телеге несчастных пленников везли по сухой наезженной колее, по обеим сторонам которой теснились бревенчатые высокие дома, амбары, крытые дворы, обнесенные заборами и плетнями.

Необычайное путешествие в Древнюю Русь. Грамматика древнерусского языка для детей (13 стр.)

И распяша жиды Iисуса Христа на кресте въкупъ съ двема разбоиникома. Бысть тогда тьма по всеи земли отъ шестаго часа и до девятаго, и при девятомъ часе испусти духъ Iисусъ. И егда умре, бысть знаменiе великое на земли, удари громъ и мълния, и земля трепета. И положиша люди жидовьстiи тело Христово въ гробъ и привалиша камень великъ дверьмъ гробу, да быша не украли тело ученици Его. Марiя же Магдалыни и Марiя Iаковля видеста, кде Его полагаху. И утре идяста къ гробу, и видеста двери гроба отворены, и гробницю пусту, и Ангелъ седящь краю гроба. И рече Ангелъ:

«Не ищете рекомаго Iисуса. Iисусъ въскресе изъ мертвыихъ».

И яви ся Iисусъ ученикомъ въскресъ изъ мертвыхъ, и рече: «3аповъди Мои съблюдете и проповедуите ихъ народомъ, идете во вся языкы и научите вся страны, крестяще во имя Отца и Сына и Святаго Духа». И разъидоша ся ученици Его по вселенеи и проповедаша ученiе Христово, учаще и крестяще люди.

И верьнiи Христу люди зовуть ся христiани. И мы зовемъ ся христiани. Iисусу Христу бо служимъ, а не Роду и рожаницамъ, и не Перуну жертвы творимъ. Перунъ бо и Дажебогъ и Мокошь суть поганыхъ бози. А нашь Богъ есть Iисусъ Христосъ. Онъ вси наши грехы Своею смертью искупи, за ны пострада, и намъ путь правьды показа.

Отец Сергий перевел дух и оглядел притихших учеников. Тимошка робко приподнялся со своей лавки:

— Отче, а кто суть поганiи? Отец Сергий сдвинул брови:

— Поганiи суть иже во Iисуса Христа не верують, а верують въ идолы, въ огнь и въ воду. А мы техъ зовемъ окаянiи безбожьници поганiи.

Он открыл сундучок, извлек из него плотные кусочки бересты и раздал ученикам. Ваня и Вася недоуменно рассматривали квадратик, на котором ровными рядами без пробелов между словами выстроились буквы.

Вася заглянул в берестяной квадратик Онфима:

«Отче нашь, иже еси на небесехъ. «, — разобрал он начало молитвы Господней, с которой начался их сегодняшний день. Но Онфим, начавший было переписывать молитву в свою бересту, остановился на полуслове и, лукаво поглядев на ребят, вытягивавших шеи, чтобы увидеть его писание, принялся рисовать. На бересте появилось диковинное чудище с закрученным, как у собаки, хвостом, с разинутой пастью, из которой высовывался похожий на еловую ветку язык. Чтобы у Вани и Васи не оставалось сомнений в достоверности нарисованного, Онфим сбоку приписал: «Зверь».

Читать еще:  Видеть во сне ветки молодой березки. К чему снится Береза? Береза к чему снится осенью

Ваня на это пожал плечами, Вася хихикнул, а Онфим взял с лавки новый берестяной лоскуток и продолжил свои упражнения в рисовании. Теперь на бересте явился лихой всадник на неуклюжей лошади и с длинным копьем в руке. Он на полном скаку пронзал опрокинутого навзничь врага, который в отчаяньи взмахивал руками.

Онфим торопился закончить рисунок, и потому на руках у всадника и его поверженного врага недоставало пальцев, а ноги росли у них прямо из головы. Отважный всадник на лошади был, конечно, сам Онфим, что и подтверждалось красовавшейся рядом с рисунком надписью: «Онѳимъ».

Услышав сердитое покашливание учителя, мальчики вспомнили о задании. На лавке лежало еще несколько чистых берестяных кусочков. Вася потянул один из них, отдал Ване, взял кусочек себе и, сжав в руках на манер карандаша тонкую костяную палочку, принялся разбирать слова в доставшейся ему бересте: «Господи Iисусе Христе, Сыне Божий, молитвъ ради Пречистыя Твоея Матере и всехъ святыхъ помилуй насъ. Аминь«.

Вася весь вспотел, пока вычерчивал угловатые буковки молитвы, однако заметил при этом, как внимательно следит за его рукой отец, Сергий.

Череда уроков длилась до вечера. Отец Сергий неторопливо вел свою спокойную речь:

— Добро есть, чадьца, почитанье книжьное. Что глаголють книгы. Красота воину оружье и кораблю ветрила, тако и праведнику почитанiе книжьное.

Аще ли въпросите о словеньскыя букваря: кто письмена сътворилъ есть? Кто книгы переложилъ? Реку вамъ: святыи Константинъ Философъ, нарицаемый Кириллъ, та письмена сътвори и Мефодiи, братъ его.

Аще въпросите: въ кое время? Реку вам: яко въ времена Михаила, царя гречьска, и Бориса, князя болгарска, и Растица, князя моравьска.

Учитель говорил, а Вася, глядя в небольшое сводчатое окошко горницы, думал. Древнерусские слова легко ложились на память. Вставали перед глазами не виденные им никогда прежде, но все же откуда-то знакомые образы. Вот Кирилл Философ с братом своим Мефодием — образованные, ученые греки — едут в славянские земли, в княжества Великой Моравии. Они едут туда проповедовать христианство. Но греческий язык, на котором написано Евангелие, чужд славянам. Тогда Кирилл переводит с греческого на славянский язык Священное Писание и записывает свой перевод совершенно новыми — славянскими! — буквами. У каждой буквы свое имя. Это чтобы легче их запоминать. «Азъ» — имя буквы А, «букы» — имя буквы Б, «веди» — так зовут букву В. А когда учились читать славянские дети, и моравские, и болгарские, и русские тоже, то составляли из этих букв «склады»: «букы»+»азъ» = ба, «веди»+»азъ» = ва.

Вася очнулся от своих мыслей, как от видения, встряхнул удивленно головой. Воображение унесло его так далеко, что усыпило осторожность. Он снова подобрался весь, напрягся, вслушался с вниманием в рассказ отца Сергия.

Вечером, когда закончилась церковная служба и мальчики плескались во дворе в большом деревянном корыте, куда подливал воду приглядывавший за ними монах Феодосий, отец Сергий подошел к беглецам и тихо позвал их с собой. Ваня и Вася, испуганно переглянувшись, двинулись за монахом.

Отец Сергий привел их в чистенькую узенькую келейку в одно окно, к которому была придвинута скамья, рядом на подставке стояли глиняные баночки с черной, красной, золотистой, голубой красками, лежали тонко заостренные палочки для письма. На скамье небольшой стопкой были сложены широкие и плотные, как картон, листы. Листы были желтоватые, как пенка на молоке, не всегда ровные по краям, с редкими мелкими дырочками. Ваня пощупал лист рукой. Вот это да! Он-то думал, что это бумага, а топкие твердые листы оказались из кожи!

— Я в «Детской энциклопедии» читал, что такие листы называли пергамент, — зашептал Вася, — их выделывали из телячьей кожи. А дырочки эти не от того, что плохо делали, шкур без дырок не бывает.

— А как на них книжки печатают?

— Ты что, забыл в каком мы веке? Книги печатные еще не скоро появятся, они здесь рукописные. Смотри, — Вася показал глазами на отца Сергия, задумчиво перебиравшего исписанные рядами черных букв листы. Верхняя, начальная страница была украшена затейливым узором, а самая первая, заглавная буква «В» свивалась из красных с золотом колец гибкого драконьего хвоста, сам же дракон с доброй улыбающейся мордой восседал рядом.

— И отец Сергий от руки книги пишет, — продолжил Вася. — С двух сторон листы испишет, потом сложит их в тетрадки, тетрадки сошьет в книгу, приделает к ней переплет — деревянные доски, обтянутые кожей, и готово, — дошептал Вася все, что хранила его память из прочитанного когда-то в энциклопедии.

— А помнишь в церкви книгу в металлической оправе с цветными камушками? Онфим сказал тогда, что это Евангелие в серебряном окладе с «каменiемь и жемьцюгомь». И в музее мы видели, помнишь? Красотища какая!

Отец Сергий по-прежнему тихонько стоял у окошка, перебирал исписанные листы и, казалось, поглощенный этим, не слышал шепота ребят, но это было не так, отец Сергий напряженно прислушивался к разговору погорельцев. Кто эти дети, те ли, за кого себя выдают? Что-то не припоминал отец Сергий в Чудиновской слободе Ивана-кузнеца. Говорят с трудом, не очень связно. И, кажется, понимают не все, что им говорят, не отошли горемыки от потрясения? Но друг друга-то они понимают отлично, говорят между собой бойко и свободно, но говорят по-чудному, вроде и по-русски, и не по-русски, на очень странном языке. Уж не лазутчики ли? Господи! Прости мою душу грешную! Сколько врагов кругом! Проклятые татары, шведские рыцари. Уже и дети подозрительными кажутся. На самом ли деле Ванятка с Васяткой? А, может, подосланы разведать, как укреплен монастырь, чем будем защищаться? Надо еще попытать их расспросами, горько заключил свои мысли отец Сергий и, оглянувшись, подозвал к себе ребят.

— Знаета ли, чадьца, како книгы пишуть въ монастыри?

— Не, — мотнул головой Ваня. Он предпочитал высказываться покороче.

— Чернець Несторъ написалъ есть «Повесть временьныхъ летъ», — продолжал отец Сергий, внимательно наблюдая за мальчиками, — поведал намъ, откуду есть пошла русская земля. Азъ же, многогрешьныи рабъ Божiй, написаю, како Новъгородъ живеть и чимь богатить ся, и какы напасти приемлеть, и како народъ князя ставить, и како изгонити его велить. И тако же написаю, како ворози землю русьскую погубляють и въ полонъ крестiянъ беруть.

Отец Сергий снова метнул настороженный взгляд на зачарованно слушавших мальчишек и открыл недописанную страницу. Вытянув шеи, ребята следили, как неторопливо скользит его рука но строкам:

— «В лето 6746 придоша народи незнаеми, проклятiи татарове на землю русьскую. И много людiи поплениша. И князь русьскыхъ убита. И кто суть и отколе прiидоша, тою не сведаю. А вписахъ сде памяти ради князь русьскыихъ и беды иже створиша татарове Руси. И бысть плачь и туга в Руси». — Отец Сергий прикрыл страницу ладонью и продолжал говорить, горестно глядя на иконы:

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=153898&p=1
http://nice-books.ru/books/detskaya-literarura/detskie-prikluchenija/page-4-215314-tatyana-mironova-neobychainoe-puteshestvie-v-drevnyuyu.html
http://dom-knig.com/read_177011-13

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector