Где сейчас архидиакон андрей мазур. «На его службах ощущалось Царство Небесное

Где сейчас архидиакон андрей мазур. «На его службах ощущалось Царство Небесное

Родился в селе Новый Кокорев близ Почаевской лавры в верующей семье крестьян. С малых лет мальчик вместе с родителями посещал Почаевскую лавру, где стал осознавать глубокую сердечную потребность в служении Богу. После демобилизации в 1946 году Андрей Мазур поступил послушником в Почаевскую лавру, где пел в монастырском хоре и был помощником келаря. Через два года он поступил в Московскую духовную семинарию, располагавшуюся тогда в Новодевичьем монастыре.

В 1950 году Андрей принял диаконский сан, а через 3 месяца был поставлен протодиаконом Пермского кафедрального собора. Прослужив в соборе 6 лет, молодой протодиакон переехал в Ленинград, где в Троицком соборе Александро-Невской лавры отец Андрей служил и был регентом будничного хора. При митрополите Никодиме (Ротове) в 1968 году протодиакон Андрей был переведен в Ленинградский кафедральный собор, продолжил свое протодиаконское служение и пел в хоре духовенства под руководством протодиакона Павла Герасимова.

В 1990 году он был назначен архидиаконом Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. С этого времени он служит со Святейшим Владыкой и сопровождает его во всех архипастырских поездках.
Место работы:

Богоявленский кафедральный собор
(Патриарший архидиакон)

орден князя Владимира III степ.
орден преп. Серафима Саровского III степ.

7 декабря 1996 года исполнилось семьдесят лет замечательному человеку — архидиакону Андрею Мазуру. Вся его жизнь связана с Церковью, которой отец Андрей преданно служит почти полвека.
В день своего юбилея он участвовал в Божественной литургии, совершавшейся Святейшим Патриархом Алексием в храме великомученицы Екатерины на подворье Православной Церкви Америки в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви наградил архидиакона Андрея Мазура орденом князя Владимира II степени.
Предлагаем читателям беседу нашего корреспондента с отцом Андреем.

Родился я на Украине, на Волыни, близ великой святыни — Почаевской Успенской лавры. Тогда Западная Украина входила в состав Польши. Отец мой был старостой в церкви, верующий был очень, да и мать тоже, правда, она умерла рано, когда мне было четыре года. В Почаевской лавре тогда служил замечательный протодиакон — отец Стратоник, бас сильнейший, правда, дикция у него была плохая, но гудел, как колокол. Учился я в польской школе, там преподавали Закон Божий. Преподаватель, отец Алексий Масловский, Царство ему Небесное, любил меня, был очень требовательным. В школе мы учили тропари, кондаки, молитвы на церковнославянском языке. Спрашивали с нас очень строго, хотя само обучение велось на польском, так что и по-польски я понимаю. Ходили в храм все, на первой седмице Великого поста ходила вся школа, стояли в храме всю службу, причащались, так же и на Страстной седмице. В школе у нас все были верующие, неверующих не было. Так я учился всего пять лет, потому что в 1940 году Западная Украина вошла в состав СССР, советская власть пришла.
Работал в хозяйстве, отец мой был крестьянин, у нас было 8 гектаров земли (лес и сенокос). Я и косил, и пахал, и был пастухом. В детстве я пел в церковном хоре, после работы в поле всегда пели. Детство прошло очень хорошо, правда, поменялась власть, но ничего — все было хорошо. Потом два года я учился при советской власти. А когда исполнилось 18 лет, призвали меня в армию, тогда уже была война, шел 1943 год.
— Вы попали на фронт?
— Да, но сначала долгое время был в запасе. Почему-то нас несколько месяцев держали в землянках, кормили очень плохо. В конце концов в начале 1945 года повезли нас в Берлин, но только приехали — и через неделю кончилась война.
— А в каких войсках Вы были?
— В артиллерии. Я минометчик, был командиром отделения.
— С таким голосом?
— Конечно, тогда я был запевалой.
— А когда Вы почувствовали, что у вас такой замечательный голос?
— После войны от плохого питания я заболел, и меня отпустили из армии досрочно. Приехал домой, побыл немножко дома. Тогда у нас неспокойно было на Западной Украине, и меня как бывшего советского воина приглашали на работу в милицию. Но еще раньше я мечтал о Почаевской лавре. Поехал в обитель и стал послушником. Регент меня прослушал и определил в лаврский хор. Оказалось, что у меня бас, я пел октавой даже.
— Какое у Вас было послушание?
— Я был заведующим хлебопекарней, просфорней и трапезным храмом. Было 2000 человек братии в Почаевской лавре — ведь тогда закрыли Киево-Печерскую лавру и всех монахов перевели к нам. И еще я пел в хоре.
— А у Вас не было желания остаться в лавре?
— Я в то время даже и не думал об этом. Пробыл там два года, а затем поступил в Московскую Духовную семинарию (тогда еще Богословский институт). В то время она находилась в Новодевичьем монастыре. Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на прием. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо веселое, потом на приеме говорит: «Андрей, идите к нам протодиаконом». Я говорю: «Владыка, я же не женат еще, учиться надо». — «Ничего». Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. И вот служу уже 46 лет.
В 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: «Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому». Так я оказался в Питере.
Начался питерский период моей жизни. С 1957-го до 1968 года я служил в Александро-Невской лавре протодиаконом. Был ризничим, собрал ризницу, много трудов было. В 1968 году митрополит Никодим (Ротов) взял меня в Никольский кафедральный собор, хотя я лавру очень любил и люблю. Служил в Никольском соборе при митрополитах Елевферии, Питириме, Гурии, Никодиме, Антонии, Алексии. И вот Алексий, нынешний Святейший Патриарх, когда впервые был в Петербурге после интронизации, возвел меня в сан архидиакона.
— Теперь Вы всегда служите с Патриархом?
— Служу я с Патриархом, хотя живу в Петербурге. Там семья: трое детей, шесть внуков — три внука и три внучки. Я, наверное, не смог бы жить без внуков.
— Не тяжело?
— Ничего, что же делать. Надо служить — послушание выше поста и молитвы. Диаконское служение очень важное — ведь как диакон молится, так и весь храм молится. Он все возгласы должен произносить не просто громко и певуче, но и молитвенно, тогда он помогает молиться всем пришедшим в храм. Я всегда служу без служебника. Все знаю наизусть, все помню.
— Вы были во многих странах, и, наверное, все удивляются: откуда такой голос?
— Откуда берется голос? Божия Матерь помогает мне. Я же сказал вначале, что в детстве слушал в Почаевской лавре протодиакона Стратоника и мне очень нравилось. Я мечтал быть пусть не таким, как он, но все-таки протодиаконом. Слава Богу, моя мечта сбылась. При Святейшем Патриархе Алексии я побывал во многих странах, в Иерусалиме был 3 раза.
— Семьдесят лет все-таки возраст немалый, большую часть жизни Вы служите в Церкви с полной отдачей, с любовью. Вы счастливый человек?
— Очень! Очень счастливый. Как поет Борис Годунов в опере, «достиг я высшей власти» — диаконской.
— Вы поете какие-нибудь арии?
— Пою: и арию Сусанина, и монолог Пимена, да много всего.
— Вы специально занимались вокалом?
— Немножко. Когда я поступил в семинарию, пел в хоре Успенского храма Новодевичьего монастыря, там меня одна женщина из театра пригласила в консерваторию, к профессору Казакову. Он меня прослушал и говорит: «Берем в консерваторию».
Я ничего ему не рассказал, ходил на лекции, потом вызывают меня и спрашивают: «Вы в семинарии учитесь?» — «Да». — «Так нельзя: или там, или здесь».
Я выбрал семинарию. Я всегда мечтал быть протодиаконом, даже не протодиаконом, а диаконом, а вот стал архидиаконом. Такой титул есть для протодиакона, который служит со Святейшим Патриархом. Еще святитель Тихон дал такой титул Константину Розову, после него Антоненко был, Прокимнов, Стефан Гавшев и я, грешный.
— Вы продолжаете их славные традиции?
— Стараюсь. С нашим Святейшим не посидишь — много ездим. Так что труд нелегкий, особенно в моем возрасте.
— Дети пошли по Вашим стопам?
— Нет, к сожалению. У меня два сына, но время, когда они росли, было тяжелое, в школе ругали, что они «дети попа», заставляли в комсомол вступать. Они не вступили. Один окончил торговый институт, другой — художественное училище. Еще любимая дочь есть, Лариса, теперь она матушка. Вышла замуж за своего одноклассника, теперь он священник и служит недалеко от нашего дома, в храме Пророка Илии. Очень хороший батюшка, я доволен им очень. Люди его любят, он скромный, тихий. Внуки у меня любимые, дети моей дочери, три мальчика: Саша, Андрей, который родился в день моего рождения, и Сима — любимый мой мальчик, ему четыре с половиной года. Вся надежда теперь на них. Девочки тоже есть, одной — 21 год, другой 16, а третья еще маленькая — во 2-м классе. Вот вся моя судьба.
— Когда Вы на службе, все знают, что служба будет на высшем уровне.
— Так и должно быть. Патриаршая служба должна быть красивой, торжественной, чтобы диаконы были хорошие, чтобы пели иподиаконы.
— Отец Андрей, хотелось бы сердечно поздравить Вас с семидесятилетием и пожелать, чтобы Вы еще много-много лет украшали богослужения, чтобы были первым среди диаконского чина и чтобы Ваш голос всегда звучал так же молитвенно и красиво.
— Спасибо. Стараюсь. И буду петь Богу моему «дондеже есмь».

Читать еще:  К чему снится стоять на могиле родственника. Могила толкование сонника

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Голос Русской Церкви: Светлой памяти архидиакона Андрея Мазура

3 мая 2018 года на 92-м году земной жизни отошёл ко Господу один из самых любимых в церковном народе клириков Русской Церкви — многолетний патриарший архидиакон, отец Андрей Мазур

3 мая 2018 года на 92-м году земной жизни отошёл ко Господу один из самых любимых в церковном народе клириков Русской Церкви — многолетний патриарший архидиакон, отец Андрей Мазур

«Когда умирают люди, поют песни», — в этих словах поэта Велимира Хлебникова есть толика изумления. Почему уход в мир иной наших ближних у людей православных обычно сопровождается не заунывным плачем, но песнопениями? А в дни пасхальные — песнопениями светлыми и радостными? Ответить на это несложно, куда сложнее принять подлинно христианское отношение к смерти — как к малой Пасхе, а не трагедии. Конечно, и это осознание не избавит нас от скорбной печали и слёз (даже Христос прослезился, узнав о кончине Своего друга Лазаря), но способно уберечь от греха уныния. Ведь самое главное для христианина — осознание того, что на самом деле никакой смерти нет, а земное умирание — это рождение для Вечной жизни.

Так, в одной из своих проповедей тяжёлого послевоенного 1946 года Русский Златоуст XX века, митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) произнёс очень важные слова:

Смерти нет, но к смерти надо готовиться всю жизнь, потому что смерть — это дверь в вечность. Какое это великое, ни с чем не сравнимое счастье — наше бессмертие! Святой Григорий Богослов, рассуждая о бессмертии в одной из своих проповедей, говорит: «У меня дух замирает, когда я представляю себе то нескончаемое будущее, которое лежит предо мной»«.

Митрополит Николай уже давно встретился с вечностью. Сегодня же уходят в мир иной последние люди, опалённые Великой войной. Среди них архидиакон Андрей Мазур, отошедший ко Господу 3 мая, в один день с приснопамятным Патриархом Пименом с разницей в 28 лет. Именно после кончины Святейшего Владыки Пимена, в 1990 году, отец Андрей стал известен всему церковному народу всем, кто хотя бы раз побывал на Патриаршем богослужении, кто хотя бы раз видел его телетрансляцию. Не запомнить этого человека было просто невозможно: его уникальный бас, не столько громкий, сколько глубокий, выделялся на любом фоне. И именно поэтому на протяжении десятилетий голос архидиакона Андрея был самым настоящим «голосом Русской Церкви». Гласом не проповедническим и не общественным, отец Андрей всегда был очень скромен, сторонясь известности и славы, но оттого его звучание было ничуть не менее значимым: это был богослужебный голос всей нашей Церкви.

Одна из последних официальных фотографий отца Андрея Мазура (справа). Фото: patriarchia.ru

Сын Почаевской Руси

Если взять карту и посмотреть, где родился отец Андрей, то человек, мало знающий церковную историю, но искушённый в современной политике, удивится: «Так ведь это же Галичина! Самая Западная Украина, рассадник самостийничества и русофобии!». Так, да не так. Действительно, будущий патриарший архидиакон родился на территории Тернопольщины, входившей в те времена в состав «Второй Речи Посполитой» Польской республики времён правления Юзефа Пилсудского.

По воспоминаниям отца Андрея, в школе он учился по-польски, а в приходских храмах в те годы заставляли служить по-украински, однако и в те времена Свято-Успенская Почаевская Лавра, близ которой прошли детство и юность будущего архидиакона, оставалась оплотом Русского Православия в западнорусских землях. Вплоть до того, что и сейчас, в условиях крайне агрессивного окружения, здесь твёрдо хранят верность каноническому Православию, не просто не помышляя об антимосковской «автокефалии», но находясь в авангарде защитников единства Русской Церкви.

Читать еще:  Старец амвросий. Преподобный Амвросий Оптинский: Афоризмы

Почаевская Лавра. 1930-е годы. Фото: pravoslavie.ru

Наверное, именно эта близость к Святому Почаеву воспитала в юном Андрее Лазаревиче Мазуре твёрдое стремление служить Церкви Христовой. А потому после службы в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии, недолгой, но героической (будущий архидиакон брал Берлин), он решил стать лаврским послушником, трудился в хлебопекарне, просфорной и трапезной, пел в хоре (именно здесь в полной мере раскрылся его великолепный бас). И если бы не решение поступить в Московскую духовную семинарию (в то время Богословский институт при Новодевичьем монастыре), быть бы ему почаевским монахом. Но Господь определил иначе. Вот как вспоминал об этом спустя полвека сам отец Андрей:

Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на приём. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо весёлое, потом на приёме говорит: «Андрей, идите к нам протодиаконом». Я говорю: «Владыка, я же не женат ещё, учиться надо». — «Ничего». Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. А в 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: «Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому». Так я оказался в Питере».

Православный ленинградец

1957 год. Начало ленинградского служения отца Андрея (на фото слева). Фото: pravoslavie.ru

О православной жизни в послевоенном Ленинграде сохранилось немало воспоминаний самых разных людей. Именно здесь служили такие столпы Русской Церкви того периода, как митрополиты Григорий (Чуков) и Елевферий (Воронцов), воспитанники ещё дореволюционных духовных школ, в 1961-1963 годах Ленинградскую кафедру возглавлял будущий Патриарх Пимен, а с 1963-го митрополит Никодим (Ротов), учитель и наставник Святейшего Патриарха Кирилла.

К слову, и наш сегодняшний Предстоятель духовно возрастал именно в те же самые годы, когда отец Андрей Мазур сначала служил протодиаконом и ризничим в Александро-Невской лавре. А затем и в Никольском кафедральном соборе, где митрополичьим иподиаконом в то время уже был юный Володя Гундяев, вскоре постриженный владыкой Никодимом в монашество с именем Кирилл, а затем рукоположенный им в иеродиаконы и иеромонахи. Времена были непростые, хрущёвская «оттепель» обернулась самой настоящей волной гонений. За веру уже не расстреливали, но давление было постоянным и очень сильным. И некоторые ломались, как, например, бывший профессор Ленинградской духовной академии, протоиерей Александр Осипов, который не только отказался от сана, но и присоединился к активной атеистической, а по сути богоборческой пропаганде.

Отец же Андрей, несмотря на все трудности того времени, верно служил Церкви Христовой. И до последних дней очень тепло отзывался о том, как митрополит Никодим, ушедший из жизни совсем молодым в 1978 году, смог в этих условиях переломить давление местного уполномоченного по делам религий и по-настоящему возродить церковную жизнь Северной столицы.

Вот как вспоминает те времена епископ Каскеленский Геннадий (Гоголев), уроженец Ленинграда и выпускник Санкт-Петербургских духовных школ, в эксклюзивном интервью «Царьграду» рассказавший о последних годах служения отца Андрея в ещё советском Ленинграде:

«В 1980-е годы в Ленинграде гремел оперный бас Борис Штоколов, многие были в восторге от, к примеру, его исполнения партии Бориса Годунова в Мариинском театре. И в те же самые годы в кафедральном соборе я впервые услышал отца Андрея Мазура и вдруг понял, что его богослужебное пение и возгласы даются значительно легче, чем прославленному оперному певцу. И для меня, а также моих сверстников, воцерковлявшихся в начале и середине 1980-х, отец Андрей был сродни небожителю, человеку, необыкновенно одарённому, в первую очередь, музыкально, вокально. Но когда я познакомился с ним лично, меня поразила его удивительная скромность.

Протодиакон Андрей Мазур, будущий епископ Антоний (Завгородний) и будущий Святейший Патриарх Кирилл, 1975 год. Фото: pravoslavie.ru

А познакомились мы при следующих обстоятельствах. Когда я уже заканчивал семинарию, мне довелось несколько раз иподиаконствовать у епископа Ладожского Арсения, сегодняшнего митрополита Истринского, первого викария Святейшего Патриарха. И в те времена протодиакон Андрей Мазур ездил вместе с нами на простом «РАФике», общаясь с нами безо всякого превосходства, по-дружески. И самое замечательное воспоминание связано с нашей совместной поездкой в Петрозаводск в 1990 году, когда из местного музея передавали Церкви мощи преподобного Елисея Сумского. И мы с отцом Андреем ехали в одном купе. И мы, юные иподиаконы, шутили, что если наш громогласный протодиакон захрапит, то перебудит весь вагон. А когда приехали в Петрозаводск, то поняли, что отец Андрей не спал всю ночь, чтобы не доставить неудобство тем, кто с ним ехал.

Что же касается его дальнейшего служения архидиаконом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, то нужно помнить, что он сменил другого выдающегося архидиакона — отца Стефана Гавшева. Нужно сказать, что у отца Стефана была своя манера архидиаконского служения, кому-то она нравилась, а кому-то совсем не нравилась. И богослужения с отцом Андреем Мазуром стали совершенно иными, чем при отце Стефане, они стали намного более молитвенными и спокойными. Ни в коем случае не произнося суд над отцом Стефаном и его богослужебной манерой, факт остаётся фактом. Необыкновенно светлая осталась память об отце Андрее. Царствие ему Небесное!»

Смиренный Патриарх архидиаконского служения

С избранием в 1990 году Первосвятителем Русской Церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) отец Андрей Мазур, многолетний протодиакон Ленинградского кафедрального собора, оказался в Третьем Риме, став патриаршим архидиаконом. С этого дня его голос стал постоянно звучать в патриаршем кафедральном Богоявленском соборе в Елохове, а затем и в возрождённом Храме Христа Спасителя.

Архидиакон Андрей Мазур. Фото: Алексей Ларионов, Свято-Троицкая Сергиева Лавра.

Не было практически ни одного Патриаршего богослужения (а Святейший Патриарх Алексий II славился своей особой любовью к богослужениям, совершая их намного чаще, чем абсолютное большинство других пастырей и архипастырей), за которым не был бы слышан величественный бас архидиакона Андрея. Именно в это время у отца Андрея появился ученик молодой выпускник Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета Александр Агейкин. Человек, более десяти лет служивший протодиаконом Храма Христа Спасителя, а сегодня являющийся настоятелем Елоховского собора, штатным клириком которого до своих последних дней оставался отец Андрей. Протоиерей Александр Агейкин также поделился с «Царьградом» своими тёплыми воспоминаниями о новопреставленном отце архидиаконе:

«Для меня отец Андрей — это настоящий духовный отец, человек, который меня родил для служения Церкви. С первых же дней служения в сане диакона, с 1996 года, я всегда был рядом с отцом Андреем. И как он сам говорил после моего назначения настоятелем Елоховского собора: «Я никогда не думал, что ты станешь моим настоятелем», искренне радуясь этому, поскольку относился ко мне, как к сыну.

Архидиакон Андрей Мазур. Фото: patriachia.ru

Удивительно чуткий человек, очень тонкий, очень смиренный. Такие люди редко встречаются. И когда вчера вечером мы получили известие о кончине отца Андрея, оно было радостно-скорбным, и потому что сейчас продолжаются Пасхальные дни, и, конечно, вспомнилось само общение с отцом Андреем, очень переживавшим в последнее время, что уже не может совершать богослужения. Сразу сложилось впечатление, что умер святой человек, потому что по своей преданности, по своей верности и глубокой вере он был самым настоящим Авраамом, Патриархом диаконского служения. И эта его верность Церкви может вмениться ему в праведность.

Всей своей душой он был неразрывной частью Церкви, ничего своего в нём не было. И это — удивительный дар человека, который через глубочайшее смирение воспринимал своё служение, которое было воплощением его мечты служить диаконом. Ещё в Почаеве он, молясь, просил у Бога стать диаконом. Как-то отец Андрей рассказывал, что ему приснилось его священническое рукоположение, и он проснулся в слезах.

Он был настоящим диаконом во всём своём служении и во всей своей жизни, потому что другого для себя не видел. И нам, молодым диаконам, которые столь же искренне хотели служить, он отдавал всего себя без остатка. При этом был настолько смиренным, простым и доступным, никогда никто от него не слышал ни единого грубого слова, и я уверен, что никто не сможет вспомнить о нём ничего негативного».

Декабрь 2016 года. Одно из последних богослужений отца Андрея. Фото: patriarchia.ru

Конечно, это лишь малая толика того, что можно сказать об отце Андрее, тело которого уже совсем скоро обретёт вечный покой в стенах столь любимой им Александро-Невской лавры. Душа же его, как говорится в заупокойных молитвах, во благих водворится, и память его в род и род. Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, новопреставленному архидиакону Андрею, и сотвори ему вечную память!

Читать еще:  Статусы про субботу красивые. Цитаты про субботу

Где сейчас архидиакон андрей мазур. «На его службах ощущалось Царство Небесное

Нравится «На его службах ощущалось Царство Небесное» Памяти архидиакона Андрея Мазура Это человек-эпоха, чье щедрое и усердное служение Богу и людям пришлось на один из самых сложных периодов исповедничества, а после и небывалого расцвета Русской Православной Церкви. Как и в те, и в другие времена служить «в Духе и истине» ( Ин. 4, 24 ) ? Архидиакон Андрей Мазур в Пюхтицком монастыре О новопреставленном патриаршем архидиаконе Андрее Мазуре вспоминают его сослужители и ученики. «Он остается с нами! » Протоиерей Александр Агейкин, настоятель Богоявленского кафедрального собора в Елохове: – Для нас уход отца Андрея Мазура – такая ощутимая утрата! На протяжении 30 лет он был клириком Елоховского собора. В последние годы он уже не мог служить, но в нем всегда оставалось все то же самое, как и раньше, трепетное сожаление, если он по какой-то глубоко обоснованной причине – тяжелой болезни, например – не мог служить. Он очень глубоко всегда эти моменты переживал, и даже не имея возможности участвовать в богослужениях, все равно непрестанно интересовался, что и как, сокрушался, как же это он не с нами. А мы ему говорили: – Отец Андрей, вы все равно с нами! Вы всегда в наших молитвах.

Это была взаимная потребность: ощущать соборное единство, ему – чувствовать себя частью клира, нам – его наследниками и продолжателями.

Он никогда не был за штатом. Еще ранее Святейшего Алексия II, который и перевез, став Патриархом, отца Андрея в Москву, его хотел сюда перевести из Питера также тогда еще только выбранный Патриархом митрополит Пимен (Извеков) , но в Совете по делам религий тогда засуетились: «Нам его не надо, он привлекает людей».

Когда митрополит Кирилл стал Патриархом, он, отец Андрей рассказывал, спросил его: – Сколько лет вы служите? – С 1950 года. – И служите дальше! – Ваше Святейшество, мне уже 80 лет, ноги болят, сердце пошаливает! – У вас свободный график: нездоровы – лечитесь, а как получше себя чувствуете – служите, пожалуйста!

Он же и нынешнего Патриарха Кирилла и в чтецы вводил, и в диаконы, да и при всех его хиротониях присутствовал. Рассказывал, что, когда Святейший был еще молодым человеком, подсказывал ему, как с посохом ходить.

Протодиакон Андрей Мазур, будущий епископ Антоний (Завгородний) и будущий Святейший Патриарх Кирилл, 1975 год Это человек, который в самый тяжелый период, когда формировался клир возрождающейся Церкви, подводил к архиерейской хиротонии более 100 будущих архиереев, которые возглавили теперь кафедры, и все они за него сейчас молятся. Такая в нем сосредоточена полнота соборного опыта Святой и Апостольской Церкви.

Отец Андрей оставался всегда скромным, любящим, трепетным человеком Но он никогда ничем подобным не надмевался, никогда не гордился. Отец Андрей, несмотря на все свои великие достоинства, таланты, авторитет, экстремальную высоту служения, несравненную степень единственного в своем роде звания патриаршего архидиакона, оставался всегда очень скромным, любящим, трепетным человеком. Он в полной мере разделял все труды. Никогда себя никому не противопоставлял. Ни на кого не смотрел сверху. И в течение своего без малого 70-летнего служения в диаконском сане был доступным, простым и усердным тружеником. Делился со всеми всем, что получил от Бога и неустанно в опыте соборном преумножал: знания, таланты, навыки, умения он расточал любвеобильно, щедро. Всех он знал, за каждого переживал и молился.

Его отношение к службе всегда было благоговейнейшим, оно породило целую плеяду служителей Церкви, которые, глядя на него, загорались этой ревностью к богоугождению.

Самому мне на протяжении своего 17-летнего протодиаконского служения посчастливилось быть рядом с ним практически все службы, которые служил Святейший Патриарх Алексий II, а потом Святейший Патриарх Кирилл. Испытываю особое чувство сыновней привязанности и благодарности к этому человеку, который, можно сказать, меня родил для служения Богу и Церкви. На протяжении многих лет отец Андрей был для меня примером преданного, искреннего, бескорыстного служения алтарю Божию, образцом православного богослужения.

Он вообще был удивительный, можно сказать, святой человек. Сейчас часто говорят о несвятых святых, основываясь на одноименной книге владыки Тихона. Вот для нас отец Андрей был таким несвятым святым, который и в вечности с Богом пребывал, и вместе с тем на протяжении многих и многих лет служил Господу, подавая нам всем пример, и просто легко и охотно общался со всеми нами.

Он и в Москве был нашим, и в Питере своим. Сам всегда смеялся и шутил: – Я единственный клирик Русской Православной Церкви с самой длительной командировкой.

Источники:

http://artpos.ru/fortune-telling-online/gde-seichas-arhidiakon-andrei-mazur-na-ego-sluzhbah-oshchushchalos-carstvo.html
http://tsargrad.tv/articles/golos-russkoj-cerkvi-svetloj-pamjati-arhidiakona-andreja-mazura_129861
http://xn--b1algoccq.xn--p1ai/%D1%81%D0%BE%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%91%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0/6141da9166c33c9c34a766d010c6310e/0

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×