Что мешает нам быть с богом. Что нам мешает: живое общение с Богом не может уживаться с нечистой совестью

Что мешает нам быть с богом. Что нам мешает: живое общение с Богом не может уживаться с нечистой совестью

Человек создан по образу и по подобию Божию (Быт. 1:26), предопределен для вечного блаженства и в земной жизни призван к живому, непосредственному богообщению. Все люди без исключения, как иноки, так и мирские, должны были бы идти этим путем, но, к сожалению, этот путь, оказывается, доступен не для всех. Какая же причина мешает людям иметь живое общение с Господом и наслаждаться утешениями неизреченными?

Основная причина тому – похоть очес и гордость житейская. Гордым Господь противится и только смиренным дает благодать, только смиренным являет Себя и пребывает с ними неразлучно. Но истинно смиренных людей, которые живут по воле Божией, а не по своей воле, теперь мало. Большинство людей не прислушиваются к голосу Божию в сердце своем, а из тех, кто пытается прислушиваться, многие не понимают его и живут по своей воле, следуя голосу страсти. Поэтому спасение людей теперь совершается в основном болезнями и скорбями. Если человек добровольно не хочет смириться и жить по воле Божией, то он как бы принудительно смиряется через страдания. В этом проявляется милосердие и человеколюбие Божие.

Для достижения духовно-нравственного совершенства надо всем, в том числе и тебе, друг мой, учиться познавать волю Божию, прислушиваясь к голосу Божию, а чтобы вернее услышать в себе голос Божий, надо отложить свою маленькую индивидуальную волю и надо быть готовым на всякую жертву, подобно Самому Христу, Который «был послушным Отцу даже до смерти»(Флп. 2:8).

Цель жизни христианина – стяжание Духа Святого, постоянное богообщение, познание и исполнение воли Божией. Если нет стремления к этому, то жизнь, с христианской точки зрения, бесцельна, бессмысленна и пуста. Но, чтобы стяжать Духа Святого, надо очистить сердце от страстей, и прежде всего от гордыни – матери всех пороков и грехов.

Недопустима даже малейшая тень красования своим «Я», самый тонкий вид самолюбия является преградой для вселения Духа Божия в сердце человека. Малейшее попрание чужой личности рассматривается как грех против любви, против образа Божия в человеке. Грех этот особенно противен Духу Святому и отгоняет его.

От нас требуется постоянная мучительно-страдальческая борьба с грехом, который живет и в нас, и вне нас. Требуется постоянное воздержание и ограничение себя во всем, чтобы легче было искоренить из сердца страсти и пороки и насадить в нем семена христианских добродетелей.

Мы должны быть совершенными в духовной жизни, поэтому для достижения совершенства должны нести разные подвиги, зависящие от наших индивидуальных качеств.

Самый высший подвиг – это принести себя в жертву Христу и отречься от своего хотения, своей воли. И, вот, если мы полностью предадим себя в волю Божию, если свое обновление, просвещение и исцеление будем ожидать только от Господа, если перестанем надеяться на свои силы, но всю надежду свою возложим на Бога, то непременно получим просимое. Дух Святой вселится в сердце наше, и мы ощутим в себе Царствие Божие.

Мысли наши приобретут твердость, постоянство и покой. Они не будут рассеиваться и волноваться всякими суетными помыслами, но будут пребывать в мире и любви Христовой.

Именно к тем людям, которые смиряются и покоряются воле Божией, относятся слова Христовы: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28).

Блаженны мы будем с тобой, дорогой друг, если одержим над собой победу, то есть если смиримся и по-настоящему возлюбим всех, вот тогда-то мы и войдем в сей покой.

Что нам мешает: живое общение с Богом не может уживаться с нечистой совестью.

Рожденный в семье ребенок всегда будет дитем своих родителей. Он не может стать «нерожденным»! Однако если ребенок непослушен, бывают времена, когда его общение с родителями нарушается. Родственные отношения сохраняются, но близость разрывается! Это страшная трагедия.

Как чудесно знать, что в момент, когда мы были рождены свыше, между нами и Нашим Небесным Отцом установилось вечное родство. Если мы искренне принимаем Господа Иисуса в наше сердце, мы становимся детьми Божьими, и эта родственная связь сохраняется навеки. Однако, когда мы грешим, наша близость с Отцом разрушается.

Следствием нашего непослушания будет то, что мы уже не сможем ощущать в нашей жизни его благословляющую улыбку. Этот перерыв в общении,

независимо от его продолжительности, конечно же, не может быть признаком того, что Бог перестал заботиться о нас. Разрыв всегда возникает из-за нашей нечистой совести; мы являемся единственной причиной любого перерыва в близких отношениях с Богом.

Читать еще:  11 й лунный день характеристика. лунный день: Деньги и предпринимательство

Нечистая совесть: Джон Буньян однажды сказал: „Грех удаляет меня от Библии, Библия же удаляет меня от греха”. Когда человек огорчает Духа Святого и сознательно впускает в свою жизнь грех, он как бы теряет «аппетит» к Слову Божьему. Для того чтобы христианин, обращаясь к Слову Божию, имел живую уповающую веру, абсолютно необходима чистая совесть. Библия утверждает: „А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает” (Евреям 11:6).

Если же мы упорствуем в грехе, наша вера остывает, поскольку наша совесть больше не воспринимает голос Святого Духа, говорящего к нам при чтении Библии.

Чистая совесть: Для возобновления общения с Богом после того, как мы согрешили, необходимо, чтобы наша подавленная грехом совесть была очищена. Чтобы избавиться от груза вины, христианин должен открыть свое сердце и исповедать свой грех перед Богом. Апостол Иоанн писал:

„Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды”. (1 Иоанна 1:9)

Я записал молитву, которой молился Ф. Круммахер. Когда я сознаю свои ошибки и грехи, то стараюсь исповедать их перед престолом Господа. Иногда я молюсь, используя молитву Круммахера как основу моей собственной исповеди перед Господом:

„О Господь, Бог мой, я снова согрешил перед Тобой, и я глубоко сожалею об этом. Я осуждаю себя, но Твоя милость велика, и я уповаю на это. Очисти мою совесть Кровью искупления и позволь мне принять верой Твои искупительные страдания”.

Мы не совершаем свои грехи все сразу, одновременно, но почему-то упорно стремимся исповедать их в одном общем признании вины. Прося Бога простить нам „все наши грехи” оптом, мы скорее пытаемся найти легкий выход из положения для нашего гордого сердца вместо того, чтобы выразить искреннее раскаяние и желание вернуться на путь послушания Богу. Такая всеобъемлющая исповедь на самом деле мало способствует очищению совести от вины. Когда Дух Святой напоминает нам о каком-то грехе, мы должны назвать этот поступок так, как его называет Библия: не невинный обман, а ложь; не фантазии ума, а прелюбодеяние и похоть; не опрометчивые слова, а сердце, полное убийственной ненависти.

Наша проблема не в „комплексе вины”, а в реальной вине, поэтому не должно быть никакой психологической болтовни и человеческих оправданий, когда мы приходим во свет Его присутствия. Когда вы открыто и смиренно исповедуете перед Ним ваш грех, Бог, по Своей великой милости, ответит на вашу исповедь. Такова чудесная благодать Господня!

Исповедав перед Богом свой тяжкий грех, Давид радостно размышляет над „множеством щедрот” Божьих (Псалом 50:3). Псалом 50 показывает нам, что, когда Давид обращается к Богу, этот сокрушенный сердцем человек не только открыто исповедует свой грех, он еще и неподдельно раскаивается. Если вы каетесь (признаете, что придерживались своих путей, а не Божьих, и теперь желаете вернуться на чистые и святые пути Господни) и смиренно исповедуете перед Богом свои осознанные грехи, при этом называя вещи своими именами, вы точно так же возрадуетесь множеству щедрот Господних. И только после этого ваша совесть будет чиста настолько, что вы сможете возобновить общение со Святым Богом.

И когда ваша совесть будет очищена милосердием любящего Бога, вы почувствуете, что снова имеете дерзновение в молитве.

„Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством крови Иисуса Христа. да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистивши сердца от порочной совести. ” (Евреям 10:19, 22)

Истинное дерзновение перед Богом проистекает из чистой совести. Затем в искреннем сердце рождается дерзновенная вера, которая является необходимым условием для наслаждения живым общением с Богом.

Когда вы знаете, что ваше сердце чисто, воспоминания о прошлом грехе не могут больше тревожить вашу совесть. Конечно, сатана будет стараться обвинить вас, но вы сможете отбить его атаки, если вашим ответом ему будет сила драгоценной Крови Иисуса. В книге Откровения мы читаем, что святые, которых сатана обвинял в грехах, уже прощенных Богом, понимали могущественную силу этой Крови. О них говорится так: „Они победили его [сатану клеветника братий] кровию Агнца. ” (Откровение 12:11). Они не только наслаждались благословением очищенной совести, но также знали, как сохранить свою совесть спокойной. Аллилуйя!

Живое общение с Богом не может сосуществовать с неправильным направлением мыслей.

Зачастую существует скрытая причина, по которой люди не хотят питаться молоком Слова Божьего. Болели ли вы когда-нибудь так, что теряли аппетит? Перед вами стояла вкусная еда, но вас она не интересовала. Точно так же, как самая вкусная пища не может быть привлекательной для вас, если вы больны, так и Библия теряет свою привлекательность, если неправильное направление мыслей погасило ваш духовный аппетит.

Читать еще:  Свечка во сне рассыпается. К чему снится Свеча? Действия во сне

Прежде чем призвать нас возлюбить „словесное молоко” (1 Петра 2:2), Петр предупреждает нас о вещах, способных разрушить наше стремление к пище, которую дает нам Бог, и он прямо говорит, что есть только один способ справиться с этими препятствиями для нашего времени общения. Все, что мешает здоровому духовному аппетиту должно быть отложено, отодвинуто в сторону. Для того, чтобы восстановился здоровый аппетит, нужно нездоровый образ мышления в корне изменить, т. е. покаяться!

„Итак, отложивши всякую злобу, и всякое коварство и лицемерие и зависть и всякое злословие. возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение”. (1 Петра 2:12)

Писание настойчиво утверждает, что мы никогда не возлюбим по-настоящему „чистое словесное молоко”, пока не избавимся от вышеперечисленных духовных недугов, разрушающих наш духовный аппетит. Давайте рассмотрим их по порядку:

Злоба: Наше негодование или гнев, вызванные отношением к нам других людей дух непрощения.

Корри Тен Бум перенесла неимоверные страдания в нацистском лагере смерти в Равенсбрук. Но среди этих страданий самым ужасным для нее было видеть, как мучается и угасает ее любимая и абсолютно невинная сестра. Говоря об охранниках этого лагеря, виновных в ужасных зверствах, Корри Тен Бум свидетельствовала о том, как она простила этих людей. Она говорила:

„Прощение — это акт воли, а воля может действовать, не считаясь с накалом сердца”.

Если в вашей душе нашел приют дух непрощения к кому-либо, какие бы страдания вы не перенесли из-за этих людей, ваше непрощение не причинит вреда им, но оно задавит вашу собственную духовную жизнь! Фактически вы будете зависеть от этих людей до тех пор, пока усилием своей воли не простите их. Только тогда вы сможете молиться, как учил нас Господь: „И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему” (Луки 11:4). Если вы обнаружили злобу, дух непрощения в своем сердце, то наедине с Богом постарайтесь простить своих обидчиков, изберите прощение. После этого вы сможете без всякого притворства выражать им Божью любовь!

Коварство: Стремление скрыть или логически объяснить свои ошибки вместо того, чтобы исповедать грех, жизнь, построенная на обмане, а не на правде и честности.

Лицемерие: Искаженное представление о самом себе, горделивое стремление произвести выгодное впечатление, выдавая себя за того, кем мы не являемся. Желание иметь о себе благоприятное мнение от всех, будь то пастор, родители, друзья или коллеги по работе. Все это лежит в корне любого лицемерия.

Зависть: Желание обладать чем-то, принадлежащим другому, ревнивое отношение к благословениям в жизни других людей.

Злословие: Когда мы своим языком причиняем боль или ущерб другим, или же слушаем речи, порочащие ближних, мы пытаемся облегчить собственную вину, указывая на грехи в жизни других людей.

Вот качества, от которых мы должны отказаться, если искренне хотим быть питаемыми Словом. И тогда, подобно новорожденному, который, когда приходит время еды, без всякого принуждения ищет дающее жизнь молоко, мы будем, при первой возможности открывать Библию, искать „чистое словесное молоко, дабы от него возрасти . во спасение (1 Петра 2:2).

Живое общение с Богом невозможно в жизни человека, сосредоточенного на своей жизни.

Недавно мне показали письмо одной женщины-миссионерки, много лет работающей в Японии. Она несет служение там, куда не все могут попасть, — среди людей „высшего общества”, в правительственных и дипломатических кругах. Она пишет:

„Что же происходит с учением об отказе от самого себя и о том, что нужно ежедневно нести свой крест? Мне приходится просматривать множество книг о христианской жизни, и вот что привлекло мое внимание. Содержание многих из тех книг, что я приобрела за последние двадцать лет, сводится к так называемому „самосовершенствованию”. Но я помню, что в начале моей христианской жизни были книги, в которых говорилось об отказе от самого себя, о ежедневном несении своего креста, святости в жизни, верности Христу, необходимости позволить Христу жить в тебе и через тебя. Неужели все эти учения постепенно исчезают? Или я их просто выдумала?”

Может быть, именно это имеет в виду лидер Гонконга, когда пишет: „На Западе, в свободном мире, я вижу церкви, которые слишком сильно отождествляют себя с силой воскресения Христа. Они хотят именно таких отношений с Богом. Они хотят получить от воскресшего Христа успех, процветание, благополучие. Мало кто стремится принять участие в страданиях Христа. Однако я вижу противоположное во многих азиатских церквях, особенно в странах с жестким тоталитарным режимом.

Там верующие имеют больше желания участвовать в страданиях Христа. Для них „участие в страданиях Его” величайшая честь и награда”.

Ричард Беннетт, «Пища для веры», Третье русское издание. Переведена с разрешения автора. Изд-во Межкультурные Международные Миссии-Белоруссия, 2005г.

Что мешает нам быть с Богом

Игумен Нектарий (Морозов) — настоятель храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла г. Саратова, руководитель информационно-издательског о отдела Саратовской епархии, главный редактор журнала «Православие и современность».

Как писалась эта книга?

Читать еще:  Что означает инь-янь, и как этот символ сочетается с диалектикой гегеля. Женское начало и мужское начало: символы "инь" и "ян"

Строго говоря, она не писалась. Это записи бесед — отредактированных, приведенных в порядок. Их игумен Нектарий (Морозов) вел в храме, в котором был настоятелем, и сейчас, насколько я знаю, ведет, уже в новом храме, куда был назначен. Не было какого-то специального подбора тем — они рождались в процессе общения с людьми, которые что-то спрашивали, на что-то жаловались, чего-то не могли понять…

Каждая беседа — целостна, как математическая формула. Все разложено по полочкам, но не «засушено», напротив: чтение открывает пространство для собственного размышления, дает возможность задуматься о собственном образе борьбы в невидимой брани (ведь у каждого – свои преграды и стены, свои сражения).

Задаваться таким вопросом можно в одном-единственном случае: если хотя бы в малой степени испытал, что значит — быть с Богом, какая в этом заключена ни с чем не сравнимая радость, какая — красота. Так, бывает, зайдешь в храм — забежишь даже, просто свечи поставить, а выходить… не хочется. Выйдешь с сожалением, чувствуя (хотя и пытаясь оспорить), что ничего и близкого, сравнимого с тишиной храма за его порогом — нет.

Когда мы слышим словосочетание «духовная жизнь», нам кажется, что это для монахов (причем, наверное, монахов древних времен): что-то очень высокое и требующее подвигов. Но только не все ли прекрасное в жизни требует подвига? А ведь уходит от наших глаз, что восхождение к великому начинается с будничного.

Оказывается, что и мешать, и помогать восхождению может то малое, что мы в силах замечать каждый день. Внимание и собранность — казалось бы, что особенного в этих качествах, скорее даже «деловых», чем нравственных? Какое отношение они имеют к приближению к Богу?! Но вот можно ли представить себе святого, рассеянного или невнимательного к людям, к жизни? Или святого, который не хочет себя понуждать к тому, что трудно дается?

А, между тем, Господь близок к нам в повседневности. Если оставаться в границах приведенных примеров (о них говорится в соответствующих главах: о внимании к себе, о рассеянности в духовной жизни, о понуждении себя), то не означает ли рассеянность на молитве, что сердце молящегося полно чем угодно, только не Господом? А если мы невнимательны к обстоятельствам жизни, через которые зачастую говорит с человеком Бог (мысль об этом встречается, например, у преподобного Варсонофия Великого), — так ли уж безобидно наше невнимание? Так ли безобидно неумение видеть и замечать людей (о чем — в главе о дружбе), если у нашего Творца и Владыки нет ни одного безразличного Ему человека?

«Даждь ми, сыне, сердце твое» — эти псаломские слова вынесены в подзаголовок книги, и по сути своей, являются ее вторым названием. Автор много раз возвращает читателей к мысли о том, что желание быть с Богом — самое главное в человеческой жизни, важнее этого нет ничего. Каждая глава — проверка, каждая — ставит передо мной вопрос: а точно ли для меня это главное?

По книге рассыпаны капельки святоотеческих мыслей, понятия христианской аскетики — настолько же светоносные, насколько — внезапно! — близкие и понятные. Памятование о Боге, уклонение от дерзости оказываются напрямую связанными с преодолением страха — перед жизнью, перед людьми (а кто от этого страха свободен?); «окамененное нечувствие» души — ее неспособность откликаться ни на духовное, ни на просто человеческое — после рассуждений о нем перестает казаться непонятным, далеким от меня словом в молитвослове, а в действиях врага нашего спасения (о которых — глава «о действии лукавых духов») начинаешь узнавать много знакомого по своей обыденной жизни.

Замечательно, что родились — из живого опыта пастырства — так необходимые беседы-главы о посте, о духовном руководстве, об исповеди. Уже не желая выпустить из ума открытия первых глав, ждешь этих открытий и от рассуждения на — казалось бы! — знакомые темы (ведь сколько уже читано о том, как поститься, как исповедоваться…). И в каждом таком рассуждении с горечью узнаешь себя, свою неразумную готовность потратить все свои силы на что угодно, лишь бы избежать простых и ясных требований совести и Евангелия! Но, надо надеяться, это горечь, из глубины которой только и можно, восплакав, покаянием рвануться на свободу, к Богу.

Опасно читать такие книги: закрыв последнюю страницу, уже не скажешь, что не читал, не сверял со своей жизнью. Как и Евангелие опасно. Но, наверное, поддаться такому мнимому страху значило бы потерять возможность стать другим. Стать серьезнее и бережнее по отношению к своей душе. А главное — стать тем, кто не мешает Господу изменять свою душу, очищая и освящая ее. Чтобы можно было человеку — быть с Богом.

Источники:

http://azbyka.ru/znakomstva/blogs/158135/186321/chto-mjeshajet-ljudjam-imjet-zhivoje-obshchjenije-s-bogom
http://www.mirvboge.ru/2018/02/chto-nam-meshaet-zhivoe-obshhenie-s-bogom-ne-mozhet-uzhivatsya-s-nechistoj-sovestyu/
http://www.pravmir.ru/chto-meshaet-nam-byit-s-bogom/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector