Израильские поселения в палестине. Жизнь за чертой

Жизнь в Палестине под еврейской оккупацией: пять мрачных фактов

В «израильском» аэропорту Бен-Гурион меня ожидала длинная очередь; бороду я загодя сбрил, чтобы сионистам не пришло в голову назвать меня «террористом».

К сожалению, турецкие паспорта сегодня создают в аэропортах множество проблем их держателям. Меня допрашивали полчаса, и это ещё ничего: некоторых моих коллег продержали более 6 часов.

«Хочешь уехать из Палестины?»

В поездке мне реально повезло: я прибыл в Палестину всего за день до злосчастного теракта в стамбульском аэропорту имени Ататюрка, откуда летел мой самолёт. И это не всё: спустя некоторое время после моего отъезда в Турции состоялось нечто похожее на путч, за которым последовало объявление чрезвычайного положения. Я лихорадочно пытался уследить за новостями из Турции, одновременно разбираясь в том, что же всё-таки значит «жить под оккупацией» в Палестине.

«Хочешь вернуться в свою страну?», – спросил у меня один мой друг-палестинец, которому известно, что некоторые мои турецкие друзья светских взглядов желают её покинуть после провала путча. «А ты хочешь уехать из Палестины?», – ответил я вопросом на вопрос. «Хочу, но не думаю, что уеду».

В одном турецком фильме произносится ставшая известной фраза: «Почему человек любит свою страну? Потому что у него нет другого выбора». Не могу представить себе, насколько ему как палестинцу трудно и обременительно в эмоциональном плане каждый день проходить проверки на контрольно-пропускных пунктах в своей собственной стране. Мне, например, хватило негативного опыта прохождения КПП один-единственный раз, чтобы получить хотя бы базовое представление о бесчеловечных ограничениях, вводимых «израильтянами» в отношении свободы передвижения.

Во время моей поездки с коллегами по ту сторону разделительной стены (правильнее, впрочем, называть её «стеной аннексии») для того, чтобы посетить одну из бедуинских деревень, которую «израильские» власти хотят снести по т.н. «соображениям безопасности», в наш автобус зашли двое до зубов вооружённых «израильских» боевиков и проверили наши паспорта и удостоверения личности.
С нами ехали пассажиры из самых разных стран, однако “сыны сиона” – сюрприз! – приказали выйти из автобуса только туркам и палестинцам. Они обыскали наши вещи и устроили нам допрос. В конце концов нас отпустили, за исключением одного моего палестинского коллеги.

«Добро пожаловать в клуб!» – весело воскликнул он мне, собирая вещи в сумку после обыска на КПП. Среди палестинцев принято сохранять позитивный настрой, несмотря на грубую и жестокую несправедливость, коей их подвергают. Они по-прежнему могут смеяться над своим положением. Быть может, это – одна из тех немногих вещей, на которые они всё ещё могут полагаться. В поездке я познакомился с одним пожилым палестинцем в лагере беженцев Аида неподалёку от г. Бейт-Лахем. Хадж Абу Сабри был вынужден бежать из своей деревни во время Накбы в 1948 году. Теперь ему приходится жить в лагере, обитатели которого лишены базовых благ. Он по-прежнему надеется однажды вернуться в свою деревню. «Я старше, чем “государство” “Израиль”», – со смехом заявил он.

Пять тревожных фактов

Те, кто приезжают в оккупированную Палестину, обычно переживают шок от увиденного там, но повседневная жизнь продолжается, пусть и в экстремальных условиях. Вот пять тревожных фактов жизни под оккупацией; данный список ни в коем случае не претендует на то, чтобы быть полным или исчерпывающим:
1. Вода имеет принципиальное значение для жизни. Однако «израильские» власти установили на оккупированных палестинских территориях режим апартеида в сфере водоснабжения, в рамках которого палестинцы имеют ограниченный доступ к водным ресурсам на своей собственной земле. Потребление воды среди палестинцев на Западном берегу в 2014 году составляло около 79 литров на человека в день, что намного ниже установленного ВОЗ минимально приемлемого значения в 100 литров на человека в день для бытовых нужд. «Израиль» также конфискует источники воды, используемые для ирригационных и рекреационных целей. Тридцать таких источников находятся под полным контролем незаконных еврейских «поселенцев», при этом палестинцы полностью лишены к ним доступа. Более того, палестинцы имеют лишь частичный доступ к побережью Мёртвого моря, и даже когда все формальности соблюдены, им зачастую не позволяют посещать эти районы.
2. Принцип «никаких налогов без представительства» нарушается «израильской» системой идентификации, призванной ограничивать палестинцев в выборе мест проживания и участии в политическом процессе. Около 300 000 палестинцев из Восточного Иерусалима не могут голосовать на выборах в «израильский» парламент и не имеют доступа к базовой социальной инфраструктуре, несмотря на то, что «государство» обязало их платить налоги. «Израильская» аннексия оккупированного Восточного Иерусалима продолжает оставаться противоправной с точки зрения норм международного права.
3. «Израиль» реализует де-факто политику аннексии посредством своих поселений. На Западном берегу в настоящее время расположено около 125 санкционированных правительством и 100 неофициальных поселений, в которых проживает свыше полумиллиона «поселенцев». Все они находятся там незаконно, в нарушение статьи 49 Четвёртой Женевской конвенции. Данные поселения, ущемляющие права палестинцев, занимаются ещё и тем, что эксплуатируют и транжирят палестинские ресурсы. По оценкам «израильского» правительства, стоимость товаров, производимых в поселениях на Западном берегу и экспортируемых в Европу, составляет около 300 миллионов долларов США в год. Кроме того, «израильские» «поселенцы» регулярно устраивают физические нападения на палестинцев и портят их имущество, избегая при этом какого бы то ни было уголовного преследования.
4. Свобода передвижения нарушается постоянно. «Израиль» осуществил сегрегацию дорожных систем таким образом, что палестинцам запрещено ездить по более чем 65 км дорог на Западном берегу, пользоваться которыми могут только еврейские «поселенцы». Помимо сотен временных дорожных застав, устраиваемых по ситуации то тут, то там, на Западном берегу имеется 99 постоянных КПП. Более того, 712-километровая «стена аннексии» – это воплощение «израильской» оккупации. Стена на 85% возведена на оккупированной территории, а не на «израильской» стороне Линии перемирия (т.н. «зелёной линии»).
5. «Израиль» на протяжении многих лет ограничивает развитие телекоммуникационной отрасли в Палестине и запрещает палестинским операторам связи оказывать услуги по предоставлению интернета в формате «3G», ссылаясь на пресловутые «соображения безопасности». Скорость доступа к сети интернет на оккупированном Западном берегу остаётся одной из самых низких в мире.

Читать еще:  Приснилось что не нашел человека в толпе. Сонник толпа, к чему снится толпа, во сне толпа

В Палестине я почувствовал себя как дома. Слова «Я из Турции» превращают вас здесь в дорогого соотечественника. «Я люблю Турцию!» и «Я люблю Эрдогана!» – возможно, два предложения, которые я слышал чаще всего в разговорах с местными. В этом смысле турецкий паспорт в Палестине – это привилегия. Палестинцы – одна из немногих наций, выразивших солидарность с Турцией и её народом; после неудавшегося июльского путча они массово вышли на улицы с турецкими флагами.

«Ты пробыл здесь больше двух месяцев, – сказал мне мой палестинский друг. – Ты хочешь уехать из Палестины?»

«Нет, – ответил я без колебаний. – Я не хочу, но должен».

Палестина: жизнь при оккупации

Любая война, какой бы страшной и беспощадной она ни была, имеет свойство прекращаться. Однако это правило не работает в ситуации с Палестиной. Израильская оккупация, сопровождающаяся насильственным изгнанием коренного населения, продолжается вот уже почти 70 лет. За это время родилось и умерло целое поколение палестинцев, не видевшее мирного неба над головой. Жизнь в условиях оккупации превратилась в своеобразное искусство, освоить которое должен каждый.

Если для большинства просмотр новостей является частью досуга, что называется, под настроение, то для палестинцев это – необходимость, которая может сохранить жизнь. Каждый местный житель невольно оказывается втянут в большую политику с самых пеленок. От социально-политической обстановки, изменяющейся здесь буквально ежедневно, зависит ваш завтрашний день.

Местным жителям неведомы такие понятия, как стабильность и безопасность. Например, простой водитель должен смотреть новости, чтобы знать, не перекроют ли израильтяне дорогу, по которой он собирается ехать. Торговцу необходимо знать, будут ли открыты КПП для пропуска товаров. Школьники и студенты, в свою очередь, должны быть уверены, что их учебное заведение завтра будет открыто, а путь до него — безопасным. Фермерам же новости интересны главным образом с точки зрения расширения израильской оккупации и нападений еврейских поселенцев. Предположим, сегодня вы можете владеть плодородной землей площадью 200 гектаров, которая досталась вам от предков вместе с многовековыми оливковыми деревьями. А завтра к вам нагрянут представители израильских властей. Они предупредят, что по вашему участку пройдет разделительная стена, возведение которой аннексирует половину вашего участка. Какие-либо протесты в этом случаи невозможны. Немало было и совершенно абсурдных случаев, когда забор прокладывали через жилые дома и школы, в результате одна часть зданий оказывалась в «Израиле», а другая – в Палестине.

Продолжая «фермерскую тему», стоит отметить, что «Израиль» запрещает палестинским аграриям бурить скважины для добычи питьевой воды и полива растений. Однажды в городе Дженин на севере Палестины было разведано крупное месторождение пресной воды. Его запасы могли бы обеспечить потребности жителей всего Западного берега р. Иордан, страдающего от недостатка воды. Радостная для палестинцев новость вызвала негодование властей «Израиля», которые пригрозили направить к скважине истребители F-16, чтобы уничтожить ее. В итоге местные власти поспешили законсервировать месторождение.

Благодаря оккупации Западного берега и сирийских Голанских высот «Израиль» сегодня контролирует главные притоки и нижний бассейн р. Иордан, а также внушительный участок р. Ярмук. Примечательно в этом плане, что 500 тысяч израильских поселенцев потребляют воды больше, чем 2,5 миллиона палестинцев. Кроме того, Тель-Авив проводит политику загрязнения используемых палестинцами подземных вод посредством слива сточных вод израильскими поселениями. К прекращению такой практики призвали, как это не удивительно, сами израильские ученые. Они предупредили, что масштабы загрязнений столь огромны, что могут не только уничтожить водоносные горизонты на палестинских территориях, но нанести непоправимый ущерб подземным водам, подконтрольным Израилю.

Западный берег в прямом смысле усеян укрепленными израильскими контрольно-пропускными пунктами (КПП) с вооруженной охраной. Блокпосты образованы на дорогах и въезде в города, села, лагери палестинских беженцев. КПП оснащены наблюдательными бронированными вышками и воротами, по необходимости блокирующими населенный пункт. Причем израильтяне нередко закрывают ворота без имеющихся на то причин на несколько часов и открывают уже в конце рабочего дня. В таких ситуациях палестинцы испытывают большие неудобства, будучи не в состоянии въехать в город на транспорте. В период же массовых столкновений, напряженности на политическом уровне, израильтяне держат палестинские города закрытыми по нескольку месяцев.

По словам жителя Хеврона Ибрагима Амро (имя изменено), в 2001 году (прим. — время интифады) ему потребовалось целых два дня, чтобы вернуться домой из Наблуса, хотя в мирное время этот путь занимает не больше двух часов.

Схожая ситуация сложилась с блокадным сектором Газа. Например, для жителя Хеврона поездка до Газы составляет около 40 минут. Однако из-за закрытого израильского КПП, разделяющего Западный берег с анклавом, палестинцы не могут въехать в Газу напрямую. В итоге путь до Газы превращается в целое путешествие, предусматривающее поездку в Иорданию, затем полет в Египет. Ведь только через египетский КПП «Рафах» можно попасть в Газу. Да и в этом случае шансы въехать невелики, учитывая непредсказуемый режим работы блокпоста.

Также на палестинской территории существуют большие центральные израильские блокпосты, разделяющие страну на части. Как известно, у палестинцев нет аэропорта и морского порта. Они живут как бы внутри «Израиля», и чтобы выехать из страны, им приходится преодолевать израильский КПП. При его прохождении, к слову, могут возникнуть проблемы: без объяснения причин вам могут отказать во въезде/выезде. На палестино-израильской границе происходило немало трагедий. В частности, были случаи, когда израильские пограничники по несколько часов задерживали больных людей, беременных и пожилых женщин, и те, не выдерживая, умирали прямо на КПП.

Читать еще:  К чему снится обрабатывать рану. К чему снится Пулевое Ранение? Залечивать повреждения на коже –приятное известие

По мере захвата «Израилем» все новых территорий с каждым годом палестинцы все больше теряют надежду на мирное разрешение конфликта, на которое делает ставку палестинская администрация. Стоит только вдуматься, что за последние два года «Израилем» на Западном берегу было построено незаконных еврейских поселений и захвачено новых территорий больше, чем за всю историю оккупации Палестины. Чуть ли не каждую неделю израильское правительство одобряет расширение существующих поселений и создание новых.

Если ехать от юга до севера Палестины, по обоим сторонам можно лицезреть крупные израильские поселения. Причем бывает, что под поселение отводится участок земли, сопоставимый по площади с палестинским городом. Однако населять его могут относительно немногочисленные жители. В этом смысле, цель «Израиля» при создании поселений — застолбить за собой территорию, и абсолютно неважно, сколько людей там будет обитать — хоть десять человек.

Если недалеко от вашего села или деревни «выросло» израильское поселение — ждите беды. Излюбленное занятие поселенцев — нападать на дома арабов, воровать и уничтожать урожай, скот.

Тарек Амру живет со своей семьей в пригороде г.Дора близ Хеврона. По его словам, еще несколько лет назад израильские поселенцы буквально ежедневно нападали на их деревню — в основном, кидали булыжники в окна жилых домов. Для своих атак они выбирали исключительно ночное время суток, что позволяло им оставаться неузнанными. Тем не менее, однажды местным жителям все же удалось поймать в кромешной темноте такого непрошеного гостя. Тот заговорил на иврите и направил на палестинцев имеющийся у него автомат, после чего скрылся. Позже выяснилось, что группу вооруженных поселенцев привозили сюда израильские военнослужащие на машине. Цель таких нападений — сделать жизнь палестинцев невыносимой и заставить, в конечном итоге, бежать.

Власти «Израиля» единственные в мире проводят в отношении палестинского народа политику коллективного наказания. Ее суть — если один человек совершил акт сопротивления, расплачиваться будет весь город, где произошел инцидент. Жизнь в этом городе на неопределенное время останавливается. Въезд в населенный пункт блокируется как посредством закрытия ворот (КПП), так и с помощью бульдозера, который вырывает на дороге большую траншею, не позволяющую транспорту проехать, а людям — пройти. Вместе с асфальтом бульдозер в обязательном порядке вырывает из земли канализационные трубы и электрический кабель, отключая местных жителей от всех коммуникаций.

Также в рамках политики коллективного наказания в городе проводятся массовые обыски и аресты. Запрещено ввозить и вывозить товары, а жителям — ездить в «Израиль», получать проходящий через его территорию импорт. Но больше всего «достается» родственникам сопротивленца. Если он жил вместе с родителями, сносится дом всей семьи, если один, то только его.

Кроме того, израильтяне опечатывают мечети, школы, вузы и другие госучреждения. В начале 2000-х годов университет Хеврона был закрыт на несколько месяцев. Чтобы не прерывать учебный процесс, занятия проводили в квартирах, магазинах. Школьники же сидели по домам около года без уроков.

После палестинских операций израильтяне запрещают арабам ездить по главным трассам, а также пересекать их. В случае нарушения этого запрета израильские силовики забирают у палестинца автомобиль на 1-2 месяца, а если в нем находится товар — водитель его уже не увидит. Также у нарушителя изымают водительские права вместе с другими документами, заставляя его ждать на том же месте, где он был задержан. Ожидание, как правило, растягивается на несколько дней. Однако палестинцы отличаются тем, что не бросают своих в беде. Ночующему на обочине дороги водителю местные жители приносят еду и всячески поддерживают, не оставляя его одного.

В «Израиле» в отношении палестинцев действует закон, по которому человек может быть признан виновным при наличии показаний, полученных от двух людей. И в этом плане не берется в учет, видел ли кто-то из них само преступление. Таким образом, палестинец может быть признан виновным вовсе без наличия доказательств.

Практика так называемого «административного ареста» также является израильским ноу-хау и применяется в качестве «профилактики». Человек арестовывается на срок от 1 до 6 месяцев без предъявления каких-либо обвинений, после чего административный арест может быть продлен на неопределенный срок. Сегодня в израильских тюрьмах по административному аресту сидят люди по 14 лет – ни в чем не виновные.

Ежегодно палестинские узники объявляют голодовку в знак протеста против административного ареста и применяемого тюремной администрации психологического и физического давления.

Например, учитель арабского языка из Хеврона Хусейн Абдулла (имя изменено) пробыл в израильской тюрьме в общей сложности три года по административному аресту (задерживали его четыре раза). На сегодняшний день против него нет ни одного обвинения. Все его трое детей родились, когда он был в застенках. Мужчина вспоминает, что его жена потеряла ребенка, находясь на 8 месяце беременности, после очередного обыска израильских военных.

Помимо всего вышеперечисленного, у властей «Израиля» существует множество других способов давления на палестинцев. Например, при попытке палестинских властей упрочить международный статус своего государства, Тель-Авив приостанавливает передачу палестинской стороне причитающихся ей налоговых сборов. В результате палестинские бюджетники не получают зарплату по несколько месяцев. Последний раз «Израиль» пошел на этот шаг в начале 2015 года в ответ на присоединение Палестины к Международному уголовному суду (МУС).

Свой среди чужих

Мало, кто знает, но в Палестине с каждым годом все большую остроту приобретает проблема массового шпионажа. Местных жителей вербуют как палестинская, так и израильская разведки. При этом спецслужбы применяют различные способы заставить людей работать на себя. Одним сулят спокойную, безбедную жизнь и «теплое» место во властных структурах, других запугивают имеющимся компроматом.

Читать еще:  Литературная викторина «Приходи, сказка». Вопросы и задания к сказке

От завербованных палестинцев требуют следить за своими соседями, родственниками, поддерживающими идею сопротивления израильской оккупации, собирать о них, их передвижениях любую информацию. Такая слежка приобретает форму настоящего психоза. К примеру: за домом отдельно взятой семьи круглосуточно наблюдает из соседнего дома их собственный родственник.

Сегодня палестинская элита и общество расколоты на две части. Во главе первой стоит движение ФАТХ и руководство «Организации освобождения Палестины» (ООП), нацеленные исключительно на мирное решение конфликта с «Израилем». Вторую составляют движения Cопротивления во главе с ХАМАС и «Исламским джихадом». С уверенностью можно сказать, что главная проблема заключается не в израильтянах, а в самих палестинцах. Только объединившись, они смогут достичь успеха.

juan

Путеводитель по половине мира

Я только что продал тридцать миллионов. Спорим, ни у кого из вас нет тридцати миллионов?


Город и гетто. Я хочу, чтобы вы увидели разницу. И поняли, что наивно надеяться победить Британию с помощью терроризма. Вы должны знать своего врага: это не люди, а сама Британия, и именно против нее вы должны вести войну!

Палестина это такое полувиртуальное государство, которое хочет много, но не имеет ничего. Вся территория Палестины делится на три части, две из них оккупированы Израилем (полностью либо частично) и только одна находится как бы под контролем властей Палестины. Эта часть состоит из нескольких крупных городов, в то время как дороги большей частью контролируются Израилем. Более того, в государстве Палестина де-факто два правительства, одно в Рамалле, а второе — в Секторе Газа. До такой жизни палестинцы дошли после череды былинных провалов в войнах против евреев, так что теперь евреи могут нагло строить свои поселения посреди арабских городов и слать мнение палестинцев лесом. Суровый и жестокий мир в который раз показывает, что разговоры о «правах человека» и «самоопределении» — удел романтиков и идейных революционеров. Евреи же при этом могут ехидно замечать, что даже под проклятущей оккупацией палестинцы живут получше, чем иные арабы в свободных арабских государствах.

Что препятствует миру на Ближнем Востоке? Главная проблема — переселение. С одной стороны, арабы, изгнанные с территории Израиля, захотят получить свои дома назад. С другой стороны, тысячи евреев живут в так называемых еврейских поселениях в Палестине, и уезжать они тоже не горят желанием. Я посмотрел на еврейские поселения и в упор не понимаю, что заставляет их там жить. Какое удовольствие жить в маленьком городке за десятью стенами с колючей проволокой, ездить везде с вооруженной охраной и провоцировать ненависть миллионов арабов, живущих вокруг? Но это все с точки зрения адекватного человека. Этих же ребят адекватными назвать сложно.

Самое большое зло и источник значительной части проблем в мире — религия. Религиозные фанатики невменяемы, они не понимают никаких аргументов и готовы ради своей священной коровы на любые сумасшедшие жертвы. Посмотрите на большое здание слева. Это так называемая «Могила Патриархов», место где похоронены Адам и Ева. Нормальный человек, узнав это, посмеется над забавной мистификацией, но религиозный фанатик отреагирует не так: «ААААААААААА ЭТО ВЕЛИКОЕ ЧУДО БОЖИЕ ВСЕМ СРОЧНО МОЛИТЬСЯ! ДА КАК ЭТИ ГРЯЗНЫЕ ЧУРКИ СМЕЮТ ЖИТЬ ВОКРУГ НАШЕЙ СВЯТЫНИ! ВЫКИНУТЬ ИХ ОТТУДА. «

Ну и что, что тут полно народу?

Мы их отгородим заборчиком.

Часть просто выкинем подальше, чтобы не мешались, создадим себе зону отчуждения.

Грязные макаки пусть теперь ходят по верху.

А по дороге мы будем ездить в нашу «святыню», как короли.

Кто выйдет на дорогу — солдаты в них будут стрелять, чтобы защитить наш покой.

Ничего, что нас тысяча, а их миллион. Поставим побольше снайперов, и до нас не дотянутся.

Ведь это так приятно, когда ты сидишь и молишься своей «святыне», а умирать за тебя пойдут солдаты.

Когда шла Вторая Интифада в начале 2000-х, в новостях постоянно рассказывали про столкновения в Хевроне. Тогда новости про Израиль всех задолбали, и я за ними внимательно не следил. Война на самом деле была где-то вот здесь.

Сейчас за стеной большой лагерь палестинских беженцев.

Условия жизни, конечно, так себе, но я представлял себе «лагерь беженцев» как нечто гораздо более мрачное.

На данный момент в Палестине сохраняется статус-кво. Был в Израиле один очень сильный политик, Ариэль Шарон, он волевым решением снес все поселения в Секторе Газа, оставив тамошних любителей джихада вариться в собственном соку. И то негодование фанатиков было огромным, а преодолеть радикально-сионистское лобби, чтобы снести поселения на Западном Берегу, умеренные израильские политики не в состоянии. По сути проблему консервируют. Евреи для удобства обороны построили вокруг Палестины стену, арабы по мере сил обстреливают ближайшие города самодельными ракетами «Кассам». Теракты происходят значительно реже, чем году в 2003, так что Израиль сошел с передовиц новостей.

Но может ли это продолжаться бесконечно?

Сейчас я скажу горькую для всех борцов за свободу и кухонных антисемитов правду.

Дело в том, что палестинцы явно склонные винить во всех своих бедах масонов, пиндосов, рептилоидов и конечно клятых жидов, в общем, кого угодно, кроме себя.

И даже если вдруг по мановению волшебной палочки оккупанты исчезнут и в Палестину придет свобода, это всего лишь оставит без работы еще больше народу.

Нынешнему правительству Палестины независимость не нужна, ведь так приятно пилить сразу и гранты от США/ООН, и материальную помощь от Израиля.

Да и обычных людей перспектива начать ворочать мешки вряд ли привлекает.

Зачем работать, когда можно сделать грустное лицо и попросить денег?

Зачем стараться, ведь это нехорошие евреи тебе нассали под дверь?

Зачем убирать мусор, пусть это сделают жидорептилоидные оккупанты!

Мне кажется, палестинцы и русские — родственные души.

Источники:

http://xn—-8sbeybxdibygm.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C-%D0%B2-%D0%BF%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B4-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BE%D0%BA%D0%BA%D1%83%D0%BF%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D0%BC%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%BE%D0%B2/
http://to-palestine.livejournal.com/25502.html
http://juan.livejournal.com/326753.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector