Власть, статус и архетип отца. Архетипы российской власти

Архетип Правитель/Властелин

Чем больше я погружаюсь в изучение архетипов, тем объемнее и интереснее становится мир вокруг. Статья об Архетипе Правитель/Властелин стала для меня самой трудной, потому что увлекательное исследование реальных носителей этого архетипа угрожает вылиться в большую книгу.

Начнем, пожалуй, с краткого экскурса в древнегреческую мифологию. Самый классический пример Правителя – Зевс. Он явно стоит НАД Олимпом. Все остальные боги — его «дети». И, конечно же, они нуждаются в его умелом руководстве!

Ко всем своим «сыновьям и дочерям» Правитель-Отец Зевс имеет ровное отношение и строго следит за тем, чтобы «предприятие» обладало отличной репутацией и обеспечивало Зевсу его статус. В «олимпийской структуре» каждый небесный житель знает свой участок работы. В руках Зевса судьбы людей — счастье и несчастье, добро и зло, жизнь и смерть. Два больших сосуда стоят у врат дворца Зевса. В одном сосуде дары добра, в другом — зла.

У Зевса есть определенная цель, и к ней он ведет весь мир. Он установил новый порядок в мире, выстроил систему отношений между богами и людьми и сам олицетворяет гарантию исполнения законов мироздания.

Если всё идет установленным порядком — пируют боги в облаках во главе с Зевсом на золотом троне. Милостиво раздает он дары и способен стать ближе к народу, даже сойти с небес на землю. Но горе тому, кто нарушает установленный Зевсом порядок. Будь-то простой человек или житель Олимпа — бунт подавляется бескомпромиссно и жестоко.

Описывая Зевса, я назвала все черты Правителя. Понятно, что для того, чтобы проявить эти черты, как минимум нужна группа людей, которой управляет Правитель. Если мы посмотрим на диаграмму, то увидим, что функция этого Архетипа структурировать мир, создавать системы и устанавливать контроль над ними.

На первый взгляд, каждый хотел бы обладать подобным набором. Об этом говорит неимоверное количество предложений-тренингов с названием: “Стань Лидером! “, “Стань королевой!”, “Почувствуй себя Богиней!”

Но действительно ли это сказочное везение — стать Королевой?

А ничего, что кроме статусности и власти, Королева/Король/Правитель получают в придачу настоящую ответственностьза судьбы людей, стран, мира?

Заботясь о процветании государства, настоящая Королева, редко обретает личное счастье. Вспомните Великую княгиню Ольгу, королеву Англии Елизавету I, Всероссийскую императрицу Екатерину II. Да откуда взяться личному счастью, если всё время отдано наведению и поддержанию порядка во вверенном государстве.

Императрица Екатерина II

Да что там, личное счастье. Правителя в принципе редко, кто понимает. Народ ожидает от государя защиты и справедливости. Но нереально быть справедливым по отношению ко всем. Ведь каждый понимает справедливость по-своему. «Справедливо» по отношению к тебе означает «несправедливо» по отношению к соседу.

Посмотрите на любую иерархическую организацию — в лучшем случае, руководителя уважают — о любви говорить не приходится. Правителю приходится принимать непопулярные решения и подавлять бунты. Это неизбежно для поддержания порядка в структуре.

Нет, любовь Правителю не заслужить, да она и не нужна ему.

«…поскольку испытываемая людьми любовь зависит от них самих, а страх — от государя, мудрый правитель должен опираться на то, что в его власти, а не во власти других (на страх)», продолжает наставлять Никколо Макиавелли.

Наиболее очевидно проявление этого архетипа в монархах.

Архетип Правитель в Истории.

История знает гораздо больше горе-царей и правителей-однодневок, чем ярчайших и достойных руководителей государств с архетипом Правитель. Но все-таки мир видел немало талантливых Правителей. Я удержусь от того, чтобы рассказать вам обо всех и подробно, назову лишь признаки реальных Властелинов.

Чем отличаются настоящие правители?

Чаще всего к имени таких правителей потомки приставляют прилагательное «Великий»:

  • Александр Великий (Македонский)
  • Екатерина Великая (Екатерина II)
  • Петр Великий
  • Великий монгол (Чингисхан)

Или дают особые имена:

  • Король-Солнце (Людовик XIV)
  • Добрая королева Бесс (Елизавета I)
  • Отец отечества (Октавиан Август)

Римский император Октавиан Август

Еще был «отец всех народов», если помните.

Исторические личности с архетипом Правитель:
Уинстон Черчилль
Маргарет Тэтчер
Чезаре Борджиа (прототип «Государя» Маккиавели)

Актеры
Иннокентий Смоктуновский
Мерил Стрип

Как проявляются Правители, если у них нет под рукой королевства?

В повседневной жизни сильный Правитель создает свое королевство.
Культовый фильм «Крестный отец» — ярчайший пример проявления сильного Правителя и идеально выстроенной им структуры. В Коза Ностра каждый чувствует себя защищенным, пока живет по ее законам и выполняет свою функцию, как винтик в механизме. Каждый знает правила и знает, каковы последствия их нарушения.

Аль Пачино в роли Крестного отца

Наблюдая за героем фильма «Крестный отец», мы видим — что дает и чего лишает безграничная Власть.

Как обнаружить Правителей в нашей повседневной жизни?

Просто вспомните нештатные ситуации в случайной группе людей, когда никто не знает, что делать. И вот тут обязательно проявится Лидер, который поймет задачу, наметит пути ее решения и распределит среди участников роли.

Итак, Правители – это немногие люди, кто строит безопасный мир из хаоса, берет на себя ответственность за людей. Фактически они, как атланты, держат мир на своих плечах, а бразды правления в своих руках. В лучшем своем проявлении Правитель помогает нашему миру стать лучше.

Правитель в маркетинге.

Этот архетип в маркетинге любят. Именно его имеют в виду, когда говорят о харизме или влиянии. Образы этого архетипа в брендировании очень сильны при умелом использовании. А при неумелом Властелиновые бренды легко превращаются в «пластилиновые».

Потребители, принадлежащие к этому архетипу, желают иметь продукты высокого статуса, ибо они усиливают их статус, престиж, имидж успешных людей. Продукты-Бренды, использующие архетип Правителя должны обладать внешним блеском и внушать уважение, поскольку роскошь является внешним показателем Власти. Всяческие закрытые клубы, ВИП-зоны, индивидуальный дизайн — все предложения, которые недоступны большинству — имеют шанс быть замеченными Правителями.

Бренд Властелина лучше всего реализуются, как:
• Высоко статусные продукты или услуги, используемые властными людьми для усиления своего влияния
• Помощь людям в установлении их собственной власти
• Действия, направленные на повышение организованности других
людей
• Пожизненная гарантия на ваши продукты и услуги
• Чувство стабильности и безопасности в этом беспокойном
мире.
• Высокая цена

К брендам Правителя относятся:
Ватикан
Верховный суд
Дума
Белый Дом, который так удачно скопировал символ римской власти Капитолий

Белый дом. Вашингтон

Компании-Бренды:
• Microsoft
• IBM
• American Express
• Армани
• Роллекс
• Мерседес-Бенц

Архетип Правитель доступен не только чему-то большому и недостижимому для большинства людей. Простые продукты тоже можно упаковать в эту форму. Например, вполне успешно это делает бренд сока Rich со своим посылом: «Ценно то, что повторить невозможно».

Архетипичные символы Правителя.

Символика очень важна для этого Архетипа. Первое, что делали Правители – создавали гербы и флаги государств.

• Скипетр. Пастух управлял своим стадом с помощью посоха. Пастушеский посох впоследствии стал символом власти у служителей церкви и первообразом скипетра.
• Корона
• Солнце
• Трон
• Обелиски и колонны
• Лев или орел – цари природы

Язык Правителя.

Правитель ассоциирует себя с именами: Король, Королева, Царь, Царица, Император, Лидер, Босс, Отец, Пастырь, Господин, Менеджер, Управляющий, Директор, Политик, Президент, Аристократ, Владыка, Альфа-самец, Богиня, Вождь. Называя его так, вы признаете его значимость и власть.

При этом надо понимать, что в соцсетях Правители не сидят и о себе не говорят. Про них рассказывают истории другие. Причем эти легенды колеблются от восхищения до обличения и часто имеют мало общего с действительностью.

У Властелинов есть слабость — они любят комплименты и не терпят указаний. Излагайте вопрос примерно так: «О, великий и могущественный государь, конечно же, ты об этом думал! Я, скромный человек, попробовал поразмышлять своим умишком, и вот мысельку одну посмею предложить для решения многотрудной проблемы в интересах предприятия. Мои предложения не сравнятся с блеском и величием твоего разума…»

На самом деле, я утрирую, конечно. Тут главное не переборщить и не скатиться в лесть или иронию. Этого Правитель тоже не терпит. Но доля правды в этом есть. Возможно, вам приходилось сталкиваться с тем, что руководитель предприятия на некоторое время «забывал» о дельном предложении подчиненного, а потом выдавал за свое.

Читать еще:  Сонник большие двери. Что предвещает ночное видение, в котором снится дверь

Слова – маячки (слова, которые часто употребляет Правитель):

Ответственность, право, власть, управление, самоуправство, поощрение, наказание, долг, святость, строгость, закон, величие, приказ, указ, наказ, инструкция, руководство, дети, отец, свобода, выбор, справедливость, жестокость, государство, организация, структура, система, иерархия, лестница, устройство, обязательства, власть, слово, добро, зло, защита, вечность, дело, цель, хаос, порядок, задача, план, модель, лидерство, личность, безопасность.

Карать, управлять, направлять, защищать, завоевать, устанавливать, наказывать, поощрять, одобрять, приветствовать, указывать. А также, привычка употреблять глаголы в повелительном наклонении: сделай, принеси, не вздумай и тд.

Высказывания, характеризующие Архетип Властелина и принципы Власти:

«Король должен быть овчаркой, а не волком. Его задача — беречь и охранять стадо».
«Свобода и власть требуют ответственности. (Неру Джавахарлал)

«Когда государь повинуется закону, тогда не дерзнет никто противиться оному»
(Петр I)
«Настоящая сила не может быть дана, она может быть взята» (Марио Пьюзо)

Приказы не обсуждаются
«У меня все под контролем»
«Достанешь – златом-серебром награжу, а не достанешь – мой меч, твоя голова с плеч» (из сказки)

«Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает» (Макиавелли Никколо)
«Государя ценят, если он бывает настоящим другом и настоящим врагом» (Макиавелли Никколо)

PS. Всем, кто обнаружил у себя черты Правителя или в принципе интересуется вопросами власти, рекомендую почитать трактат Никколо Макиавелли «Государь». Уже 500 лет этот труд считают лучшим описанием идеального Правителя и продолжают изучать на школах Лидерства.

PS. Если статьи-исследования Архетипов вам показались интересными — поделитесь с друзьями — нажмите на кнопочки любимых соцсетей:

Власть, статус и архетип отца;

На что же опирается власть и без чего она невозможна? Анализ политической истории и биографий лидеров самого разного калибра подсказывает, что таких оснований, как правило, три. Первое и самое очевидное – формальный статус, приобретаемый лидером. Когда человека назначают топ‑менеджером, командиром, премьер‑министром или архиепископом, он приобретает власть над другими людьми автоматически. Вне зависимости от его личных качеств, истории его жизни, степени его компетентности. Достаточно назначения.

На бытовом уровне статуса может быть для власти достаточно. Мы с детства привыкаем к тому, что властью обладают люди «при должности», те, кто наделен определенными формальными атрибутами. Видя человека в униформе полицейского, мы понимаем, что перед нами представитель власти, и ведем себя соответственно. Ведь подразумевается, что эту форму он не мог получить просто так: она положена ему в силу служебного статуса. Именно поэтому символами статуса – «корочками», униформой, даже автомобильными номерами – могут воспользоваться мошенники, выдающие себя за официальных лиц, за людей во власти.

Однако признаки статуса должностью и униформой не исчерпываются. Статус, которому мы с детства инстинктивно повинуемся независимо от качеств носителя, – статус отца. Представьте себе, что мальчик, которого воспитывает мать‑одиночка, однажды возвращается домой и видит за кухонным столом маму с незнакомым дядей. Мать поворачивается и говорит: «Познакомься, это твой отец». Удивительным образом этот мужчина уже приобретает власть над ребенком, пусть они и видят друг друга впервые в жизни. Ребенок принимает правила игры. Новый человек может обратиться к нему: «Сходи, принеси то‑то и то‑то». И мальчик, не сопротивляясь, идет.

Похожая история рассказывается в фильме Андрея Звягинцева «Возвращение». Два брата, поссорившись, приходят домой и узнают, что вернулся их отец – смутно знакомый им человек, которого они не видели много лет. Старший брат Андрей сразу принимает его как отца и с готовностью ему подчиняется. Он лучше помнит отца, и тем болезненней было для него отсутствие этого человека. Он нуждается в том, чтобы заполнить внутреннюю пустоту. Младший же брат Иван, наоборот, воспринимает отца настороженно и ждет случая, чтобы взбунтоваться. На этом конфликте и строится дальнейшее повествование.

Почему статус отца так сильно влияет на нас? Фрейдисты и неофрейдисты объяснили бы это наличием архетипа, который с древних времен запечатлен в нашем сознании и «программирует» на определенное поведение. В течение многих тысячелетий власть в обществе и группе концентрировалась в руках одного безусловного лидера – отца, который брал на себя всю ответственность за все решения, не считаясь с другими и не воспринимая их всерьез. Отец монополизировал право на сексуальные отношения и право на насилие, а сопротивление детей, попытки принимать самостоятельные решения, особенно со стороны сыновей, карались смертью, болью или изгнанием.

(Фрейд бы добавил, что если сопротивление ребенка оказывается удачным и ему удается сломить, убить отца, то его все равно настигает чувство вины и стремление к искуплению. Так возникают табу и социальные нормы: над обществом возвышается архетип теперь уже мертвого отца, который незримо наблюдает за происходящим с того света, видит не только поступки, но и побуждения. Полагаю, читатель без труда узнал лейтмотивы мифов ведущих мировых религий.)

И возможно, именно этим архетипом, запечатленным у нас в подкорке, объясняются влияние и власть главы семьи даже в наше время. Возможно, именно этот архетип и его использование – одна из предпосылок харизматического влияния в принципе. Мы видим в старших, в лидерах аналог отеческой фигуры – и действуем по отношению к ним так, как запрограммированы поступать в присутствии отца. К этой гипотезе мы еще вернемся.

Вернемся к примеру с матерью‑одиночкой. Представляя незнакомого мужчину как нового в ее жизни человека, с которым она хочет построить отношения, мать надеется, что мальчик будет ему как сын. Сопротивление ребенка в этой ситуации может быть довольно сильным. Его интересы ущемлены, мать пытается вырваться из‑под его монопольной власти. И это может даже усилить позицию ребенка: статус сына дает ему власть над особью более низкого статуса – маминым любовником, претендующим на то, что ему не полагается.

Однако представление, что статус и есть власть, – большая ошибка, испортившая жизнь многим. Власть, которая восходит исключительно к формальному статусу, остается неустойчивой. Есть масса причин, по которым руководитель может быстро и безвозвратно утратить статус. Вышестоящие начальники могут однажды отобрать у него звания и должности. Депутата могут отозвать избиратели, его могут лишить мандата его же коллеги. Кроме того, не меняясь личностно, не укрепляя власть другими, кроме статуса, компонентами влияния, лидер может превратить в ад и свою жизнь, и жизнь людей, над которыми он поставлен.

История приводит красноречивые примеры, когда одного лишь статуса недостаточно, чтобы сохранить власть. В частности, Мария‑Антуанетта оставалась королевой Франции вплоть до официального упразднения монархии 21 сентября 1792 года. Но реальную власть королева потеряла задолго до того, а последние месяцы своего формального правления и вовсе провела в заключении.

Знать = управлять?

А что могло бы вернуть Марии‑Антуанетте прежнюю власть? Например, угроза войны. Для предотвращения этой угрозы понадобился бы человек, разбирающийся в политических хитросплетениях, находящийся в родстве или тесной дружбе с главами других держав, способными повлиять на ситуацию. Возможно, королева могла бы претендовать на роль такого спасителя. И это означало бы, что ее власть опирается на что‑то еще – не только на статус.

Таким образом, вторым основанием власти является компетентность. Бывает так, что власть человека над другими людьми базируется на том, что он опытнее их, знает и умеет больше. Рядовой солдат, может иметь влияние на своих сослуживцев в силу того, что служит дольше, участвовал в реальных сражениях. В проблемных ситуациях они обращаются именно к нему. А если командира рядом нет, могут следовать приказу своего авторитетного товарища. Офицер, разжалованный в солдаты, тоже сохраняет часть прежнего влияния и уважения: рядовые смотрят на него иначе.

Подобной же властью пользуется и профессор на кафедре, который более компетентен, более уважаем в научном мире, чем заведующий кафедрой. Пятнадцатилетний хулиган имеет власть над двенадцатилетними мальчишками в силу своей большей компетентности, опыта в хулиганских делах (хотя и в силу более высокого статуса тоже – ведь он смотрит на них с высоты своих лет). Почти наверняка и в вашей организации есть авторитетный и знающий сотрудник, у которого нет власти приказывать, но к мнению которого прислушиваются все, включая и его начальника.

Немало организаций возводят компетентность в ранг формального, объективного, зримого качества. Еще в имперском Китае, почти две тысячи лет назад, многие претенденты на государственные посты должны были сдавать экзамены. Сегодня – по крайней мере теоретически – компетентность признана во многих странах принципом госслужбы: ты растешь над собой, учишься решать все более сложные задачи, и за это тебя вознаграждают повышением. Многие частные компании объявляют, что в них царит меритократия – власть достойных людей, заслуживших свое положение профессиональными успехами.

Читать еще:  Церковный Православный праздник июня. Перенесение мощей преподобного Ефрема Новоторжского, архимандрита

Компетентность, впрочем, не может стать надежной заменой статуса. Не так уж много лидеров выдвигаются на руководящие позиции и сохраняют их лишь в силу своей компетентности. А как гласит знаменитый «принцип Питера», в иерархической системе каждый работник рано или поздно достигает своего уровня некомпетентности. Это классическая трагедия менеджера. Сотрудник компетентен в роли исполнителя или руководителя среднего звена. Тут он на своем месте, постоянно радует начальство высокими результатами. Наградой выдающемуся работнику становится позиция топ‑менеджера, где его некомпетентность и проявляется, мешая жить как ему самому, так и всем остальным в компании. Справедливости ради нужно сказать, что эта ситуация не фатальна. Если новоиспеченный менеджер принялся осваивать новую для себя роль, активно учится, читает нужную литературу, просит советов, – он рано или поздно станет достаточно компетентным для своего нового статуса, и… ему станет скучно. Тут он получит новое назначение и так далее.

Очевидно, статуса недостаточно, чтобы обеспечивать руководителю прочную власть. Есть немало случаев, когда человек, утрачивая компетентность, утрачивает и часть своей власти, даже если он сохраняет при этом свой статус. Вот конфликт, с которым часто сталкивались российские предприятия лет десять‑пятнадцать назад.

Главному бухгалтеру завода не удается вписаться в новые экономические условия: она никак не может освоить компьютеры и программу «1С». Молоденькие девочки, закончившие трехмесячные бухгалтерские курсы, научились работать на компьютерах и не испытывают с этим проблем. А она по‑прежнему считает на калькуляторе, выписывает цифры в столбик карандашиком. Может быть, она – гениальный бухгалтер. Она прошла огонь, воду и медные трубы, на нее охотился ОБХСС (и не поймал). Но теперь подчиненные чуть ли не в открытую насмехаются над ней. Они скрывают от нее информацию, саботируют ее распоряжения. А все дело в том, что уровень компетентности руководителя оказался для них под вопросом.

Один из самых опасных мифов о лидерстве, настойчиво воспроизводимый родителями из поколения в поколение, звучит так: достаточно быть компетентным человеком, получить хорошее, современное, «правильное» образование, попасть в хорошее место на хорошую должность – и тебя ждет успех. На самом деле и статус, и компетентность могут оказаться слишком шаткими основами власти и успеха. Это факторы переменчивые. Они оставляют власть лидера в руках других людей, которые могут его разжаловать. Они оставляют его влияние во власти внешних обстоятельств, которые могут оказаться сильнее его знаний и навыков.

Но есть и третье основание власти, которое в сочетании с достаточным формальным статусом и достаточной компетентностью делает эту власть непоколебимой. Оно позволяет лидеру сохранить свои позиции, даже когда его статус оказывается под ударом, а компетентность – под сомнением. Этот третий ингредиент – то явление, которое и является предметом нашей книги, – харизма.

Архетип Отца

Фигура отца в традиционном психоанализе – это та фигура, которая разбивает диаду «мать-дитя». В раннем юнгианском психоанализе считалось, что фигура отца появляется после формирования упроченной диады «мать-дитя». Архетип Отца может персонифицироваться в виде Короля, Царя, Отца Небесного, Закона и Принципа Логоса (в противоположность архетипу Матери, который представляет Принцип Эроса). Если женскому присущи атрибуты пассивности, рецептивности, принятия, доброты, которые засасывают человека как болото, то мужскому приписываются принципы активности, направленности, доминирования, достижения. Оба принципа – и мужской, и женский – должны быть как-то уравновешены между собой.

У девочки фигура отца сливается с Анимусом, в результате архетипы Отца и Анимуса у нее микшируются. Можно сказать, что отец женщины оказывает влияние на то, какой у нее впоследствии будет Анимус.

Женщина будет проецировать свой Анимус на мужчин, которые отчасти похожи на её отца (либо наоборот, если с отцом были плохие отношения)

Если же отца у девочки не было вовсе, то ситуация получается очень сложной. Такая девочка может быть нарочито «правильной», в попытке бессознательно скомпенсировать отсутствие отца (архетип Отца связан с законом, порядком etc). В случаях, когда отца нет, а мать девочки представляет собой типаж «я и баба, и мужик» (ходим в горящие избы, останавливаем коней на скаку, далее везде), то ситуация становится совсем тяжелой, ибо тогда у девочки начинаются серьезные проблемы с пониманием того, что есть мужское в принципе.

Известный юнгианский аналитик Э. Сэмюэлс полагал, что у человека есть несколько стадий прохождения сознания, которые он обозначал как oneness, twoness, threeness и fourness.

Первая стадия oneness («единичность»)
Является преимущественно пренатальной и завершается в двухмесячном возрасте. Это – аутичная стадия нашего развития, на которую человек может «регресснуть» даже во взрослом возрасте. На стадии oneness отсутствует различение между «Я» и «не-Я». В патологическом варианте это аутизм (в данном случае не имеется в виду синдром Аспергера. Речь именно о «настоящем» аутизме), когда я либо вообще не вижу другого, либо воспринимаю его настолько угрожающим, что просто диссоциирую его (например, в случае перенесенной травмы). Человек попадает в т. Н. «аутистический карман», когда он не понимает «в активе» он, или «в пассиве». Состояние аутизма выражается в потере чувства self-agency: я не действую, я не субъект. Стадию oneness можно сравнить с блаженством в утробе, с единением с Богом в экстазе.

На следующей стадии twoness («двоичность»)
Уже появляется разделение «Я-ты»/«Я-другой». Рене Паподопулос выделяет два варианта этого «другого»:

А) «гетерос» (другой, который вызывает интерес как женщина у мужчины);
Б) «алос» (другой, который вызывает настороженность и страх – имеется в виду любой травматический опыт, который мы не хотим видеть и переживать по новой – в лучшем случае он находится в Тени, в худшем – уйти еще ниже, когда человек даже думать не хочет про травмирующий аспект реальности. Например, если я переполнен агрессией, то для меня осознание собственной агрессии и злости является ночным кошмаром. И чем больше этот импровизированный гнойник, тем большая часть реальности закрыта от меня «слепым пятном»).

Третья стадия threeness («троичность», триадная структура)
Отличается появлением триангуляции, которую тоже можно разделить на три этапа. На первом из них она имеет форму «мама-папа-я». Иногда возможен такой вариант как псевдотриангуляция, когда мы имеем отношение «Я-мама, Я-папа, мама- папа». Триангуляция – это большой конфликт. С одной стороны эта жесткая структура придает устойчивость психике и сознанию человека. Если брать логический уровень, то здесь у нас появляется закон исключенного третьего, силлогизмы и логические противоречия. На этом же этапе у человека появляется идея первичной схемы в традиционном психоанализе (или архетип Сизегии = архетип слияния мамы и папы). У нас появляется понимание, что между мамой и папой тоже есть какие-то отношения – и если я люблю маму, а мама любит папу, то мне не стоит ненавидеть папу (то, что мама любит папу, еще не гарантирует того, что ее любви на меня не хватит). Тем не менее, у нас появляется соперничество, что выливается в довольно драматичный эпизод жизни («кого ты больше любишь – маму или папу?» – ответ «одинаково» возвращает человека на стадию oneness, когда мама и папа воспринимаются как одно лицо). Если состояние двоичности по Сэмюэлсу касается доверия и связанности, способности переносить амбивалентность, то в состоянии троичности мы уже можем переносить конфликты.

На последней стадии fourness («четверичность»)
Мы переходим из конфликтного состояния в состояние некоторой мудрой успокоенности и абсолютной гармоничности, в теории характерной для мудрецов и пророков.

Луиджи Зойя в своей книге «Отец» рассматривает появление фигуры отца в истории культуры и ее функцию. Зачем нам отец, если мать может все? Зойя связывает появление фигуры отца с возникновением сознания. Если мать на своих инстинктах кормит детей, которые находятся рядом с ней и оберегает очаг, то отец с охотниками уходит далеко, добыть мамонта. Он валит этого мамонта, но вместо того, чтобы съесть его прямо на месте, он помнит про семью и несет ей куски этого мамонта. Отец знает не только как уйти, но и как вернуться. Это необходимая стадия для нашего когнитивного развития, которая в формальной логике называется обратимостью (e. g. Если 2+4=7, то 7-5=2). В плоскости диадных отношений матери и ребенка отец простраивает некоторую вертикаль. Неспроста в мифах отец связывался с небом, тогда как мать – с землей. Если мать и ребенок связаны инстинктом, то отец не связан с ребенком инстинктами (во многих древних племенах вообще не устанавливалась связь между половым актом и рождением ребенка, а отцом считался тот мужчина, который живет с этой женщиной, а не биологический отец).

Читать еще:  Сонник яма в квартире. Падение яму

Если мы рассматриваем отца как некий принцип в нашей психике, которая позволяет сознанию отделиться от бессознательного («возникнув подобно кочке на болоте» ©), то в нарастании этой «кочки сознания» тоже можно выделить несколько стадий. Эта кочка означает, что между отцом (сознанием) и матерью (бессознательным) возникает какая-то связь. Здесь можно выделить несколько вариантов отцовства.

Мюррей Стайн предложил описывать 3 вида/стадии отцовства, используя в качестве аналогий разные греческие мифологемы. Считается, что каждый человек должен пройти эти три стадии:

  • Уран;
  • Кронос;
  • Зевс.

Первый тип отцовства Стайн связывал с именем Урана. Как известно, Уран имел инцестуозные отношения с Геей (не очень спрашивая последнюю), вследствие чего та несла в себе своих детей, которые не могли родиться (Уран не позволял). Этот тип отцовства (уранический) можно видеть в реальной жизни в следующем варианте: отец пришел с работы – вся семья забилась под плинтус от страха и неопределенности («в каком он настроении?») Гея очень устала от бремени внутри себя и родила Кроноса. Кронос очень боялся быть убитым своим отцом Ураном.

На ураническом состоянии сознания мы ничего не можем планировать, все происходит неожиданно, а причин тому нет никаких. Ты сам в этом не участвуешь, поскольку находишься в чреве матери. В итоге Кронос убил Урана (своего отца). С появлением Кроноса появляются и темы отцеубийства, соревнования отца с сыном (это очень занимало Фрейда). Кронос тоже имел инцестуозный брак с собственной сестрой. Он боялся смерти от своих детей (подобно тому, как он сам убил Урана) и заглатывал их, тем самым отделяя их от матери/земли. Здесь аналогия следующая: «поглощающий» материнский инстинкт помещается внутрь мужчины. Мужчина берет детей внутрь себя, но он не вынашивает их, чтобы родить, а тупо убивает. Если говорить о кроническом/хроническом состоянии рассудка, то это, прежде всего, состояние безропотного послушания. Предполагается, что Кронос ставит границы. Если брать Кроноса на уровне нашего развития в онтогенезе, то он соотносится с этапом онтогенеза, на котором мы учимся контролировать продукты собственного тела (приучение к горшку etc). Заглатывая детей, Кронос блокирует любую спонтанность («где захотел, там испражнился – это вот спонтанно») и креативность вне канонов. Как только человек приобретает правила поведения, он теряет эту креативность. В нашем сознании появляется новая важная характеристика – время (собственно, chronos). Появляется понимание того, что есть длительность и того, что есть событие и границы события.

Теперь мы понимаем, когда заканчивается одно событие и начинается другое, etc. После этого мы уже способны составлять какие-то нарративы. Человек уже с 3-х лет может строить подобные конструкции. Если вернуться к состоянию Урана, когда он полностью слит с Геей (состояние унитарности, то самое oneness), то по сути своей это разлитое аффективное состояние без четко очерченного начала и конца. Это хорошо соотносится с результатами исследований современной нейронауки, согласно которым очертить начало и конец аффекта действительно крайне сложно. С помощью современной аппаратуры можно убедиться, что момент осознания аффекта возникает намного позже самого аффекта.

В начале 70-х годов в лаборатории МГУ Тихомиров проводил исследование, в рамках которого было введено понятие эмоционального решения. Испытуемыми были слепые шахматисты довольно высокого уровня, у которых писалась КГР. Понятно, что у таких испытуемых априори есть ментальная карта шахматной доски, но кроме этого они при подборе решения могли ощупывать стоящие перед ними фигуры. Оказалось, что пока шахматисты шарили рукой в области будущего шахматного хода, у них фиксировалось эмоциональное решение, что проявлялось на КГР. Человек еще не знает, что он знает решение, но его эмоция уже подсказывает ему, что он знает это решение. Это близко к «ага- переживанию», понятие которого ввели в Вюрцбургской школе. «Ага- переживание» пробегает через мозг на уровне эмоции – но до макушки сознания оно не доходит и, как следствие, не осознается.

Поэтому Уран можно сравнить с такой «глухой» эмоцией: если плохо, то плохо – и непонятно, когда стало плохо. Это то, что у нас в Бессознательном – там нет категорий «было» и «будет». А вот Кронос уже рубит таймлайн на отдельные события. Поэтому дети, у которых «кронический» отец делают все по плану и в целом очень догматичны. С часу до двух арпеджио, с трех до пяти английский, с шести до семи гимнастика etc. Так правильно, так положено. Структурированный режим – с одной стороны, это очень хорошо, потому что это следующий этап развития сознания. Но тут возможны перегибы. Того же Кроноса часто рассматривают как бога импотенции, связанного с запретом на сексуальную экспрессию (а подлинная сексуальная экспрессия предполагает спонтанность – никаких планов!) В идеале, неплохо было бы иметь какое-то гармоничное сочетание между спонтанностью и порядком. В стадии Кроноса в сознании появляются категории размерности, длительности, меры (больше/меньше, лучше/хуже etc), а также появляется такая характеристика как паузы и невозможность переносить ожидание. Люди в хорошем, гармоничном кроническом состоянии не опаздывают, тогда как в дисгармоничном варианте – бесконечно опаздывают.

Еще один признак этой стадии – нетерпимость. Захотел клиент интерпретацию своего сна – подать ему интепретацию сию же секунду! Все это – признаки конфликтного Кроноса. Эти люди очень обсессивны в вопросах времени – они могут опаздывать или нарушать другие правила поведения (принято так, а я вот отмочу эдак). Озабоченность проблемой времени является для них центральной, вследствие чего они могут жаловаться на то, что напрасно протрачивают свое время или время уходит сквозь пальцы. Нередки жалобы на цейтнот или реальное попадание в оный. Проблема Кроноса – это проблема контроля в широком смысле слова (либо боязнь контроля, либо страх потери контроля, либо ощущение неспособности что-то контролировать). Иногда в терапии кроническое состояние сознания проявляется в том, что клиент спрашивает, когда закончится терапия или что будет на ее следующем этапе.

Последняя стадия сознания связана с именем Зевса. Супруге Кроноса было безумно жаль своих детей, которых глотал ее благоверный, и вместо одного из них она подсунула ему камень. Кронос проглотил камень, а спасенный младенец получил имя Зевс. На стадии Зевса в сознании простраивается иерархия, что дает нам возможность соподчинять основную цель и подцели, выделять главное и вторичное. С другой стороны, в числе прочего, Зевс был вором и похитителем чужих женщин. И в сознании на этой же стадии появляется фигура «как-бы», символизирующая обман и лукавство, кражи и сдвиги. А еще Зевс – это тоталитарный контроль за всем. Кражи и лукавства – это попытки изменить ход времени. Одним из классических вариантов зевсова сознания является рефрен «Мы наш, мы новый мир построим!» Типа все разрушим, а потом построим что- то новое. И все – в мою честь. На стадии Зевса появляется много авторитетов и важных структур, развивается возможность оценивать и сопоставлять. Соотнося A и B, я не теряю из виду C. С одной стороны, у меня может простраиваться многомерная картина мира, а с другой – сохраняется возможность что-то умыкнуть и перестроить (а это уже Трикстер в самом что ни на есть чистом и каноничном виде). В нормальной форме это выражается в креативности и спонтанности (сам Зевс во что только не превращался, чтобы овладеть чужой женщиной). Здесь же – жесткая структура семьи (у Зевса есть Гера), и затейливая способность к интриганству. Отец а-ля Зевс – это такой отец, который побуждает к соревнованию и подстегивает соперничество. Но это должно быть здоровое соперничество, не приводящее к убийству. В состоянии Зевса человеку доступно переживание вины. Пожалуй, это самое эвристичное состояние сознания, хотя оно и ведет к большему числу конфликтов (тогда как, например, на уранической стадии вообще можно никого не брать в расчет и делать все по-своему).

Вопрос об идеальной форме сознания скорее риторический. Для всякой ситуации есть свой вариант. Например, в состоянии острой травмы зевсово сознание противопоказано – возможен срыв и суицид. Тут чем тупее, тем лучше.

Источники:

http://nataliko.ru/arkhetip-pravitelvlastelin/
http://studopedia.su/12_99694_vlast-status-i-arhetip-ottsa.html
http://www.psysovet.ru/articles/466

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: