Вклад парацельса в развитие медицины. Парацельс в искусстве

Вклад в развитие медицины

Парацельс был, несомненно, великим врачом. Ныне, когда вспоминают историю медицины, его ставят в тройку величайших медиков прошлого: справа от Гиппократа и слева от Галена.

Трудно даже перечислить все его достижения и открытия. Прежде всего, он явился основоположником нового, прогрессивного направления в естествознании — ятрохимии (или иатрохимии, от греческого “iatros” — врач), науки о поиске химических средств и методов лечения, а также о химических изменениях в организме при его заболевании. Он считал, что союз химии и медицины приведёт к прогрессу обеих наук, и будущее доказало его правоту. Ятрохимия просуществовала до второй половины XVIII в. и оказала значительную пользу химии и фармацевтике, постепенно освободив их от влияния схоластики и алхимии и существенно расширив знания о жизненно важных химических соединениях.

Парацельс не без основания считал, что в организме определённые химические составляющие находятся в постоянном равновесии, нарушение которого ведёт к недугу. Поэтому больному надо давать такие вещества, которые способны восстановить гармонию химических функций организма. Для восстановления равновесия Парацельс ввел в практику лекарственные препараты минерального происхождения — соединения мышьяка, меди, железа, сурьмы, свинца, ртути и т.п. — в дополнение к традиционным растительным препаратам. Славу Парацельсу принесли его ртутные препараты против сифилиса, которые он предложил использовать вместо бесполезной по его мнению гваяковой смолы — лекарства, привезенного из Америки.

С приходом Парацельса человечество отказалось от прижигания ран кипящим маслом и от ампутации раненых членов тела: оказалось, что даже серьёзные раны заживают сами, если очищать их от гноя, не допуская дальнейшего заражения крови. В числе других заболеваний, до Парацельса считавшихся неизлечимыми: язва, водянка, проказа и подагра.

Наряду с химическими препаратами, Парацельс применял в лечебной практике и лекарства растительного происхождения. При выборе лекарственного растения он придерживался возникшего еще в древности наивного учения о сигнатурах, согласно которому форма растения, его окраска, вкус и запах могут служить указанием на заболевание, при котором его следует применять. Например, при желтухе нужно использовать растения с желтыми цветками (бессмертник, чистотел), растения с почковидными листьями — при заболеваниях почек. Колючий чертополох применялся при коликах в желудке и для отпугивания «нечистой силы», а сходство корней женьшеня и мандрагоры с фигурой человека дало основание рассматривать их как панацею.

Парацельс впервые ввел в медицинскую практику спиртовые извлечения из растений (экстракты и настойки). С помощью спирта или «воды жизни», незадолго до этого полученного алхимиком Луллием, он попытался выделить из них «квинтэссенцию», т.е. лекарственное вещество в чистом виде. Галеновые препараты, получаемые с помощью других растворителей (воды, уксуса, меда), он считал недостаточно очищенными и поэтому мало эффективными.

В лекарствоведении Парацельс развил новое для своего времени представление о дозировке лекарств: «Все есть яд и ничто не лишает его ядовитости ; одна только доза делает яд незаметным.»

Пожалуй, никто не помнит, что Парацельс был тем первым, кто изобрел таблетку. С тех времен, таблетка слегка трансформировалась и деформировалась, но все же увлажнять и прессовать порошок придумал Парацельс.

Парацельс совершил подлинный переворот в медицине, первым предложив обезболивающее — опиум. Вообще, он часто очищал опиум и использовал его в широких масштабах. Следует заметить, что до Парацельса хирургия не знала анестезии, а больных резали, можно сказать, «по-живому».

Водолечение — одно из направлений в медицине, в котором Парацельс не только преуспел — некоторые источники минеральных вод были впервые открыты Парацельсом и могли бы по праву носить его имя.

Парацельс всю сознательную жизнь и врачебную практику посвятил пропаганде гигиены и чистоты, будучи уверенным, в том, что мыло, которое, к слову сказать, именно он и начал варить первым, может не только уничтожить болезнетворные бактерии и очистить тело, но и стать настоящей панацеей от бушевавшей во времена Парацельса чумы.

Парацельс уделял особое внимание аптеке. В послании магистру г. Базеля он раскрывал недостатки работы аптеки, требовал принятия мер по повышению образования фармацевтов, разоблачал недобросовестность врачей и аптекарей. От фармацевтов Парацельс требовал хорошего знания химии, так как аптеки, по его мнению, должны быть одновременно и хорошими химическими лабораториями. Теофраст и его последователи намного увеличили количество лекарственных веществ, обосновали учение о дозе, усовершенствовали многие приборы и аппараты для изготовления и анализа лекарств. При изготовлении лекарственных средств Парацельс настоятельно рекомендовал пользоваться весами.

Успехи Парацельса в химии поражают воображения. В 1526 г. он впервые ввёл совершенно необходимый всем современным химикам прибор — водяную баню и открыл кислую соль «винный камень» — калийную соль винной кислоты, в 1530 г. — открыл новый элемент цинк и описал его химические свойства, а в 1537 г. он впервые получил чистую уксусную кислоту (из столового уксуса). «Первым профессором химии от сотворения мира» назвал Парацельса Александр Иванович Герцен. Парацельс был настолько известным химиком, что оккультисты приписали ему создание «эликсира жизни, алкахеста» — таинственной горючей воды, которая, действуя на печень, якобы излечивает весь организм.

И практически точно известно, что именно Парацельс является основателем психиатрии. Дело в том, что он первым стал доказывать, что «одержимость дьяволом», или «бесноватость» — это просто душевная болезнь, которую можно и нужно лечить. Он красноречиво рассуждал, что молитвами тут не поможешь и относиться к душевнобольным надо заботливо и гуманно.

Вообще, многие биографы великого врача (Федоровский, Проскуряков) буквально боготворят Парацельса, называя его «самым известным швейцарцем, совершившим переворот в духовном бытии всей западной цивилизации». По их свидетельствам, Парацельс был не только выдающимся врачом и химиком, но также антропологом, астрологом, философом, космологом, духовидцем, мистиком и даже чудотворцем.

В последние пятьдесят лет европейцы всё же рассматривают его как учёного, отдавая должное его заслугам в серьёзной науке. Просто его примитивные материалистические взгляды во многом идеализированы, так как не были свободны от средневековой мистики и религии. Ведь Парацельс жил в начале XVI в., когда занятие наукой неизбежно приводило к мыслям о связи с магией, оккультизмом и мистицизмом. Вот почему многие взгляды и учения Парацельса кажутся современному человеку не просто ошибочными, а наивными и нелепыми. Великий врач верил в существование натуральной магии в природе и во всех предметах, но не следует забывать, что в ту пору шарлатаны и знахари действительно обладали зачастую более эффективными средствами лечения, нежели профессиональные врачи. Следуя тогдашней моде (которая, кстати, не умерла и по сей день, спустя почти пять веков), Парацельс слепо верил во влияние звёзд и планет на всю жизнь людей и силу талисманов с изображением небесных светил.

Но не следует судить об его ошибочных взглядах слишком строго. Стоит перестать понимать их буквально, абстрагироваться от витиеватых мистических суждений — и становится понятно, что этот пытливый исследователь сматривался в человеческую природу, чтобы понять и лечить первопричины заболеваний, а не их следствия. Согласно Парацельсу, в основе медицины должны лежать опыт, наблюдение за природой и эксперимент, а знания могут быть выражены на любом языке. «Сила врача — в его сердце, работа его должна руководиться Богом и освещаться естественным светом и опытностью; величайшая основа лекарства — любовь… Врач должен дённо и нощно думать о своём больном и ежедневно наблюдать его, все свои думы и помыслы он должен направлять на хорошо обдуманное лечение больного». Так писал Парацельс о своём призвании целителя, намекая на том, каким следует быть настоящему врачу.

Некоторые идеалистические взгляды Парацельса в свете последних открытий выглядят не столь уж мистически. Например, он видел причину старения в возрастном нарушении определённых химических реакций.

Читать еще:  К чему снится спасать дельфина. К чему снятся дельфины: классические толкования

Философия Парацельса направлена на поиск «архея» — высшего духа саморегуляции здоровья человека, выражающегося во взаимосвязи души и тела. Вот как писал сам учёный. «Человек — это не тело. Сердце, душа — вот человек. А дух — это целая звезда, из которой он построен. Если всё же человек совершенен сердцем, ничто в целом свете природы не спрячется от него… Можно познать самого себя через силу воображения». Он, в общем-то, скептически относился к волшебству и рассматривал все процессы, происходящие в организме, исключительно с химической точки зрения, потому что человек — неотъемлемая часть природы. Парацельс верил в существование «первичной материи», мировой души, или простоты сердца, которая имела сущностное выражение в таком элементе, как золото. Бедные, по его мнению, обладают «первичной материей» в большей степени, нежели богатые.

Парацельс ошибочно полагал, что живая материя, как и вся мировая материя, состоит из трёх основных составляющих: ртути, серы и соли, характеризующихся соответственно летучестью, горючестью и твёрдостью. В этом умозрительной наивной теории наиболее ярко проявляется неразрывность научных изысканий Парацельса с господствующей тогда алхимией. Человек для Парацельса — «микрокосмос», живущий в пространстве «макрокосмоса», из которого выделяется только тем, что в его состав, кроме серы, ртути и соли, входят также дух, душа и тело. Определяя причины болезней, Парацельс утверждал, например, что лихорадка и чума происходят от избытка в организме серы, при избытке ртути наступает паралич, а избыток соли вызывает расстройство пищеварения и водянку. В последнем утверждении насчёт способности избыточной соли вызвать понос и водянку из-за нарушения вводно-ионного обмена Парацельс прав, но остальные его попытки объяснить все болезни избытком или недостатком трёх веществ — не более, чем наивность.

Ведь несмотря на реформаторский дух, Парацельс был всё же человеком своего закоснелого времени. Так, он свято верил, что медицина покоится на четырёх опорах: на философии, астрологии, добродетели и химии, хотя последней он придавал решающее значение. Кажется невероятным, как Парацельс мог успешно, едва ли не лучше всех в Европе эпохи Ренессанса, лечить смертельные болезни и ужасные огнестрельные раны с такими наивными, почти знахарскими взглядами. Видимо, поэтому многие его и при жизни считали магом-целителем, и по сей день считают.

ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ

Швейцарскому врачу и чернокнижнику Средневековья Филиппу Ауреолу Теофрасту Бомбасту фон Гогенгейму (Philippi Theophrasti Bombast von Hohenheim Paracelsi) была чужда скромность. Например, чтобы дать всем понять, что считает себя равным великому врачу древности Цельсу, он прибавил к его имени греческую приставку («пара» означает «подобный») и назвал себя Парацельсом.

В пасмурный и холодный день 10 ноября 1493 году в маленькой деревушке Мария-Айнзидельн, кантон Швиц, в двух часах ходьбы от Цюриха, родился Парацельс. Его мать — надзирательница богадельни Бенедиктинского аббатства в Айнзидельне — вышла замуж за Вильгельма Бомбаста фон Гогенгейма, врача при этой богадельне. Он принадлежал к старинной дворянской швабской фамилии; был образованным медиком, имел хорошую библиотеку. После замужества она уехала в Виллах, так как по существующим правилам замужняя женщина не могла занимать должность надзирательницы.

Семья Парацельса жила бедно, в детстве он не раз терпел лишения и голод. Ходил ли он в школу, из его автобиографии не ясно. В одном из своих сочинений Парацельс обмолвился, что отец учил его грамоте и разбираться в алхимии. Скорее всего, считают биографы, образование он получил самостоятельно. Парацельс не заботился о книжном образовании, он даже хвалился, что 10 лет не раскрывал книг. Медицинские познания он собирал по крохам, не гнушаясь учиться у старух, умеющих готовить питье для лечения раненых, у цирюльников, цыган и даже палачей приобретал рецепты снадобий, неизвестные университетским ученым. Эти познания позволили ему стать квалифицированным целителем.

В своей книге «О женских болезнях» (первое сочинение по этому вопросу) Парацельс воспользовался знаниями ведьм, женщин, которые были известны как опытные повивальные бабки. В те времена ни одна женщина не шла со своей болезнью к врачу, не советовалась с ним, не доверяла ему своих секретов. Ведьма знала эти секреты более других и была для женщин единственным врачом. Что касается медицины ведьм, то наверняка можно сказать, что они для своих врачеваний в широких размерах пользовались обширной семьей растений, не без основания носящих название «трав-утешительниц».

Питавший большую склонность к преувеличениям самого невероятного характера, Парацельс уверял, будто он основательно изучил все алхимические знания. В 1526 году, явившись в Цюрих, этот экстравагантный холерик изумил горожан не только своей рваной и грязной одеждой, непристойностями и пьянством, но и пространными рассуждениями о магии и своим врачебным искусством. Но нет пророка в своём отечестве. Пришлось уехать в Базель, где в 1527 году с помощью своего гибкого ума, проявившегося на поприще борьбы с болезнями, он получил от муниципалитета должность городского врача.

Вскоре Парацельс претендует на профессорский пост с хорошей оплатой в Базельском университете. Руководство университета выдвинуло ему встречное условие — предъявить диплом и ученую степень. Парацельс требование не выполнил, так как не обладал ни тем ни другим. Рекомендации и протекция муниципалитета помогли Парацельсу обойти эти требования и добиться цели.

Латынь оставалась до середины XIX века международным языком биологии и медицины. На этом языке ученые обязаны были писать научные труды, вести преподавание, дискутировать на научных конференциях. Не знающих латынь не уважали и в ученое общество не допускали. Латинского языка Парацельс не знал, он писал свои сочинения на немецком языке. Поэтому вызвал к себе неприязненное отношение ученого сообщества, считающего его выскочкой. Кстати, его современник, известный французский хирург, вышедший из цирюльников, Амбруаз Паре также нарушал традиции: он писал свои сочинения на разговорном французском языке. Но не только незнание научного языка мешало карьере Парацельса. Кстати, незнание Парацельсом латинского языка исключает факт его обучения в каком-либо университете, что утверждают некоторые авторы.

Чего греха таить, Парацельс не отличался трезвостью и иногда полупьяный читал свои лекции. Это не в последнюю очередь было причиной его резких высказываний. Так, он заявил своим слушателям, что его «башмаки больше смыслят в медицине, чем эти авторитетные врачи древности». За такую непримиримость его прозвали в Германии Какофрастом1 вместо Теофраста, а в Парижском университете — Лютером. «Нет, — восклицает Парацельс, — я не Лютер, я Теофраст, которого в насмешку вы называете в Базеле Какофрастом. Я выше Лютера, он был только богословом, а я знаю медицину, философию, астрономию, алхимию. Лютер не достоин развязывать завязок моих башмаков».

Сблизив химию с медициной, Парацельс, таким образом, явился первым ятрохимиком (от греч. «ятро» — врач), то есть первым врачом, пользующимся химией в своей врачебной деятельности. А.И. Герцен назвал его «первым профессором химии от сотворения мира». Парацельс внес много нового в учение о лекарствах; изучил терапевтическое действие различных химических элементов, соединений. Помимо введения в практику новых химических медикаментов, он пересмотрел и растительные медикаменты, стал выделять и применять лекарства из растений в виде тинктур, экстрактов и эликсиров. Парацельс создал даже учение о знаках природы — «сигнатуре», или «сигна натурале». Смысл его в том, что природа, пометив своими знаками растения, как бы сама указала человеку на некоторые из них. Так, растения с листьями сердцевидной формы — прекрасное сердечное средство, а если лист по форме напоминает почку, его следует использовать при болезнях почек. Учение о сигнатуре просуществовало внутри медицины вплоть до момента, когда из растений стали выделять химические вещества, проявляющие лечебное действие, и тщательно их изучать. Постепенно с развитием химии удалось раскрыть тайны многих растений. Первой победой науки оказалось раскрытие секрета снотворного мака.

В лекарствоведении Парацельс развил новое для своего времени представление о дозировке лекарств: «Все есть яд и ничто не лишает ядовитости. Одна только доза делает яд незаметным». Парацельс использовал минеральные источники для лечебных целей. Он утверждал, что универсального средства от всех болезней не существует, и указывал на необходимость поисков специфических средств против отдельных болезней (например, ртуть против сифилиса). Он указывал, что сифилис (называемый «французской болезнью») иногда осложняется параличами. Взгляды Парацельса не оказали никакого влияния на развитие неврологии, хотя он пытался изучить причины возникновения контрактур и параличей и разработать их терапию. Он лечил золотой микстурой (состав ее неизвестен) параличи, эпилепсию, обмороки. Эпилепсию он лечил также окисью цинка. Минеральными источниками он лечил люмбаго и ишиас.

Читать еще:  Что означает имя тагир на татарском. Значение имени Тагир для ребенка

Новаторство Парацельса проявилось в создании химической теории функций организма. Все болезни, считал он, происходят от расстройства химических процессов, поэтому наибольшую пользу при лечении могут оказать только те лекарства, которые изготовлены химическим путем. Он впервые широко использовал для лечения химические элементы: сурьму, свинец, ртуть и золото. Стоит сказать, что последователь Парацельса Андреас Либавий (1540—1616), немецкий химик и врач, был против крайностей ятрохимического учения Парацельса. В своей книге «Алхимия» (1595 г.) он систематически изложил известные в то время сведения по химии; впервые описал способ получения серной кислоты путем сжигания серы в присутствии селитры, первым дал способ получения четыреххлористого олова.

«Теория врача — это опыт. Никто не станет врачом без знаний и опыта», — утверждал Парацельс и зло высмеивал тех, кто «всю жизнь сидит за печкой, книгами себя окружив, и плавает на одном корабле — корабле дураков». Парацельс отвергал учения древних о четырех соках человеческого тела и считал, что процессы, происходящие в организме, являются процессами химическими. Он сторонился коллег, называя их мокротниками (гумористами), и не соглашался с предписаниями аптекарей. Парацельс выговаривал врачам в присущей ему вызывающей манере: «Вы, изучавшие Гиппократа, Галена, Авиценну, воображаете, что знаете все, тогда как в сущности ничего не знаете; вы прописываете лекарства, но не знаете, как их приготовить! Одна химия может решить задачи физиологии, патологии, терапевтики; вне химии вы бродите в потемках. Вы, врачи всего мира, итальянцы, французы, греки, сарматы, арабы, евреи — все должны следовать за мной, а я не должен следовать за вами. Если вы не пристанете чистосердечно к моему знамени, то не стоите даже быть местом испражнения для собак».

Воинственный Парацельс в знак презрения к прошлому медицины и недоверия к господствовавшим воззрениям прибег к символическому акту: 27 июня 1527 года перед Базельским университетом он сжег произведения Гиппократа, Галена и Авиценны. Вынужденный покинуть Базель, Парацельс ушел, сопровождаемый толпой учеников, считавших, что их кумир владеет философским камнем (Lapis philosophorum). Этому магическому сердцу алхимии приписывали, кроме способности превращения металлов в золото, еще и целебную силу, способность излечивать все болезни. «Красный лев», «магистериум», «великий эликсир», «панацея жизни», «красная тинктура» и прочие титулы, коими нарекли «философский камень» в темных алхимических манускриптах, — нечто большее, чем абсолютный катализатор. Ему приписывались чудесные свойства, сравнимые разве что с проявлением божественной мощи.

Он был призван не только облагораживать или «излечивать» металлы — эманации планетных начал, но и служить универсальным лекарством. Его раствор, разведенный до концентрации так называемого aurum potabile — «золотого напитка», обеспечивал излечение всех хворей, полное омоложение и продление жизни на любой срок. Каждый, таким образом, мог обрести желанное долголетие, оживить мертвеца, проникнуть в сокровенные тайны натуры. Для этого нужно было лишь завладеть «магистериумом». Кроме этого, философский камень понимался символически, как внутреннее преображение, переход души от состояния, в котором преобладает материальное начало, к духовному просветлению, познанию Абсолюта.

О путешествии по Европе Парацельс написал в книге «Большая хирургия» (2 кн., 1536). В 1529 году он явился в Нюрнберг, пытаясь найти работу. Там он прославился бесплатным лечением больных, от которых все отказались. И снова у него случился конфликт с врачами.

До нас дошла история, случившаяся с каноником Корнелием, страдавшим болезнью желудка и обещавшим 100 флоринов избавителю. Парацельс ему помог, но с болезнью прошла и благодарность каноника. Парацельс подал в суд на Корнелия. Воспользовавшись судебной рутиной, Корнелий валил с больной головы на здоровую. Когда же возмущённый неблагодарностью исцеленного Парацельс стал кричать на судей и оскорблять их, суд решил применить к нему репрессивные санкции. Парацельс бежал в Кольмар.

В Чехии все складывалась неудачно. После двух смертей своих пациентов он счел за лучшее удалиться. Вернулся в родной Виллах, где жил его отец. Здоровье Парацельса вследствие неприкаянного образа жизни весьма расстроилось. Говорили, что он поселился в Зальцбурге и вскоре умер, обратившись перед смертью в католическую веру. Случилось это на 48‑м году жизни, 24 сентября 1541 года.

По свидетельству архивариуса Зальцбургского госпиталя, имущество умершего состояло из двух золотых цепей, нескольких колец и медалей, нескольких ящиков с порошками, мазями и химическими приборами и реактивами. Он оставил после себя Библию, Евангелие, а также указатель Библейских цитат. Серебряный кубок он завещал монастырю в Швейцарии, где жила его мать. Кубок до сих пор хранится в этом монастыре. Говорят, что металл кубка создал сам Парацельс. Местному зальцбургскому цирюльнику (в те времена они были и хирургами) он завещал мази и свои книги по медицине.

Мнения ученых относительно теорий Парацельса были чрезвычайно различны: одни считали его реформатором всего научного знания, другие — фанатиком, демагогом, возмутителем спокойствия, кем угодно, но только не реформатором. Однако следует признать, что ни отсутствие скромности, ни эксцентричность Парацельса не затмевают его заслуг: без знаний великих систем древности он создал свою философию и медицину и не случайно причислен к когорте больших ученых всех времен.

Парацельс написал 9 сочинений, но только 3 из них увидели свет при его жизни. Самое полное собрание сочинений Парацельса издано в 1589 году в Базеле в 10 частях. В нем он порицает объяснение естественных явлений влиянием тайных сил и высказывает принцип: молчи, если не можешь найти причину. Поразительно, что, не имея классических знаний, книжной эрудиции, Парацельс тем не менее оказал громадное влияние на медицину своего века, подвергнув критике старые принципы и опровергнув классические авторитеты.

Имя Парацельса стало одним из символов медицины. Медаль Парацельса — высшая награда, которую в ГДР мог получить врач.

Парацельс — биография, вклад в медицину. токсикологию и психотерапию

  • На здоровье!
  • >
  • Темы портала
  • >
  • Медицина
  • >
  • Западная

Парацельс (Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Хоэнхайм, 11 ноября или 17 декабря 1493 — 24 сентября 1541 гг.) был швейцарским врачом, алхимиком, ботаником, астрологом и оккультистом в эпоху немецкого Ренессанса. Он основал дисциплину токсикологии. Он также известен своими революционными взглядами на использование наблюдений природы, вместо поисков в древних текстах, открытым и радикальным отрицанием медицинской практики своего времени. Ему также приписывают то, что он дал название цинку. Современная психология также часто приписывает ему то, что он первым заметил, что некоторые заболевания коренятся в психологической болезни.

. огнем более суровой революции — протестантской Реформацией. Реформация дала миру целый ряд великих медиков и среди них — швейцарца Парацельса, не только выдающегося врача, но и удивительного, необычайного человека. Парацельс преподавал в Базельском университете. Вместо .

Он был упрямой и независимой личностью. Все чаще его посещало чувство разочарования и горечи, когда он подвергался критике, как реформатор.

«Парацельс», что означает «рядом с (в его статусе как врача) Цельсом» или «за Цельсием», относится к римскому энциклопедисту Авлу Корнелию Цельсу, который жил в I веке и славился своим трактатом по медицине.

Наиболее важным наследием ученого, скорей всего, является его критика схоластических методов в науке, медицине и теологии. Хотя эти области отдельно друг от друга не существовали во время его жизни, его отношение к некритическому копированию трудов старых отцов медицины, таких как Авиценна и Аверроэс, без категорического отрицания их явных достоинств, было его первым и главным достижением для независимых и эмпирических подходов к исследованию и обучению. По большей части его теоретические работы не выдерживают современной научной мысли, но его идеи стали основой для более динамичного подхода в медицинских науках.

Читать еще:  Все о третьей чакре человека. Манипура — энергетическая чакра личной силы

Биография Парацельса

Парацельс родился и вырос в деревне Айнзидельн в Швейцарии. Его отец Вильгельм Бомбаст фон Хоэнхайм,был швабским (немецким) химиком и врачом. Его мать была из Швейцарии и она, вероятно, умерла, когда он был ребенком. В 1502 г. семья переехала в Филлу, Каринтия, где отец Парацельса работал врачом, занимаясь медицинскими потребностями паломников и жителей монастыря. Он получил глубокое гуманитарное и богословское образование у своего отца, местных священнослужителей и в монастырской школе аббатства Святого Павла в Лаванттале. В возрасте 16 лет он приступил к изучению медицины в университете Базеля, позже переехав в Вену. Он получил докторскую степень в Университете Феррары в 1515 или 1516 г.

Его скитания, как странствующего врача и временами подмастерья шахтера, приводили его в Германию, Испанию, Францию, Венгрию, Данию, Нидерланды, Швецию, Польшу и Россию.

Как медик начала XVI в., Парацельс провел естественное сродство герметической, неоплатонической и пифагорейской философии, которые занимали центральное место в эпоху Возрождения, в мировоззрении, которые иллюстрировали Марсилио Фичино и Пико делла Мирандола. Парацельс отверг магические теории Генриха Корнелия Агриппы и Николя Фламеля в труде «Archidoxes of Magic». Астрология была очень важным элементом медицины Парацельса, и он был практикующим астрологом, как и многие из врачей с высшим образованием, работающих в то время в Европе. Он даже посвятил несколько разделов в своих трудах изготовлению астрологических талисманов для лечения болезней, а также талисманы для каждого знака зодиака. Им также был изобретен алфавит, называемый алфавитом волхвов, для гравировки ангельских имен на талисманах.

Парацельс первым использовал химические вещества и минералы в медицине. Он использовал название «цинк» для элемента цинка примерно в 1526 г., на основе заостренного вида его кристаллов после плавки и старого немецкого слова «zinke» («острый»). Он использовал экспериментирование в изучении человеческого организма. Бытует мнение, что Парацельс также ответственен за создание опиума, и вплоть до XIX в. опиумная настойка была очень распространена. Как врач и медицинский химик, в то время он также резко критиковал практики аптекарей, в которых зачастую не соблюдалась доза. Изучая его тексты, можно понять, что он был сторонником и критиком общего пользования гваякового дерева и морозника.

Парацельс получил репутацию высокомерного человека, и вскоре другие врачи в Европе уже гневались на него. Некоторые даже утверждают, что он был пьяницей. Он занимал кафедру медицины в Базельском университете и работал городским врачом менее года. Он возмущал своих коллег, выступая с лекциями на немецком вместо латыни, чтобы медицинские знания были более доступными для простых людей. Он выступал с нападками на обычные академические учения и публично сжигал медицинские учебники, осуждая некоторых своих предшественников, как шарлатанов и лжецов. Оскорбив своих противников порочными эпитетами из-за спора по поводу платы врача, ему пришлось тайно покинуть Базель, опасаясь наказания суда. Он снова стал бродягой, странствуя по Центральной Европе. В 1530 г. по инициативе медицинского факультета Университета Лейпцига, Городской совет Нюрнберга запретил печатание работ Парацельса.

Его путешествия в Африку и Малую Азию в погоне за скрытыми знаниями подвергаются сомнению. Он пересмотрел старые манускрипты и написал новые, но издателей найти было трудно. В 1536 г. была опубликована его книга «Большая книга о хирургии», которая позволила ему вернуть славу.

Вклад Парацельса в область медицины можно рассматривать в контексте рождения лютеранства, хотя он оставался католиком и никогда официально не был связан с реформаторскими изменениями, происходящими во время его жизни. Он был современником Коперника, Леонардо да Винчи и Мартина Лютера. Его сравнивали с Лютером отчасти потому, что его идеи отличались от господствующих в то время, и отчасти потому, что открыто выступал против существующей власти в медицине, например, публично сжигая древние книги. Эти акты побуждали людей, подобно противостоянию Лютера с Церквью. Парацельс отвергал это сравнение. Его известное изречение: «Пусть Лютер отстаивает то, что он говорит, а я буду нести ответственность за то, что я говорю. То, что вы желаете Лютеру, вы желаете и мне: вы хотите, чтобы мы горели в огне».

В 1526 г. он купил право на гражданство в Страсбурге, чтобы открыть свою собственную практику. Но вскоре после этого он был призван в Базель к постели больного Иоганна Фробена или Фробениуса, успешного типографа и издателя. Основываясь на исторических соображениях, Парацельс вылечил Фробениуса.

Парацельс одним из первых медицинских профессоров признал, что врачам нужны солидные академические знания в области естественных наук, особенно химии. Кроме того, он позволял доступ к медицинской учебной работе для ученых людей. Хирурги, например, часто не имели академическую подготовку и были в одном ряду с парикмахерами и мясниками.

Парацельс также является народной легендой, и причудливые рассказы о его жизни распространялись в Центральной Европе в течение многих столетий. В сознании многих он стал чудо-целителем и духовным покровителем здоровья. Его помощь деревням во время чумы в XVI в. была для многих актом героизма, поэтому его работы и достижения часто использовались и незаконно копировались.

Во время лечения больного Фробениуса Эразм Роттердамский стал свидетелем целебные терапии Парацельса. Глубоко впечатленный его навыками, он, должно быть, рекомендовал его своим друзьям-гуманитариям в Базельском университете, одной из самых прогрессивных школ в то время. Связь Парацельса с Эразмом также положил начало диалогу в письмах между ними.

Он умер в возрасте 47 лет в Зальцбурге, и его останки были похоронены в соответствии с его пожеланиями на кладбище при церкви Святого Себастьяна в Зальцбурге. Его останки находятся в настоящее время в гробнице на паперти этой церкви.

После его смерти многие желающие подорвать традиционную галеновую физику подхватили движение парацельсианизм, и его методы лечения стали более широко известны и использовались.

Его девизом был «Alterius non sit qui suus esse potest», что означает «Кто может принадлежать себе, тот да не будет принадлежать другому».

Видео о Парацельсе

Философия

Парацельс во многом отвергал философию Аристотеля и Галена, а также теорию гуморов. Хотя он и принял концепцию четырех стихий (вода, воздух, огонь, земля), он видел их только в качестве основы для других свойств, на которой все строится. Исходя из его изучения элементов, Парацельс принял идею трех альтернатив, чтобы объяснить природу медицины, выбрав сгораемый элемент (сера), жидкий и переменный элемент (ртуть) и твердый, постоянный элемент (соль). Первое упоминание о модели ртути, серы и соли появилось в его работе «Opus paramirum», датируемой примерно 1530 г. Парацельс считал, что принципы серы, ртути и соли содержали яды, способствующие всем болезням. Он считал, что каждая болезнь имеет три отдельных лекарства в зависимости от того, что стало его причиной, это могло быть отравление серой, ртутью или солью. Парацельс перенял важность серы, соли и ртути из средневековой алхимии, где все они занимали видное место. Он продемонстрировал свою теорию путем сжигания куска дерева. Огонь был работой серы, дым – ртути, а остаточная зола была солью. Парацельс также считал, что ртуть, сера и соль давали хорошее объяснение для природы медицины, потому что каждое из этих свойств существует во многих физические формах. В каждой болезни симптомы зависят от того, какой из трех основных элементов вызвал болезнь. Парацельс предположил, что материалы, которые ядовиты в больших дозах, могут быть положительными в малых дозах, он продемонстрировал это на примерах магнетизма и статического электричества, где небольшой магнит может привлечь гораздо больше металлов.

Его теория «Tria Prima» также определила человеческую идентичность. Так, сера воплощалала душу, (желания и эмоции); соль – тело; ртуть стала воплощением духа (воображение, моральное суждение и высшие умственные способности). Посредством понимания химической природы «Tria Prima», врач может обнаружить средства лечения болезней.

Источники:

http://studwood.ru/1664779/meditsina/vklad_razvitie_meditsiny
http://historymed.ru/encyclopedia/doctors/?ELEMENT_ID=4831
http://www.nazdor.ru/topics/medicine/western/current/475131/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×