«Откуда у Церкви деньги»? («Белые конвертики»). Доходы и расходы

«Откуда у Церкви деньги»? («Белые конвертики»)

Так называлась («Откуда у Церкви деньги») одна маленькая брошюрка о.Андрея Кураева, которую он опубликовал и которую я принципиально не читал. Не читал, потому что за 17 лет внештатной и штатной работы в РПЦ (МП) приблизительно предполагал, откуда.

Систематизировать, конечно , я не пытался. Насколько знаю, это пытался сделать религиовед Николай Митрохин и даже выпустил книгу на этот счет. Но предположить навскидку можно.

1. Основной источник поступления денег даже не торговля свечками, себестоимость которых минимальна, а продаются (именно продаются) они в несколько раз дороже. То есть, чистый доход исчисляется сотнями процентов прибыли.

2. Нет. С моей т.з. основной доход – это работа неконтролируемых т.н. церковных лавок. Умные книжки святых отцов – это не самый их главный репертуар. Главное – это золото и серебро, не облагаемое никаким госналогом, которое проходит как «предметы культа». Подозреваю, что существует целая мафиозная группа ( и даже много групп) ,которые скупают золото и серебро в лавках и перепродают его по завышенным ценам. Это большие деньги. Очень большие.

3. По моей информации, некоторые маститые протоиереи имеют «свои бизнеса», даже магазины, которые записаны на другие имена, но бенефицируются ими и именно они получают доход от продаж. Это такие «церковные офшоры». Подозреваю, что местные епископы и спецслужбы в доле.

4. Всем памятны беспошлинные ввозы в страну сигарет и алкоголя. Доход с их выгодной продажи х шел Церкви. Это т.с. гуманитарная помощь товарищей из Кремля «агенту Михайлову» и его собратьям.

5. Есть, увы, сумасшедшие верующие , которые отписывают батюшкам свои машины или недвижимость. И те это с «благодарностью» принимают. По крайней мере, лично знаю такой случай, когда не совсем адекватная прихожанка «подарила» одному духовному «высокопреосвященному настоятелю» домик в центре города, который по рыночной цене стоит ну очень не дешево. И тот с благодарностью принял подарок, несмотря на то, что было видно — бабуся «не в себе».

5. Еще есть замечательная штука – совместное пользование. Например, ХХС. Храм Христа Спасителя, известный иностранцам, как «Храм Пусси Райот». Формально он – собственность московской мэрии, но фактически им управлял до октября 2013г. небезызвестный Фонд Василия Великого (нетрудно догадаться, скооперированный со Священноначалием), который превратил ХХС в огромный торгово-развлекательный центр. Только 7% помещений использовались в религиозных целях. Остальное – что угодно: от автомоек и торговых палаток – до торговли морепродуктами.

Зал Церковных Соборов Фонд официально сдавал (и сдает) для шоу, концертов и вечеринок. Стоимость аренды – 450 000 рублей в сутки (всего в два раза дешевле Большого Кремлевского Дворца или Крокус Сити Холла). Не считая сдачи в аренду конференц – зала (100 000 за конференцию), паркинг-мест (450 рублей в сутки) и т.д. Как происходить шоу? Просто задергиваются лики святых по стенам и в зале с прекрасной акустикой и световым оборудованием для вас выступает, например , группа «Бони М». Один известный общественный деятель попытался доказать однажды этот факт в суде, но суд, конечно проиграл, да еще и получил по голове железным прутом возле своего подъезда. Чудом остался жив.

И, наконец, откуда деньги у епископата? Это очень интересный вопрос.

Понятно, что у епископа формально есть какая-то зарплата, но не на это живет епископ. Каждый настоятель хлебного храма, как я сказал выше, сидит на финансовых потоках, (в епархии таких храмов, допустим 100), вот он и должен делиться за подаренное хлебное место Отцу родному – местному архиерею.

Это т.н «белые конвертики», которые настоятели, как я понимаю, ежемесячно заносят архиереям. Не занесешь – пойдешь работать за зарплату второго священника (чтоб ты жил «на одну зарплату»).

Лично наблюдал в приемной архиерея, как некоторые настоятели залетают в кабинет и «красно…ликие», радостные вылетают оттуда буквально через несколько минут. Что можно решить за ТАКОЙ срок? Какой серьезный вопрос? Я не понимал, девственник церковной жизни. И только потом понял. Блин. Они же заносят епископу бабло.

Выяснил у тех, кто заносит, у знакомых настоятелей – подтвердилось. Жалею, что не спросил о сумме «взносов» на накопительную часть пенсии архиепископа. Умножаем энное число «ежемесячных пожертвований епископу» на сто. Персонаж Аркадия Райкина в этих случаях говорил: «Это ж бешеные деньги»…

Как режиссера меня очень интересовал вопрос: а как это визуально происходит? Заходит батюшка. Земной поклон. Целует руку Деспота (епископ по гречески –а вт.). Садится. Новоапостол начинает задушевный разговор, мол, как у вас, о.Николай , дела на приходе? Как в семье, детки не болеют? Ну, по киношному думал. Но для этого нужно больше времени… Оказалось все более прозаично. Настоятель заходит. Земной поклон. Целование руки. Конверт — на стол. И все. «И все?», — переспросил я знакомого настоятеля «И все» -,ответил он мне.

Как все просто и пошло.

В первые дни 2014 года, когда о.Андрея Кураева за «гей-расследования» патриарх Кирилл попер отовсюду, я записал с ним передачу. Первый и последний раз я нарушил журналистский этикет и не дал о.Андрею (которого уважаю) говорить ОБЫЧНЫМ монологом. Перебивал. Заставлял отвечать на мои вопросы прямо. Пришлось говорить больше интервьюиромого, что не есть профессионально, но при форс-мажоре можно.

Речь зашла о «белых конвертиках». Повод — высказывание о. В.Чаплина (который был еще – ого-го каким Чаплиным!) в котором он опять сморозил гадость, примерно такого контента: «Священник , который думает о своей пенсии профнепригоден». А пригодны ли архиереи, думающие о пенсии? Этот вопрос я задал о.Андрею. При этом я вспомнил только что принятый документ о соцзащите архиереев.

Отмечу, что в документе было сказано, что и белые батюшки нуждаются в матпомощи. Но она может быть им предоставлена только по инициативе архиерея и в тех объемах, которые обозначены местным Владыкой. Т.е. это м.б вообще разовая помощь –деткам на конфетки. При этом о себе архиереи позаботились хорошо.

Архиерей получает при выходе на «заслуженный отдых» ту пенсию, которая равноценна зарплате, которую он получал, будучи архиереем епархии. И платит ему до смерти та епархия, с кафедры которой он ушел на покой. Я не знаю, какая формальная зарплата у архиерея. Но что-то подсказывает мне, что намного больше -11 000 рублей (средняя пенсия по стране).

Читать еще:  Буддизм краткое описание религии. Учение Будды

При этом архиерей сам выбирает епархию, где он хочет поселиться на пенсии. Ему могут даже предоставить настоятельство. Тогда он будет, и служить, и сидеть на финансовом потоке, и быть абсолютно независимым от поборов коллеги-местного епископа.

Помню, о.Андрей одобрил законопроект и сказал, что это единственная альтернатива «белым конвертикам», а то он видел архиереев, которые не «брали взятки», т.е. не составили ЛИЧНЫЙ накопительный пенсионный фонд и умирали ,по словам о.Андрея, «в собственном говне».

Кстати, я знаю русских архиереев, которые принципиально не брали взяток и их пенсия была, действительно, бедна…Такое вот юродство…

Жили на пенсии, как простая уборщица. Господи Иисусе! Сыне Божий!

Но главное в том, что мы с о.Андреем разошлись в «степени обеспечения» по законопроекту архиереев на покое. Я говорил, что епархия его пенсионного ухода должна предоставить епископу те условия, которые он попросит. Например, домик отдельный. Она должна оплачивать труд обслуживающего персонала, телефонные переговоры, затраты на канцтовары, перевозки на автомобиле

О.Андрей жестко раскритиковал меня, утверждая , что я «передергиваю», что я не подготовился к передаче. Архиерей может претендовать только на келью (пусть теплую) в монастыре, а ухаживать за ним должны братья монастыря. Никаких телефонов, обслуги, транспорта. Я обещал дома еще раз внимательно прочитать текст закона. И «получи, о.Андрей, гранату»….

Внимание, извините, теперь большой шмат ( укр.) из законодательного акта под названием «Положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей, церковнослужителей и работников религиозных организаций Русской Православной Церкви, а также членов их семей». Принят Архиерейским Собором РПЦ (МП) в 2013г. (2-5 февраля).

«IV.1 Священный Синод, почисляя на покой епархиального или викарного архиерея, определяет место его пребывания на покое на территории епархии Русской Православной Церкви, ставропигиального или епархиального монастыря. При определении места пребывания архиерея на покое учитываются, по возможности, его пожелания.

IV.2 Священным Синодом и Синодом Самоуправляемых Церквей, Экзархатов и Митрополичьих округов утверждаются списки епархий для возможного пребывания на покое тех архиереев, которые, подавая прошение о почислении на покой, оставят место своего дальнейшего пребывания на усмотрение Патриарха Московского и всея Руси и Священного Синода.

IV.3 Епархии, включенные в предусмотренный пунктом IV.2 настоящего Положения перечень, предоставляют пребывающим в них на покое архиереям благоустроенное жилое помещение и обеспечивают предоставление данным архиереям материального содержания за счет собственных средств и (или) за счет средств благотворительного фонда, учрежденного епархией (ставропигиальным или епархиальным монастырем), а также при участии епархий, бывших последним местом архиерейского служения пребывающих на покое Преосвященных.

IV.4 Материальное содержание складывается из следующих расходов:

a. благотворительная помощь, оказываемая епархией, бывшей последним местом служения архиерея, в размере архиерейского оклада;

b. оплата работы обслуживающего персонала, медицинских услуг, ремонта жилья, хозяйственных и транспортных нужд, осуществляемая за счет епархии, принявшей архиерея для пребывания на покое.

IV.5 Епархиальным архиереям, в епархиях которых пребывают на покое архиереи, следует в ежегодных епархиальных отчетах, направляемых в Московскую Патриархию, предоставлять информацию о видах и размерах расходов, предусмотренных пунктом IV.4 настоящего Временного Положения.

IV.6 Находящийся на покое архиерей может исполнять обязанности игумена монастыря или настоятеля прихода либо быть приписанным к монастырю или приходу. В таком случае соответствующие монастыри или приходы предоставляют пребывающим в них на покое архиереям благоустроенное жилое помещение, выплачивают им содержание и обеспечивают их обслуживание».

Итак, о.Андрей, что мы имеем.

1. Архиерей на покое может быть хозяином благоустроенного жилого помещения, как в монастыре, так и на приходе. Я не думаю, что на приходе – это собачья конура. Вероятно, это вполне себе благоустроенный домик.

2. Про монахов, которые безвозмездно приносят к келье исихаста-епископа тарелку с чечевичной похлебкой. Что-то монахов не видно. Читаем. «Обслуживающий персонал» (вероятно, оплачиваемый), «ремонт жилья» (точно оплачиваемый), «медицинское обслуживание хорошее медобслуживание у нас давно стоит очень дорого), «транспортные расходы» (оплачиваемые, давайте не будем «девочками», это личное авто с водилой), самая интересная статья – оплачиваемые «хозяйственные нужды» . В этот пункт можно вставить все, что хочется иметь епископу в хозяйстве –компьютер, стереовидеозал, тренажерный зал, плавательный бассейн. Да что угодно….

3. Так что я то, как раз хорошо подготовился к той передаче…

О.Андрей призывает пожалеть несчастных епископов, которые вынуждены вымогать деньги у настоятелей. А я призываю в эти ПАСХАЛЬНЫЕ дни пожалеть стариков и старух, которым ни одна епархия не обеспечит качественное жилье, пенсию, транспорт, медобслуживание и ХОЗЯЙСТВЕНЫЕ РАСХОДЫ!

История. Почему церковь берет деньги и другие неприятные вопросы

Когда речь заходит о церковных финансах, часто употребляют слово «пожертвование». Это слово подчеркивает, что все, что человек отдает в храм, будь то бескорыстная передача какой-то суммы, оплата треб или приобретение литературы, является его жертвой Богу. Старец Паисий Святогорец часто в своих поучениях говорит о том, что все сделанное человеком для Бога духовно обогащает его самого. Вообще, христианство — глубоко жертвенная религия. Христианин должен учиться не только принимать, но и отдавать, причем и в самом земном, жизненном смысле этого слова. В храмах существует традиция так называемого «тарелочного сбора», когда по храму ходят с тарелкой и собирают пожертвования на нужды храма. Это напоминает прихожанам, что свечи, утварь в храме, строительные материалы не появляются сами собой.

История свидетельствует нам о том, что лишь в обществе, где граждане способны не только заботиться о своих нуждах и прихотях, но и жертвовать чем-то ради общего блага, возможно настоящее процветание.

Сегодня дух потребительства все больше проникает в нашу жизнь, и даже церковные люди порой воспринимают бесплатный труд в храме или необходимость жертвовать средства на его содержание как тяжкую повинность.

До революции в России храм не мог быть построен там, где прихожане не готовы или не способны были его содержать. А сегодня жители села или города обращаются к архиерею, чтобы он построил им храм и содержал его. И вот наше духовенство вынуждено искать средства на строительство, униженно просить деньги у людей, подчас далеких от Церкви, идти на большие или малые компромиссы. А люди не дают себе труда задуматься, откуда же у Церкви деньги? На какие средства строятся и содержатся храмы и воскресные школы, выплачивается заработная плата священнослужителям и сотрудникам, осуществляются благотворительные и просветительские проекты?

В наши дни многие, даже церковные, люди думают, что государство полностью или частично финансирует Церковь. Удивительный парадокс. С одной стороны, все в нашей стране знают, что Церковь еще с 1918 г. отделена от государства, и как только речь заходит об активном участии Церкви в общественной жизни, все об этом вспоминают. Например, когда встает вопрос о преподавании Закона Божия в школах. Но с другой стороны, очень многие люди уверены при этом, что государство содержит Церковь за счет налогоплательщиков. И когда начинаешь таким людям объяснять, что храмы существуют только за счет пожертвований частных лиц, это вызывает немалое удивление.

Читать еще:  Если приснилось что крошатся и выпадают зубы. Обсуждение, к чему снится, что крошатся и выпадают зубы во сне

В наше время никакого финансирования со стороны государства Церковь не получает. Любому приходу, как любой организации или предприятию, приходится платить немалые деньги за теплоснабжение, электроэнергию, воду, телефон и многое другое. Во многих европейских странах Церковь владеет недвижимостью, за счет которой осуществляются реставрационные, благотворительные и образовательные проекты. А в нашей Церкви и содержание храмов, и внешняя деятельность осуществляются только за счет пожертвований прихожан и спонсоров. Не секрет, что большинство прихожан православных храмов имеют доход средний и ниже среднего, а кто-то вообще живет за чертой бедности. Тем не менее, каждый, кто считает себя прихожанином храма, обязан принимать посильное участие в жизни прихода. Кто-то жертвует деньги, кто-то материалы или продукты, кто-то принимает личное участие в работах. Однажды, когда строили храм, к настоятелю подошла одна старенькая прихожанка и спросила, что ей делать. Сил для работы у нее нет. Пенсию она получает совсем маленькую. Священник ей ответил: «А ты поди, сядь возле храма и молись». И кто знает, может, благодаря ее молитве кого-то Бог уберег от несчастного случая на стройке, а чье-то сердце смягчилось, и он решил пожертвовать денег на строительство.

Что-то, — деньги, время, силы, таланты, знания, — может жертвовать абсолютно каждый, независимо от уровня дохода, возраста и обстоятельств жизни. Не всегда жертвенность, способность отдавать, зависит от уровня дохода человека. Порой бывает так, что богатый человек приходит в храм, чтобы окрестить своих детей или обвенчаться, и жертвует на храм сумму, несоизмеримо малую по сравнению с его доходом. А люди среднего и ниже среднего достатка расстаются с деньгами гораздо легче.

Что же касается личного участия в жизни храма, помощи в уборке, благоустройстве территории и других делах, настоятель всегда видит и знает, кто из прихожан постоянно откликается на призывы о помощи, а кто с таким же постоянством остается равнодушным. И священнику бывает очень больно и трудно, когда в решении приходских проблем, в борьбе за возрождение своего храма он остается один, а прихожане становятся сторонними зрителями или, что еще хуже, придирчивыми критиками.

Чаще всего человек готов пожертвовать какие-либо средства, если видит явную нужду. А как объяснить прихожанам, почему нужно жертвовать на свой храм, в котором, на первый взгляд, и так все благоустроено? Прихожане должны стараться увидеть, что стоит за относительным благополучием в их храме, к которому они так привыкли. И стараться принять участие в его достижении.

Прихожанам необходимо воспитывать в себе дух жертвенности, потому что в первую очередь это нужно им самим, их духовному развитию. Любая жертва, в том числе и работа, и помощь в храме, должна восприниматься не как одолжение, а как величайшая честь для самого трудящегося в храме человека, а необходимость поработать во славу Божию вызывать энтузиазм, а не уныние и ропот.

Каждый прихожанин должен задуматься: «А что лично я сделал для своего прихода?» Если в твоем храме, где ты исповедуешься, причащаешься, где венчаешься и крестишь своих детей, все устраивается помимо тебя, разве это не обидно? Ведь только тогда человек по-настоящему может почувствовать себя прихожанином, когда принимает личное участие в судьбе прихода.

Увы, нередко бывает так, что прихожанами называют себя такие люди, которые не имеют к приходу ни малейшего отношения.

Когда речь заходит о церковных финансах, часто употребляют слово «пожертвование». Это слово подчеркивает, что все, что человек отдает в храм, будь то бескорыстная передача какой-то суммы, оплата треб или приобретение литературы, является его жертвой Богу. Старец Паисий Святогорец часто в своих поучениях говорит о том, что все сделанное человеком для Бога духовно обогащает его самого. Вообще, христианство — глубоко жертвенная религия. Христианин должен учиться не только принимать, но и отдавать, причем и в самом земном, жизненном смысле этого слова. В храмах существует традиция так называемого «тарелочного сбора», когда по храму ходят с тарелкой и собирают пожертвования на нужды храма. Это напоминает прихожанам, что свечи, утварь в храме, строительные материалы не появляются сами собой.

История свидетельствует нам о том, что лишь в обществе, где граждане способны не только заботиться о своих нуждах и прихотях, но и жертвовать чем-то ради общего блага, возможно настоящее процветание. Сегодня дух потребительства все больше проникает в нашу жизнь, и даже церковные люди порой воспринимают бесплатный труд в храме или необходимость жертвовать средства на его содержание как тяжкую повинность.

До революции в России храм не мог быть построен там, где прихожане не готовы или не способны были его содержать. А сегодня жители села или города обращаются к архиерею, чтобы он построил им храм и содержал его. И вот наше духовенство вынуждено искать средства на строительство, униженно просить деньги у людей, подчас далеких от Церкви, идти на большие или малые компромиссы. А люди не дают себе труда задуматься, откуда же у Церкви деньги? На какие средства строятся и содержатся храмы и воскресные школы, выплачивается заработная плата священнослужителям и сотрудникам, осуществляются благотворительные и просветительские проекты?

В наши дни многие, даже церковные, люди думают, что государство полностью или частично финансирует Церковь. Удивительный парадокс. С одной стороны, все в нашей стране знают, что Церковь еще с 1918 г. отделена от государства, и как только речь заходит об активном участии Церкви в общественной жизни, все об этом вспоминают. Например, когда встает вопрос о преподавании Закона Божия в школах. Но с другой стороны, очень многие люди уверены при этом, что государство содержит Церковь за счет налогоплательщиков. И когда начинаешь таким людям объяснять, что храмы существуют только за счет пожертвований частных лиц, это вызывает немалое удивление.

В наше время никакого финансирования со стороны государства Церковь не получает. Любому приходу, как любой организации или предприятию, приходится платить немалые деньги за теплоснабжение, электроэнергию, воду, телефон и многое другое. Во многих европейских странах Церковь владеет недвижимостью, за счет которой осуществляются реставрационные, благотворительные и образовательные проекты. А в нашей Церкви и содержание храмов, и внешняя деятельность осуществляются только за счет пожертвований прихожан и спонсоров. Не секрет, что большинство прихожан православных храмов имеют доход средний и ниже среднего, а кто-то вообще живет за чертой бедности. Тем не менее, каждый, кто считает себя прихожанином храма, обязан принимать посильное участие в жизни прихода. Кто-то жертвует деньги, кто-то материалы или продукты, кто-то принимает личное участие в работах. Однажды, когда строили храм, к настоятелю подошла одна старенькая прихожанка и спросила, что ей делать. Сил для работы у нее нет. Пенсию она получает совсем маленькую. Священник ей ответил: «А ты поди, сядь возле храма и молись». И кто знает, может, благодаря ее молитве кого-то Бог уберег от несчастного случая на стройке, а чье-то сердце смягчилось, и он решил пожертвовать денег на строительство.

Читать еще:  Поздравления с днем василия 14 января. Поздравления на Васильев день (именины Василия)

Что-то, — деньги, время, силы, таланты, знания, — может жертвовать абсолютно каждый, независимо от уровня дохода, возраста и обстоятельств жизни. Не всегда жертвенность, способность отдавать, зависит от уровня дохода человека. Порой бывает так, что богатый человек приходит в храм, чтобы окрестить своих детей или обвенчаться, и жертвует на храм сумму, несоизмеримо малую по сравнению с его доходом. А люди среднего и ниже среднего достатка расстаются с деньгами гораздо легче.

Что же касается личного участия в жизни храма, помощи в уборке, благоустройстве территории и других делах, настоятель всегда видит и знает, кто из прихожан постоянно откликается на призывы о помощи, а кто с таким же постоянством остается равнодушным. И священнику бывает очень больно и трудно, когда в решении приходских проблем, в борьбе за возрождение своего храма он остается один, а прихожане становятся сторонними зрителями или, что еще хуже, придирчивыми критиками.

Чаще всего человек готов пожертвовать какие-либо средства, если видит явную нужду. А как объяснить прихожанам, почему нужно жертвовать на свой храм, в котором, на первый взгляд, и так все благоустроено? Прихожане должны стараться увидеть, что стоит за относительным благополучием в их храме, к которому они так привыкли. И стараться принять участие в его достижении.

Прихожанам необходимо воспитывать в себе дух жертвенности, потому что в первую очередь это нужно им самим, их духовному развитию. Любая жертва, в том числе и работа, и помощь в храме, должна восприниматься не как одолжение, а как величайшая честь для самого трудящегося в храме человека, а необходимость поработать во славу Божию вызывать энтузиазм, а не уныние и ропот.

Каждый прихожанин должен задуматься: «А что лично я сделал для своего прихода?» Если в твоем храме, где ты исповедуешься, причащаешься, где венчаешься и крестишь своих детей, все устраивается помимо тебя, разве это не обидно? Ведь только тогда человек по-настоящему может почувствовать себя прихожанином, когда принимает личное участие в судьбе прихода.

Увы, нередко бывает так, что прихожанами называют себя такие люди, которые не имеют к приходу ни малейшего отношения.

Предыдущее обсуждение “раскола и образования Стамбульского прихода”, как сегодня изящно выразился Путин, показало удивительную вещь: оказывается, большинство комментаторов убеждено, что православная церковь – это само по себе, без помощи государства, прибыльное предприятие! Отсюда и представление о каких-то немеряных “доходах”, которые будто бы с Украины “выкачивает” РПЦ во главе с Гундяевым – и что якобы из-за этих “доходов” и разгорелась вся “война за независимость”.

Это, заметим, говорится об организации, которая по самой своей сути должна жить на “пожертвования”, то есть – на подаяние. И говорят люди, которые в своей жизни разве что пару раз давали смятый рубль “на строительство храма” неким “монахам” в метро, даже не подозревая, что РПЦ, как она сама не раз заявляла, никогда не собирает средства таким образом. Это, в общем, характерное заблуждение, я бы даже сказал, позиция советского/постсоветского человека: “Я, конечно, ничего не даю/не участвую/не вкладываю; но КТО-ТО ведь даёт!!” Советский, как всегда, прав: “кто-то” действительно даёт, причем этот “кто-то” – он сам; только даёт он нечувствительно, поскольку дают те, кто от его имени управляет государством.

И так было всегда. Церковь в России – институт политический, а не экономический; именно поэтому она всегда была под плотным контролем и управлением государства, а в эпоху РИ так и вовсе управлялась им на манер министерства. В советское время это присоединение было разве что сделано чуть менее явным. Но вопрос – а почему церковь в России никогда не стремилась выйти из-под этого плотного колпака? Почему она не стремилась к независимости хотя бы на манер своей извечной “сестры”-соперника – католической церкви?

Ответ очевиден – характер почв. Попы не стремились “на волю”, поскольку их иерархам известно – “на подножном корму” ПЦ не выжить. В лучшем случае это будет крайне аскетическое, воистину “катакомбное” служение, при котором не то что о мерседесах и швейцарских часах, но и хлебе с маслом придется забыть. И отсюда же, кстати, суета Порошенко как практически фронтмена “раскола” на Украине (видно, что украинский глава отрабатывает эту роль с удовольствием). Но почему попы на Украине сделали драйвером процесса светского человека, по сути – госслужащего? А все по той же причине: и украинская ПЦ уходит не в независимость – она уходит от одного государства к другому, или, проще говоря – меняет спонсора.

Соцопросы всегда показывали именно то, о чем говорится выше: народ в России крайне поверхностно религиозен. Службы люди посещают в лучшем случае пару раз в год, о регулярных пожертвованиях речи нет. Если же “на церковь” жертвуют коммерческие компании, то, как правило, и это происходит только под серьезным давлением тех же госчиновников (тут хороший пример – строительство ХХС, ради которого Лужков в Москве ввел чуть ли не “церковную десятину”, причем почти в открытую).

И ведь главное, что такая ситуация на самом деле устраивает наших верующих. Нашим людям вообще нравится думать, что все существующие в стране услуги существуют как-то “сами”, без их участия: школы, больницы, церкви. Нравится такая ситуация и государству (пока у него денег хватает), нравится и церкви: всегда можно, “сидя на потоках”, обделывать свои маленькие скромные гешефты. На мерс с часами хватает – а что еще надо божьему человеку?

Источники:

http://echo.msk.ru/blog/otstavnih/1761182-echo/
http://medic-l.ru/istoriya-pochemu-cerkov-beret-dengi-i-drugie-nepriyatnye-voprosy.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: