Валерий Коровин: «Православный сталинизм — это классный термин! Православный сталинизм: миф или реальность? Однако, Вы сами только что упомянули культ Сталина.

Был ли Сталин на самом деле воинствующим атеистом, откуда взялся «православный сталинизм» и почему патриарх Алексий I называл его трижды гением?

Социологи «Левада-центра» предложили россиянам выбрать самую выдающуюся историческую личность. Первое место в списке величайших людей досталось советскому лидеру Иосифу Сталину. Самым выдающимся человеком в истории Сталина назвали 38% респондентов, несмотря на то, что многие годы политики, интеллигенция и духовенство последовательно пытаются возложить на «вождя народов» вину за все грехи Советского Союза.

О том, был ли Сталин на самом деле воинствующим атеистом, откуда взялся «православный сталинизм» и почему патриарх Алексий I называл вождя трижды гением, мы побеседовали с заведующей Отделом истории Восточной Европы после Второй мировой войны в Институте славяноведения РАН, доктором исторических наук Татьяной Викторовной Волокитиной. До 2011 года ее отдел носил название «Центр по изучению истории сталинизма в Восточной Европе».

— Давайте для начала предоставим слово самому Сталину. В беседе с Эмилем Людвигом в декабре 1931 года он так ответил на вопрос немецкого писателя о своем превращении в оппозиционера в юности и роли в этом своих родителей: «Мои родители были необразованные люди, но обращались они со мной совсем неплохо. Другое дело духовная семинария, где я учился тогда. Из протеста против жестокого режима и методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма как действительно революционного учения».

Правильно ли будет на основании этих слов Сталина сделать вывод о том, сто он враждебно относится скорее к духовенству и церковным порядкам, а не к православию и вере в Бога вообще?

— Вопрос, считаю, сформулирован не вполне корректно. Порядки в семинарии действительно, как известно, расходились с некоторыми христианскими представлениями, и они повлияли на становление Сталина-революционера, то есть сторонника насильственных методов действия, также расходившихся с христианскими догмами. Тем не менее от протестных настроений семинариста до четкого оформления враждебности, как вы говорите, к православию и вере в Бога — «дистанции огромного размера». И этот путь предстояло пройти, преодолевая, как я полагаю, внутреннее сопротивление. Но был ли он пройден до конца, не знаю.

— В России известна книга профессора русской литературы из США Даниеля Ранкур-Лаферриера о психологическом портрете Сталина. Автор пишет о том, что мать будущего вождя, Екатерина Джугашвили, была строгой религиозной женщиной и мечтала, чтобы ее сын стал священником. Под ее влиянием Иосиф начал усиленно изучать русский язык именно для того, чтобы поступить в православное духовное училище, а затем и в семинарию, и со второй попытки это ему удалось.

Лаферриер замечает, что Сталин был «глубоко религиозен в тот период, когда учился в духовной семинарии в Тифлисе», а также «сохранял необычайно положительное (для большевика) отношение к Русской и Грузинской православной церкви всю остальную жизнь». Как вы считаете, верны ли выводы американского профессора?

— По всей вероятности, именно в духовной семинарии произошел перелом в сознании, снижение «градуса» религиозности. В этом смысле нет оснований не доверять словам Сталина из беседы с Людвигом. Что касается дальнейшего, то в историографии констатируется отличное от других большевистских лидеров, более мягкое, если можно так сказать, отношение Сталина к Церкви. Ленин, Троцкий, да и Бухарин, были жестче. Об этом пишет историк Игорь Курляндский, подтверждая это документально.

— В своем интервью газете «Завтра» в 2006 году генерал-майор Артем Сергеев, который вырос в доме Сталина, рассказал о его отношении к православию: «Ни Пасхи, ни других праздников церковных не отмечали. А выражения с упоминанием бога дома употреблялись. „Слава богу“, например, „Не дай бог!“ и „Ради бога“ Сталин сам нередко говорил. Я никогда не слышал от Сталина ни одного плохого слова в адрес Церкви и веры.

Помню, такой случай году в 1931 или 32-м. Напротив школы, где учился Василий, во втором Обыденском переулке, был храм. Как-то, когда там шла служба, мальчишки возле пробовали стрелять из пугача. Василий в этом участия не принимал, а рассказывал отцу об этом.

Отец спрашивает: „Зачем они это делали? Они же, молящиеся, вам учиться не мешают. Почему же вы им мешаете молиться?“ Далее спросил Василия: „Ты бабушку любишь, уважаешь?“ Тот отвечает, мол, да, очень, ведь это — твоя мама. Сталин говорит: „Она тоже молится“. Василий: „Почему?“ Отец отвечает ему: „Потому что она, может, знает то, чего ты не знаешь“».

Как вы считаете, можно ли на этом основании делать вывод о том, что отношение к религии у Сталина как публичного политика было более враждебным, чем у Сталина как частного лица в быту?

— Речь может идти о разных уровнях проявления этого отношения. Политика, требующая четких установок и формулировок, — это одно; пропагандистская работа с конкретными лозунгами и призывами — другое; частная жизнь и быт — третье. Наверно, смешно было бы ожидать от крупного политика общения на «лозунговом» уровне в собственной семье.

— В книге мемуаров Валентина Бережкова «Как я стал переводчиком Сталина» приведены такие фрагменты беседы Сталина с Уинстоном Черчиллем. После его первого визита в Москву в 1942 году Сталин назвал важной высадку союзников в Северной Африке и добавил: «Да поможет вам Бог». На что Черчилль ответил: «Бог, конечно, на нашей стороне».

Во время второго визита британского премьера в Москву в 1944 году Черчилль спросил: «Сможете ли вы простить меня лично за организацию походов Антанты?», имея в виду британскую интервенцию в Россию в годы Гражданской войны. Сталин ответил: «Не мне вас прощать. Пусть прощает вас Бог». Как вы думаете, были ли это простые обороты речи со стороны Сталина, или это признак того, что он внутренне имел некую личную веру в Бога?

— Имея религиозное образование, пусть и неоконченное, Сталин не мог не знать евангельского толкования фразы «Бог простит, и я прощаю» и его глубокого смысла («…что разрешите на земле, то будет разрешено на небе»). Отсылка к Богу важна здесь и как адресованное Черчиллю обращение к христианской этике — только Богу ведомы подлинные истоки обиды, ему и прощать. Но понятно, что это мое мнение.

— Какова, на ваш взгляд, настоящая цель так называемого церковного возрождения в СССР, которое началось с известной встречи Сталина с тремя православными митрополитами в Кремле 4 сентября 1943 года и восстановления патриаршества, ознаменовалось открытием сотен храмов и Троице-Сергиевой Лавры, а закончилось созывом представительного Всеправославного совещания в Москве в 1948 году?

В последние годы историки написали об этом немало, но глубинные мотивы вождя до сих пор остаются дискуссионным вопросом. Есть версии о том, что новый курс в отношении религии был нужен советскому лидеру, чтобы сплотить нацию, чтобы «отбить» нацистскую пропаганду, чтобы наладить отношения с союзниками по Антигитлеровской коалиции, чтобы получить еще один инструмент влияния на общественность в зарубежных странах и другие. Какая вам кажется наиболее обоснованной?

— Несомненно, следует учитывать комплекс причин, включая и высокопатриотические позиции РПЦ с первых дней войны. Неслучайно определенные послабления в государственной конфессиональной политике были сделаны в 1941 году. А вот время поворота (1943 год), знаменовавшего начало «церковного возрождения», указывает на значение в первую очередь внешнеполитического фактора. В отечественной историографии об этом писали Татьяна Александровна Чумаченко, Ольга Юрьевна Васильева, Михаил Васильевич Шкаровский, Валерий Аркадьевич Алексеев, Михаил Иванович Одинцов и другие исследователи. Поворот 1943 года подтверждает прагматизм Сталина как государственного деятеля, политика-реалиста.

Читать еще:  Во сне видеть дыню дев. Приснилась дыня — как правильно толковать по разным сонникам

— Когда появилось правительственное сообщение о болезни Сталина, 4 марта 1953 года патриарх Алексий I подписал и разослал по епархиям письмо с указанием молиться за здоровье вождя. Там было сказано: «Наш долг, долг всех верующих прежде всего обратиться с молитвою к Богу об исцелении дорогого для всех нас болящего. Благословляю во всех храмах всех епархий совершить молебствия о здравии Иосифа Виссарионовича. Церковь наша не может забыть того благожелательного к ней отношения нашего Правительства и лично Иосифа Виссарионовича, которое выразилось в целом ряде мероприятий, клонящихся ко благу и славе нашей Православной Русской Церкви».

Патриарх Алексий подтвердил свою оценку деятельности Сталина в своей речи перед панихидой по нему в Богоявленском патриаршем соборе в Москве 9 марта 1953 года. Он назвал его «Великим Вождем нашего народа», трижды гениальным — ученым, полководцем и мыслителем. «Память о нем для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в последний путь, „в путь всея земли“, горячей молитвой. Нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память», — сказал Алексий.

В том же духе патриарх высказался на молебне по случаю семидесятилетия Сталина 21 декабря 1949 года. Как вы считаете, предстоятель, который был лучше всех осведомлен о советских гонениях на Церковь, был вынужден давать такую оценку Сталину или же он был искренен?

— И опять вопрос, требующий однозначности — или-или! Не забывайте, что речь идет о патриархе Алексии, носителе подлинно православного сознания, чья глубокая религиозность определялась «твердо устоявшимися, застывшими формами», а действия и поведение отражали традиционную для православия модель государственно-церковных отношений. Отсюда и отношение к личности Главы государства, искреннее, не вынужденное кем-то или чем-то. А память о гонениях на РПЦ, конечно, никуда не девалась. Думаю, что это именно тот случай, когда в полной мере проявилось евангельское «Бог простит, и я прощаю». Насколько я знаю, Алексий во время панихиды молился «о мире» для души Сталина.

— Достоверна ли информация об отпевании Сталина по православному обряду в храме Воскресения на Успенском Вражке в Брюсовом переулке сотрудником ОВЦС Московской патриархии, благочинным москворецких храмов, потомственным священником Владимиром Елховским по просьбе дочери вождя Светланы Аллилуевой?

— Встречающиеся, в частности в интернете, утверждения об отпевании Сталина объясняются тем, что чин отпевания усопшего (правильнее — чин погребения) путают с панихидой по новопреставленному с обязательной разрешительной (отпустительной) молитвой, в которой содержится просьба к Господу о прощении души. Известно, что по Москве ходили слухи о предстоящем отпевании патриархом Алексием, но 9 марта, как известно, патриарх отслужил панихиду, о чем сказано выше.

Что касается заочного отпевания, то, по сведениям, приведенным газетой «Московский комсомолец» в 2003 году, таковое якобы состоялось, причем не одно, а два: по личным просьбам дочери Светланы и сына Василия. Василий Сталин обратился 7 марта 1953 года к иерею церкви Воскресения Словущего в Аксаковском (ныне Филипповском) переулке Иоанну Свитинскому с просьбой отслужить панихиду по своему отцу, и 8 марта отпевание состоялось. Одна из прихожанок рассказала корреспонденту «МК», что самого Василия на панихиде не было, народу в храме было немного, а около храма были замечены две черные машины.

В те же дни заочное отпевание прошло и в другой московской церкви — Воскресения на Успенском Вражке на улице Неждановой (ныне Брюсов переулок). По просьбе Светланы Аллилуевой и в ее присутствии обряд провел священник Владимир Елховский — бывший фронтовик, подполковник в отставке. Впоследствии он якобы рассказывал об этом своим знакомым. На отпевании присутствовало совсем мало людей: служители храма и несколько человек, возможно, наблюдателей, которым стало известно о намерении Светланы.

Примечательно, что и Свитинский, и Елховский были известными в православной Москве лицами, авторитетными и уважаемыми священниками, чем, по всей вероятности, и можно объяснить выбор Василия и Светланы. В данной информации меня настораживает факт двукратного отпевания. Насколько я знаю, это невозможно: отпевание проводится один раз, в отличие от панихиды по усопшему, которую можно совершать многократно. Нет ли и в этом случае путаницы?

— Действительно, разрешительная молитва — ключевой момент отпевания, а ее чтение дважды и более канонически не стройно. Однако случается, что близкие покойного не знают о намерениях друг друга и заказывают заочное отпевание в разных храмах, тут уж ничего не поделаешь. Жаль, что Светлане Аллилуевой, которая не так давно скончалась, никто не задал этот вопрос.

Как вы думаете, Татьяна Викторовна, почему в наше время так популярны рассказы о том, что Сталин якобы наведывался за советом к святой блаженной Матроне Московской, приказывал обходить Москву крестным ходом с Казанской иконой Богоматери и прочие не имеющие под собой никаких доказательств измышления, которые принято именовать «православным сталинизмом»?

— Предполагаю, что в этом выражается ностальгия части общества в связи с развалом СССР, с утратой нашей страной статуса великой державы, с современным положением в стране «строящегося капитализма» и издержками этого процесса для широких слоев населения. Отсюда тяга к наведению порядка «твердой рукой» и одновременно идеализация прошлого. Отсюда же и стремление «освятить» авторитетом наиболее почитаемых в обществе иерархов РПЦ, святых, великомучеников, блаженных личность и деятельность Сталина.

Документально примеры, названные вами, никак не подтверждаются, оставаясь в ряду популярных мифологем. Я ранее пыталась найти подтверждение одной из них, связанной с митрополитом Гор Ливанских Илией (Карамом). Выяснилось, что к судьбоносным решениям о «церковном возрождении» митрополит отношения не имел, а во время визита в СССР в 1947 году встречи его со Сталиным не было. Красивая легенда, однако, до сих пор будоражит воображение некоторых верующих.

Религия :

В Якутске прошла межрегиональная научная церковно-историческая конференция «На службе Богу и якутскому народу». Одной из самых ярких страниц этого мероприятия явился приезд знаменитого философа и богослова диакона Андрея Кураева. Нам удалось задать ему вопрос специально для читателей «Благовеста». Отец Андрей любезно согласился ответить, и мы надеемся, не в последний раз.

— У нас в Мирном поставили памятник Сталину. В Якутске на 9 мая о Сталине только и говорили все. Это возмущает очень многих людей и настораживает. Но я бы хотела спросить о другом. Сейчас пытаются запустить миф о том, что Сталин был верующим, что к нему из Греции митрополит приезжал, и Иосиф Виссарионович чуть ли не указания Богородицы выполнял. Другие душещипательные истории рассказывают о православности этого тирана и душегуба, угробившего миллионы своих же сограждан. Что здесь правда, а что миф? И как Вы сами, отец Андрей, относитесь к попыткам реанимировать культ Сталина?

— В связи с памятником, честно говоря, я себя оскорблённой стороной не чувствую хотя бы по той причине, что с одним и тем же именем у разных людей возникают разные ассоциации. Для кого-то, скажем, Иосиф Волоцкий — это душегуб эпохи средневековья, для православных же он — образец милосердия и любви, а отнюдь не идеолог репрессий и сожжения людей. Мир человеческий очень пёстр, и разные люди разные грани того или иного события или человека вспоминают. Я думаю, вряд ли у тех, кто поставил памятник Сталину в Мирном, в сознании было то, что они ставят памятник хозяину ГУЛАГа. Скорее, они ставили памятник государственному деятелю, который в этом измерении действительно был человеком незаурядным.

Читать еще:  Сонник дельфины выбрасываются на берег. К чему снятся дельфины: классические толкования

Однако у нас очень часто всё колеблется из крайности в крайность: от безусловного поругания к безусловному обелению, превознесению и даже канонизации. Как известно, Россия — это страна с непредсказуемым прошлым. При каждом новом правителе историю нашу мы узнаём заново и ставим новые оценки. С одной стороны, я рад, что к Сталину более сдержанное отношение и более вдумчивое, чем в эпоху перестройки, когда пробовали на это имя навесить все грехи советской власти. С другой стороны, меня пугает, когда я слышу термин «православный сталинизм», когда я вижу, что начинают складываться легенды о Сталине как о православном человеке.

Одна из этих легенд гласит, что в начале войны, осенью, митрополит гор Ливанских Антиохийской Патриархии Илия Караим молился Божией Матери, и Она ему явилась в ответ на трёхдневный пост и молитву и сказала: «Ты должен написать Сталину, что Москву нельзя сдавать, Сталинград нельзя сдавать, надо открыть семинарии, храмы, монастыри и т.д.» И митрополит Илия осенью написал об этом Сталину. Иосиф Виссарионович вразумился, поменял свою религиозную политику, а после войны пригласил Илию Караима в Москву, вручил Сталинскую премию, от которой митрополит отказался и попросил: «200 000 долларов детям-сиротам, пожалуйста, отдайте». И прочая, прочая, прочая.
Я считаю, что с этим мифом вполне можно полемизировать по многим параметрам. Во-первых, глубокой осенью 1941 года, когда всё это якобы происходило (наши легенды обычно рассказывают, что в ноябре видение было митрополиту Илие), немцы уже особо к Москве не рвались, уже начались первые контрудары, к 6 декабря переросшие в мощное повсеместное наступление Красной Армии. С другой стороны, понятное дело, что о Сталинграде тогда речи быть не могло, и никто тогда его не собирался ни брать, ни сдавать.

Далее. Поворот в области сталинской религиозной политики датируется отнюдь не осенью 1941 года, а осенью 1943 года. То есть сначала война была выиграна, уже Курская дуга осталась позади, и только 5 сентября 1943 года Сталин встретился с митрополитами. Но интересно, кого он ставит во главе совета по делам Русской православной церкви. Это полковник Карпов. Он был офицером госбезопасности, но дело не в этом, а в том, чем он занимался до того времени. А занимался полковник связью с партизанскими отрядами на Украине. Это очень важно. И как раз утром 5 сентября, до встречи с митрополитами, Сталин, Берия и Маленков встречались с Карповым и заслушали его сообщение о религиозной ситуации на оккупированных территориях Украины. А там происходило многое. Обычно недобросовестная пропаганда сталинистской православизации говорит, что за годы войны было открыто 10 000 храмов. Но это не совсем так. Было открыто порядка 7 000 храмов, причём на оккупированной территории. И вовсе не Сталиным. Их люди открывали, когда освобождались от большевиков за линией фронта. Первые же 15 храмов на нашей советской территории с разрешения Сталина были открыты в феврале 1944 года. Более того, в своей докладной записке, датированной ноябрём 1945 года, тот же Карпов говорит, что за 1944-1945 годы правительством были удовлетворены только 9,8 процента прошений православных граждан об открытии храмов. То есть Сталин скорее сдерживал церковное возрождение, нежели его инициировал. Подчёркиваю: менее 10 процентов прошений общин об открытии храмов в Советском Союзе были удовлетворены за 1944-1945 годы.

Так что же произошло в 1943 году на самом деле? Осенью 1943 года Красная Армия вышла к границам Украины. Предыдущие два года показали, что далеко не все украинцы стремятся к вхождению в Советский Союз. Им, конечно, и немцы не любы, но и москали, и «жидокомиссары» — не милы. Было очевидно, что украинская партизанщина может повернуться и против красных (как это уже бывало в годы гражданской войны). Чтобы националистическое движение не приняло религиозные черты, Сталину было важно взять под свой контроль возродившуюся религиозную жизнь в районах оккупации. А для этого необходима была структура, находящаяся в Москве, которая должна быть лояльна власти и проверена. Поэтому после доклада полковника Карпова следует встреча Сталина с митрополитом Сергием.

Никакой мистики. Ни малейшей. Стенограмма беседы Сталина и митрополита Сергия сохранилась. В записях этой беседы никаких упоминаний об арабских митрополитах,видениях и т.д. и близко нет. Обсуждаются конкретные политические вопросы. Известен и другой мотив этой встречи: предполагался визит английской правительственной делегации. На повестке дня было открытие второго фронта, но поскольку в Великобритании англиканская церковь является государственной, в состав делегации входил архиепископ Кентерберийский, глава англиканской церкви. Необходимо было найти аналогичного чиновника в Советском Союзе, поэтому и понадобилось срочное избрание патриарха.

Говорят, что Сталин спросил митрополита Сергия: «Сколько нужно времени, чтобы собрать собор?». Митрополит Сергий ответил, что примерно месяца три-четыре: пока найдёшь всех епископов по лагерям, по тюрьмам, привезёшь их в Москву (что в условиях военного времени очень непросто), да и организация собора, подготовка помещения требуют времени: Три-четыре месяца. На что товарищ Сталин сказал: «А если большевистскими темпами? Три дня». В итоге уже 8 сентября состоялся собор, избравший митрополита Сергия Патриархом.

И, наконец, после войны перед Церковью была поставлена уже вполне сознательно чёткая политическая задача. Началась холодная война, в которой Ватикан безусловно выступал на стороне Запада. В этих условиях Сталину пришла в голову вполне разумная мысль: нам нужен свой, «православный Ватикан», чтобы в очередной раз создать зеркальную ситуацию: у вас — ядерные ракеты и у нас — ядерные ракеты, у вас — Ватикан и у нас — Ватикан. И Москва должна была стать таким «православным Ватиканом». Предпосылки для этого были: советские танки стояли почти во всей православной Европе. Сербская Патриархия, Албанская церковь, Болгарская и Румынская были под коммунистами, чешские и польские православные — также. Израиль тогда был союзником Советского Союза, поэтому Иерусалимский Патриарх был доступен московскому влиянию. Арабские патриархаты — Антиохийский и Александрийский — малочисленные и потому традиционно чувствительные к материальным подаркам, также готовы были голосовать как надо (на цену этого вопроса, кстати, постоянно намекал митрополит Илия Караим в беседах с Московской Патриархией). В Греции шла гражданская война, и была надежда, что вот-вот коммунисты победят, поэтому Греческая Церковь тоже, скорее всего, была бы с Советским Союзом. Единственная проблема оставалась с Турецким Патриархатом, который называется Константинопольским Вселенским. И вот именно это, в конце концов, не сработало. В Москве в 1948 году предполагался созыв 8-го Вселенского Собора. И епископы Константинопольского Патриархата приехали на этот собор, но они отказывались принимать в нём участие. Они сказали, что приехали на празднование юбилея Русской Церкви (500 лет автокефалии): «Это мы будем праздновать — автокефалия получена от нас, вы наша дочерняя церковь», но даже не заходили в зал собора. На службы ходили, на банкеты ходили, на церковные заседания собора не заходили. Поэтому собор не состоялся. Пришлось назвать его архиерейским совещанием, конференцией и не более того. И Сталин понял, что с церковно-политической точки зрения это провал. И после этого он резко охладел к церковной тематике.

И вот православные сталинисты предпочитают забывать, что был не один, а два поворота в церковной политике Сталина: был поворот 1943 года в добрую сторону и был отворот в 1948 году. Как раз после провального собора, архиерейского совещания 1948 года возобновляются аресты духовенства. Например, в 1949 г. арестовывается священномученик, исповедник архиепископ Афанасий (Сахаров), начинается новое закрытие храмов, монастырей. С 1948-го по 1953 год, в последние годы жизни Сталина, была закрыта половина православных монастырей в Советском Союзе, которые открылись с 1944-го по 1948 год. Причём численность монашества осталась неизменной. То есть монастыри закрывались механическим путём, сливая монашеские общины.

Читать еще:  Кавказские евреи таты. Где проживают таты? История нации в России

Затем вспомним, на те же годы приходится удар ждановской компании по Анне Ахматовой, по росткам русской православной культуры в Советском Союзе и т.д., и т.п.

Так что сказать, что Сталин был православно ориентированным вождём хотя бы в последние годы своей жизни, мы не можем. Такой возможности нам реальная сталинская история не оставляет. Это был сложный человек, прагматик. И иногда хотелось бы, чтобы подобные прагматики были сегодня у нас во власти, но считать, что это был покаявшийся грешник, который стал следовать православной системе ценностей, историческая правда не позволяет.

ПРАВОСЛАВНЫЙ СТАЛИНИЗМ

Протодиакон Николай ПОПОВИЧ, клирик храма Спаса Нерукотворного на Сетуни (Москва), участник Великой Отечественной войны : Мне всегда странно слышать, когда православные люди думают не о духовном возрождении России, а о будущей империи. Россия стала великой державой только благодаря Церкви — Православие объединило разрозненные славянские племена в единую русскую семью. А при Петре и Екатерине Церковь Христову подчинили государству, имперской идеологии, и началось разрушение Православия. Потому и произошла революция в 1917 году, что общество отошло от веры. Мы один к одному повторили ошибку Византии – ее деградация тоже началась с могущества империи.

Люди забывают, что все происходит по Божьей воле. Господь попустил развал советской империи, построенной на крови, на страхе, на лживой коммунистической идеологии. Конечно, много в сегодняшней жизни негативного, но есть и чему радоваться. В стране 30 тысяч храмов, 800 монастырей, и каждое воскресенье во всех них служится литургия. А где литургия, там Господь, где Господь, там благоденствие. И не так важно, в империи это происходит или в федерации. Церковь Христова жива и возрождается. Она выстояла в годы гонений на крови новомучеников и исповедников российских. Большинство из них приняли мученическую смерть при Сталине. Посмотрите святцы — дня нет, когда бы не были расстреляны монахи, священники, диаконы, миряне. Это только канонизированные! Как, зная это, можно возносить Сталина?

Конечно, и самый тяжкий преступник может покаяться, измениться. Мы знаем и про благоразумного разбойника, и про апостола Павла, сначала жестоко гнавшего христиан. Православные сталинисты утверждают, что во время войны отношение Сталина к Церкви изменилось. Да, он понял, что на одной идее мировой революции войну не выиграть — необходима пропаганда патриотизма, а для этого надо дать послабление Церкви, непрерывно гонимой с 1917 года. И благодаря духовному единству мы одержали победу над Германией. Господь говорит: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня». (Ин, 17, 21-23). Мало кто из советских людей читал Евангелие, но неосознанно наш народ объединился во время войны именно в евангельском духе.

В 1945 году на банкете в Георгиевском зале Сталин поднял тост за великий русский народ. Но уже через год на встрече с избирателями Сталинского округа (перед выборами в Верховный Совет) он сказал, что в войне победил новый общественный строй во главе с коммунистической партией.

Нигде в работах Сталина вы не найдете ни слова о Церкви, о Православии.

В 1948 году он дал указание отобрать храмы, переданные Церкви во время войны. Священников обложили десятикратным налогом. Продолжались репрессии. Отец Иоанн (Крестьянкин) был арестован в 1949 году. Священноисповедника Афанасия (Сахарова), одного из величайших наших святых, освободили только в 1956 году! Сталин и после войны оставался убежденным марксистом-ленинцем, а марксизм и христианство несовместимы.

Прежде чем рассуждать о Сталине как о защитнике православной империи, нашим сталинистам стоило бы изучить основы марксизма. Какая главная идея марксизма? Уничтожение классов, диктатура пролетариата. Она изложена Марксом в «Критике Готской программы». А диктатура пролетариата — это постоянный террор против свергнутых классов. У нас в институте через все советское право красной нитью проходили слова Сталина, что по мере успеха социализма будет расти сопротивление свергнутых классов. Это он сказал не до войны, а в начале 50-х, на одном из пленумов. Задача марксизма — мировая революция, вопрос о материальном благополучии страны в марксистской литературе даже не ставился. И Сталин никогда от этой идеи не отказывался. Потому он и продолжил ленинские репрессии против духовенства, окончательно уничтожил дворянство, купечество, разорил крестьянство. А, уничтожив классы, стал искать врагов в партии, уничтожать своих. Он понимал, что удержать власть может только с помощью террора, поэтому истреблял даже намеки на инакомыслие.

Пусть сталинисты прочитают последние работы Сталина: «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономическую проблему социализма в СССР». Там он снова пишет о мировой революции. Страна в три смены ковала оружие — он третью мировую войну готовил. И она была бы неминуема, если бы сначала у американцев, а потом у нас, не появилась атомная бомба.

Если к празднику Победы в центре Москвы будут вывешены портреты Сталина, мы поглумимся над памятью миллионов его жертв. Я часто вспоминаю слова протоиерея Николая Голубцова, сказанные им Светлане Аллилуевой (дочери Сталина) в 1956 году, когда он ее крестил: «Отца не суди, он уже осужден Богом». Мы, действительно, не должны судить людей, но нельзя из «пахана», который начал свою деятельность с грабежей и налетов, а на посту главы государства уничтожил миллионы соотечественников, делать великого политического деятеля. Это преступная ложь. А патриотами молодых людей может сделать только правда, ложь порождает цинизм и равнодушие. Задача священника — помочь молодым людям прийти в Церковь, рассказать о роли Православия в истории России. А когда священник призывает уважать Сталина как великого государственного деятеля, он компрометирует Церковь и глумится над памятью мучеников.

От Андро Цукермана могу добавить, что сталинистом может быть кто угодно, но не верующий человек! Сталин — это полководец, победитель, государственник и противоположность Гитлеру, но уничтожение и гонение на Церковь — это неоспоримый факт, а значит было гонение на Самого Бога. Вывод — верующий человек и богобоязненный не может быть сталинистом по определению. Иначе можно оправдать кого угодно, да того же Иуду, «благодаря» которому и свершилось распятие и Воскресение Христа. Некоторые пытаются оправдать расстрел царской семьи необходимыми мерами того времени.
Православный сталинизм возможен и существует, как и православные фашизм, но это секты, самые настоящие секты!

Это отрывок из нашумевшего фильма о православных фашистах. Кадрами из этого фильма либералы пугают весь мир! И это не постановочные кадры! Это реальные православные фашисты. Сам фильм имеет подтасовки и в конце, но не в этом суть. Сектанты — они везде есть.

Психология сталинистов, как ни странно, не отличается от психологии и идей православных фашистов. Это доказательство:

Далее по теме:
Подобный разбор полётов по Ленину от Патриарха Кирилла (аналогичная ситуация, как и со Сталиным): Митрополит (Патриарх) Кирилл про КПРФ

Источники:

http://cont.ws/post/651192
http://yarcenter.ru/articles/religion/andsociety/pravoslavnyy-stalinizm-mif-ili-realnost-208/
http://andronnik26.livejournal.com/85964.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector