В годы безвремения. История создания церкви

Русская православная церковь в период гонений

Отношения государства и Русской православной церкви всегда характеризовались как нестабильные и волнообразные — каждый новый правитель по-своему относился к вере и именно его отношение становилось решающим. Одни цари дарили земли приходам и освобождали от налогов, другие — забирали все, но именно правление большевиков ознаменовало страшный период в истории православия. Кровавые гонения — именно так можно охарактеризовать ХХ век в СССР для Русской православной церкви.

Начало ущемления христианства на Руси

Принято считать, что гонения на православие в России начались в 1917 году с Красной революции и приходом большевиков, однако это не так. Православные подвергались насмешкам и переживали трудности гораздо ранее и на протяжении всей истории своего существования, однако, те проблемы были временные и обычно заканчивались при смене правителя.

На заметку! Многие отцы считают, что революция — это кара императорского двора, который пренебрегал верой в Бога.

Первые признаки преследований можно встретить, ознакомившись с реформами различных правителей Руси:

Одновременно с жесткими реформами и законами, которые ужесточают жизнедеятельность РПЦ , на Руси распространяется масса ересей, которые подрывают устои храмов и веру христиан в целом. В течение XVII-XVIII веков было уничтожено не только огромное наследие, но и были казнены или отправлены в ссылку многочисленные духовные деятели, начиная с патриарха Никона, которого лишили статуса и отправили в ссылку, где он и умер в 1666 году.

Создание Священного синода существенно повлияло на положение церкви в государстве. В результате его создания деятели РПЦ подвергались светскому суду, а все дела по защите Православия и сопротивления протестантству относили к разряду уголовных и политических. Многие монахи, иерархи и клирики подвергались мучения и пыткам, отправлялись в ссылки и умирали насильственной смертью.

Богословы в большинстве своем склонны считать, что преследования начались с правления императора Алексея Михайловича, когда Россия начала медленно поддаваться влиянию Западной Европы. Как известно, именно католиков и протестантов Европы категорически не устраивало сложившееся взаимодействие духовенства и власти в империи, поэтому они предприняли массу шагов для его разрушения.

Читайте о других религиях:

История гонений на Русскую православную церковь в ХХ веке

Любые преследования всегда начинались со лжи и клеветы. Если в первые века повсеместно распространялась ложь о каннибализме среди христиан, то в советское время бытовало мнение, что верующие — это ограниченные и глупые люди, которые хотят свергнуть социализм и принести капитализм в страну. Активную борьбу с верующими вела интеллигенция — против веры боролись стихами Маяковский и Бедный, фильмами Эйзенштейна, рассказами Горького.

При этом намного хуже было бездействие всех остальных представителей этого образованного класса. Были закрыты множество храмов, убиты сотни людей, отобраны все ценности и сосланы в ссылку более 1000 представителей духовенства, а творческая интеллигенция просто старалась не замечать этого.

Основными причинами гонения в СССР можно назвать:

Страх потерять влияние на народ, привел большевиков к решению уничтожить религиозные организации. Они преуспели в этом — никто так изощренно не гнал христиан: поношение, дискредитация, доносы, аресты, пытки, каторга, казни. При этом коммунисты не только боролись извне — ими была проделана огромная работа по внедрению и разложению приходов изнутри.

Ленинский период

Позиция Ленина по отношению к церкви достаточно прозрачна — он считал религию опиумом для народа и призывал бороться с религиозными предрассудками. Его главная идея была в борьбе «тихими методами» — пропагандой и настраиванием населения против духовенства. Он рассматривал веру как религиозный предрассудок и стремился повысить общее сознание масс, чтобы они самостоятельно начали бороться с РПЦ . Это позволило ему несколько скрыть свои позиции и не привлекать громкое внимание общественности, которая в то время еще не подчинялась настолько безоговорочно высшей власти.

На период правления В.И. Ленина приходится и кампания по вскрытию мощей — целенаправленные действия по уничтожению ценностей.

Гражданская война и всеобщая религиозность народа помешала активным действиям коммунистов против веры и громких кампаний по отъему имущества не было, хотя именно во время Гражданской войны произошла масса кровавых столкновений духовенства и армии. После окончания революции и войны, уже в конце 1920-х годов процесс уничтожения РПЦ запустился вновь, но в этот раз не остановился и почти уничтожил ее в СССР. Безнаказанность привела к наступлению на крестьянство, его частичное уничижение путем коллективизации, резко усилила антицерковный террор. За этот период число арестованных за веру в 3 раза превысило число репрессированных в годы Гражданской войны.

Сталинский период

Сталин, как и его учитель Ленин, считал, что уничтожение Церкви — это важное и необходимое условие становления советского руководства. Хотя первоначально борьба за международное признание, попытки вывести страну из глубокого кризиса (политика НЭП) несколько ослабила гонения. В 1922 — 1927 годах наблюдается заметная пауза в вопросах религии.

В это время начинает работу ГПУ — государственное политическое управление, деятельностью которого была целенаправленная дискредитация и разложение Церкви изнутри. При правлении Сталина план Троцкого (он датируется 1922 годом) стали приводить в действие и его результатом стало появление обновленческого духовенства — подставные деятели вносили реформы, пытаясь сделать храмы и приходы более современными (по их утверждению), а на самом деле вносили смуту и подчиняли духовенство коммунистической партии.

В 1929 году вновь начинается кампания по тотальному уничтожению РПЦ .

В 1920–1930-е годы большинство храмов было сельскими, и активная коллективизация просто их уничтожила, как и возможных защитников веры. Наряду с разрушением, ограблениями и уничтожением приходов уничтожаются и духовные деятели — более 10000 священнослужителей были арестованы, сосланы в Сибирь или расстреляны. Сельские батюшки, даже те, которые были лояльны к советской власти, уничтожались (после 1929 года каждый третий расстреливался), все духовенство было зачислено в контрреволюционеры.

Несмотря на все усилия большевиков, в декабре 1937 года при опросе населения более 58% (2/3 сельского и 1/3 городского) признало себя верующими, несмотря на риск ареста и расстрела. В закрытой документации коммунистов того времени всего 10% населения признано атеистами, несмотря на 20 лет антирелигиозной деятельности. После такой статистики Сталин принимает решение о проведении репрессивной кампании относительно таких антисоветских элементов.

В результате арестов неугодные власти были отправлены в тюрьмы на 8 и 10 лет, а большинство духовенства казнено. Кампания длилась с августа 1937 года по весну 1938 и принесла ужасающие результаты — было арестовано более 32000 верующих людей, половина из них казнена. Великая Отечественная война и последующие годы восстановления принесли послабление террора.

Правление Сталина характеризуется чрезвычайной жестокостью в целом: кровавое насаждение советской власти путем уничтожения всех несогласных или тех, кто подозревается в антигосударственной деятельности, привело к почти полному уничтожению крестьянства (которое было основным оплотом РПЦ), интеллигенции и духовенства.

Хрущевский период

Приход к власти Хрущева не только не ослабил давление на РПУ, но наоборот, ознаменовал новую волну террора. Именно Никите Сергеевичу принадлежит знаменитое обещание показать по телевизору последнего попа, ведь он к 1980 году обещал выстроить в СССР чистый коммунистический режим. Единственное отличие хрущевских гонений от сталинских, было в отсутствии крови, поскольку Никита Сергеевич выбрал экономические и пропагандистские методы борьбы.

Пропаганда в 1953-1964 гг. достигла небывалых масштабов. В результате активных действий государственного аппарата за время правления Хрущева:

  1. Количество монастырей сократилось в 4 раза, а количество приходов в 2 раза.
  2. Было закрыто 5 из 8 семинарий, которые открыли после войны.
  3. В день (!) выходило по 5-6 книг антирелигиозного содержания.
  4. Верующих ставили на учет, как опасных общественных элементов.
  5. Монахов Почаевской Лавры насильственно вывозили и ставили на учет в психлечебницы. Верующих принудительно лечили психотропными препаратами.
  6. Защитников и преданных вере людей бросали в тюрьмы и пытали, пытаясь сделать из них отреченцев.
  7. Более 200 служителей отреклись от веры и подверглись анафеме.
  8. Было осуждено 1234 человека по религиозным мотивам.
Читать еще:  Богослужебные указания на 11 августа. Богослужебные указания всегда под рукой

Несмотря на активные усилия власти (антирелигиозная пропаганда была невероятно мощной в те годы) и потерю половины имущества (к 1966 году в стране из 13478 храмов осталось лишь 7523), а также множества человеческих жертв, религиозность населения не уменьшилась. По данным приходов в эти годы, наоборот, выросло количество проводимых обрядов.

Гонения стали лакмусовой бумажкой для многих: некоторые отдали жизнь и свободу за привилегию называться христианином, а другие предпочли отречься от Спасителя Христа и стать предателями, служа пагубной и кровавой власти.

Современное положение и опасность новых гонений

Несмотря на крепость христианства в России, большевизм принес плоды и сегодня почти половина россиян заявляют о себе как об атеистах, крича о нарушении их свобод. Христианство на самом деле ограничивает человека, но эти ограничения действую на благо, стремятся сократить злость человеческого сердца и его похоть.

Следует понимать, что история циклична и вполне возможно, что атеистические настроения в обществе вскоре могут принести новый виток гонений на христиан. Мир традиционно противостоит свету Божьей любви. Страдания за веру предсказывал сам Христос и каждый христианин сегодня должен быть готов к тому, чтобы отдать свою жизнь за Него.

Русский мир и клир

Почему к 1917 году россияне разочаровались в церкви

Красногвардейцы переоборудуют церковь под клуб

Фото: А. Варфоломеев / РИА Новости

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспоминаем ключевые события, фигуры и явления тех лет. Почему в начале XX века резко упал престиж Русской православной церкви? Какое влияние на культуру Серебряного века оказали русские внецерковные секты? Как расцерковление русского общества повлияло на его поведение в годы Первой мировой войны? Об этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Владислав Аксенов.

Социалисты в рясах

Можно ли говорить о серьезном кризисе веры и расколе между официальной церковью и ее прихожанами в России начала XX века?

Сейчас некоторые публицисты и даже историки пытаются объяснить революцию 1917 года тем, что якобы народ отвернулся от Бога и был за это наказан. На самом деле причина событий 1917 года не в духовном кризисе. Во второй половине XIX века после реформ Александра II в России развернулись модернизационные процессы. В результате отмены крепостного права в стране произошли демографические и социальные изменения, а взамен прежней патриархальной семьи возникла новая нуклеарная семья.

Это семья, состоящая только из супругов и их детей. Нуклеарная семья формирует совершенно новый тип отношений и ставит перед обществом ряд сложных вопросов, в том числе связанных с женской эмансипацией, упрощением процедуры развода. Очевидно, это все входило в противоречие с догматами Русской православной церкви, ее взглядами на институт семьи.

Нужно еще учитывать, что к началу XX века перестала действовать знаменитая уваровская триада «православие, самодержавие, народность». Она не только не работала на практике, но и несла в себе внутреннее идеологическое противоречие, поскольку со времен Петра I церковь была частью государственного аппарата, то есть «самодержавие» поглотило «православие».

Подчиненное положение Русской православной церкви отчасти предопределило духовный кризис начала XX века. Причем этот кризис выражался не только в противоречиях между духовенством и прихожанами, но и во внутреннем состоянии самой церкви. Поэтому еще с 90-х годов XIX века в церковной среде началось брожение.

Поместный собор Православной Российской Церкви в 1917 году

В чем это проявлялось?

Часть духовенства тяготилась подчиненным статусом церкви, поэтому возникло обновленческое движение, выступающее за созыв Поместного собора и восстановление патриаршества.

То есть духовенство не было монолитным сословием?

Клир подразделялся на три степени иерархии: низшее, среднее и высшее духовенство. Отношения между ними были непростые, в том числе из-за огромной разницы в их материальном положении. Например, ежегодный доход епископа или митрополита мог превышать двадцать тысяч рублей, а обычный приходской священник получал лишь около ста рублей в год. Отсюда и конфликты.

Известны случаи доносов священников низших категорий в Синод на высших на злоупотребление своим положением, на неправедное поведение (пьянство, прелюбодеяния). Причем после проводимых проверок эти обвинения чаще всего подтверждались, однако епархиальное начальство предпочитало избегать огласки, и провинившихся священников попросту переводили в другую епархию, где они продолжали заниматься тем же, к чему привыкли.

В самой церкви причину усматривали в снижении уровня образования приходского духовенства (по сравнению с XIX веком) и бегством из духовного сословия наиболее талантливых людей. Например, в Пермской епархии в 1915 году с богословским образованием были только 35 процентов священников. Такая картина была характерна для Урала и Сибири, в центральных епархиях ситуация была получше.

Правда ли, что в церковной среде были свои социалисты и даже революционеры?

Как и во многих странах Европы, в конце XIX века в России набирал популярность христианский социализм с его идеей совместить христианскую этику и социалистическую идеологию. В это время не только многие светские мыслители обращались к религии, но и некоторые священники увлекались философией, в том числе социалистическими учениями.

Самый известный пример такого рода — архимандрит Михаил (Семенов), который пошел на конфликт с Синодом, в 1906 году вступил в Трудовую народно-социалистическую партию, выпускал революционные брошюры, а потом перешел в старообрядчество, в котором увидел альтернативу казенному православию. Вообще, среди российского духовенства были представители всего политического спектра, включая социал-демократов. Например, казанский и самарский губернаторы в 1914 году характеризовали местное духовенство как левое.

С другой стороны, росло число так называемых «братцев» из народа. В ряде случаев это были бывшие прихожане. Неудовлетворенные проповедями своих священников, они сами начинали проповедовать. «Братцы» разговаривали с народом на простом и понятном языке, их популярность была огромной. Церковь нередко объявляла их еретиками, что не укрепляло ее авторитет в массе верующих.

Старообрядцы в Российской империи, 1897 год

Фото: Максим Дмитриев / ТАСС

Разводы и суициды

Иными словами, к началу XX века официальная церковь перестала удовлетворять объективные потребности быстро меняющегося общества и вела себя очень негибко?

Да, можно и так сказать. Взять, например, проблему разводов, резко обострившуюся с началом Первой мировой войны. Уходя на фронт, призывники пытались как можно скорее юридически оформить отношения со своими женщинами, чтобы в случае гибели мужа те могли претендовать на пособия или компенсации. Но церковь в большинстве случаев категорически отказывалась регистрировать браки в пост или какой-либо престольный праздник. Любопытна реакция россиян на эти запреты: в 1914 году на дни постов приходятся максимумы зачатий.

Другой пример, иллюстрирующий негибкую позицию церкви, связан с резким ростом самоубийств во время Первой мировой войны. По законам Российской империи, любую смерть документально фиксировали три должностных лица: полицейский, врач и священник. Зачастую полицейский и врач предлагали оформить самоубийство как результат умопомешательства, поскольку это позволяло похоронить человека по христианскому обряду.

Но священники проявляли неуместную принципиальность и не шли навстречу несчастным родственникам покойного, отказывая в его отпевании и погребении внутри церковной ограды. Понятно, что столь нечуткое отношение к пастве не прибавляло любви прихожан к духовенству, особенно когда дело касалось самоубийств подростков.

Мозаичная религиозность

В чем, на ваш взгляд, выражалась мозаичность русского религиозного сознания, о котором вы упоминали в своих научных публикациях?

Я цитировал религиозного философа начала XX века Льва Тихомирова, который отмечал, что в религиозном сознании россиян переплетались языческие пережитки, православные и рациональные представления. Подобная мозаичность тоже была следствием кризиса веры в России, совершенно по-разному проявлявшаяся в деревне и городе.

В конце XIX века многочисленные экспедиции Этнографического бюро под руководством князя Вячеслава Николаевича Тенишева собрали любопытный материал о картине мира русского крестьянства. В анкетных листах 1899 года встречаются средневековые утверждения, что звезды — это глаза ангелов, что при попадании молнии в дом огонь нужно гасить не водой, а только молоком.

Мифологизированность крестьянского сознания мешала развитию земской медицины — деревенские жители предпочитали ходить к знахарям, а не к земским врачам. Лихорадку, например, считали дочерью царя Ирода, и единственным лечением от нее признавали заговор.

Читать еще:  Вынуждает ли бог сказать неправду. Бывает ли ложь во спасение? Нельзя врать Богу

Горожане в этом смысле были прогрессивнее?

В городской среде дело обстояло, конечно, получше, но поиски выхода из духовного кризиса обрекали горожан на обращение к различным сектам, к мистической и эзотерической литературе вроде учения небезызвестной Елены Блаватской.

Помимо этого, в крупных городах действовали многочисленные религиозно-философские общества, объединявшие видных деятелей интеллигенции и некоторых священников. На собраниях этих обществ выступали такие одиозные для русской церкви деятели, как Василий Розанов и Дмитрий Мережковский.

Рабочие завода разбивают церковную утварь молотками

Фото: Владимир Родионов / РИА Новости

Потому что они в своих духовных поисках попытались выработать новые религиозно-этические постулаты на базе христианства. Отсюда, например, идея Мережковского о «Новой церкви Третьего завета». Его конфликт с церковью не был частным событием, а вытекал из общего разрыва российской художественной интеллигенции с официальным православием. В культуре Серебряного века были явственно выражены традиции сектантства, в частности хлыстовства и скопчества, активно распространявшиеся на фоне революции 1905 года.

Например, на собраниях, устраиваемых публицистом Василием Розановым и поэтами Вячеславом Ивановым и Николаем Минским, проводились мистерии кровопускания и коллективного испития крови. Некоторое время в хлыстовской общине жил поэт Николай Клюев, сбежал оттуда перед угрозой оскопления, однако хлыстовские мотивы сохранил в своем творчестве, повлияв на Есенина и Брюсова.

Влияние хлыстов чувствуется в образах героев-революционеров Блока и Мандельштама. Известный филолог Александр Эткинд отметил, что вся «культура Серебряного века насыщена то явными, то смутными, то скрытыми отсылками к опыту русских сектантов».

С XVIII века русская культура развивалась в неразрывной связи с европейской культурой, а в официальных церковных изданиях Европа нередко демонизировалась, вследствие чего и русские писатели, философы подвергались нападкам со стороны церкви.

Все эти конфликты между церковью и обществом, а также внутри самой церкви вызревали многие десятилетия, а Первая мировая война резко их обострила и вывела на новый уровень.

Психоз Первой мировой войны

Расцерковление российского общества выражалось именно в этом?

Не только. Первой о расцерковлении россиян заговорила сама церковь. Помимо того что люди стали меньше посещать храмы, обострились отношения между миром и клиром. По данным Святейшего Синода, в 1907-1913 годах постоянно росло число жалоб прихожан на священников, случалось, что конфликты заканчивались драками и даже убийствами.

Другое проявление расцерковления — массовый переход паствы некоторых епархий в другие конфессии (старообрядчество, баптизм, различные секты). Отчуждение от официального православия привело к расцвету оккультизма и резкому повышению уровня невротизации российского общества в годы Первой мировой.

Любая война оказывает сильное воздействие на психическое состояние общества. С началом Первой мировой многие психиатры заговорили об эпидемии сумасшествия в России. Точной статистики собрать еще не удалось, но совершенно точно могу сказать, что умопомешательство в те годы было массовым. Помимо этого, существуют достоверные данные о росте в 1914-1915 годах смертности среди душевнобольных, как правило, связанной с самоубийствами.

После «великого отступления» русской армии в 1915 году общество постепенно осознало, что война может затянуться надолго и завершиться не так успешно, как многим казалось в августе 1914-го. Расцвел мистицизм, о чем я уже говорил. Особую популярность приобрели нумерология и гадание на картах, достигшие такого размаха, что в некоторых губерниях власти их официально запрещали.

Молебен о ниспослании победы русским войскам в Первой мировой войне

Фото: РИА Новости

Очень «действенная» мера.

Что вы хотите, для любой российской власти запрет всегда считался самым легким способом решения проблемы. В обществе наблюдался всплеск преступности и нетерпимости. Причем атмосферу всеобщей германофобии и повальной шпиономании сознательно разжигали некоторые круги во власти — прежде всего, окружение главнокомандующего русской армии, великого князя Николая Николаевича, которому надо было найти виновных за неудачи на фронте и за свои собственные ошибки.

Отсюда — немецкие погромы в Москве в октябре 1914-го и в мае 1915 года, травля офицеров и генералов с германскими фамилиями, а также печально известное дело полковника Мясоедова. Впоследствии эта политика обернулась против самой власти: начав поиск предателей и врагов среди обывателей и офицеров, разогретое ксенофобией российское общество закономерным образом нашло «шпионку» уже в лице императрицы Александры Федоровны.

С учетом тесной связи церкви и государства неудивительно, что верховная власть, терпя крах, утянула за собой в пропасть и власть духовную, вызвав всплеск антицерковных настроений в народе в период российской революции.

1917-й: апофеоз трагедии русского духа

Когда заходит речь о 1917 годе, в сознании политически неангажированного человека, навыкшего вдумчиво относиться к судьбам нашего Отечества, возникает, пожалуй, единственное слово, адекватно отражающее положение дел: трагедия. Современное общество не готово и не в состоянии понести тяготу осознания реалий нашей недавней истории и сколь-нибудь честного, непредвзятого, трезвого подхода к ее оценке. По-видимому, действительно должны миновать поколения, прежде чем русский человек найдет силы сказать себе правду. Но для этого русскому человеку надо одуматься, прийти в себя как блудному сыну из знаменитой евангельской притчи. А пока по лицу нашей земли продолжают «красоваться» памятники с характерным жестом, указующим «верный путь», которым призывались идти к «светлому будущему» наши отцы и деды. Путь, как выяснилось, в никуда. Путь, отмеченный миллионами смертей и искалеченных человеческих жизней. Путь, до самых глубин потрясший фундаментальные основы бытия. Любые попытки призвать к правдивому взгляду на недавнюю государственную идеологию, ловко подменившую русскую национальную идею, заканчиваются равнодушием одних и возмущенным несогласием других, новыми разделениями в нашем обществе, и без того далеком от единства. Так было и в 1990-е годы, так, по сути, остается и поныне, разница лишь в остроте реагирования.

Думается, в этом корень, основа понимания того, что произошло с нашей страной и нашим народом 90 с лишним лет назад, и того, что происходит сейчас. Утрата духовного содержания, правды жизни и, в конечном итоге, Истины с большой буквы – в этом подлинная трагедия русского духа и русского мира.

Что происходило тогда? Довольно значительная часть населения огромной империи с государственной религией, объявив себя гражданами революционной России, с остервенением бросилась крушить складывавшиеся веками, но уже расшатанные устои. Православие, в течение более чем 900 лет цементировавшее русскую жизнь, перестало быть ценностью, из онтологической потребности было превращено во внешнюю традицию, которой ради приличия сохраняли сдержанную лояльность вплоть до февральской революции, но как будто ждали момента, когда же с этой традицией можно будет покончить. И действительно ставили задачу – покончить.

У людей религиозных никогда не возникает вопроса, почему власть большевиков с такой изощренной яростью обрушилась именно на Церковь. С духовной точки зрения это понятно. Но масштаб начавшихся нестроений, откровенного разбоя и жестоких гонений, невиданных с первых веков христианства, поразителен. Святой Патриарх Тихон в слове на своем патриаршем наречении свидетельствует: «Испытания изнурительной войны и гибельная смута терзают Родину нашу… Но всего губительнее снедающая сердца смута духовная. Затмились в совести народной христианские начала строительства государственного и общественного; ослабла и сама вера, неистовствует безбожный дух мира сего». Совсем скоро, 19 января (1 февраля) 1918 года, разделяя надежду приверженцев исторической России на непрочность и непродолжительность нового государственного строя, Патриарх в своем знаменитом обличительном послании со всей резкостью и прямотой взывает: «Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это поистине дело сатанинское… Анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной» [1].

Тогда не понадобилось много времени, чтобы понять: тьма надолго покрыла Россию. Обезумевшие потомки благочестивых созидателей Руси громили отеческие святыни, уничтожали сокровища национальной культуры, убивали самих носителей культуры, и убивали с изуверской жестокостью. По всей стране вспыхивали восстания и мятежи, еще более усугублявшие противостояние двух основных сил: Красной армии и Белого движения. Русские люди, исторически и генетически принадлежавшие к одной культуре, одной Церкви, (одному теоцентричному сотериологическому мировоззрению) стояли друг против друга в братоубийственной войне, в ослеплении забыв о том, что победителя в ней быть не может.

31 марта (13 апреля) 1918 года Патриарх Тихон в храме Московской Духовной семинарии молился о упокоении тех, кто был убит за веру и верность Русской православной Церкви. В списке поминавшихся уже были десятки имен замученных священнослужителей [1]. Процесс преследования, арестов, ссылок и физического уничтожения архиереев, священников, монашествующих и мирян набирал силу и продолжался до Великой Отечественной войны. Нет необходимости об этом говорить подробно, опубликованы тысячи документов, исследования, монографии о судьбах Русской Церкви в XX веке. Одно то, что на Юбилейном Соборе 2000-го года были единовременно прославлены более тысячи новомучеников и исповедников XX века, и вот уже 10 лет это число ежегодно прирастает многими десятками имен святых, – это факт невиданный не только в истории Русской Церкви, но и Вселенского Православия. В кровавый вихрь безбожного лихолетья были вовлечены все слои общества, не осталась незатронутой ни одна сторона отечественной жизни. О трагическом исходе русских из России в результате поражения Белого движения, о красном терроре, коллективизации, раскулачивании, голоде, высылке народов сегодня также хорошо известно из доступных документов, и исследования этих горестных событий XX века продолжаются, открывая все новые страницы всенародного бедствия.

Читать еще:  Кем я был в предыдущей жизни. Тест: как узнать кем ты был в прошлой жизни? Чем вы занимались в прошлой жизни

Но возникает вопрос. Русский народ выдержал 240 лет татаро-монгольского ига, преодолел внутренние усобицы и войны с внешними врагами, ужасы правления Грозного, чуждую власть и развал государства в Смутное время, бремя реформ Петра, бироновщину и нашествие Наполеона. Неужели на рубеже Х1Х–ХХ веков все эти уроки прошлого оказались не усвоены, забыты, остались за порогом сознания русского человека? Ведь очевидно, что народ, лишенный памяти, не способен осмыслить происходящее и не видит пути в будущее. Выходит, что организаторы марша в так никем и не изведанное «светлое будущее» были потрясающе беспамятны? Ведь они искренне верили в идеалы коммунизма и с полной самоотдачей строили рай на земле – без Бога и не для всех.

Почему в послереволюционное годы так активно выхолащивались и предавались насильственному забвению самые славные страницы нашего прошлого – подвиг русского народа на Куликовом поле под водительством святого князя Димитрия Донского и духовным руководством преподобного Сергия Радонежского, мужество земского ополчения во главе с князем Д.М. Пожарским и старостой К. Мининым, героизм армии А.В. Суворова, подвиг жертвенной братской любви русских солдат, офицеров и генералов во имя свободы народов Балкан в русско-турецкой войне 1877–1878 годов? Наконец, уже много позднее, разве были сделаны должные выводы о духовном и нравственном состоянии народа и власти, из народа рожденной, если стране дано было испытание Великой Отечественной войной (речь не о геополитических обстоятельствах предвоенного времени)! И неужели страшная цена невосполнимых потерь, которой досталась Великая Победа, не могла заставить задуматься и вспомнить о том, откуда в глубинах народного самосознания рождается величие духа?

Наверное, на поставленный вопрос можно предложить сколь угодно вариантов ответа: каждое научное направление даст свое понимание и свою точку зрения. Но в конечном итоге, если отложить оправдательные аргументы, думается, все будет сведено к одному – духовной слепоте, то есть тому, что отец Павел Флоренский называет обращением от Реальности и Смысла к реальностям и смыслам, которые в отрыве от Первоисточника бытия становятся пустыми и ложными [2]. Ложные ценности порождают ложные цели и ложные пути. На этих неправедных путях и возникают глобальные потрясения, ставящие на грань выживания целые цивилизации.

Принято считать, что отход России от самобытного развития и постепенное разрушение национальной идентичности берут начало в эпохе Петра Первого. В действительности, при нем лишь усилились контакты с Западом, но усилились настолько, что приобрели характер государственной политики, привели к перестроению форм государственной власти и, в целом, государственного механизма по немецко-голландскому образцу. Но все началось еще от времен правления отца Петра – благочестивого и тишайшего государя Алексея Михайловича, при котором в исстрадавшемся Отечестве были, наконец, преодолены последствия Смутного времени и водворился долгожданный мир. Россия получила возможность оглянуться вокруг и заняться, если так можно сказать, собственным благоустройством. Вот тогда в пределы нашего Отечества и начали «выписывать» хороших специалистов – европейских иностранцев для того, чтобы приобщиться к достижениям европейских наук и искусства.

Хотя они приходили служить не столько России, сколько государственной власти, контакты с ними были контактами России с постренессансной Европой, которая уже оторвалась от фундамента христианской цивилизации и пошла на замещение евангельских принципов бытия гуманистической аксиологией. Уже не Бог, а человек был в центре жизни европейца, человек со своими страстями и душевными переживаниями, порождающими поразительные эстетические взлеты, но человек, увы, стремительно оскудевающий духовно.

При Петре и даже еще при Екатерине Великой немцы в России жили изолированно, обособленными колониями и сохраняли свое мировоззрение, быт и нравы, не ассимилируясь в русской среде. Их присутствие Л. Н. Гумилев называет Ксениями, то есть инородными включениями, которые не вредят вмещающему их этносу, но лишь до тех пор, пока они не начинают терять свою самобытность. И вот тогда эти инородные включения, по выражению Гумилева, «стимулируют грядущий надлом», перерастающий в утрату этносом своей исторической миссии и державности, в оскудение жизненной энергии и, наконец, потерю того, что Гумилев называет пассионарностью [3]. Можно принимать или не принимать как целое картину, предлагаемую Гумилевым в его исследованиях русской истории, но он, бесспорно, крупнейший специалист по проблемам русской национальной жизни, выходящим далеко за рамки традиционного понимания исторической науки.

Конечно, не немцы были виной более чем двухвекового неуклонного сползания русского человека к утрате национального самосознания. И не они стояли за губительным расслоением общества (заметим кстати, что разделение общества, то есть отрыв европеизированной верхушки от народной массы, произошло в эпоху Петра именно по вопросу потери или сохранения веры). В самом деле, иностранцы лишь «стимулировали» нараставший надлом. Причина же в нас самих, и причина эта – самовольный отказ от Истины. Вряд ли можно назвать иной глобальный фактор, полно и сущностно характеризующий нашу национальную, цивилизационную катастрофу, апофеозом которой стал 1917-й год.

Уже упоминавшийся Флоренский говорит о том, что с древнейших времен точкой опоры жизнедеятельности во всех ее видах, основой всех наук и искусств было искусство богоделания. Словесно оно выражается как задача «полного претворения действительности смыслом и полной реализации в действительности смысла» [2]. Но когда произошла подмена целостности, онтологического единства человеческой деятельности (что как раз соответствует европейскому Ренессансу), она стала распадаться. Ценностная система и построенная на ней жизнедеятельность человека и общества стали плоскими, поверхностными, без внутренне-ценного содержания. «Все стало подобным Истине, перестав быть причастным Истине, перестав быть Истиною и во Истине. Короче – все стало светским». В этом и есть корень западноевропейской гуманистической цивилизации, которую Флоренский прямо называет гниением, распадом и «почти смертью человеческой культуры» [2]. И человеческая личность, и общество в целом в условиях такой цивилизации теряют основу своего бытия и буквально рассыпаются. Отсюда понятно, что так или иначе ожидало Россию, которая своевольно «приразилась» западноевропейской аксиологии, если не сказать – заразилась ею.

Да, история есть отражение духовной реальности. Для современного человека звучит странно, неожиданно и даже неловко, но творческая сила и мощь, преодолевающая все нестроения, разделения и соблазны, есть именно в послушании. В послушании Богу. Своеволие же есть начало расточающее [4]. Мы в ответе за прошлое. Своим послушанием Божественной любви или отпадением от нее мы определяем свое настоящее и входим в будущее – такое, какое уготовляем себе сами. Будущее – это не только нечто ожидаемое и взыскуемое, но и творимое, это плод нашей мысли, наших поступков, нашего нравственного и духовного возрастания или падения.

Анализ ошибок, уроков и заветов прошлого – когда жестокого, когда вдохновляющего – не должен нас смущать, но должен приводить к выводам, к изменению самих себя и, в конечном итоге, способности оправдать прошлое в подвиге нынешнего свидетельства, творчества, созидания и движения вперед. Потому что это не чье-то, это наше прошлое.

Исторический путь человечества еще не пройден, история России еще не кончилась, русский путь еще не замкнулся. Как замечательно говорит русский пастырь, богослов и историк Георгий Флоровский, «путь открыт, хотя и труден. Суровый исторический приговор должен перерождаться в творческий призыв несделанное совершить» [4].

В этом наш долг перед Россией и наше призвание.

Источники:

http://molitva-info.ru/duhovnaya-zhizn/goneniya-na-pravoslavnuyu-tserkov.html
http://lenta.ru/articles/2016/05/29/revolution_church/
http://pravoslavie.ru/42717.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector