Серафим (Романцов Иван Романович). «Благодатность молитвы, которую несли Глинские старцы, передавалась окружающим

«Благодатность молитвы, которую несли Глинские старцы, передавалась окружающим»

Беседа с протоиереем Александром Чесноковым

«Сколько ни пиши о старцах, сколько книг ни издавай, тайна останется тайной», – говорят опытные люди. Правда, одному из авторов новинки книжной серии «Подвижники благочестия ХХ века» посчастливилось много лет провести в самой непосредственной близости к ныне прославленному старцу Глинской пустыни митрополиту Зиновию (Мажуге), в схиме Серафиму, – сначала в качестве иподиакона, а затем келейника. О своем общении с будущим святым и о старцах вообще размышляет протоиерей Александр Чесноков, который в соавторстве с сыном Зиновием, названным в память прославленного митрополита, написал книгу «Подвиг святой жизни. Святые старцы Глинской пустыни. ХХ век».

– Отец Александр, вы лично были знакомы с тремя ныне прославленными Глинскими старцами: митрополитом Зиновием (Мажугой), в схиме Серафимом, схиархимандритом Андроником (Лукашем), схиархимандритом Серафимом (Романцовым). Какие у них были общие качества?

– Все молитвенники, делатели непрестанной Иисусовой молитвы. Беседуют с вами и перебирают четочки: умная молитва идет постоянно. До этого дойти надо! Не каждый доходит, чтобы одновременно беседовать и продолжать молитву в сердце через ум.

Что еще общего? Доброта. Всегда старались помочь сами, не дожидаясь просьб. Любвеобильные. И что замечалось: прошли большую, очень трудную жизнь, через ссылки, гонения, разного рода оскорбления. Но никогда об этом не говорили, только иногда рассказывали, больше для назидания, о случаях из жизни в ссылке. Всегда в проявлении любви, и больше рассказывали о хороших случаях.

Вот что интересно: пройдя ссылки, они сохранили любовь к Богу, любовь к ближнему. Никакой озлобленности, никакой жестокости. Старались вспоминать только хорошее и о жизни в заключении, и о повседневной жизни, то, как Господь их вел.

Еще честность. Честность к Богу, честность к службе – тоже характерная черта. Даже вдали от обители служили по монастырскому чину, что никого не тяготило, потому что благодатность молитвы, которую они несли, передавалась окружающим. Люди старались как можно больше бывать у старцев и на богослужении, и просто приходя к ним. Получали дары, становились какими-то облагодатствованными, как говорил Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, постриженик митрополита Зиновия. Он вспоминал, что, даже коротко пообщавшись со старцами, люди уже получали благодатные дары, которые давали им силы на дальнейшую жизнь, на дальнейшее преодоление препятствий и надолго оставались в памяти. Так происходило потому, что за того, с кем соприкасались, старцы потом и молились.

– Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II – постриженик митрополита Зиновия?

– При постриге будущего патриарха владыка Зиновий сказал в приветственном слове: «Я постриг будущего патриарха», – хотя Блаженнейший Илия был тогда еще семинаристом. Католикос-Патриарх сам вспоминал об этом в нашей беседе при встрече и говорил, что до сих пор ощущает небесную помощь владыки.

– Блаженнейший Илия также утверждал, что митрополит Зиновий устроил в Тбилиси «филиал» Глинской пустыни…

– В 1961 году Глинская пустынь была окончательно закрыта, и старцы объединились вокруг владыки Зиновия. Трое из них: сам митрополит Зиновий, в схиме Серафим, схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Романцов) – в будущем пошли к Богу общим прославлением и вместе были причислены к лику святых в 2009 году.

Владыка Зиновий многим помогал. Мог, выйдя в храме и увидев стоящего монаха, подойти к нему с благословением и тихонечко оставить деньги на дальнейшее проживание. И кругом знали, что он всех поддерживает. Время было очень тяжелое, можно сказать – богоборческое, но у него каждый мог найти приют. И впоследствии, уже епископом, правящим архиереем, он много о чем мог попросить Грузинского патриарха: многих назначали на приходы, и они служили в Грузинской Церкви. А там были послабления по сравнению с Русской Церковью, хотя тоже и уполномоченные и прочее.

– Вы ведь с детства знали владыку Зиновия?

– Мы приходили с мамой в храм, где служил митрополит Зиновий. Он всех замечал, всех одарял. У него в кармане всегда находилась или конфетка, или «рублик» – монетка в 50 копеек, которые он откладывал и потом раздавал (тогда эта денежка имела цену). Естественно, дети, когда его видели, бежали, чтобы получить подарок. Но не было никакой ревности, потому что он одарял всех одинаково.

На богослужении мы становились поближе во время чтения Евангелия, когда он снимал митру и давал кому-то из детей подержать. Вот тут среди нас даже немножко была борьба, потому что каждый этого хотел. Однако он сам указывал, кому держать.

Его келья находилась возле храма; на окошке сеточка, в ней прорезано небольшое отверстие, и всегда от владыки было утешение, подарочек: соседи ли подходили или детишки подбегали. Когда его не было дома – целовали даже створки оконца, получая такое благословение от самого старца. По его молитвам совершалось много чудесного.

– Почему владыка так щедро стремился поддержать всех?

– Это тоже общая тенденция всех Глинских старцев: они очень щедрые. Старались всем по необходимости раздавать сообразно с нуждами каждого. Владыка всегда говорил, даже мне: «Будьте щедрыми, не будьте жадными, и всегда Господь пошлет. Чем больше отдаешь, тем больше Господь посылает». Рассказывал, как, например, утром отдал материальные ценности, и к вечеру принесли в четыре раза больше: «Вот, вам на нужды, сами распределите».

Я своими глазами видел, как владыка помогал всем людям, которые обращались с просьбами, а некоторые даже и не обращались, а он сам провидел их нужды.

– Откуда же старцы черпали духовные силы?

– Получали при рукоположении. В таинстве священства Господь дает такие благодатные дары, что, если человек правильно молится, правильно совершает богослужение, правильно совершает таинство Евхаристии, – тогда Господь, оскудевающее Восполняющий, пополняет те дары.

Отцы, возле которых мы тогда окормлялись, сейчас причислены к лику святых: Господь их забрал в райские обители. Они прошли через трудный период гонений, испытаний и много чего претерпели в жизни, а «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10: 22). Так произошло и с этими старцами, которые никогда никого не ругали, ни своих гонителей, ни своих обидчиков, но во всем полагались на волю Божию. Раз так происходит, значит это – Промысл Божий. С таким настроением, с таким воодушевлением, конечно, легче жить, легче пронести свой крест, несмотря на трудности, которые встречаются на жизненном пути.

– Сейчас старцы есть?

– И сейчас старцы есть. И сейчас к ним очереди, не приступишься. Люди нуждаются в окормлении. Хотя иногда, может, и старца не надо? Просто обратись к священнику, у которого исповедуешься, или помолись хорошо, обратись к первому встречному и получишь ответ на свой вопрос. Надо, чтобы ты сам потрудился, сам помолился, и уже по твоему внутреннему сердечному состоянию Господь даст и ответ. Точно так же и здесь. Узнаешь ты старца, не узнаешь – это какое будет твое внутреннее состояние и желание.

Читать еще:  Что такое гносеология в философии. Гносеология

Даже в период гонений, когда церкви рушились, закрывались, многие были в изгнании, даже тогда души, стремящиеся к Богу, кто хотел и искал старцев, находили, приезжали со всего мира, несмотря на закрытые границы, когда не впускали и не выпускали. О Союзе я просто не говорю: со всех концов и приезжали, и окормлялись, и не было такого, чтобы владыка Зиновий кого-то не принял. Кого-то с рассуждением, кого-то с объяснением, всех встречали, и говорили, и старались накормить, чтобы они уезжали утешенными. А другие спрашивали: «Куда? Где старцы? Какие сейчас старцы?!»

Когда закрытая в 1922 году Глинская пустынь была ненадолго открыта в 1942 году, многие приезжали, в том числе одна женщина, которая оставила потом свои воспоминания. А старцам, кроме того что они занимались духовным окормлением, нужно было чисто по-человечески возрождать пустынь, нужно было заниматься хозяйственными делами, нужно было кормить и себя, и многочисленных паломников. И вот эта женщина остановилась посреди двора и внутренне вопрошает – родился такой мысленный вопрос: «Где же найти этих старцев?!» Тут мимо пробегает будущий схиархимандрит Андроник (Лукаш) и вдруг говорит ей: «Книги надо читать». Вот так. Ответ на ее вопрос уже получен. Она даже не успела спросить, а он уже отвечает.

Сейчас издается много литературы. И в нашей книге «Подвиг святой жизни. Святые старцы Глинской пустыни. ХХ век» собран очень богатый духовный материал, потому что это воспоминания не одного человека, а сборник. Конечно, это капля в море тех, кто приходил, приезжал, окормлялся, находил духовную поддержку. Но эта капелька тоже может стать великим утешением.

Как спасаться, если нет старцев? Старец Серафим (Романцов)

Старец Серафим (Романцев) (1885-1975)

Великий Глинский старец схиархимандрит Серафим, как и старец Андроник, прошел тот путь, которым было суждено пройти множеству русских монахов и священников — старец был арестован, выслан на строительство Беломорканала, проживал в Киргизии, после войны жил в Ташкенте, где был духовником при кафедральном соборе.

30 декабря 1947 года старец вернулся в Глинскую пустынь, а в следующем году был назначен духовником обители.

Это был духовник опытнейший, знаток всех сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом. Особым духовным даром старца было умение принимать исповедь, вызывать людей на полную откровенность. Наделенный духовным рассуждением, старец Серафим всякому приходящему к нему давал наставления. С особой отеческой любовью принимал он тех, кого терзали горести, печали, уныние, кто не знал, каким путем идти в жизни, принимал и тех, кто был обуреваем сомнениями и жил вне спасительной ограды Православной Церкви.

В тяжелое послевоенное время старец Серафим выслушивал все скорби и тотчас накладывалпластырь на раны душевные, давал нужные советы. Утешение, успокоение и отраду вливали в души скорбящих наставления и молитвы любвеобильного старца. Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и духовному возрождению.

После закрытия Глинской пустыни схиигумен Серафим переехал в Сухуми, где продолжал свои старческие труды, будучи духовником кафедрального собора. И сюда к нему стекалось множество богомольцев. Никогда до этого Сухумский храм не был переполнен так, как при старце Серафиме.

Как спасаться, если нет старцев? — «Все имеют скорби. Они заменяют старцев, так как их попускает Господь, зная сердце каждого. Никто не поможет и не изменит, если не менять себя. Начинать надо со внимания к языку и уму. И надо постоянно следить за тем, чтобы обвинять себя, а не других».

* * *
«. Мы должны все переносить с детской покорностью — и приятное, и неприятное, и за все прославлять благого Бога. Пришла какая скорбь или болезнь, будем говорить: «Слава Тебе, Господи». Умножились ли скорби и болезни, опять: «Слава Тебе, Господи». Безотрадные скорби и болезни усилились и ведут ко гробу, и опять: «Слава Тебе, Господи». Ибо по смерти вечно будем жить и радоваться во светлостях святых. А потому, что бы ни случилось с нами, за все будем благодарить Бога и говорить: «Слава Тебе, Господи». Болезнями и скорбями Господь врачует греховные раны нашей души.

Переноси все трудности с благодарением к Господу, Он никогда не дает человеку крест, который тот не смог бы понести, и Своей благодатью укрепляет нас к преодолению трудностей. А ропотом и отчаянием мы отталкиваем от себя божественную помощь и, будучи сами не в состоянии нести бремя своих грехов, все более и более удаляемся от Бога.

«Великий старец преподобный Серафим так говорил: «Не имеющий скорбей не имеет спасения», — а поэтому нам надо взять свой крест скорбей и трудностей житейских и понести его безропотно, благодаря за все Господа. Господь не возлагает на нас Своего Великого Креста, но заповедует взять каждому свой собственный, то есть быть готовым перенести столько страстей, внешних и внутренних искушений, сколько на каждого наводит наказующее, очищающее и вместе с тем милующее Провидение Божие. Так и настройтесь, чтобы всегда говорить, всем существом своим чувствовать: «Все для меня делает Господь». Так и во всей жизни: при нападении страстей и при всяких искушениях вражиих, в болезнях, в скорбях, в бедах и напастях — во всех трудностях жизни говорите: «Все для меня делает Господь, а я сама не могу ничего сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить. Он — сила моя!»

* * *
Как начать исправляться? — «Начинай каждый день утром полагать начало благое, прося словами Златоуста: «Господи, сподоби мя любити Тя. »

* * *
«Заметишь, что не удалось сделать все, что хотелось, скажи: «Господи, помилуй!» Надо бы заставить себя, да лень одолела — «Господи, прости». Если кого, забывшись, осудишь — скорее кайся, если что нарушишь — тоже. Покаявшись, старайся не грешить, а на допущенном не останавливай внимание, чтобы всегда иметь покойный дух,ни на что и ни на кого не возмущайся».

* * *
Многие жаловались на болезни, на что старец говорил: «Болезни допускаются тогда, когда мы не способны к подвигам. Наше горе в том, что мы очень нетерпеливы и малодушны».

* * *
Большим утешением в болезнях был бы навык непрестанной Иисусовой молитвы. Она «прививается» только при сокрушении о грехах и смирении. Старец говорил, что опытно знающие о том, какую радость дает молитва, уже не хотят перемен, так как боятся потерять молитву в суете будней.

* * *
Когда хотите побеждать бесов, уступать должны человекам. Оскорбит ли кто? Уступи ему, и наступит мирная тишина, избавляющая душу от смущения. В духовной жизни не воздается злом за зло, но зло побеждается благочестно. Добро творите обидящим вас, молитесь за творящих вам напасть и всю печаль возложите на Господа. Он заступник и утешитель страждущим.

* * *
Духовное богатство приобретается в терпении. Терпение же испрашивается непрестанной молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», — и помилует.

Читать еще:  Что означает имя надежда. Значение имени надежда

Елицы

19 января — праздник Крещения Господня (Богоявление). Заказав записки за ваших родных и близких на Крещенскую Литургия на Святой земле в Храме Рождества Христова в Вифлееме, вы бесплатно получите на почту Именные Сертификаты, которыми сможете поздравить их с праздником Крещения Господня.

Какими были глинские старцы.

Как говорится в Священном Писании: «Дары различны, но Дух один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12:4-11).

Одни старцы делали упор на смирение, другие на покаяние. Одни отличались своей любвеобильностью, такие как отец Софроний, отец Серафим (Амелин) и другие. Другие — умеренной строгостью, добиваясь в новоначальных выработки смирения и терпения через уничижение, как, например, отец Иулиан. Одни — миротворцы, другие — сострадальцы человеческим немощам. Одни послужили Глинской пустыни и людям через составление жизнеописаний насельников святой обители и духовно-нравственной литературы, другие пронесли все невзгоды суровых гонений, сохранив духовные традиции и старчество, как отец Нектарий. Одни подвизались в самой Глинской пустыни, другие распространяли ее традиции в иных монастырях. Одни обладали даром чудотворения, другие — прозорливости (пророчества). Многие старцы совмещали в себе сразу несколько личностных качеств и духовных дарований.

Старец перекрестил воду, и все видели, что он пошел по воде, как посуху.

Так, например, схиархимандрит Иоанникий (отец Исаия) , много потрудившись в деле спасения, духовного просвещения братии и, посещавших Глинскую пустынь, богомольцев, был наделен от Господа многими дарами. Святитель Феофан Затворник (Вышенский) называл его «старцем многоопытной мудрости» и просил его молитв. Старец, имея постоянное влечение к внутренней жизни и собранность, несмотря на множество забот, достиг трезвения — хранения ума против греховных помыслов, чему непрестанно учил братию. Его скромная, смиренная жизнь, непрестанная молитва, постоянная бдительность над собой привели его к полному безмолвию и бесстрастию. Имея дар плача, старец всегда со слезами совершал Литургию. А все присутствующие на службе, чувствуя его молитву, получали большую духовную пользу и утешение.

Господу было угодно прославить Своего угодника и всем открыть его святость через безропотное терпение несправедливо возведенных на него обвинений. Отца Иоанникия оклеветали и уволили с должности настоятеля. Когда он уходил из пустыни, был сильный весенний разлив рек. Старец перекрестил воду, и все видели, что он пошел по воде, как посуху.

Архимандрит Иннокентий также обладал одновременно любвеобильностью, приветливостью, милосердием, прозорливостью, даром молитвы, которая для него была выше телесной пищи, и даром исцеления.

Но, как свидетельствовали о нем, скрывал свои дарования. Однажды он помазал маслом от лампады Царицы Небесной дочь одной женщины, слепую девочку, все время качающую головой, а саму женщину послал молиться Богородице в скит. Когда девочка совершенно исцелилась, старец сказал, что это дело милосердия Божией Матери.

Он мирил ссорящихся, утешал скорбящих, которых любил и жалел от всего сердца, готов был им все отдать. Посвящал самого себя на служение ближним с утра и до полуночи. Сам же старец получал утешения свыше от Духа Святого Утешителя[4].

Дара прозорливости за свою богоугодную жизнь сподобился игумен Филарет. Так, глубоко почитая преподобного Серафима Саровского, он увидел душу почившего святого, возносимую Ангелами на небо. Как-то отец Филарет предрек одной девице с именем Елизавета ― игуменство, и та действительно, впоследствии стала Верхо-Харьковской игуменьей Емилией. Дар прозрения способствовал игумену Филарету и в осуществлении внешней преобразовательной деятельности в Глинской пустыни. Старец предсказал и собственную кончину, наступившую на второй день Святой Пасхи. Следует отметить, что игумен Филарет при жизни сподобился видения Пресвятой Богородицы у себя в келии.

Отец Серафим (Амелин) будучи настоятелем обители, был наделен от Господа чудесным даром смирения. Старец считал себя хуже всех, благодаря чему приобрел этот дар, проявлявшийся во всех его действиях и даже в одежде. Никогда и ничем не раздражался, не было в нем мирской суеты, но в душе у него всегда было спокойствие и благодатный мир, исходивший на окружавших его людей. Как сказано в Глинском патерике: «Мир — это духовное сокровище, которое Христос принес на землю, примирив Своей крестной жертвой человека с Богом. Посланный с неба мир является благодатной силой, которая приводит к гармонии человеческие души», и души рядом со старцем приобретали тот самый мир Христов. Но главное дарование, которым отец Серафим был наделен — горячая любовь к Господу и ко всем людям, и те, видя его смирение и отеческую любовь, тянулись к подвижнику. Часто они убеждались и в прозорливости своего духовного наставника. Он, не выходя из своей кельи, духовным зрением видел весь монастырь и нужды братии. Руководясь этим даром, старец мудро назначал послушания, зная, что полезнее для каждого послушника. Старец мог, невидимо для простых глаз, ходить по монастырю, его видели только такие же прозорливые, как и он сам, старцы. А после смерти, Господь оставил его тело нетленным. Таким образом, он совмещал в себе смирение, прозорливость, мир душевный и любовь.

Старец схимитрополит Серафим (Мажуга) стяжал в душе благодать Святого Духа, которую обильно изливал на всех приходящих к нему за духовным окормлением. Имея во всей полноте дар прозорливости, старец, вопрошавшим его, открывал Божию волю.

Даром жертвенной любви к пастве наградил Господь иеромонаха Иону. Еще будучи учеником, отец Иона глубоко воспринял наставления Глинских старцев, учивших, что от пастыря зависит спасение людей, так как он является их учителем истинам Христовым и проводником в Царство Небесное. Но пастырь не должен лишь учить людей правде Божией и призывать к ее исполнению, а сам оставаться вне ее. Истинный пастырь должен впустить Христовы истины в свою душу, применить их к себе, то есть познать богословие пастырского служения на собственном опыте, через духовный подвиг. Пастырь — посредник между Богом и людьми и получает благодать своего служения от Самого Христа.

Отец Серафим, не выходя из своей кельи, духовным зрением видел весь монастырь и нужды братии

Насельник Глинской пустыни отец Иона, наученный старцами святой обители этим и многим другим истинам, воспринявший их наставления и поучения о сути пастырского служения и о высоте этого служения, явился усердным исполнителем старческих заветов в деле душепопечения и проявил себя добрым, любящим пастырем, заботящимся о спасении человеческих душ. Он нес крест пастырства, который одновременно является и путем мученичества, претерпевая все препятствия врага рода человеческого на своем пути, и приводя людей ко Христу. Но возносимый людьми, видящими его святость и ревность в пастырском служении, сам он никогда не превозносился, а приписывал все свои дарования Богу, понимая, что все благодатные силы пастыря зависят не от него самого, а исходят через него от Господа. Так, являясь пастырем святой жизни, он смирял себя, тем самым, отвергая вражеские нападения, внушавшие помыслы о его святости.

Читать еще:  14 апреля рожденные в день.

Один из богомудрых старцев, руководивших Глинской пустынью после ее открытия в 1942 году, старец Андроник, еще во время своего пребывания в плену у австрийцев приобрел дары душевного мира и живой веры. Кроме того, он был преисполнен благодатного дара Святого Духа — христианской любви к ближним. Отличался он смирением, кротостью и трудолюбием, проявлявшимися даже внешне — старец всегда был согбенным. Братия, видя его пастырскую любовь, открывала перед ним свои души, и после беседы со старцем, ощущала благодатное утешение. Отец Андроник непрестанно молился за своих чад. Имея дар от Господа безошибочно видеть состояние души человека, старец руководил каждого ко спасению по его способностям. Все его духовное руководство сводилось к указанию людям веры во Христа. Советы его, как правило, были основаны на указаниях святых отцов. Молитвы подвижника лечили духовные и телесные раны всех, кто обращался к нему за помощью. Его пастырская деятельность в Грузии подталкивала грузинских иерархов на более ревностное служение. Игумен Илларион (Приходько), бывший насельник Глинской пустыни, в прощальном слове, над гробом почившего старца Андроника, подчеркнул дарования старца и назвал его за жертвенную и сострадательную любовь печальником душ человеческих.

Другой великий Глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов) уже в юности, под руководством мудрых глинских наставников, приобрел дары полного послушания, смирения, дар непрестанной горячей молитвы. Предавшись уединенной жизни, проводя в молитве всю ночь, он приносил искреннее покаяние Господу за себя и своих чад. Став опытным духовным руководителем, он стяжал особый дар ― видеть сердца кающихся, вызывать в них глубокое покаяние и чистую исповедь. Исповедуя, не любил многословия и учил не рассказывать автобиографию, а каяться в совершённых грехах. Наделенный духовным рассуждением, богомудрый старец давал душеспасительные наставления, основанные на Священном Писании и творениях святых отцов, всем к нему приходящим. Со смирением беседуя с ними, согревал их сердца, просвещал их разум, приводил к душевному миру и каждого, единственно верным направлением, мудро вел ко спасению.

Все свои дарования подвижник никогда не приписывал самому себе, а называл себя лишь исполнителем Божией воли и проводником благодати, чем смирил свою душу и наполнил ее христианским смирением.

Главным дарованием отца Серафима было его смирение ― наглядный пример для всех, окружавших его. Все свои дарования подвижник никогда не приписывал самому себе, а называл себя лишь исполнителем Божией воли и проводником благодати, чем смирил свою душу и наполнил ее христианским смирением. Но его смирение было сопряжено с ревностью о спасении пасомых душ. Поэтому, когда было нужно, для вразумления человека и осознания им своей греховности, старец был строг и смело, и прямо обличал.

До самой смерти отец Серафим терпеливо, со смирением, отдавал себя на служение Богу и пастве, жил во Христе и был достойным носителем Его благодати.

Всесторонне одаренным был схиархимандрит Иоанн (Маслов) . Он проявил себя и как духоносный пастырь, и как одаренный учитель, и как распространитель традиций Глинской пустыни, и как составитель многих душеспасительных трудов.

Старец ясно видел внутреннее состояние человека, подход к каждой душе у него был индивидуальным: что он разрешал одному, то другому категорически запрещал. Иногда он называл незнакомых людей по имени и говорил о таких обстоятельствах жизни, которые были известны только самим собеседникам. Каждому он давал именно то и в такой мере, сколько тот мог вместить по своему духовному устроению. Он мог так преобразить душу человека, что тот отвращался от греховных пристрастий и устремлялся к новой духовной жизни. Ему был присущ дар сострадания и сопереживания ближним, и своей пламенной молитвой он исцелял душу и тело человека. Но каждому своему духовному чаду он внедрял мысль, что главная цель существования человека на земле — спасение души, а спасение ― это дело всей жизни, и земная жизнь определяет жизнь будущую, вечную. Он всем объяснял, что путь спасения тернист и очень труден и, чтобы спастись, нужно приложить все свои силы, всю свою волю, и положить основанием спасения веру во Христа.

Почти 25 лет отец Иоанн провел в Московских духовных школах. Он преподавал пастырское богословие, а с 1974 года еще и Литургику. Для будущих клириков, которые затем разъехались по всей стране, особенно ценным был пример жизни их наставника — его самоотречение, пастырское мужество, евангельская любовь к ближнему.

Ему, как обладателю великих духовных дарований, были вверены будущие пастыри Церкви, способные стать духовными руководителями человеческих душ. Уроки его были очень интересными и запоминающимися. Он умел создать в сердцах учащихся истинный дух пастырства — самоотвержение, благодатную настроенность и любовь к Богу, Церкви, пастве.

Отец Иоанн был для своих учеников не только одаренным преподавателем, но еще и непревзойденным по силе влияния духовником. Как вспоминает один его ученик, иеромонах Сергий (Данков): «Каждое занятие — это, прежде всего урок внутреннего духовного самопознания. Отец Иоанн раскрывал перед нами необозримый мир духовной жизни, учил нас обличать свои недостатки, тактично показывал нам наши греховные страсти и с нашей помощью их исправлял. На каждом уроке шла напряженнейшая духовная работа, причем с каждым индивидуальная».

Когда отец Иоанн направили духовником в Жировицкий Свято-Успенский монастырь Белоруссии, он, как и отец Македоний, настоятель Чуркинской Успенско-Николаевской пустыни, с самого начала ввел в нем устав Глинской обители и монашеские традиции, сохранившиеся в пустыни с древних времен. Благодаря таким подвижникам, традиция старчества Глинской пустыни распространялась и во многих других обителях.

Как и игумен Иассон, бывший насельник Глинской пустыни, а с 1903 года наместник Курского Знаменского монастыря, отец Иоанн не забывал родную Глинскую пустынь и тоже послужил ей через составление жизнеописаний её старцев, а также истории Глинской обители.

В наши дни, перенасыщенные потоками информации, письменные труды отца Иоанна (Маслова) являются живым источником для ищущих спасения, собирают рассеянные мысли человека, сосредотачивают его на духовном, порождают стремление исправить свою жизнь и указывают путь к этому. Старец достиг такого единения со Христом, что через чтение его трудов душа получает верное духовное направление и приближается к Богу. Труды отца Иоанна и по его преставлении продолжают дело всей его жизни — дело спасения людей. В своих письменных и устных наставлениях отец Иоанн подробно отвечает на главный вопрос каждого человека: «Как спастись?»

Удивительна была связь старца с миром иным. Он рассказывал о загробной участи почивших. Все было открыто его духовному взору. Он мог изгонять демонов, исцелять тело от неизлечимых болезней, а душу ― от страстей.

Схиархимандрит Иоанн имел величайшие дары Святого Духа — непрестанную молитву Иисусову, духовное рассуждение, прозорливость, проникновение в тайники человеческих душ, исцеление болезней души и тела, но главное — беспредельную, самоотверженную, деятельную христианскую любовь. Сам отец Иоанн говорил: «Только любовью можно постигнуть внутреннюю жизнь других людей и войти с ними в тесное духовное общение… Реальная любовь — носить немощи друг друга».

Только любовью можно постигнуть внутреннюю жизнь других людей и войти с ними в тесное духовное общение.

Источники:

http://pravoslavie.ru/62816.html
http://3rm.info/publications/10795-starec-serafim-romancev-1885-1975-kak-spasatsya.html
http://elitsy.ru/communities/112860/1533142/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector