Протоиерей Олег Тэор: Священник нужен в армии как отец. О чём просил сирийский генерал

Псков. Отец Олег Тэор

В Псков мы попадаем каждый раз, когда направляемся в Печоры. Но вначале мы проезжали его, направляясь прямо в Печоры. Позднее мы оценили благодать этого святого города.

Однажды я пила чай с настоятелем Софийского собора в Новгороде протоиереем Анатолием Малининым. Я рассказала ему, как паломники любят Новгород. Сам он был родом из Пскова и сказал мне: «Что Новгород, здесь только пять действующих храмов, а в Пскове четырнадцать». Это было давно. Теперь многое изменилось, и паломники полюбили Псков. Мы всегда посещаем Троицкий собор. Это один из самых красивых храмов в России. В Пскове очень много старинных церквей, а вокруг Пскова столько святынь, что перед каждой поездкой задумываешься, что посетить на этот раз. Но есть одно место, куда мы всегда стремимся. Это храм Александра Невского. Храм был построен для военных в начале ХХ века. Он и сейчас военный храм. Настоятель этого храма протоиерей Олег Тэор. Это замечательный священник, которому старец Николай с острова Залита завещал принять старчество. Он говорил: «Меня не будет – будете ходить к отцу Олегу».

Вот уже 17 лет мы ездим к нему покаяться в грехах, получить мудрый совет. Здоровье у отца Олега слабое, но вы никогда этого не увидите. Внимательный и доброжелательный, он всегда найдет нужное слово для каждого человека. Одна паломница при мне вышла обиженная на отца Олега. Она ненавидела свою невестку и надеялась, что отец Олег примет ее сторону, а он сказал ей только «Иди и молись».

Отец Олег всегда окружен молодежью. В храме Александра Невского поют два детских хора, много детей посещают воскресную школу. Но особенно много вокруг него солдат из Псковской десантной дивизии. Отец Олег для них как отец, к которому они все тянутся. Во время чеченской войны Отец Олег сам побывал в Чечне, он духовно поддерживал солдат. Сохранилось много фотографий его пребывания на Кавказе. При храме Александра Невского есть музей, где выставлены фотографии всех погибших на войне в Чечне. Смотреть на эти снимки очень тяжело, одно утешение, что Господь их не оставит. Отец Олег рассказывал мне, как тяжело ему было, когда вскоре после его поездки на Кавказ, ему привезли из Чечни 72 гроба для отпевания.

Я знакома с отцом Олегом вот уже 17 лет. Когда я впервые попала в храм Александра Невского, он был просто в жалком состоянии. Крыша текла, намокшая штукатурка грозила свалиться на головы молящихся. Из алтаря во время дождя выносили до 80 ведер воды. Храм этот был вымолен отцом Олегом и прихожанами. В годы безбожия это был военный склад, и военные не спешили расставаться с церковным имуществом. Верующие каждый день в течение месяца обходили его крестным ходом, и каждый день служили акафист Божией Матери. Сейчас это прекрасный храм, полностью восстановленный и снаружи и изнутри. Я была свидетелем, сколько труда это стоило, как трудно было собрать средства на восстановление. А ведь это не единственный храм, который восстановил отец Олег. Храм в Выбутах на родине св.Ольги, еще не так давно был в запустенье, а теперь в нем регулярно проходят службы.

Живет отец Олег в маленьком домике возле церкви. Этот дом забит разными нужными вещами: строительными материалами, книгам и, одеждой для нуждающихся, так что пройти можно с трудом. Еле место для спанья остается. Однажды мне сказали: «Проходите, Вас батюшка ждет в бане» Честно говоря, я была несколько смущена таким приглашением. Но баня, пристроенная к домику, оказалась совсем сухая, там было очень тепло и тихо, и можно было спокойно поговорить. В доме у батюшки всегда многолюдно. Добровольные помощники окружают его. Он, как генерал, раздает всем поручения, постоянно звонит телефон. А для себя у него нет времени. Живет он очень скромно. Квартира, выделанная ему, давно превратилась в гостиницу для людей, приезжающих к нему издалека. А едут к нему из разных концов. Недавно мы познакомились с женщиной, приехавшей из Ямало-Ненецкого округа и с группой паломников из Белоруссии. И что удивительно для всех готов и стол, и дом. Люди вокруг отца Олега всегда очень дружелюбны и гостеприимны. Каждая встреча с ним – это праздник для души.

Дивизионный батюшка

Есть в Пскове храм Александра Невского, который называют воинским. Вся его история связана с армией. Эта красивая, из красного кирпича церковь была построена в 1908 году для воинов Омского полка, который в конце XIX века расквартировался в этом древнерусском городе. После революции храм был закрыт и обезглавлен. Сначала в нем расположился красноармейский клуб, а позже сюда переехал военный медицинский склад.

Здание никогда не ремонтировалось. И только благодаря огромным усилиям протоиерея Олега Тэора храм был поднят из руин, и в 1992 году здесь снова начались богослужения. Военные поначалу не спешили отдавать эту церковь, и батюшка буквально вымолил ее со своими прихожанами. Два года отец Олег служил возле храмовых стен. Когда храм все-таки вернули, Президент России Борис Ельцин прислал в дар новые колокола. И это было беспрецедентным случаем: впервые после 1917 года глава государства подарил церкви колокола. Таким образом были отмечены и заслуги настоятеля храма Александра Невского – протоиерея Олега Тэора.

Уже не одно десятилетие отец Олег окормляет воинов, служащих на псковской земле. Недавно министр обороны России Сергей Шойгу назначил его помощником командира 76-й гвардейской Краснознаменной десантно-штурмовой дивизии ВДВ. Отца Олега Тэора знают далеко за пределами Пскова.

Он окормляет воинов и в других регионах России и за ее пределами. Сам батюшка не раз бывал в «горячих точках» в Чечне, Сербии, с немалым риском добирался туда на военных самолетах и вертолетах, приходилось ездить на танках и БМД.

В августе 2013 года по приглашению Правительства Сирийской Арабской Республики и Союза женщин Сирии отец Олег ездил в Сирию как духовник миротворческой российской делегации. Делегация посетила Антиохийского Патриарха, раненых в госпитале, школы, интернаты. На одной из встреч отец Олег произвел такое сильное впечатление на сирийского генерала, начальника десантной школы, что тот снял со своего кителя планку с орденами, приколол на батюшкину рясу и попросил быть духовником сирийских десантников и молиться о них. И отец Олег, конечно же, молится о них, так же как и о псковских десантниках, для многих из которых он является духовником.

Читать еще:  Гадание зодиак. Гадания онлайн бесплатно

— Отец Олег, в 1990-е годы Вы были одним из первых священников, кто решил окормлять военных. Поначалу было наверняка трудно находить с ними общий язык, налаживать общение?

— Так получилось, что у меня было много знакомых священников, которые ставили вопрос о необходимости пастырского окормления воинов нашей армии. В начале 1990-х в Пскове даже прошла небольшая конференция, на которую из различных уголков России приехали священники, желавшие служить в армии. Помню, приезжал отец Димитрий Смирнов и другие. И мы тогда очень хорошо пообщались с военными. Уже потом, несколько лет спустя, в Москве был создан Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

Вообще в те годы военные никому особенно не были нужны. Воздушно-десантную дивизию, как она тогда называлась, никто не окормлял – вот я и взялся за это дело. На работу с военными меня благословил наш правящий архиерей митрополит Евсевий.

Когда мне говорят, что военные сплошь атеисты, это неправда, я этому не верю. В середине 1990-х, когда наших десантников начали посылать в Чечню, к нам приходили многие воины. Тогда, я помню, к нам стали ходить и их жены – писали записочки о здравии. Многие из них бывали в храме каждый день. И их мужья и близкие оставались живы. А потом стали приходить и командиры просить помолиться, чтобы их подчинённые возвращались с Кавказа живыми и здоровыми.

Мне приходилось возить гуманитарную помощь в Чеченскую Республику. Тогда военных мало кто защищал, и их проблемами практически вообще не интересовались. Я с прихожанами начал собирать и отсылать в Чечню все, что мог собрать: носки, одежду, писчую бумагу (около тонны — для писем родным), письменные принадлежности, продукты питания. К нашему начинанию присоединялись верующие и из других регионов. Получилось, что наш храм снова стал воинским.

В марте 2000 года отцу Олегу пришлось провожать в последний путь геройски погибших десантников 6-й роты, многие из которых были прихожанами его храма.

— В храм Александра Невского привезли отпевать погибших из спецназа. Знакомые сказали: «Скоро и ваших десантников привезут». Стало понятно, что с ребятами случилось что-то. Позже мы узнали: они вступили в схватку с крупным отрядом чеченских боевиков. Сражались до последнего, почти все погибли. Когда прибыл самолет с телами, мы поехали в аэропорт. В самолёте служили панихиду. В Троицком кафедральном соборе во время отпевания возле алтаря стоял чудотворный мироточивый образ царя-мученика Николая II. Государь тогда еще не был прославлен, но как-то все соединилось. Мы провожали лучших воинов России, наших ребят, а Царь их встречал.

Списки погибших в том страшном бою были вывешены в храме Александра Невского. Родные десантников подходили и искали, нет ли среди погибших их близких. Прихожане храма во главе с отцом Олегом собрали фотографии десантников, открыли музей их памяти. Усилиями прихода создан синодик с фотографиями павших солдат, датами их рождения и гибели. И ежедневно их имена, как и других погибших воинов, поминают за службой. По инициативе отца Олега в храме Александра Невского, на его стенах, установлены памятные доски (по типу досок храма Христа Спасителя в Москве), где золотом вписаны имена погибших воинов. Неподалеку от храма открыт памятник-часовня в их память.

Все эти годы прихожане храма Александра Невского поддерживают связь с родными героев-десантников. Каждый год в день трагической гибели 6-й роты – 1 марта — в Псков съезжаются их близкие и друзья, проходит панихида в храме и на кладбище, потом все родственники собираются на поминальный обед в гарнизоне в Черехе, где служили ребята.

— Отец Олег, какие задачи вы ставите перед собой в связи с назначением дивизионным священником?

— Эти задачи неизменны – возрождать духовность, воспитывать патриотизм и нравственность, удовлетворять нужды верующих военнослужащих. По Конституции нашей страны всем российским гражданам гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания и предоставлено право исповедовать свою религию. Военнослужащие имеют возможность в свободное от службы время посещать храм. Я вижу и уверен, что вера не может разобщать, а наоборот – она всех сплачивает. Вместе с командирами мы составляем общие планы мероприятий, связанных с проведением полевых выходов и учебных сборов, торжественным празднованием воинских дат, принятием присяги вновь прибывшим пополнением, участием воинов в праздниках. Духовенство всегда вместе с воинством — как в радостные, так и в горестные дни.

За последние годы многое изменилось во взаимоотношениях Церкви и армии. Военнослужащие – и офицеры в том числе – исповедуются, причащаются. Среди них есть певчие, церковнослужители, которые участвуют в богослужениях. Многие военнослужащие принимают Таинство Крещения. Воины участвуют в экскурсиях, паломнических поездках, с ними проводятся беседы о православии, об истории нашей страны.

В Выбутах, на родине святой княгини Ольги, недалеко от Пскова, десантники за несколько месяцев построили теплый Никольский храм, затем их отправили в Чечню, они участвовали в боевых действиях, и ни один из них не погиб в Чечне. Вот такое благодатное взаимодействие армии и Церкви.

— Батюшка, сегодня иногда приходится слышать, что священник в армии нужен только тогда, когда идут боевые действия и надо поднять моральный дух солдат?

— Священник должен присутствовать в армии всегда. Важно напоминать людям о трезвении и говорить, что воины должны особо внимательно относиться к своему делу, быть начеку. Еще Александр Суворов говорил: хочешь мира – готовься к войне. Поэтому у государства должна быть сильная, надежная армия. Бойцам всегда нужно это иметь в виду.

И потом, священник нужен в армии и как отец духовный, который иногда может решить такой духовный вопрос, который не под силу даже командиру. Любой солдат может поговорить с полковым священником, обратиться с важной для него просьбой, и часто священник эти просьбы выполняет. Да и в делах житейских батюшка старается помочь. Вот, например, одному нашему семейному солдату надо было решить квартирный вопрос, а младший командир по каким-то причинам не отпускал его в увольнение. С помощью полкового священника эта проблема благополучно разрешилась. Солдат смог оформить все документы и вернулся в часть.

Читать еще:  Снится парень со среды на четверг значение. Сны со среды на четверг и какое толкование снов, если человек снится в эти сутки? Более сбываемые варианты

Сам отец Олег Тэор проходил службу на военно-морской базе в Кронштадте. Батюшка вспоминает, что его отправили служить в этот город, чтобы он не смог ходить в церковь. Кронштадт находится на острове, и новобранцу Олегу Тэору так и сказали в военкомате: «Ты оттуда в церковь не пойдешь». Они боялись, что этот юноша поступит учиться в духовную семинарию, поскольку было известно, что он верующий и, будучи школьником, уже прислуживал в алтаре. Поэтому как только Олег днем сдал последний экзамен в школе рабочей молодежи, вечером этого дня он уже садился в автобус и уезжал в Ленинград, чтобы уже оттуда направиться на место своей воинской службы.

— С собой мне дали два прошитых пакета с документами, один сказали отдать в Ленинграде в сборном пункте, а другой – командиру нашей части. Видимо, в одном из пакетов были документы на меня. Тогда я еще не знал, где буду служить. Около пяти часов утра автобус прибыл в Ленинград, в сборном пункте мне сказали прийти попозже. Я сразу пешком пошел в Никольский Морской собор. Он был уже открыт, и одна бабушка, узнав, что я иду в армию, с панихидного столика дала мне маленькую иконку Святой Троицы. Я ее сумел сохранить во время службы, и она еще долго была в нашей семье.

Помню, мы шли по берегу Финского залива, потом отдыхали на траве, подошло судно, мы на нем все отплыли, и плыли как будто мимо Кронштадта. А потом оказалось, что именно в нем нас и высадили. Я знал, что здесь служил св. праведный Иоанн Кронштадтский. Я ходил на место, где когда-то стоял Андреевский собор, куда сотни тысяч наших предков приходили за советом. Собор был снесен с лица земли, и на его месте поставили памятник Ленину. Помню, когда отпускали в увольнение, я приходил на это место и встречал там верующих, которые знали отца Иоанна, ходили в этот собор, указывали место, где похоронена его матушка. Интересно, что в том уголке никогда не цвела сирень. Могилу сровняли с землёй. Они многое рассказывали, иногда приглашали к себе домой.

— А как к верующим солдатам тогда относились командиры, сослуживцы?

— Сослуживцы нас за веру уважали. Среди нас были и католики (ребята из Литвы, поляки), и лютеране, и мусульмане. Много служило грузин, а они же тоже православные. Один парень, правда, доносил начальству, что я молитвы читаю. Конечно, тогда ни о каких полковых священниках не могло быть и речи. В то время считалось, что больше у нас никакой веры не будет, что это отжившее прошлое. Дурманом называли или опиумом. Хотя это неправильное понятие о русской вере. Это на Западе экстазы и прочее существует. А православие – не «опиум», а трезвая вера.

— Батюшка, что Вы сказали бы юноше, сомневающемуся — идти ли ему в армию или «откосить»?

— Я всегда говорю, что нужно идти служить. Без армии молодой человек не сможет понять многих важных вещей. Например, год, проведенный вдали от родных или любимой, научит юношу ценить человеческие отношения, любовь и близость родных людей, а если судьба забросит служить его далеко от малой родины, он научится еще больше ценить и любить свой родной край.

Еще один важный навык, который молодой человек получает в армии, — это умение жить в коллективе. В жизни всякое может случиться: и жить придется на новом месте, и в другом коллективе можно оказаться, — а армия дает хорошие уроки, такому нигде не научишься. И наконец, армия серьезно дисциплинирует человека. Сейчас не все понимают, что есть такое слово «надо». Некоторые боятся дедовщины, и я, конечно, категорически против нее, но ведь чаще всего негативное отношение к тому или иному солдату возникает потому что он долго копается, или ленив, или горд и ведет себя вызывающе. Сомневающемуся молодому человеку я бы сказал, что христиане, святые воины, с первых веков и до наших дней всегда были лучшими и смелыми воинами. Как ни страшны были тяготы военной службы и притеснения язычников, они все переносили стойко.

Помимо того что отец Олег Тэор окормляет воинов Псковского гарнизона, проводит работу с детьми и молодежью, он вместе со своей общиной восстанавливает сразу несколько псковских храмов – это военно-морской храм святителя Климента Римского, колокольня со святыми воротами, храм великомученика и целителя Пантелеимона и ряд других строений в бывшем древнем Пантелеимоновском монастыре, храм Илии Пророка XV века в Выбутах. Община обустраивает здания для благотворительной столовой, музея и библиотеки с уникальным собранием книг и архивом, собирает и издает материалы по истории Церкви и краеведению, проводит Александро-Невские чтения. К батюшке постоянно приезжают паломники не только со всей России, но и из других стран.

Русский батюшка по фамилии Тэор

Протоиерея Олега Тэора, настоятеля храма святого благоверного князя Александра Невского знают в Пскове все, даже те, кто в храм не ходит и веры православной не знает. Еще лет двадцать пять назад взгляд горожан останавливался на его черной рясе, развевающейся бороде и отмечал глубокий пронзительный взгляд. Теперь батюшка сед, а возят его на машине, потому что иначе не успеть сделать все множество дел. Родился батюшка в 1944 году в православной семье, на Волге, куда была эвакуирована из Пскова его мать, пережившая первые бомбежки города. Потом вернулись обратно, в Псков. Рукоположен Олег Тэор во диаконы был в 1970 году, на Вознесение Господне, и десять дней прослужил в этом сане в Свято – Успенском Печерском монастыре. А потом, как он рассказывает, через десять дней, на Троицу, «меня рукоположили в Троицком Соборе во священники. И вокруг престола меня водил о. Иоанн Крестьянкин. Мы вместе с ним из монастыря приехали». Так что сейчас исполняется 35лет службы отца Олега в Псковской епархии. Еще много лет назад батюшка был в городе «справочным бюро», и всем вопрошающим рассказывал, где и какие есть псковские святыни, как их найти, как доехать, каким автобусом. Недавно протоиерей Олег Тэор был награжден орденом Сергия Радонежского II степени. Батюшка он простодушный, но совсем не простой.

Батюшка, из какой Вы семьи? Верующие люди были родители?

В Бога веровали, Бога признавали. Даже, когда был вопрос о моем вступлении в октябрята и далее — у нас в семье были против этого. И я не был ни октябренком, ни пионером.

Читать еще:  Красить губы розовой помадой сонник. К чему снится губная помада? Покупать губную помаду

А фамилия Ваша откуда?

Тэор – фамилия эстонского происхождения.

Какими дорогами, отец Олег, пришли к Богу?

Уже со школьной скамьи прислуживал в деревенском храме св. Николая на Псковщине, а потом церковь закрыли. У меня не было данных для пения, слуха не было. В то время петь в церкви требовалось по нотам, священник должен был уметь красиво петь и иметь слух. Поэтому я не готовился быть священником. Но при Хрущеве увидел, что храмы закрываются, и лишь бы какой священник служил, даже бесслухий. Тогда многие люди уже вымерли, которые стояли за строгое пение. И чтоб лишний замок не был бы на храме, я решил посвятить себя служению в Церкви и быть священником. И мне сказали, что я могу быть священником. Был бы открытый приход, хоть для нескольких человек, чтобы удовлетворить их духовные нужды.

И где Вы начинали служить?

Я начинал в Троицком Соборе и в Дновском районе, село Белая. Там пятипрестольный храм Рождества Богородицы. Его должны были закрыть, но с Божией помощью, и я старался, храм стал действующим, каждый престол — на своем месте. Храм был холодный, мы восемь печей сделали.

Батюшка, многие наблюдали в телевизионных репортажах, в начале 90-х годов историю с храмом Александра Невского (1907-1908гг.). Это была трудная история, с этапами Вашего стояния и прихожан за храм. Вы служили возле него, а там тогда был аптечный военный склад. А еще раньше там был военный клуб, молодежь танцевала, знакомились, веселились. В церкви.

Я видел, что такой храм Пскову очень нужен, большой храм, удобный для современного Богослужения. Когда народу много, служителям трудно выполнять в храме необходимые обрядовые действия, особенно, когда служит Владыка. Когда стали отвоевывать его, я увидел, что такого храма в Пскове удобного нет, как этот. Храм св. благоверного князя Александра Невского после Троицкого Собора – самый большой в Пскове. Это был храм Омского полка.

А как складывались Ваши отношения с армией? Вы же и в Чечню летали с нашими десантниками.

И не один раз, да и в Сербию летал. Я поначалу не думал о связи с армией, но у меня было много знакомых военных, ко мне обращались с горем или с чем-то еще, я им отвечал. По армейским вопросам обращались, и когда мы открывали храм – военные нам его не отдавали. А мы им говорили, что это здание наши предки строили не для аптечного склада, а для того, чтобы молиться.

Теперь Вы дружите с военными?

Да, дружим. И тогда приехали с Верховного Совета люди и стали предлагать сделать воинский храм, чтобы ходили в храм военнослужащие, чтобы была помощь какая – то духовная. Даже некоторые батюшки в Москве, которые окормляли военных, говорили: Надо же, во Пскове воинский храм есть! Тогда в России не было таких действующих храмов. Официально мы начали служить в 1992 году, а зарегистрировали нас в 1991- м, но уже на улице служили намного раньше.

Чем же вы помогаете нашим солдатам?

А всем, чем можем. И гуманитарной помощью, духовной литературой.

А зачем в Чечню летаете, отец Олег?

А чтобы их поддержать и служить. Солдаты рады, они нуждаются в этом. Нуждаются в моем посещении, что мы ради них приезжаем. Посылали бумагу, чуть ли не тонну, конверты. Собирали ручки, мыло, зубную пасту, сладости.

Помогает вам армия сейчас?

Больше мы им помогаем. Вот нам передали дома в военном городке, памятники архитектуры, разваливающиеся казармы Омского полка, а мы хотим, чтобы они жили. И я пригласил военнослужащих помочь нам мусор убрать, мы будем потом ремонтировать, начнем первый этап восстановления.

У вас при церкви еще есть музей, церковный архив, библиотека.

У нас и сайт свой, есть электронная почта.

Есть компьютерщики, батюшка?

Постоянных нет. У храма нет столько денег, но помогают нам те, кто хочет этим заниматься, и опыта сами набираются, работая с компьютером. Для храма.

Что Вы думаете, отец Олег, о современной жизни, что характерно для нее сейчас?

В разное время бывают по – разному. После революции тоже голые ходили, физкультурницы. И были люди, которые на это внимания не обращали, в церковь ходили, людей много в церкви было. И в концлагеря верующие шли с пением.

А с каким грехом ныне Вы особенно часто сталкиваетесь в исповедях?

Пьянство и разрушение семьи, измена, непостоянство.

Есть ли надежда выкарабкаться?

Надо, чтобы глаза открылись, очи духовные, надо жить по – православному. И сейчас такие люди есть, только нужна на это решительность. Случилось – упал. Встал. Поисповедовался, пошел дальше. Не падать духом. Просить у Бога помощи. Человек сам ничего не может, и он должен это понять. С Божией же помощью все сделает.

Чтобы Вы хотели пожелать, сказать людям, батюшка?

Я желаю, чтобы у людей открылись духовные очи.

Когда грехи бросят, будут жить по Божиим заповедям. И это сделать очень просто и доступно в лоне Православной Церкви.

Как грехи — то бросить? Мы и не замечаем, что грешим, с чего начать?

А надо посмотреть на себя.

Как посмотреть на себя?

Сличить с заповедями Божиими свою жизнь: в чем она сходна, в чем не сходна. И в чем не сходна – покаяться. И когда этот процесс начнется по – православному, так и дальше пойдет, а если не по – православному, то человек уйдет в сторону, в крайности, уйдет в прелести или в самообольщение, потому что он будет ослеплен. Надо открыть глаза. Здесь в Церкви — здесь иерархия, у нас есть система. Как у ангелов, есть своя иерархия, порядок, так и в Православной Церкви есть порядок. Есть порядок в муравейнике, у пчел есть порядок, и в Православной Церкви единый порядок, который сложился за два тысячелетия.

Колокола в храме св. благоверного князя Александра Невского – подарок Президента РФ Б.Ельцина. И дар Святейшего Патриарха Алексия II. (1996 г) – малый иконостас с иконами житийного цикла св. Александра Невского мастеров Палеха.

Информационная служба Псковской епархии.

Источники:

http://www.proza.ru/2011/03/05/1631
http://pravoslavie.ru/69521.html
http://informpskov.ru/news/21251.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector