Прижизненные портреты серафима саровского. Полная справка о преподобном серафиме саровском, фото

О датировке одного прижизненного изображения преподобного Серафима Саровского

На многих конференциях уже звучали доклады о прижизненных изображениях великого старца преподобного Серафима Саровского и его иконографии. Эта тема привлекала и еще долгие годы будет привлекать историков, исследователей, сотрудников архивов и музеев. Портретов и изображений великого старца найдено много; определение авторства и даты их написания – дело специалистов. На многочисленных иконах есть изображения преподобного, но далеко не все они дают достоверное представление о том, как выглядел преподобный Серафим, когда был иеромонахом Саровского монастыря.

В недалеком прошлом мало кто мог предположить, что произойдут такие грандиозные события, связанные с преподобным Серафимом Саровским и Саровским монастырем. В 2003 году на самом высоком государственном уровне в присутствии Президента В.В.Путина и Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II прошло празднование столетия прославления преподобного Серафима. Затем в 2004 году было отмечено 250-летие со дня рождения великого старца, а в 2006 году весь православный мир отметил 300-летие Саровского монастыря. В этом же году Святейший Синод принял решение восстановить в Сарове мужской Успенский Саровский монастырь.

К этим праздникам готовились многие, в том числе и историки. Были проведены конференции, подготовлены экспозиции и было выпущено много книг, посвященных этим событиям. К столетию прославления преподобного Серафима Саровского вышла большая и объемная книга «Серафим Саровский. Агиография. Почитание. Иконография», подготовленная сотрудниками музея имени Андрея Рублева, в которой меня поразил карандашный портрет, а вернее набросок старца, сделанный художником В.Е. Раевым.

Известно, что художник В.Е.Раев вышел из арзамасской школы А.В.Ступина. Еще в 1994 году известный писатель из города Арзамаса Петр Еремеев написал статью, опубликованную в газете «Саров», в которой рассказал об арзамасцах, потрудившихся во славу Сарова.

Именно из Арзамасского Введенского монастыря пришел на Старое Городище монах Исаакий – основатель Саровского монастыря, в схиме Иоанн. Многие арзамасские купцы были благодетелями монастыря, их имена приводит в своей статье П.Еремеев, а некоторые из них даже были пострижены в монахи в Саровской пустыни. Арзамасцы — золотых дел мастера — покрывали золотом многочисленные купола и кресты саровских храмов, строили водопровод в монастыре. А еще много потрудились для монастыря художники арзамасской школы живописи академика А.В.Ступина.

Один из них, Василий Егорович Раев (1807-1870) – крепостной крестьянин, обладал художественным талантом, учился в школе А.В.Ступина, затем стажировался в Италии. Он получил звание академика за картину «Вид Рима». На свободу был выкуплен в 1838 году Обществом поощрения художников. В дальнейшем стал декоратором и пейзажистом.

Петр Еремеев цитирует воспоминания В.А.Раева, написанные им в конце жизни. Мы их приведем, поскольку они касаются Сарова, и я надеюсь, что они будут полезны всем интересующимся историей нашего края.

«Однажды настоятель Саровской пустыни прислал к А.В.Ступину своего монаха с просьбой прислать к ним в монастырь хорошего художника — списать портрет с преосвященного, который скоро приедет в Саров для освящения новой церкви над источником.

Александр Васильевич послал для этого в Саров Николая Михайловича Алексеева и меня с ним. Я был этому рад, мне давно хотелось посмотреть замечательный монастырь. Он расположен при устье двух рек Сарова и Сатиса. Даже часы на колокольне устроены так, когда они бьют четверти, что колокола как будто выговаривают: «Саров и Сатис вместе сошлись». И это они вызванивали отчетливо, и всякому понятно. (Монахи этот бой «слышали» по другому: Саровские колокола били: «Кто тя избежит, смертный час» — А.А.).

Местность Саровской пустыни чрезвычайно романтична – кругом дремучий лес, и когда на высокой колокольне заблаговестит громадный колокол (весом 1200 пудов, а это 19 тонн — А.А.) и его мелодичные звуки понесутся по лесу, тогда чудится, как будто все незримые силы природы запели свою таинственную песнь. При этой чарующей мелодии душа предается усладительным мечтам, не вышел бы из леса. Теперь становится понятным, почему Саровская пустынь отличается ото всех других монастырей своими духовными подвижниками, их высокому парению души…

В Саровской пустыни был иеромонах Палладий, который занимался живописью и имел несколько учеников, но все они писали образочки для богомольцев без всякого художественного достоинства. Нас с Алексеем в монастыре приняли ласково и поместили в мастерской этих живописцев. Они во все время нашего пребывания в монастыре водили нас на общую монастырскую трапезу, где мы вместе с монахами трапезовали при чтении жития святого того дня. Мне чрезвычайно понравилось это разумное установление – читать во время трапезы, все громадные стены ее были расписаны из евангельских событий, а пол всякий раз устилался еловой хвоей.

Живописцы нам показали все, что есть достопримечательного в монастыре, водили в пещеры, которые находятся под монастырем. Предание говорит, что эти пещеры прежде основания монастыря вырыты были разбойниками, которые в них жили. В богато-благолепном соборе есть прекрасная картина «Христос исцеляет расслабленного».

В это время в Саровской пустыни был замечательный по своей высокой жизни отшельник Серафим. Маленький в дугу согнутый старичок с кротким и любезным взором, он больше жил в лесу и редко приходил в монастырь. В глубине Саровского леса мы видели уединенные келейки отца Серафима им самим выстроенные. И в этом лесу есть пещеры отца Марка, тоже пустынножителя и схимника, предшественника Серафима и его учителя.

Читать еще:  Православная паломническая служба дорога к богу. Паломничество — это дорога к Богу? «Через такие поездки утверждается наша слабая вера»

Мы прожили в Сарове неделю. Алексеев написал с преосвященного портрет похоже и хорошо, а я нарисовал вид монастыря с Северной стороны.

…Года через два или три – тогда Алексеев был уже в Петербурге, в академии — настоятель Саровской обители опять прислал своего монаха к Александру Васильевичу с просьбой направить художника написать портрет другого преосвященного, который объезжая свою епархию, обещался приехать в Саровскую пустынь.

В этот раз Александр Васильевич послал меня одного. Я с радостью поехал в Саров. Он мне понравился своими дремучими лесами, которые мне напоминали мою милую родину, мой Волок. Мне хотелось досыта нагуляться в прекрасном Саровском лесу и надышаться его бальзамическим воздухом. Еще хотелось видеть отца Серафима. Желания мои все исполнились: нагулялся до света в прекрасном лесу, видел отца Серафима и получил от него благословение, а портрет с преосвященного не кончил, написал только его одно лицо, архиерею не угодно было посидеть еще часика два, однако лицо вышло похоже, портрет так и остался в монастыре неоконченным».

Когда сошлись в одно время и в одном месте портрет художника В.Е.Раева «Пустынник Серафим Саровский» и его воспоминания, опубликованные в газете «Саров», не составляло труда, зная историю Саровского монастыря, определить время, когда художник мог сделать этот рисунок, уточнить даты приезда и фамилии тех преосвященных епископов, которые посещали Саров. Какой храм на источнике освящался, и кто в то время был настоятелем монастыря?

Из истории Саровского монастыря известно, что храм над источником строился в честь Иоанна Предтечи при игумене Нифонте (Василий Петрович Черницын) в 1821-1824 годах, но главный престол вновь построенного храма был освящен только 19 июня 1827 года преосвященным Тамбовским епископом Афанасием.

Можно утверждать, что в Саровской пустыни хранился портрет преосвященного Афанасия, написанный художником Арзамасской школы Николаем Михайловичем Алексеевым. В архиерейском доме Саровского монастыря была картинная галерея, где были выставлены портреты многих именитых гостей, посещавших монастырь. Именно для этой цели игумен Никон заказывал портреты епископов, под началом которых был монастырь.

В апреле 1829 года епископ Афанасий был перемещен в Новочеркасскую епархию и на его место назначен ректор Костромской семинарии преосвященный Евгений. В августе 1830 года, когда в Сарове отмечался главный престольный праздник в честь Успения Божией Матери, епископ Евгений посетил Саровскую пустынь и находился в ней с 15 по 17 августа. Вот в эти дни пытался создать портрет епископа Евгения художник В.Е.Раев, но до конца не сумел довести его, потому что у пресвященного Евгения не нашлось лишних двух часов для позирования. Зато у В.Е.Раева появилось свободное время, и он сумел побеседовать с великим саровским подвижником и даже получить его благословение. Именно в это время, по свежим впечатлениям В.Е.Раев мог сделать карандашный рисунок старца Серафима.

На рисунке отец Серафим действительно изображен небольшим согбенным старцем. В.Е.Раев в своем рисунке передает то впечатление, которое он получил, беседуя со старцем Серафимом, «замечательным по своей высокой жизни отшельником». Как профессиональный художник он сумел передать нам знакомые по иконам черты лица старца, его глаза, бороду и усы, волосы, торчащие из-под монашеской шапочки. Но это не иконное изображение, это живой старец Серафим. Вот таким он был, когда его увидел В.Е.Раев и запечатлел на своем рисунке. На старце балахон из простой грубой ткани, он подпоясан какой-то скрученной тряпицей, или ремнем. Чувствуются теплые немного грустные глаза мудрого человека, который хочет побыть в одиночестве, а ему приходиться каждый день встречать сотни богомольцев, ежедневно приходящих в монастырь специально, чтобы его увидеть и побеседовать со знаменитым старцем.

Можно сказать, что нам и будущим поколениям повезло – сохранилось прижизненное изображение преподобного Серафима Саровского. Этот портрет нарисован В.Е.Раевым в 1830 году, когда до кончины великого старца оставалось всего три года. Потомки с большой благодарностью будут вспоминать художника, глядя на прижизненный рисунок великого старца. Вот таким был в жизни иеромонах Серафим, еще не прославленный великий святой.

Кроме того, благодаря тому, что В.Е.Раев написал еще воспоминания о посещениях монастыря, мы можем прочувствовать и представить природу и ту атмосферу, в которую он окунулся в Саровском монастыре. Это не просто записки очевидца — это впечатления художника-пейзажиста.

  1. Газета «Саров» за 12-18 августа 1994 года.
  2. «Серафим Саровский. Агиография. Почитание. Иконография». Москва издательство «Индрик» 2004 год.
  3. Иллюстрированная хронология Саровской пустыни. 2006 год.
  4. Саровская общежительная пустынь. Подробное описание. 1903 год

Прижизненный портрет святого Серафима Саровского

Еще во время обучения в семинарии я усвоил, что иконопись — вершина изобразительного искусства. Своей глубиной, внутренней наполненностью икона превосходит любую картину. В отличие от портрета икона передает не только внешние черты изображенного на ней святого, но и полноту его личности. Впрочем, истории известен случай, когда выполненная по всем правилам академической живописи картина стала почитаться как святой образ и была приравнена по значимости к иконе. Речь о прижизненном портрете преподобного Серафима Саровского. А именно — о том, что хранится теперь в Ново-Дивеевском женском монастыре близ Нью-Йорка в США. До наших дней сохранилось несколько прижизненных изображений святого, но именно Ново-Дивеевский образ уже больше века почитается как икона. Такое, так сказать, «перерождение» состоялось благодаря последнему российскому императору Николаю 2 и его семье. Самодержец и его семья молились перед портретом старца, как перед иконой в Дивеево в 1905 году, благодаря святого за рождение наследника — цесаревича Алексия.

Читать еще:  Правила общения с мужчиной стрельцом. Как себя вести с мужчиной стрельцом

Портрет представляет собой ростовое изображение святого. Преподобный запечатлен в последние годы своей жизни. Одет он в монашеском облачение, а препоясан белым полотенцем. Больше всего привлекает внимание мудрый взгляд святого, который удалось передать художнику. Портрет-икона преподобного Серафима имеет непростую историю. Во время разорения Дивеевской обители коммунистами, образ был увезен в Киев. Там он находился и в годы немецкой оккупации.

При отступлении немцев из Киева, портрет-икона был вывезен одним из сотрудников германской комендатуры в Берлин, где затем был передан протопресвитеру Адриану РымарЕнко, который тогда был настоятелем православного Воскресенского собора, расположенного рядом с проспектом Гогенцоллерндамм. В германской столице портрет святого Серафима стал фактически спасителем храма, в котором находился. В один из ночных авианалетов на Берлин советская бомба, пробив купол собора, упала в левый его придел рядом с портретом. От бомбы начался пожар, который, чудесным образом, не сильно повредил внутреннее убранство храма. Портрет же, находившийся в эпицентре пламени и вовсе не пострадал. Через несколько часов была найдена еще одна бомба. Она тлела на чердаке, но так не взорвалась. Ее удалось ликвидировать.

Несмотря на то, что впоследствии Берлин неоднократно бомбили и советская авиация, и самолеты союзников, ни один снаряд не упал на собор, оберегаемый молитвой святого Серафима. По окончании войны многие русские эмигранты, не захотели оставаться в новообразованной ГДР и уехали в Америку. Уехал и отец Адриан Рымаренко. Вместе с собой он увез образ святого Серафима. Портрет-икона стала святыней новообразованного женского монастыря — Ново-Дивеево — расположенного в 40 километрах от Нью-Йорка. В настоящее время портрет хранится в Успенском храме монастыря и является одной из главных его реликвий.

Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь

Икона преподобного Серафима Саровского

По описанию, сделанному в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», Старец был написан примерно за пять лет до своей кончины «в мантии, епитрахили и поручах, как он приступал к причастию Святых Тайн. По этому портрету видно, что лета и иноческие подвиги имели влияние на внешний вид старца. Здесь лицо представлено бледным, удрученным от трудов; волосы и на голове, и на бороде густые, но не длинные и все седые. Правая рука положена на епитрахили у груди».

В оригинале, как вспоминала монахиня Серафима (Булгакова), фигура преподобного Серафима была помещена в овале, на сером фоне. В дивеевском образе – фон теплого оливкового цвета, характерный для классических портретов первой трети XIX века. Список доносит до нас подлинные, характерные особенности лица святого, его взгляда. Старец изображен в преклонных летах, его седовласая голова не покрыта, он облачен в мантию, поверх которой епитрахиль, напоминающая нам о пророчестве преподобного, что он придет с проповедью всемирного покаяния – покаяния, которое перед концом света спасет не потерявших веры православных христиан. Правая рука батюшки прижата к сердцу в знак духовной сосредоточенности, показывающий, что человек молится, внимая себе. Известно, что в монастыре, где подвизался преподобный Паисий Величковский, вся братия ходила именно так: прижимая руку к сердцу. Цвет епитрахили на дивеевской иконе – пасхальный – напоминает нам батюшкино приветствие: «Радость моя, Христос воскресе!» Взгляд старца, устремленный на нас, глубокий и испытующий.

По описанию, сделанному в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», Старец был написан примерно за пять лет до своей кончины «в мантии, епитрахили и поручах, как он приступал к причастию Святых Тайн. По этому портрету видно, что лета и иноческие подвиги имели влияние на внешний вид старца. Здесь лицо представлено бледным, удрученным от трудов; волосы и на голове, и на бороде густые, но не длинные и все седые. Правая рука положена на епитрахили у груди».

В оригинале, как вспоминала монахиня Серафима (Булгакова), фигура преподобного Серафима была помещена в овале, на сером фоне. В дивеевском образе — фон теплого оливкового цвета, характерный для классических портретов первой трети XIX века. Список доносит до нас подлинные, характерные особенности лица святого, его взгляда. Старец изображен в преклонных летах, его седовласая голова не покрыта, он облачен в мантию, поверх которой епитрахиль, напоминающая нам о пророчестве преподобного, что он придет с проповедью всемирного покаяния — покаяния, которое перед концом света спасет не потерявших веры православных христиан. Правая рука батюшки прижата к сердцу в знак духовной сосредоточенности, показывающий, что человек молится, внимая себе. Известно, что в монастыре, где подвизался преподобный Паисий Величковский, вся братия ходила именно так: прижимая руку к сердцу. Цвет епитрахили на дивеевской иконе — пасхальный — напоминает нам батюшкино приветствие: «Радость моя, Христос воскресе!» Взгляд старца, устремленный на нас, глубокий и испытующий.

О Серебрякове в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» сказано, что «он был иноком Саровской обители и в ней опочил вечным сном». В дошедших до нас келейных записках пустыни читаем: «1862 год 9 мая скончался Иосиф (Семен Серебряков), рясофорный монах, 80 лет, живописец клеевых стенных работ особенных способностей. Уроженец Арзамаса. В 1845 году расписывал с детьми своими церковь Живоносного Источника в куполе, а большие картины писал сын его Александр» (ЦГА РМ, ф. 1, оп. 2, д. 27, л. 56 об.). Таким образом, оказывается, что имя Семен, которое обычно указывается как отчество Серебрякова, на самом деле было его именем по крещению, а в монастыре при иноческом постриге он, по традиции, получил новое имя – Иосиф.

Читать еще:  К чему снится голова.

Формирование Серебрякова как художника происходило в Арзамасе под влиянием Александра Васильевича Ступина и, судя по году рождения, он был
в числе первых учеников ступинской школа живописи. За более чем полувековой период существования этой школы Ступиным и его учениками было расписано десять церквей, изготовлено 136 иконостасов, создано 2 956 образов в Пензенской, Симбирской, Тамбовской, Нижегородской, Саратовской, Казанской и Оренбургской губерниях. Ступин с учениками расписывали храмы в Саровской пустыни.

Самое значительное произведение Серебрякова – росписи Воскресенского собора в Арзамасе, выполненные им с сыном Александром и помощниками за три года, с 1834 по 1837-й. Фрески, за исключением центрального купола, написаны в коричневато-бежевых тонах без цветных красок, благодаря чему усиливается впечатление обширности собора, в нем много воздуха и света. Художники работали в технике альфреско – тушью по сырой штукатурке. Основной трудностью при выполнении подобных работ является то, что штукатурка быстро высыхает, тогда художникам приходилось сбивать высохший слой, наносить свежий и продолжать роспись.

Все сюжеты фресок посвящены земной жизни Спасителя. Оригиналами для них послужили произведения западноевропейских мастеров. Например, сюжет «Тайная вечеря» над главным алтарем – копия знаменитой картины Леонардо да Винчи. Однако во фресках присутствуют детали русского быта того времени. Так, поклонение волхвов происходит не в пещере, а в бревенчатом сарае.

На малых картинах изображены Ангелы, Херувимы, кадильницы и т.д. В главном куполе между окнами расположены двенадцать апостолов, ниже, на парусах, – четыре евангелиста. Монохромность фресок создает впечатление цельности живописного и архитектурного облика и располагает к мирному молитвенному настроению. Во всем соборе есть только две картины, написанные масляными красками. Это – Триипостасное Божество в своде центрального купола
и Распятие на горнем месте главного алтаря, точная копия подлинника работы испанского художника Бартоломео Мурильо, которая находится в Смоленской церкви поселка Выездное. В Воскресенском соборе много лепных украшений,
а местами искусную роспись тушью можно принять за лепнину.

О Серебрякове в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» сказано, что «он был иноком Саровской обители и в ней опочил вечным сном». В дошедших до нас келейных записках пустыни читаем: «1862 год 9 мая скончался Иосиф (Семен Серебряков), рясофорный монах, 80 лет, живописец клеевых стенных работ особенных способностей. Уроженец Арзамаса. В 1845 году расписывал с детьми своими церковь Живоносного Источника в куполе, а большие картины писал сын его Александр» (ЦГА РМ, ф. 1, оп. 2, д. 27, л. 56 об.). Таким образом, оказывается, что имя Семен, которое обычно указывается как отчество Серебрякова, на самом деле было его именем по крещению, а в монастыре при иноческом постриге он, по традиции, получил новое имя — Иосиф.

Формирование Серебрякова как художника происходило в Арзамасе под влиянием Александра Васильевича Ступина и, судя по году рождения, он был в числе первых учеников ступинской школа живописи. За более чем полувековой период существования этой школы Ступиным и его учениками было расписано десять церквей, изготовлено 136 иконостасов, создано 2 956 образов в Пензенской, Симбирской, Тамбовской, Нижегородской, Саратовской, Казанской и Оренбургской губерниях. Ступин с учениками расписывали храмы в Саровской пустыни.

Самое значительное произведение Серебрякова — росписи Воскресенского собора в Арзамасе, выполненные им с сыном Александром и помощниками за три года, с 1834 по 1837-й. Фрески, за исключением центрального купола, написаны в коричневато-бежевых тонах без цветных красок, благодаря чему усиливается впечатление обширности собора, в нем много воздуха и света. Художники работали в технике альфреско — тушью по сырой штукатурке. Основной трудностью при выполнении подобных работ является то, что штукатурка быстро высыхает, тогда художникам приходилось сбивать высохший слой, наносить свежий и продолжать роспись.

Все сюжеты фресок посвящены земной жизни Спасителя. Оригиналами для них послужили произведения западноевропейских мастеров. Например, сюжет «Тайная вечеря» над главным алтарем — копия знаменитой картины Леонардо да Винчи. Однако во фресках присутствуют детали русского быта того времени. Так, поклонение волхвов происходит не в пещере, а в бревенчатом сарае.

На малых картинах изображены Ангелы, Херувимы, кадильницы и т. д. В главном куполе между окнами расположены двенадцать апостолов, ниже, на парусах, — четыре евангелиста. Монохромность фресок создает впечатление цельности живописного и архитектурного облика и располагает к мирному молитвенному настроению. Во всем соборе есть только две картины, написанные масляными красками. Это — Триипостасное Божество в своде центрального купола
и Распятие на горнем месте главного алтаря, точная копия подлинника работы испанского художника Бартоломео Мурильо, которая находится в Смоленской церкви поселка Выездное. В Воскресенском соборе много лепных украшений, а местами искусную роспись тушью можно принять за лепнину.

Источники:

http://sarpust.ru/2013/12/o-datirovke-odnogo-prizhiznennogo-izobrazheniya-prepodobnogo-serafima-sarovskogo/
http://radiovera.ru/prizhiznennyiy-portret-svyatogo-serafima-sarovskogo.html
http://diveevo-monastyr.ru/shrines/ikona-prp-serafima/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector