Правовая политика в сфере религиозной безопасности. Религиозная безопасность

10.2. Правовая политика в сфере религиозной безопасности

Российский законодатель предусмотрел возможность различных угроз и вызовов религиозной безопасности. В Основном законе четко определено: «свобода вероисповедания может быть ограничена федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (Ч.

Согласно п. 2 ст. 9 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», ограничения прав и свобод возможны, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. В Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 23 ноября 1999 г. № 16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого ч. 3 ст. 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. от 02.07.2013 г. №185-ФЗ) указывается, что «государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности, если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам. ».

Таким образом, важным барьером на пути угроз религиозной безопасности является легализация религиозных объединений. Согласно ст. 6 Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций. Религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

Следует учесть, что отсутствие государственной регистрации у религиозных групп часто приводит к тому, что их деятельность вне контроля, хотя юридически объем их прав существенно ограничен. Как правило, религиозные сообщества, разделяющие экстремистские или иные противоправные идеи, не идут на государственную регистрацию и стараются не именоваться религиозными, прячась под вывесками образовательных, культурных, этнонациональных, психологических центров, чтобы иметь доступ к школам, вузам и иным структурам. Как заметил диакон Андрей Кураев, именуя себя наукой и философией, эти «кружки» легче получают симпатии людей и чиновников51.

В то же время согласно ст.

В целях обеспечения религиозной безопасности необходимо, как считают специалисты, ограничить объем прав религиозных групп, исключив возможность распространения, то есть, пропаганды, своего религиозного учения52. В связи с тем, что законодатель предоставляет одинаковую возможность распространения своего учения как религиозной группе, так и религиозной организации, невозможно одновременно соблюсти право на свободу вероисповедания и обеспечить религиозную безопасность общества. Возможно на этот шаг когда-нибудь пойдет законодатель. На сегодняшний день следует иметь в виду, что распространение учения в СМИ, Интернете, публичных лекциях осуществляется такими группами часто под вывесками нерелигиозного характера.

Особую опасность для религиозной безопасности представляют секты. По оценкам Центра религиоведческих исследований, в России насчитывается от 300 до 500 различных сект общей численностью 600–800 тыс. человек53. Количество сект в каждом из регионов напрямую связано со степенью влияния ведущих религий. Там, где в советское время были утрачены православные традиции и обряды, где недостаточное количество приходов, сектанты чувствуют себя вольготно, а где религиозные традиции сильны – ситуация прямо противоположная. В результате наибольшее количество сект действовало в Москве, Приморском и Хабаровском краях, Еврейской автономной области, Таймыре, Республике Коми, Архангельской, Мурманской, Пензенской и Сахалинской областях, Северной Осетии, Хакасии. Во Владимирской, Кировской, Костромской, Курской, Смоленской и Ярославской областях, Мордовии, Дагестане, Татарии, Чувашии, Башкирии, Калмыкии сект было немного.

В законодательстве отсутствует определение секты. Под сектой специалисты понимают закрытую религиозную группу, противопоставляющую себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона. Особую опасность представляют тоталитарные секты, представляющие собой закрытую организацию с авторитарным руководством, которое, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, философскими, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, экономическими, образовательными, научно-познава­тельными, культурологическими и иными идеями.

В специальной литературе используется также понятие «деструктивное религиозное объединение» – это авторитарная иерархическая организация, разрушительная по отношению к естественному внутреннему миру личности (внутренняя деструктивность), а также к культуре и традиционным ценностям общества (внешняя деструктивность). Как правило, такие объединения практикуют скрытое психологическое насилие, которое выражается в целенаправленном установлении отдельным лицом (лидером) или группой лиц (руководством) в своих узкоэгоистических целях незаконного контроля над сознанием, поведением и жизнью других личностей без их добровольного и осознанного согласия для формирования и поддержания у них состояния неестественной и противозаконной зависимости и покорности доктрине и лидерам. А лидеры в свою очередь стремятся через неинформированное использование преданных им и зависимых от них адептов к незаконному обогащению и/или незаконной власти54.

Общеизвестно, что тоталитарные секты – это всегда обман при вербовке (ввести в секту до того, как человек что-либо узнает о ней); иерархия членов секты; наличие вожака; собственный язык, терминология и т.п. Тоталитарная секта – это пользующаяся манипулятивными приемами группа, которая эксплуатирует своих членов, нанося им эмоциональный, психологический, финансовый и физический вред. Секта в значительной степени контролирует поведение, мысли и эмоции своих членов и использует различные методы для превращения новозавербованного человека в лояльного, послушного члена. Современные сектанты используют новейшие технологии манипуляции сознанием, знают достижения психологии и психоанализа, контролирования сознания людей, методы пропаганды и вербовки. Если учесть, что многие секты обладают мощными финансовыми структурами и поддержкой спецслужб некоторых государств и частных кампаний с бюджетом транснациональных корпораций, бесконтрольная деятельность «новых религиозных движений» может не только нанести серьезный вред здоровью людей, и урон традиционным ценностям, но и причинить вред национальной безопасности.

Для того чтобы воспрепятствовать деятельности сект и деструктивных религиозных объединений, законодатель внес в 2013 году в ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» следующие запреты: не может быть учредителем (участником, членом) религиозной организации: иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке принято решение о нежелательности их пребывания (проживания) в Российской Федерации; лицо, включенное в перечень в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; религиозная организация, деятельность которой приостановлена в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»; лицо, в отношении которого вступившим в законную силу решением суда установлено, что в его действиях содержатся признаки экстремистской деятельности.

Правительство Германии разработало памятку с признаками тоталитарных сект. Наиболее частыми являются следующие признаки. Во-первых, руководители и адепты внушают новичкам «в группе ты найдешь именно то, что до сих пор искал». Во-вторых, этому способствует простота учения секты: мировоззрение группы ошеломляюще просто и объясняет любую проблему. В-третьих, как правило, тоталитарная секта всегда имеет своего учителя или гуру, который один знает истину. В-четвертых, апокалиптичность учения: мир катится к катастрофе, и только группа знает, как можно спасти его. В-пятых, адептам очень сложно остаться в одиночестве, кто-то из группы всегда рядом с ними.

Следует учесть, что не все секты имеют ярко выраженную религиозность. В сектах коммерческих есть лишь культ успеха, благополучия и богатства, которые принесет вступление в организацию, компанию, клуб. Эти секты религиоведы называют коммерческими (или индустриальными) культами55. Типичные примеры подобных сект – “Гербалайф”, «Эм-Уэй» («Am-way»), «Ипсум» («Ipsum») Фабриса Керерве и другие подобные им организации, функционирующие по принципу пирамиды, или, как они сами это называют, «многоуровневого маркетинга».

Читать еще:  Виды порчи и сглаза. Заговоры на здоровье

Согласно ст. 14 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» основаниями для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке являются: нарушение общественной безопасности и общественного порядка; действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности; принуждение к разрушению семьи; посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного образования; принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения; побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.

Правом внесения представлений в суд о ликвидации религиозной организации либо о запрете деятельности религиозной организации или религиозной группы обладают органы прокуратуры Российской Федерации, федеральный орган государственной регистрации и его территориальные органы, а также органы местного самоуправления.

Кроме того, деятельность религиозного объединения может быть приостановлена, религиозная организация может быть ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, может быть запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности».

Государственная религиоведческая экспертиза позволяет определить наличие признаков секты в деятельности религиозного объединения. В ходе проведения религиоведческой экспертизы существует возможность распознать и отсечь секты и квазирелигиозные организации, преследующие только коммерческие или незаконные цели. (Приказ Министерства юстиции Российской Федерации «О государственной религиоведческой экспертизе» от 18 февраля 2009 г.)

В сфере религиозной безопасности нормы международного права также играют большую роль. В частности, ст. 9 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (Рим, 04.11.1950) позволяет ограничивать свободу исповедовать свою религию или убеждения в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Иными словами, государство имеет право не предоставлять статус религиозной организации любому обществу верующих с целью недопущения легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные действия. Кроме того, основанием для отказа может быть и миссионерская деятельность, когда она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т.п. Об этом говорится в Постановлении Европейского парламента от 12 февраля 1996 года «О сектах в Европе» и в Рекомендации Совета Европы № 1178 (1992) «О сектах и новых религиозных движениях», а также в Постановлениях Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года (Series А, № 260-А) и от 26 сентября 1996 года (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), разъяснивших характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из статьи 9 названной Конвенции.

В Стратегии религиозная безопасность отдельно не рассматривается. Указывается лишь на то, что основными источниками угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности является экстремистская деятельность религиозных организаций и структур. В Концепции общественной безопасности отмечается, что условия для религиозного экстремизма создаются незаконным пребыванием в Российской Федерации иностранных граждан, а религиозная рознь связывается в том числе с переселением мигрантов с востока страны в центр, в том числе в Московский регион.

Следует инициировать принятие Федерального закона «О религиозной безопасности» вместо давно устаревшего ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», в котором подчеркнуть историческое и культурное значение РПЦ и других традиционных религий в формировании Российского государства; определить и перечислить угрозы религиозной идентичности народам России; описать методику проведения религиоведческой экспертизы; перечислить признаки сект; закрепить принципы взаимодействия и сотрудничества церкви и государства; формы их взаимной поддержки; механизмы правового обеспечения жизнедеятельности церкви в современном российском обществе; закрепить гарантии независимости РПЦ и ее участия в политической и правовой жизни общества. В этом же законе следует указать на сохранение особой роли в формировании культуры и истории Российского государства Русской православной церкви, а также традиций и культуры ислама, буддизма, иудаизма.

Правовая политика в сфере религиозной безопасности. Религиозная безопасность

Гражданам России необходимо четко понимать, что высшим законом страны является Конституция. Нужно всегда осознавать, что все другие законы, постановления, указы и вообще любые официальные документы не могут противоречить нормам Конституции, а если это происходит, то такие акты подлежат немедленной отмене. Все права человека зафиксированы нормами Конституции и нужно знать эти права и уметь их защищать. При этом каждое свое действие, а также действие по отношению к вам любого лица, будь то продавец в магазине, какая-либо коммерческая фирма, чиновник любого уровня, или государственный орган, нужно сверять с нормами Конституции, чтобы быть уверенным, что государство, а значит народ России (он согласно Конституции является единственным источником власти), их одобрит и поддержит в случае необходимости. К сожалению, Конституцию люди в России знают очень плохо, чем могут воспользоваться во вред народу недобросовестные представители государственной власти и другие лица.

Но тема этой небольшой заметки не касается норм Конституции напрямую. Она гораздо более глубокая и чрезвычайно важная для любого россиянина и соотечественника. Статья посвящена некоторым аспектам современной российской правовой доктрины.

Дело в том, что нормы Конституции не рождаются неоткуда, из воздуха. Они на чем-то основаны. Этим основанием является правовая доктрина, которая представляет собой очень сложное явление. Если кратко, то она состоит из философско-правовых теорий, мнений ученых-юристов по тем или иным вопросам правотворчества и правоприменения, научных трудов наиболее авторитетных исследователей в области государства и права, наконец – и это чрезвычайно важно – правовая доктрина формируется на основе культуры и религиозных взглядов народа. Также правовую доктрину формируют взгляды политиков, государственных деятелей и самих людей. Образно выражаясь, правовая доктрина — это тот резервуар, в котором содержится совокупность доказанных теорией и практикой базовых идей и правил о том, как должно быть устроено общество, чтобы составляющие его люди были счастливы.

Другими словами, все необходимое для относительного счастья людей в России уже имеется. Все это содержится в правовой доктрине. Но может возникнуть закономерный вопрос, почему же тогда Конституция России столь далека от совершенства (даже если ее сравнивать, например, с советскими Конституциями)? Дело в том, что из этого резервуара идей каждый законодатель (мы полностью разделяем мнение тех ученых-правоведов, которые считают правовую доктрину одним из источников Конституции) выбирает только то, что является правильным именно с его точки зрения. К сожалению, иногда конкретный человек при этом может несколько «забывать» об основной цели законодательной деятельности – обеспечении процветания народа.

Для того, чтобы уменьшить отрицательное действие человеческого фактора на процесс формирования законов, в том числе и Конституции, различные правовые доктрины принимаются на государственном уровне в виде отдельных документов. В России такими документами являются доктрины информационной, экономической, военной, демографической безопасности и т.п. Конечно, они сами во многом зависят от действующей Конституции, но смысл их существования заключается и в том, чтобы обозначить верные направления для реформирования внутренней и внешней политики, а также правовых норм, в том числе, конституционных.

Каковы же центральные идеи правовой доктрины России, в чем заключается сама ее сердцевина? Стержень российской правовой доктрины определяет духовно-нравственный код российского народа. Центральное место в этом мировоззрении занимают традиционные религии, в первую очередь, православное христианство.

Данный тезис возможно подтвердить, рассматривая фактическое положение России на международной арене. Так как это положение большей частью и определяется центральным элементом правовой доктрины России. Сегодня ни одна страна не подвергается такой же ожесточенной агрессии, как Россия. И причиной этому являются не только колоссальные природные запасы нашей Родины. Главное неприятие со стороны мировой олигархии (именно она является главным инициатором агрессии против России) вызывают духовно-нравственные ориентиры людей в России. Этот мировоззренческий фундамент делает невозможным подчинение России мировым элитам и ее встраивание в организованное ими новое мироустройство. Нужно четко понимать, что ненависть лиц, контролирующих транснациональный капитал, в первую очередь, обращена именно на традиционные религиозные ценности, так как религиозно-моральные взгляды представителей мировой олигархии во многом противоположны мировоззренческим установкам, проповедуемым традиционными российскими религиями.

Читать еще:  Игра с косточкой бери и помни. Домашние энциклопедия нашего детства

Подчеркнем, что представители мировой олигархии понимают, что большая часть того резервуара, который представляет собою правовую доктрину России заполнена идеями, родившимися на основе традиционных для российского общества религий, в первую и основную очередь, православного христианства, без которого российской цивилизации никогда и не существовало бы. Они понимают это и постоянно усиливают натиск на Россию.

Также очевидно, что именно этот мировоззренческий фундамент является силой, способной не только обеспечить выживание России, но и ее устойчивый прогресс. Государство, построенное на фундаменте традиционных ценностей способно обеспечить благополучие всего российского народа. Соответственно, конституционно-правовые нормы России должны формироваться на основании именно этих идей.

На сегодняшний день нормы Конституции России не отвечают реально существующей правовой доктрине, стержень которой составляют традиционные ценности. Проигнорированные законодателем составляющие российской правовой доктрины нужно материализовать, вывести в практическую плоскость. Инструментом такой актуализации призвана стать конституционно-правовая доктрина религиозной безопасности России, которая должна быть сформулирована как система научных взглядов, а также принята в качестве официального документа на высшем государственном уровне. Одним из императивов данной доктрины должно стать повышение правового статуса традиционных религий. Эта доктрина должна стать отправной точкой формулирования норм грядущей Конституции России (подробнее о конституционно-правовой доктрине религиозной безопасности можно узнать, ознакомившись с научным трудом: Тарасевич И.А. Конституционно-правовые основы религиозной безопасности Российской Федерации: дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.02. – Тюмень, 2014. – 376 с.).

В заключение, отметим, что связь конституционно-правовой доктрины религиозной безопасности с другими видами правовой доктрины очень глубока. Реализация принципов обеспечения религиозной безопасности послужит установлению надлежащего уровня иных видов безопасности. Так, реализация принципа приоритетного культивирования нравственных ценностей традиционных для России религиозных объединений во внутренней и внешней политике будет способствовать искоренению такого вредного явления как религиозный экстремизм (и не только религиозный).

Дело в том, что в настоящее время в сфере борьбы с экстремизмом в России акцент делается на запретительных мерах, а также на ужесточении юридической ответственности за проявления экстремизма. Но сегодня силовые методы уже не приносят желаемого результата, а ресурсы запретительной политики государства практически исчерпаны. Всякая попытка силового решения проблем экстремизма приводит только к усиливающемуся противодействию. Не подвергая сомнению необходимость проведения силовых мероприятий, мы уверены, что для достижения наилучших результатов сегодня назрела необходимость смены парадигмы в борьбе со всеми формами экстремизма.

Мы видим основную причину неэффективной борьбы с экстремизмом в том, что, стараясь вытеснить из социума факторы, провоцирующие экстремистские настроения, государство взамен не предоставляет социуму никакой альтернативы. Но через некоторое время образовавшийся духовно-идеологический вакуум заполняется не менее радикальными идеями и устремлениями.

Думается, что новой парадигмой не только в борьбе с экстремизмом, но и в процессе обеспечения религиозной безопасности России в целом может стать политика замещения общественных ценностей, провоцирующих экстремизм, другими мировоззренческими установками, исключающими всякое проявление экстремизма. Мировоззренческими установками, в принципе не способными породить экстремизм в любом его виде и, напротив, способными максимально обеспечить права человека и гражданина, обладают традиционные для российского общества религии. Таким образом, в целях обеспечения безопасности общества должна быть на основе конституционно-правовой доктрины религиозной безопасности подвергнута пересмотру вся государственно-религиозная политика России.

* Хиротесия — таинство поставления в чин церковнослужителя, совершаемое за Литургией епископом. Следствием таинства является приобретение определенных канонически-обусловленных богослужебных прав и обязанностей. Также новопоставленному со стороны епархиальной консистории выдаются соответствующие документы.

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В КОНТЕКСТЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИИ

Государство и религиозные объединения. Конституционно-правовой статус взаимоотношений

Важнейшая функция любого правового демократического государства — защита личности, в том числе и государственно-правовыми средствами. Только государство и его органы обладают необходимыми властными полномочиями по осуществлению на территории Российской Федерации мер по защите прав и свобод граждан. Несмотря на наличие в Российской Федерации значительного числа правозащитных общественных организаций, целью которых также выступает восстановление нарушенных прав и предупреждение противоправных посягательств на них, все же следует признать, что они в настоящее время не в состоянии обеспечить полноценную защиту и охрану конституционных ценностей. В связи с этим в первом параграфе второй главы курсовой работы, особое внимание уделено специально созданным государственным органам, их роли в защите права на свободу вероисповедания, в обеспечении религиозной безопасности России.

Гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, в том числе предусмотренной статьей 28 Конституции Российской Федерации свободы вероисповедания, является Президент Российской Федерации.

Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 утверждена Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года — официально признанная система стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики, определяющих состояние национальной безопасности и уровень устойчивого развития государства на долгосрочную перспективу. В соответствии с пунктом 37 Стратегии к числу основных источников угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности является, в том числе экстремистская деятельность религиозных организаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране. В целях обеспечения государственной и общественной безопасности: Стратегия предполагает совершенствование структуры и деятельность федеральных органов исполнительной власти, развитие системы выявления и противодействия глобальным вызовам и кризисам современности, включая религиозный экстремизм. Кроме того религиозная нетерпимость признается одним из основных факторов, оказывающих негативное воздействие также и на состояние национальной безопасности в сфере культуры.

Почему Стратегия уделяет так много внимания вопросам противодействия религиозному экстремизму и нетерпимости? Полагаем, что причина кроется в одном из феноменов современного этапа развития мировой цивилизации — усилению разнонаправленных процессов всемирной секуляризации с одновременным расцветом религиозного радикализма. Корни этих взаимоисключающих процессов являются предметом многочисленных философских, психологических, теологических и этнополитических исследований. Усиливающееся социальное и экономическое неравенство вкупе с традиционными национальными, этническими и расовыми противоречиями вызывают в эпоху всемирной глобализации эффект «конфликта цивилизаций», частью которого и являются межрелигиозные противоречия.

Законодательство Российской Федерации не содержит определения понятия «религиозная безопасность», вместе с тем термины «религиозная безопасность России» или «религиозная безопасность российского общества» достаточно широко используются не только в юридической литературе, но и в актах органов государственной власти Российской Федерации См. постановление ГД ФС РФ от 15.12.1996 № 918-II ГД «Об Обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «К Президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России». , что дает основание использовать его в данном контексте и в настоящее работе.

Как уже говорилось первостепенное значение для обеспечения национальной безопасности и государственной защиты личности имеет деятельность органов исполнительной власти, систему которых возглавляет Правительство Российской Федерации.

Подпунктом «е» части 1 статьи 114 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что Правительство Российской Федерации осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) ( в ред. от 21.07.2014 г.) // «Российская газета» от 25 декабря 1993 г. N 237. . В сфере защиты прав и свобод граждан полномочия Правительства Российской Федерации предполагают:

участие в разработке и реализации государственной политики в области обеспечения безопасности личности, общества и государства;

осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, по охране собственности и общественного порядка, по борьбе с преступностью и другими общественно опасными явлениями;

осуществление мер по обеспечению деятельности органов судебной власти Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (в ред. от 23.05.2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 22 декабря 1997 г. N 51 ст. 5712. .

Читать еще:  К чему снится чистить картошку сырую женщине. К чему снится картошка в различных вариациях и работе по выращиванию? Что значат сны Картошка

Статьей 25 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ»О свободе совести и о религиозных объединениях» предусмотрены надзор и контроль за исполнением законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. Осуществление надзора возложено на органы прокуратуры. Целью осуществления контроля является обеспечение органом, принявший решение о государственной регистрации религиозной организации, соблюдения ею устава относительно целей и порядка ее деятельности Контроль за соблюдением религиозными организациями учредительных документов относительно целей и порядка их деятельности возложен в настоящее время на органы юстиции (см. Положение о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» .

Определение религиозной организации, содержащееся в статье 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», выделяет две цели ее создания: совместное исповедование веры и ее распространение, в связи с чем для религиозной организации существуют ограничения, несоблюдение которых является нарушением осуществляемой деятельности. К числу таких ограничений относятся:

— отсутствие у религиозной организаций признаков ей соответствующей (совместное совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии, религиозное воспитание и др.);

Осуществление деятельности, противоречащей законодательству;

осуществление деятельности юридически заверенного разрешения (лицензии);

осуществление деятельности, не предусмотренной уставом религиозной организации;

осуществление деятельности с сокрытием наименования и вероисповедной принадлежности религиозной организации;

осуществление деятельности, сопряженной с посягательствами на личность и права граждан и с иным нарушением Конституции и действующего законодательства Российской Федерации.

Так, например, религиозная организация не может осуществлять ряд видов деятельности не только потому, что они не предусмотрены Уставом, но и запрещены законом. Религиозной организации запрещено участвовать в пожертвованиях политическим партиям (подпункт «л» пункта 3 статьи 30 Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 23.05.2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 16 июля 2001 г. № 29 ст. 2950. ); осуществлять предвыборную агитацию (пункт 4 части 7 статьи 48 Федеральный закон от 22 февраля 2014 г. № 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». ), вносить пожертвования в избирательные фонды кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, фонды референдума (подпункт 9 пункта 9 статьи 48 Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» (в ред. от 06.04.2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 июля 2004 г. N 27 ст. 2710. ); создавать структурные подразделения в муниципальных и государственных учреждениях (пункт 3 статьи б Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» ).

Вместе с тем установление факта нарушения права на свободу вероисповедания со стороны религиозного объединения (религиозной группы, религиозной организации) возможно и допустимо только в суде. В тоже время необходимо отметить известные сложности при формировании доказательственной базы в таких процессах, что связано со спецификой нарушенных прав.

Наличие хотя бы одного из предусмотренных пунктом 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» оснований для ликвидации и запрета деятельности религиозных организаций свидетельствует о нарушении права на свободу вероисповедания. Рассматривать вопрос нарушения свободы вероисповедания, необходимо вкупе с другими конституционными ценностями и правами, посягательство на которые будет являться неопровержимым фактом в судебном процессе. К их числу относятся свобода, личная неприкосновенность, собственность, семья, честь, достоинство, здоровье и даже жизнь. Основная роль в установлении нарушений указанных прав принадлежит суду, делающему также вывод о наличии необходимой причинно-следственной связи.

Для надежной реализации защитной функции в рамках судебного процесса является необходимым определение границы, разделяющую желанный и вынужденный выбор, свободное действие (бездействие) от принуждения и давления. Следует помнить, что свобода любого человека не абсолютна. Она имеет как свои физические (пространственные) границами, так и иные границы — пределы свободы других лиц.

Вынужденный выбор предполагает такое принуждение, которое угрожает жизни или другим жизненно важным интересам конкретного человека. При наличии такой угрозы личность не может считаться свободной. Грань между «свободой» и «несвободой» пролегает именно здесь.

Цель создания всякий религиозной организации должна заключаться в совместном исповедании веры, а также ее распространении. Запрещена реализация других видов деятельности, в случае их ненаправленности на осуществление уставных задач, целей. В законодательстве содержатся ограничения, направленные на религиозные организации. Их несоблюдение является нарушением исполняемой деятельности.

Таким образом, используя закрепленное Конституцией Российской Федерации и гарантированное каждому право на свободу вероисповедания, религиозная организация в лице ее членов попирает и нарушает не только право гражданина осуществлять самостоятельный выбор веры и то, каким образом ее исповедовать, но также и право на свободу, личную неприкосновенность, информацию, тайну личной жизни. Посягательство на эти права происходит опосредованно, через злоупотребление свободой вероисповедания, в связи с чем именно судебная защита свободы вероисповедания, с учетом статуса суда как органа, имеющего существенное значение в механизме государственно-правовой защиты личности, является особенно актуальным. Это приобретает особую ценность в связи с тем, что затрагивается целый комплекс конституционных ценностей и благ, гарантированных государством, которые подлежат восстановлению при их нарушении с помощью суда.

В качестве примера злоупотребления свободой вероисповедания рассмотрим посягательство со стороны деструктивных религиозных организаций на такую защищаемую Конституцией Российской Федерации ценность как семья В соответствии со статьей 38 Конституции Российской Федерации семья находится под защитой государства. Эта норма также воспроизводится и в статье 1 Семейного кодекса Российской Федерации. . На практике весьма многочисленны случаи, когда человека заставляют отказаться от семьи, изолируют от внешнего мира, как правило, увозя для принятия веры далеко от дома и т.п. Все это возможно при условии приведения человека в состояние повышенной внушаемости путем физического или психологического истощения.

Следствием такого негативного воздействия может являться разрушении семьи (как фактически, так и юридически), возникновение конфликтных ситуаций между членами семьи, нарушении благоприятного семейного климата. Для заключения брака и его расторжение требуется взаимное добровольное согласие его участников. Семейный Кодекс Российской Федерации, предусматривая процедуру расторжения брака, не предусматривает выяснение мотивов развода Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 13.07.2015 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. № 1 ст. 16. . Однако разрушение семьи — это конкретный факт, а понуждение к разрушению посредством оказания давления (как правило психологического) есть лишение человека права самостоятельного выбора. Один из методов установлению в данном случае факта понуждения к разрушению семьи, — изучение, исследование учения религиозной организации. Полученные результаты могут служить основанием для ликвидации и запрета деятельности религиозного объединения. Разрушение семейных связей было подтверждено и служило одним из оснований ликвидации и запрета деятельности «Религиозной общины Свидетелей Иеговы в городе Москве» См. подробнее: материалы Постановления Европейского суда по правам человека от 10.06.2010 «Дело «Свидетели Иеговы» в Москве и другие (Jehovah’sWitnessesofMoscowandothers) против Российской Федерации» (жалоба № 302/02). .

Вывод по параграфу. Таким образом, можно с уверенностью, что из-за деятельности, которую осуществляют деструктивные религиозные организации, наносится значительный вред личности и обществу, посягая на личную и общественную безопасность в части, касающейся религиозной безопасности.

Нарушая закрепленные в Конституции Российской Федерации права и свободы, и в частности свободу вероисповедания, религиозными организациями. Осуществляется попытка завладением сознанием личности, а значит и ее вещественными ценностями. Данное возможно, в первую очередь, при условии незащищенность человека со стороны государства, которое обладая необходимыми силами и средствами в области, которая заключается в обеспечении религиозной безопасности и создании условий, когда не будет таких нарушений или же на стадии зарождения они будут пресекаться. В подобном плане в сфере деятельности государственных органов для достижения постоянного баланса интересов отдельного человека с правом на свободу вероисповедания и религиозным объединением приобретает особо ценное значение для государственно-правовой защиты людей.

Выявление признаков деструктивности религиозной организации, проявляющихся в процессе ее деятельности, вреда, причиняемого личности, и приводящих к нарушению, которые установлены Конституцией ценностей и благ (прав и свобод), свидетельствует о нарушении законодательства Российской Федерации, возникновении угрозы религиозной безопасности российского общества и является основанием ликвидации и запрета деятельности религиозной организации.

Источники:

http://sci-lib.biz/geopolitika/102-pravovaya-politika-sfere-religioznoy-32704.html
http://antiterror.utmn.ru/materialy/320458/
http://studwood.ru/518536/pravo/pravovye_osnovy_deyatelnosti_religioznyh_obedineniy_kontekste_obespecheniya_religioznoy_bezopasnosti_rossii

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector