Положение о монастырях и монашествующих. Что такое монастырь? Х

Архиерейский Собор принял Положение о монастырях и монашествующих

30 ноября 2017 года члены Архиерейского Собора Русской Православной Церкви рассмотрели проект Положения о монастырях и монашествующих. Документ представил митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий, председатель комиссии Межсоборного присутствия по монастырям и монашеству.

На Архиерейском Соборе в 2013 году Святейший Патриарх Московский и всея Руси отметил, что отзывы к проекту Положения демонстрируют глубокое понимание проблем современного монашества, проникнуты любовью к нему, свидетельствуют о том, насколько дорого и значимо монашество для всей церковной полноты. В 2014 году в епархии была направлена новая версия проекта Положения, она также была размещена для публичной дискуссии в интернете; поступило более 500 отзывов.

В ходе обсуждения на Соборе Русской Православной Церкви в представленный проект был внесен ряд поправок, касающихся, в частности, монашеских постригов, совершающихся вне монастыря, деятельности игумена (либо игумении) обители. Затем документ был принят участниками Архиерейского Собора.

Монашество — это особый образ христианского жительства, заключающийся во всецелом посвящении себя на служение Богу. По слову святых отцов, «монах есть тот, кто на единого взирает Бога, Бога единого желает, Богу единому прилежит, Богу единому угодить старается». Монах (monacόV (греч.) — один, уединенный) — тот, кто избирает жизнь уединенную, отрекается от всех мирских отношений, пребывая в непрестанном внутреннем общении с Богом. Вместе с тем посредством молитвы монах хранит единство со всеми во Христе. «Монах тот, кто, от всех отделясь, со всеми состоит в единении». «Монах тот, кто почитает себя сущим со всеми и в каждом видит себя самого». «Блажен инок, который на содевание спасения и преспеяние всех взирает, как на свое собственное».

Условием монашеского выбора является призвание и ответная любовь человека ко Господу Иисусу Христу, преодолевающая и препобеждающая всякую земную любовь: «Истинный монах и здесь Христа любит так, что ничто не может его разлучить от любви ко Христу (ср. Рим. 8, 35), и разрешитися желает и со Христом быти (ср. Флп. 1, 23), что показывает и в делах, убегая ради Христа в пустыни и горы и уединенные обители, и старается быть едино со Христом, чтобы обитал в нем Христос со Отцем и Духом» . Целью монашеской жизни является наиболее полное единение с Господом путем оставления всего для исполнения заповедей о всецелой любви к Богу и ближнему: «Монах тот, кто ум свой отдалил от чувственных вещей и воздержанием, любовию, псалмопением и молитвою непрестанно предстоит Богу», — говорит преподобный Максим Исповедник. Благодаря любви к Богу, которая находит свое выражение в молитве, монах достигает внутренней цельности и в подвиге покаяния очищает свое сердце, делая его способным к проявлению жертвенной любви к ближним.

Ежедневный внутренний труд монаха состоит в постоянной борьбе с греховными помыслами, чувствами и желаниями ради достижения бесстрастия и душевной чистоты. Монах угождает Богу и достигает сердечного единения с Ним в особенности тогда, когда прилежит молитве и деятельно проявляет любовь к ближним, храня единство с монашеским братством и пребывая в самоотверженном послушании, которое оказывает с радостью и свободой, ибо «любовь подчиняет свободных друг другу»
Далее — скачать документ по ссылке ПОЛОЖЕНИЕ О МОНАСТЫРЯХ И МОНАШЕСТВУЮЩИХ

Рекомендуем

Неусыпаемая Псалтирь – особый род молитвы. Неусыпаемой она называется так потому, что чтение происходит круглосуточно, без перерывов. Так молятся только в монастырях.

Страсти по уставу: почему положение о монастырях и монашестве вызвало споры?

За чередой «жареных тем» светские СМИ пропустили, может быть, самую острую церковную дискуссию за последние годы. Споры вокруг Положения о монастырях и монашестве, вынесенного на открытую дискуссию Межсоборным Присутствием показали много неожиданного в сегодняшнем состоянии русского монашества. О чем спорили в Церкви и закончились ли эти споры? «Нескучный сад» попытался разобраться в этом вопросе. Вечерний звон.Чёрный монах около монастыря. Худ. М.В. Нестеров

Проект «Положения о монастырях и монашествующих», предложенный на суд широкой общественности в мае это года стал предметом неожиданно бурной церковной дискуссии. Традиционно закрытая и «молчаливая» монашеская среда острейшей полемикой, вокруг опубликованного текста. Дискуссия вскрыла весьма неожиданные стороны современной монашеской жизни, и в первую очередь ее больные места, обычно скрытые от глаз мирян. Комментарии на крупнейшем богословском портале Русской Церкви Bogoslov.ru открыли миру неожиданные подробности современного монашеского быта.

Еще в 2009 году, по решению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, в русской Церкви был создан специальный совещательный орган – Межсоборное присутствие. Этот орган готовит проекты общецерковных документов для Архиерейских и Поместных соборов Русской Церкви. В состав тематических комиссий Присутствия входят ведущие иерархи и церковные ученые. По правилам, готовый проект, перед тем как попасть на собор, проходит ряд фильтров: редакционную комиссию, публичное обсуждение, президиум Присутствия, Синод, и только после этого может быть предложен на рассмотрение Поместного или Архиерейского собора, которые остаются единственными церковными органами, чья власть превышает власть Предстоятеля. По уставу Русской Православной Церкви, именно они остаются верховными управленческими инстанциями в Церкви.

Гласность с правом совещательного голоса

Несмотря на закрытый характер работы «межсоборных» комиссий (авторы конкретных проектов, как и внутренние дискуссии между экспертами скрыты от посторонних глаз), любой документ, еще до рассмотрения Синодом, обязан быть опубликованным в интернете и пройти через общественное обсуждение. Кроме того, отзывы на него должны прислать епархиальные архиереи, а также преподавательские корпорации ведущих духовных школ. По итогам обсуждения, Священноначалие принимает решение о судьбе документа.

Центральной площадкой для публичных обсуждений межсоборных проектов является портал «Богослов.Ру», созданный под патронатом Московской Духовной Академии и Семинарии. До недавнего времени среди документов, вышедших из-под пера экспертов, отклоненными по результатам обсуждения оказались только два: «О принятии в лоно Церкви обращающихся из расколов», чей текст отражал только один из двух возможных взглядов на эту богословскую проблему, и документ, посвященный традиционно болезненному вопросу – о переводе богослужения на современный русский язык. В первом случае дискуссия на сайте собрала около 90 комментариев, во втором более 100.

Читать еще:  Протоиерей Феодор Бородин: Документ о подготовке ко Причащению дает существенную степень свободы духовнику и прихожанину. Протоиерей Феодор Бородин: Несчастным человека делает не семья, а неумение любить

Оба эти текста в течение долгого времени оставались рекордсменами, пока в мае на портале не появился проект «Положения о монастырях». Он собрал более 1000 комментариев, и это, не считая экспертных откликов, вывешенных на сайте отдельными публикациями! Почему? На этом стоит остановиться подробнее.

Яблоко раздора

Наибольшие возражения в проекте вызвали два пункта. Первый из них гласит, что духовное руководство в монастыре осуществляет игумен, который имеет право назначить духовника из числа опытных монахов. Кандидатура духовника утверждается епархиальным архиереем, равно как и назначение игумена, персона которого определяется архиереем единолично, хотя «по возможности» и из числа братии монастыря.

В большинстве случаев на должность наместников архиереями избираются управленцы и хозяйственники, которые не редко бывают далеки от духового наставничества – утверждают анонимные читатели сайта «Богослов.ру».

Самовольное назначение духовного руководителя для братии противоречит монашеским правилам и святоотеческой традиции избрания игумена самими монахами. Именно поэтому, по их словам, монастыри, призванные быть братством и духовной семьей для насельников, превращаются в «колхозы» и даже «тюрьмы строго содержания» для безропотных и беззащитных насельников, связанных монашеской дисциплиной и послушанием.

Игумен-назначенец, отобранный по принципу хозяйственных, а не пастырских дарований эксплуатирует труд монахов, обеспечивающих комфорт и роскошь настоятельского быта, в то время как бесправные и безропотные жертвы настоятельского деспотизма, работают порой по 18-20 часов на монастырском производстве, без молитвы и богослужения, ради которых они и покинули мир.

Традиция назначения, по мнению критиков, усугубляется затруднением процедуры перехода монаха, недовольного руководством настоятеля, в другой монастырь. Правила такого перехода, по новым правилам становятся только строже – подчеркивают они.

По словам ивангородского игумена Довмонта (Беляева), принявшего участив в дискуссии на сайте, настоятели-назначенцы, «в обителях окружили себя родней и мирскими людьми. Монахов такие настоятели боятся и не любят, не доверяя братии и избегая всячески с ними прямого общения. Питаются они отдельно от братии, а если и приходят на трапезу только что бы устроить «разгон». Особенно в праздники».

Анонимная пользовательница подводит черту: «Когда монах на своей шкуре ощутит все прелести данного «положения». Если он опомнится, куда ему идти? Он бесправный раб. Я даже не представляю, как можно обратиться к епископу с жалобой на людей, которых он сам же и назначил. Сместить их нельзя, руки коротки… А если уйдешь, ты становишься изгоем, которого нельзя ни причащать, ни отпевать».

С открытым забралом

Кроме анонимов, в общем хоре критических голосов звучат слова и некоторых известны церковных спикеров. «Соль монастыря – игумен, – констатирует известный миссионер и блогер, насельник Иоанно-Богословского Макаровского монастыря мордовский игумен Спиридон (Баландин). Отметим, что в случае отца Спиридона сан игумена означает аналог сана протоиерея для белого духовенства, а не руководство монастырем. По его мнению, сегодня именно скорби от монастырского начальства, а не скорби от несения монашеских обетов и аскетических подвигов становятся основным «крестом» для братии. «Не игумен носит немощи монахов, а монахи носят немощи игумена на его славном пути к омофору», – достаточно резко заключает он.

«Практика назначения игумена сверху, вместо избрания его братией самого монастыря, противоречит не только самому смыслу этого служения, но и чинопоследованию поставления игумена», – пишет там же, на «Богослове», известный церковный ученый священник Михаил Желтов. Ему вторит коллега по церковной науке, переводчик и патролог Алексей Дунаев, делая, впрочем, далеко идущие выводы: «В Русской Православной Церкви есть общий Устав и устав для приходов. Устав для монашествующих повторяет тенденцию первых двух: полное лишение подчиненных любой свободы».

Другой патролог, насельник Богородице-Сергиевой пустыни Марийской епархии монах Диодор (Ларионов) подчеркивает: «Этот «устав» попирает многовековую монашескую традицию, основанную на главном принципе — избрании игумена братией, а не назначении сверху — без которого говорить о монастыре как духовном сообществе просто невозможно».

А судья кто?

Ответ критикам не заставил себя долго ждать. Автор нашумевшей и любимой многими книги «Плачь третьей птицы», в указанном очерке в свое время весьма критически описавшая положение современных монастырей, настоятельница Богородично-Рождественской девичьей пустыни игумения Феофила (Лепешинская) выступила с неожиданно жесткой оценкой интернет-дискуссии. «По этой теме выступают большей частью «беглые», «изгнанники» или обижаемые, те, чья судьба в монастыре по тем или иным причинам завершилась трагически. Их впечатления, естественно, болезненны и мнения, стало быть, односторонни. Отсюда используемая по отношению к монастырям сплошь негативная терминология: «казарменный дух», «жесткий контроль», «трудовые лагеря», «рабство», «дисциплинарные прещения вместо любви» – словом, сплошная «погибель человеческих душ»», – пишет она.

Выборы настоятеля – опасная авантюра, убеждена игуменья: «Демократический процесс содержит в себе непреложную закономерность: у власти оказывается отнюдь не лучший, честный, добрый, а самый энергичный, самый активный, самый желающий управлять, – напоминает она. – За него проголосуют, конечно, друзья-товарищи, те, кто рассчитывает на будущие милости и теплые места, кто жаждет иметь во главе монастыря не начальника, а, как говорили в старину, потатчика нашим грехам».

С нею в целом согласны и многие архиерейские отзывы, появившиеся в начале лета: «Некоторые светские критики настаивают на необходимости выбора настоятелей и настоятельниц монастырей. Однако, при этом не учитывается тот факт, что монашеская жизнь в России только возрождается. Если позволить братии или сестрам выбирать игумена обители, в которой нет преемственности, и отсутствует монашеские традиции, то выборы могут осуществляться по принципу личной симпатии и панибратства, потворствуя человеческим слабостям и греховным наклонностям», – это слова епископа Кемеровского и Новокузнецкого Аристарха.

Митрополит Иваново-Вознесенский Иосиф, чей отзыв о проекте выдержан в строго комплементарных тонах, подчеркивает, что «Положение» ни в коей мере не препятствует развитию духовной жизни, как главной цели монастырей – для неокорепшей монашеской традиции «выборы» принесут больше вреда, и могут «только закрепить существующие искажения монашеской жизни, сделать невозможным их исправление».

Те же позиции отражают августовский отзыв Преосвященного Максима, епископа Барнаульского и Алтайского, отзывы епископов Пензенского Вениамина, митрополита Уфимского Никона, митрополита Красноярского Пантелеимона, и других.

Чужой опыт

Уже в начале июля на «Богослове» и некоторых других церковных СМИ, кроме отповедей «критиканам» появляются и материалы противоположного содержания, они, как правило, ориентируются на греческий опыт.

Читать еще:  Откуда произошло имя инна. Значение и тайна имени инна

«Во время обучения в Московской духовной академии, по милости Божией, меня направили на продолжение учебы на Богословский факультет Афинского университета, – пишет архимандрит Симеон (Гагатик), настоятеля Ахтырского Свято-Троицкого монастыря. – Главным открытием в Греции для меня стали монастыри. И в старых, и в новых монастырях я нашел то, чего не мог найти нигде у нас: полное следование святоотеческим уставам монашеской жизни».

По словам отца Семиона в Греции невозможно увидеть, чтобы служба, называющаяся «всенощной», заканчивалась задолго до наступления темноты. Невозможно, чтобы на службе, да еще и праздничной, отсутствовало большинство братии. Невозможно, чтобы монахи во время службы сидели у себя по кельям. Невозможно, чтобы какой-нибудь монах принимал у себя в келье гостей. Невозможно встретить в коридоре братского корпуса, по пути в келью, уборщицу, моющую пол. (Повсеместное присутствие женщин в российских мужских монастырях, как грубое нарушение монашеского духа, упоминали и другие участники дискуссии).

«Для Греции норма — это когда человек выбирает для себя монастырь по игумену, пожелав именно этого игумена иметь своим отцом. А когда смерть разлучает братию со своим отцом, она избирает себе в игумены того, в ком надеется обрести нового отца. И так сохраняются условия для подлинного послушания». – подчеркивает отец архимандрит.

Несколько позже с особым мнением выступил, известный своим консерватизмом российский византинист протоиерей Валентин Асмус. В своем обращении, он не увидел в практике избрания противоречия епископской власти и подверг критике традицию необоснованного перевода игуменов из одного монастыря в другой, принятую во многих русских епархиях.

Но перелом в дискуссии произошел только в конце сентября, когда с особым на сайте «Богослов.Ру» выступил настоятель знаменитого Ватопедского монастыря Святой Горы Афон игумен Ефрем, пользующийся значительным авторитетом и в Русской Православной Церкви и проведший серию встреч с монашествующими во время своего посещения России в 2011 году.

Отец Ефрем, поддержал идею избрания игумена. «Игумен монастыря – в первую очередь, духовный отец братии, – пишет он в своем отзыве на Положение. – Духовное руководство монахов – его главное служение. Если он со всеми другими обязанностями справляется хорошо, но духовно окормлять братию не может, то должен просить освобождения от несения послушания игумена. Для того, чтобы игумен смог духовно окормлять монахов, они должны принимать его, как своего духовного отца. Этого трудно добиться в случае, если игумен не выходит из числа братии, а назначается или переводится из другого места».

Вопрос здоровья

Тогда же появляется целый ряд архиерейских отзывов, неожиданно одобряющих идею избрания игумена братией с последующим утверждением епископом, в том случае если монастырь живет здоровой монашеской жизнью, без нарушений и укоренен в традиции монашества. Это и Борисовский епископ Вениамин, и архиепископ Томский Ростислав, и екатеринбургский митрополит Кирилл – два последних, между прочим, являются руководителями крупных и по сути ключевых для Сибири и Урала епархий.

В конце октября Духовный собор Соловецкого монастыря предложил и вовсе отказаться от документа: «В монашеской жизни всё очень индивидуально, и святоотеческая традиция не дает универсальных путей решения ее вопросов, – говорится в его обращении. – Поэтому попытка создать один документ, регламентирующий монашескую жизнь всех монахов во всех монастырях, приведет к тому, что даже если он правильно опишет положение в одних монашеских общинах, то будет неприменим в других».

Документ в нынешней редакции только законсервирует перекосы в русском монашестве, которое, по мнению отцов обители, «находится на переходном этапе». Этот отзыв во многом признает существование проблем, поднятых во время дискуссии.

Какой логике отдаст предпочтение священноначалие, сложно сказать, возможно оно и вовсе снимет спорный проект с повестки Архиерейского и Поместного соборов, которые должны утвердить документы, подготовленные Межсоборным присутствием, уже в начале следующего года.

Монастырь, монашество

Что такое монастырь

«Монастырь — это церковное учреждение, в котором проживает и осуществляет свою деятельность мужская или женская община, состоящая из православных христиан, добровольно избравших монашеский образ жизни для духовного и нравственного совершенствования и совместного исповедания православной веры» (Устав Русской Православной Церкви, гл. XII, §1).

В конце мая 2014 года комиссией Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашества был разработан и опубликован в Интернете проект «Положения о монастырях и монашествующих».

Монастыри имеют право по согласованию с епархиальным архиереем учреждать скиты и подворья.

Скит является подразделением монастыря с особым статусом, внутренним и богослужебным уставом; имеет обособленную территорию, с ограниченным и строго контролируемым доступом паломников. Скит создается для проживания монашествующих, стремящихся вести более уединенный образ жизни. Скит управляется скитоначальником, который подчиняется непосредственно игумену (игумении) монастыря.

Подворье монастыря является подразделением монастыря, создаваемым за его пределами с миссионерскими, хозяйственными, представительскими целями. Подворье управляется настоятелем, находящимся в непосредственном подчинении игумену (игумении) монастыря.

Деление монастырей по типу подчинения

По подчинению монастыри делятся на ставропигиальные, епархиальные, приписные.

Покровский Ставропигиальный женский монастырь (Москва)

Ставропигиальные

Находятся под управлением Патриарха Московского и всея Руси (в пределах Украины ставропигиальными монастырями могут также именоваться монастыри, находящиеся под управлением Митрополита Киевского и всея Украины).

Епархиальные

Монастыри находятся под каноническим управлением епархиального архиерея.

Приписные

Монастыри создаются при монастырях, отличающихся многочисленностью братии, благочинием, успешной хозяйственной деятельностью.

Управление монастырем

Игумен

Монастырем руководит игумен (игумения) в должности настоятеля (настоятельницы).

Игумен (игумения) назначается Патриархом Московским и всея Руси и Священным Синодом по представлению епархиального архиерея по возможности из числа насельников монастыря и отвечает за соблюдение внутреннего и гражданского уставов монастыря и несет всю полноту ответственности за духовную и материальную жизнь монастыря.

Игумен письменными распоряжениями назначает и освобождает от послушания основных должностных лиц монастыря. Перечень таких лиц и их обязанности определяются внутренним и гражданским уставами монастыря.

Духовный собор

Помощь игумену в управлении монастырем оказывает Духовный собор, созываемый игуменом из числа основных должностных лиц монастыря и опытных монахов. Духовный собор является совещательным органом при игумене монастыря. Перечень вопросов, подлежащих обсуждению Духовным собором, а также периодичность его заседаний определяются внутренним и гражданским уставом монастыря.

Внутренняя жизнь монастыря регламентируется внутренним и гражданским уставами монастыря. Каждый насельник независимо от сана, должности, возраста, положения обязан строго соблюдать эти уставы. Монастырь берет на себя заботу обо всех насельниках: обеспечивает их жильем, питанием, медицинским обслуживанием, одеждой, обувью и другими необходимыми вещами. В случае потери насельником трудоспособности, в частности при наступлении старости, обитель несет о нем попечение пожизненно.

Читать еще:  Святой преподобный максим грек. Преподобный Максим Грек — житие

Поступление в монастырь

К поступлению в монастырь допускаются лица православного вероисповедания. Недопустимо принятие в монастырь лиц несовершеннолетних, психически нездоровых, лиц без удостоверения личности, а также лиц, обремененных долговыми, семейными или иными обязательствами перед третьими лицами.

Игумен лично или совместно с Духовным собором решает вопрос о характере и продолжительности испытательного срока, длительность которого должна быть не менее одного года. Для лиц, получивших или получающих духовное образование на дневном отделении духовных учебных заведений, этот срок может быть сокращен. В течение испытательного срока прибывшие в монастырь находятся на положении трудников.

Монашество — служение всей жизни. Отрекаясь от мира, монах дает обеты послушания, целомудрия и нестяжания. Никто не вправе освободить человека от данных им монашеских обетов. Оставление монастыря и монашества лицом, давшим монашеские обеты, является тяжким преступлением перед Богом, Которому давались обеты.

Монашеская жизнь — сокровенна внутри человека, но ее признаки видны из дел, которые, помимо послушания, целомудрия и нестяжания, состоят в отречении от мира, понимаемого, по слову преподобного Исаака Сирина, как совокупность страстей, в покаянии, в усиленном посте и молитве, в трезвении и безмолвии, в братолюбии и страннолюбии, в смирении и кротости, в стремлении к нравственному совершенству.

Формы монашеского жительства

С IV века существуют две основные формы монашеской жизни: отшельничество (анахорество, пустынножительство), скитское житие (келиотство) и общежитие.

Отшельничество

Отшельничество — это форма индивидуального монашеского подвига. Его основателями являются преподобные Павел Фивейский и Антоний Великий. Не все монахи способны к отшельничеству в собственном смысле слова. Решение покинуть монашеское общежитие и приступить к подвигам отшельничества нельзя принимать поспешно и своевольно без благословения игумена.

Скитское житие

Скитское житие — это такая форма организации монашеской жизни, при которой монахи имеют индивидуальные, как правило, обособленно расположенные кельи и совершают каждый особое монашеское правило, собираясь вместе только на богослужение. Основателем скитского жития является преподобный Макарий Великий.

Общежитие

Общежитие — это способ организации быта монашеской общины, при котором иноки имеют общие богослужения, общий распорядок дня, общую трапезу, общее имущество. Основателем общежития является преподобный Пахомий Великий.

Подготовка к монашеству

Трудничество

Миряне, прибывающие в монастырь на срок более месяца поступают в число трудников. Работа трудников в монастыре является формой добровольного пожертвования в пользу монастыря. На время пребывания в монастыре трудники обеспечиваются бесплатным проживанием и питанием. Руководство монастыря определяет правила проживания трудников в обители. Руководство монастыря в любой момент вправе потребовать от трудника покинуть обитель, в частности в случае нарушения установленных для трудников правил.

Послушничество

По завершении испытательного срока игумен может принять решение о принятии трудника в число братии монастыря в качестве послушника, либо о продлении испытательного срока. Послушник является кандидатом на принятие монашеского пострига, к которому он должен усердно готовиться под руководством игумена и определенного последним духовного наставника. Послушник обязан во всей полноте соблюдать устав монастыря. Длительность подготовки к принятию пострига должна составлять не менее трех лет с момента прибытия в обитель, но может быть сокращена до одного года для лиц, получивших или получающих духовное образование на дневном отделении духовных учебных заведений. В случае тяжелой болезни послушника срок подготовки к постригу также может быть сокращен.

Игумен монастыря обязан проявлять особое попечение о духовном окормлении послушников. В случае недостойного поведения, нарушения устава монастыря, духовных недугов игумен и старшие насельники монастыря принимают меры для надлежащего вразумления. В случае повторяющихся грубых нарушений внутреннего или гражданского устава монастыря послушник может быть удален из монастыря решением игумена.

Послушники покидают монастырь — добровольно или по решению игумена — без каких-либо церковных канонических или дисциплинарных последствий, так как послушничество установлено для надлежащей проверки внутреннего устроения и воли кандидатов в монашество. При этом, в тех случаях, когда послушник сообщает игумену о намерении покинуть монастырь, игумен обязан выяснить, не связано ли это намерение с возникновением обстоятельств, которые могут быть устранены самим игуменом. В последнем случае, игумен должен принять необходимые меры. Покидая монастырь, послушник теряет право ношения особых одежд, если он в таковые был облачен во время пребывания в монастыре.

Иночество (рясофорное послушничество, рясофор)

Если это предусматривает внутренний устав монастыря, по благословению епархиального архиерея и при добровольном письменном согласии послушника может быть совершен особый чин облачения последнего в рясу и клобук с возможным изменением имени. Оставление монастыря рясофорными иноками является каноническим преступлением и наказывается епитимией, определяемой епархиальным архиереем по представлению игумена.

Богослужение. Участие в Таинствах. Иноческое правило

Совершение богослужения находится в центре жизни монастыря. Братия, свободная от несения неотложных послушаний, должна присутствовать на общемонастырских богослужениях. Усердное посещение богослужений является одним из показателей духовного преуспеяния монаха. Пропуск богослужений без благословения руководства монастыря или уважительной причины является серьезным нарушением монастырской дисциплины, прещение за которое определяет внутренний устав монастыря.

С давних времен монастыри служили духовными центрами и оплотом веры православного народа. Особое служение монашества по отношению к человечеству — это молитва за весь мир.

Опытные монахи с благословения игумена могут становиться духовными наставниками для мирян, посещающих монастырь. Священноначалие монастыря должно, по мере возможности, создавать условия для беспрепятственного окормления мирян. Вместе с тем, это служение не должно разрушать внутреннее устроение и благочиние обители.

В меру своих сил и возможностей монастыри призваны участвовать сами и оказывать содействие другим церковным учреждениям в миссионерской, духовно-просветительской деятельности, чтобы сделать слово истинной веры доступным каждому, желающему его услышать и воспринять. Монастыри могут оказывать духовную и материальную помощь больницам, детским домам и приютам, воинским частям и пенитенциарным учреждениями; организовывать православные негосударственные образовательные учреждения, приюты для сирот, библиотеки, издательства; оказывать содействие православным молодежным организациям.

Монастырская благотворительность должна в первую очередь выражаться в заботе о паломниках и богомольцах. Желательно при обителях устраивать гостиницы и трапезные для паломников. В то время, когда монастырь открыт для посещения, в нем в обязательном порядке следует организовывать дежурство насельников, способных ответить на возникающие вопросы приходящих в обитель, знакомить гостей с историей и жизнью монастыря.

Во время народных бедствий монастыри обязаны приходить на помощь местному населению. В ряде случаев Русская Православная Церковь благословляет служение монашествующих вне монастыря (в духовных школах, в синодальных и епархиальных учреждениях, в миссиях, в заграничных учреждениях, в архиерейских домах).

Фильмы о монастырях:

Монастырь. Фильм митрополита Илариона

Мир православия. Монашество — путь к Богу

Источники:

http://valaam.ru/publishing/39773/
http://www.nsad.ru/articles/strasti-po-ustavu-pochemu-polozhenie-o-monastyryah-i-monashestve-vyzvalo-spory
http://www.pravmir.ru/monastyir-monashestvo/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×