Откуда евреи появились в польше. Польские евреи глазами Альтера Кацизне

Откуда евреи появились в польше. Польские евреи глазами Альтера Кацизне

Польские евреи глазами Альтера Кацизне. Потрясающие снимки

Жил на свете человек со смешным именем Альтер Кацизне. Был он писатель и драматург, и даже в чем-то поэт. Пара его пьес шли на варшавской сцене, он был председателем еврейского пен-клуба, ему доверили распоряжаться своим наследием такие люди, как С. Ан-ский и Ицхок-Лейбуш Перец. Но любимейшим из искусств для него была фотография. Его фотостудия в Варшаве была достопримечательностью, его архив насчитывал сотни портретов польских знаменитостей и простых граждан, сценических фотографий и городских зарисовок. Кроме того он часто отправлялся в путешествия с фотоаппаратом по стране. А еще у него была премиленькая семья – жена и дочка, вот они все трое

Жена Альтера Кацизне погибла скорее всего в одном из лагерей смерти, а Шуламит спаслась. Я не знаю, кто спас ее, но она пережила оккупацию, а после войны вышла замуж за посла Италии в Польше, уехала в Италию и жила там до самой своей смерти в 1999-м году.

Я вам покожу фото евреев его глазами

Хане Кольски сто шеть лет. Каждый вечер она исповедуется в грехах и кушает печенько. Ее восьмидесятилетний сын в Америке не верит, что она еще жива. Варшава, 1925.
(*** в грехах всего Израиля — ежедневно читает видуй ***)

Хон Шлейфер, восьмидесяти пяти лет. Точильщик, механик, изготовитель зонтиков и знахарь. Ломжа, 1927.

Арон-Нохем за своей шевейной машинкой. Кутно, 1927.

Эстер за работой. Семь лет назад муж ушел от нее и оставил ее с пятью детьми. Она работает портнихой. Парысув, 1927.

Новое поколение учиться «лить воду». Отвоцк, 1927.

Плотник и его внучка. Чортков, 1925.

За что он боролся? Фейвл Табакмен, бывший политзаключенный, не может найти себе работу слесарем. Поэтому он точит по улицам ножи. Варшава, 1928.

Религиозная школа для девочек. Ласкажев.

Намёк. Люблин, 1924.

В девяносто три года этот деревенский портной может без очков вдеть нитку в иголку. Парысув, 1926.

Слесарь Элиогу. Двенадцать лет был слеп на один глаз, но согласился на операцию только после того, как ослеп на оба глаза. Замбрув.

Старый замок и синагога, связанные подземным ходом. Острог, 1925.

Жена и внучка Мейера Гурфинкеля. Ее отец живет в Вашингтоне, а мать умерла. Карчев.

Азриельке, Shabes-klaper . По пятницам вечером он стучит по ставням, объявляя о начале Субботы. Бяла-Подляская, 1926.

Вольф Нахович, могильщик, учит читать своего внука, а довольная бабушка наблюдает. Бяла-Подляская, 1926.

Отец и сын. Кузнец Лейзер Бавул не говорит, сколько ему лет, боясь сглаза, но ему должно быть больше ста лет. Теперь кузнечным дело занимается его сын, а отец стал доктором — вправляет сломанные руки и ноги. Бяла-Подляская, 1926.

Жена шорника. Воломин.

молитвеники на продажу:

Дом престарелых в Ровно

Интересно, этот спор — на богословскую тему?

А этот стол накрыт к Субботе.

Земля Израиля в пригороде Варшавы. Халуцим возделывают поля в Грохове.

Это был знаменитый киббуц. Рингельблюм рассказывает о нем такую байку. Один человек купил в рассрочку два кинопроектора, но разорился и не смог погашать долг, и остался и без денег и без кинопроекторов. Производителем кинопроекторов был еврей. И наш герой, натурально, возненавидел евреев — виновников всех бед. Прошло много лет, и этот кондовый уже такой антисемит побывал в киббуце в Грохове -. и остался там навсегда. Оказалось, это единственное место, где ему хорошо жить, и где он по настоящему получает удовлетворение от работы.

Там же, в Грохове.

Воскресенье в Чорткове — выходной день. Евреи, праздносидящие под объявлением о лекции Альтера Кацизне на тему «Литература как национальное сокровище» 🙂

Из блога toh_kee_tay

Польские евреи глазами Альтера Кацизне. Потрясающие снимки!

Жил на свете человек со смешным именем Альтер Кацизне. Был он писатель и драматург и даже в чем-то поэт. Пара его пьес шла на варшавской сцене, а также он был председателем еврейского ПЕН-клуба. Но любимейшим из искусств для него была фотография. Его фотостудия в Варшаве была достопримечательностью, а архив насчитывал сотни портретов польских знаменитостей и простых граждан, сценических фотографий и городских зарисовок. Кроме того, он часто отправлялся в путешествия с фотоаппаратом по стране. А еще у него была милая семья — жена и дочка.

Читать еще:  Как помириться с Водолеем: советы психологов и астрологов. Как вернуть мужа водолея в семью

Жена Альтера Кацизне погибла, скорее всего, в одном из лагерей смерти, а дочь Шуламит спаслась. Неизвестно, кто спас ее, но она пережила оккупацию, а после войны вышла замуж за посла Италии в Польше, уехала в Италию и жила там до самой своей смерти в 1999 году.

Хане Кольски сто шесть лет. Каждый вечер она исповедуется в грехах и ест печенье. Ее восьмидесятилетний сын в Америке не верит, что она еще жива. Варшава, 1925. (В грехах всего Израиля — ежедневно читает видуй.)

Хон Шлейфер, восьмидесяти пяти лет. Точильщик, механик, изготовитель зонтиков и знахарь. Ломжа, 1927.

Арон-Нохем за своей швейной машинкой. Кутно, 1927.

Эстер за работой. Семь лет назад муж ушел от нее и оставил ее с пятью детьми. Она работает портнихой. Парысув, 1927.

Новое поколение учится «лить воду». Отвоцк, 1927.

Плотник и его внучка. Чортков, 1925.

За что он боролся? Фейвл Табакмен, бывший политзаключенный, не может найти себе работу слесарем. Поэтому он точит на улицах ножи. Варшава, 1928.

Религиозная школа для девочек. Ласкажев.

Намек. Люблин, 1924.

В девяносто три года этот деревенский портной может без очков вдеть нитку в иголку. Парысув, 1926.

Слесарь Элиогу. Двенадцать лет назад ослеп на один глаз, но согласился на операцию только после того, как ослеп на оба глаза. Замбрув.

Старый замок и синагога, связанные подземным ходом. Острог, 1925.

Жена и внучка Мейера Гурфинкеля. Ее отец живет в Вашингтоне, а мать умерла. Карчев.

Азриельке, Shabes-klaper. По пятницам вечером он стучит по ставням, объявляя о начале Субботы. Бяла-Подляска, 1926.

Вольф Нахович, могильщик, учит читать своего внука, а довольная бабушка наблюдает. Бяла-Подляска, 1926.

Отец и сын. Кузнец Лейзер Бавул не говорит, сколько ему лет, боясь сглаза, но ему должно быть больше ста. Теперь кузнечным делом занимается его сын, а отец стал доктором — вправляет сломанные руки и ноги. Бяла-Подляска, 1926.

Жена шорника. Воломин.

Молитвенники на продажу.

Дом престарелых в Ровно.

Интересно, этот спор — на богословскую тему?

А этот стол накрыт к Субботе.

Земля Израиля в пригороде Варшавы. Халуцим возделывают поля в Грохове.

Это был знаменитый кибуц. Рингельблюм рассказывает о нем такую байку. Один человек купил в рассрочку два кинопроектора, но разорился и не смог погашать долг, и остался и без денег, и без кинопроекторов. Производителем кинопроекторов был еврей. И наш герой возненавидел евреев — виновников всех бед. Прошло много лет, и этот кондовый уже такой антисемит побывал в кибуце в Грохове… и остался там навсегда. Оказалось, это единственное место, где ему хорошо жить и где он по-настоящему получает удовлетворение от работы.

Там же, в Грохове.

Воскресенье в Чорткове — выходной день. Евреи, праздносидящие под объявлением о лекции Альтера Кацизне на тему «Литература как национальное сокровище».

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

История еврейского народа 94. Польские евреи до событий 5408 (1648) года

Сегодня очень тяжело писать об истории нашего народа в Польше: в этой стране нет больше некогда процветавшей общины Израиля

В конце средних веков десятки тысяч гонимых евреев пришли из Германии в другую страну рассеяния — Польшу. Название страны, «Полин», они поняли как сочетание двух еврейских слов — по — «здесь» и лин — «переночуй», решив, что «здесь» будет отдых и покой на всю оставшуюся ночь изгнания… пока Страж не провозгласит, что наступило «утро». Они надеялись дожить и увидеть утренний свет, но пришла тьма и поглотила всех. Да будет отомщена их кровь!

Были у нас в Польше тяжелые времена, были и светлые. Не из добрых чувств руководители страны приняли нас, а в ожидании выгод, которые могли принести ей евреи своими талантами и деньгами. И когда они считали, что с нас получить нечего, хладнокровно выдавали нас нашим врагам. «Под тремя дрожит земля: … и под ногами раба, ставшего королем…». Через сто лет угнетения польский народ наконец-то получил свободу и начал было править на своей земле, но пришла беда, и он стал подручным палачей.

Читать еще:  Какие молитвы надо читать дома в Великий пост? Молитва Ефрема Сирина в Великий Пост. Какие молитвы читать в пост

Оплакивая евреев, которые, погибнув, даже не удостоились могилы, мы вновь и вновь спрашиваем: почему наш народ страдает более всех других народов? Впору отчаяться, но «нет места отчаянию в мире». Не поворачивается язык обвинить погибших праведников, но невозможно и оспаривать справедливость Творца. «Грех Иудеи записан железным пером. Мы грешили и гневили — Ты не простил». Получив позволение, не разбирает губитель, и первыми платят по счету праведники. Были ли безгрешны евреи в другие периоды истории? Конечно, нет. Но есть эпохи, когда многократно увеличивался грех. Мы грешили теми же грехами, из-за которых был разрушен Храм, теми, из-за которых были мы изгнаны из Земли нашей. Мы помним трагедии, которые пережил наш народ на протяжении всей своей истории. Трудно поверить, будто такова цепь случайностей, поэтому нам остается только верить в правоту Всевышнего! Вслед за пророком мы повторяем: «Возврати нас к Себе, и мы вернемся. Восстанови нам прежние дни» (Эйха 5:21).

Убежище на поколения

Время начала еврейского поселения в Польше нам неизвестно. Эту страну Б-жественное Провидение избрало нам пристанищем на многие поколения, и здесь произошел духовный расцвет еврейского народа. Общественно-политическое устройство Польши облегчало проблемы эмиграции. Дворянское меньшинство владело почти всей землей аграрной страны. Основную массу населения составляло крепостное крестьянство. Немногочисленный средний класс страны представляли в основном немцы — потенциальные союзники Германии, которая непрерывно стремилась на Восток и мечтала захватить польские земли. Польские власти с радостью приняли евреев — купцов и ремесленников, бежавших от преследований в Германии, в чьей преданности стране, давшей им приют, не было никаких сомнений.

В Польше евреи основали свою общину и жили по законам Торы. Они рассматривали работу как средство добывания пропитания. Целью же жизни считали изучение Торы и соблюдение ее заповедей. Многие проводили годы своей юности в домах учений и ешивах.

В 5024 (1264) году граф Болеслав из Калиша пожаловал евреям особый статус. Теперь евреи подчинялись непосредственно графу и не зависели от городского самоуправления и местных дворян. Под страхом телесного наказания запрещалось причинять вред евреям и их имуществу. Было категорически запрещено возводить на евреев обвинение в ритуальном убийстве. Шляхта и католическое духовенство были недовольны этим указом и пытались уклониться от его выполнения. При слабых правителях они неоднократно натравливали чернь на евреев. Все же положение в Польше было много лучше, чем в Германии.

После погромов, прокатившихся по всей Германии во время эпидемии черной оспы (5108/1348), польский король Казимир III (5093—5130/1333—1370) принял в Польше тысячи евреев. Эпидемия не дошла до Польши, но и в этой стране нашлись подстрекатели, призывавшие отомстить евреям за то, что они, якобы, отравляют колодцы. Король Казимир III сумел защитить евреев, утвердив грамоту Болеслава. И хотя погромы случались и в годы его правления, все же его царствование было периодом расцвета польской общины. При следующих правителях положение общины ухудшилось, в частности, под влиянием торговцев-католиков, жаждавших уничтожения конкурентов.

Положение евреев в Литве было много лучше. Идолопоклонники-литовцы еще не научились антисемитизму у католических священников. Впрочем, когда князь литовский Ягело крестился и, женившись на польской принцессе Ядвиге, объединил обе страны, положение литовской общины не ухудшилось.

Еврейская автономия в Польше

Спокойным временем для польских евреев был период, когда на польский престол взошел литовский князь Казимир IV (5207/1447). Он вывел евреев из-под юрисдикции католического суда и пожаловал им внутреннюю автономию. Отныне спор между евреем и христианином подлежал только прямому суду короля. Чтобы прекратить кровавые обвинения, Казимир IV постановил принимать такого рода дела к рассмотрению только по показанию четырех свидетелей. И когда монах-фанатик Капистрано потребовал от короля Казимира отменить права евреев, король отказал ему в этом.

Антисемиты не могли спокойно смотреть на счастливую еврейскую жизнь и пытались использовать любой предлог, чтобы ухудшить положение евреев. Когда в 5214 (1454) году король потерпел поражение в войне с немецкими рыцарями, священники немедленно начали подстрекать народ, утверждая, что поражение в войне последовало в наказание королю: в нарушение законов церкви слишком хорошо относится к евреям. Мелкие шляхтичи усмотрели в этом возможность не возвращать долги и потребовали отменить или ограничить пожалованные евреям права. Королю пришлось уступить. Но после его победы в войне и подписания мира в Торино (5226/1466) положение евреев опять улучшилось.

В дни правления Казимира IV в страну хлынули тысячи беженцев из Германии. Благодаря их деятельности экономика страны сильно упрочилась. Польза еврейского присутствия была очевидна всем. Король передал евреям на откуп сбор податей, ежегодно пополнявших казну громадными суммами. Положение королевских сборщиков налогов в ряде случаев давало евреям преимущество перед христианами, но с другой стороны в глазах народа евреи превратились в ненавистных обирателей. После того как Римский папа объявил крестовый поход против турок, толпа будущих крестоносцев напала на общину города Кракова и убила тридцать евреев. Король негодовал. Он наложил на город штраф и потребовал гарантий, что такое больше не повторится. После смерти короля Казимира (5252/1492) один из его сыновей, Ян, унаследовал польскую корону, а другой, Александр, — литовскую. В Польше право суда над евреями было передано из королевского суда в церковный. В 5255 (1495) году евреи были изгнаны из Литвы. Все же, когда умер польский король и принц Александр вновь объединил две страны, он позволил евреям селиться в Литве и вернул им их имущество. В Польше права евреев были тоже практически восстановлены.

Читать еще:  Гороскоп для весов козы на год. Финансы и бизнес

Гонители и покровители

Король Сигизмунд 1 (5266—5308/1506—1548), высоко ценя приносимую евреями пользу, поощрял иммиграцию в страну евреев из Германии и Чехии и защищал их от священников и мелкой шляхты. Крупные землевладельцы разделяли взгляды короля на еврейский вопрос, и, когда шляхта ограничила права евреев, они во главе с королем пригласили беженцев поселиться на своих землях.

Сигизмунд II (5308—5332/1548—1572) официально восстановил грамоту короля Казимира IV. Его личным врачом был еврей р. Йеуда Ашкенази, тот самый, который затем, переехав в Турцию, стал видным дипломатом. Чтобы евреи могли принимать участие в ярмарках, король перенес в своих владениях рыночный день с субботы на другой день недели. Сигизмунд II расширил права общин и разрешил им самостоятельно собирать специальный еврейский налог, который евреи платили вместо службы в армии. Он также повелел, чтобы одним из судей в деле между христианином и евреем был глава еврейской общины. Но когда началась борьба между лютеранской и католической церквями за религиозное будущее Польши, первыми пострадали, конечно, евреи. Так как король отказался преследовать и лютеран, и евреев, католики прибегли к классическому обвинению, безотказно распалявшему чернь во все времена: евреев обвинили в надругательстве над святыми дарами (на сей раз в том, что евреи, якобы, выносят освященный хлеб из церкви и протыкают его). По этому обвинению в городе Холеме были арестованы четыре еврея и девочка-христианка. Под пыткой несчастные признались в справедливости обвинения и были осуждены на смерть. Король отказался утвердить приговор, но городской голова быстро привел приговор в исполнение, не считаясь с мнением монарха. Одному из осужденных удалось бежать, остальные перед казнью отказались от вырванных у них под пыткой признаний и погибли смертью праведников. Чтобы такое не повторялось, король повелел впредь все дела по обвинению в ритуальном убийстве и осквернении святых даров слушать только в королевском присутствии. Король Стефан Баторий, правивший после Сигизмунда II, продолжал защищать евреев. Он приказал казнить за ложный донос той же казнью, какая предназначалась для обвиняемых.

Польский престол не передавался по наследству. После смерти короля собирался дворянский сейм, избиравший главу страны. Это давало известное преимущество мелкой шляхте и князьям церкви, перед которыми заискивали кандидаты на престол. После избрания зависимость короля от шляхты продолжалась. После смерти Стефана Батория на польском престоле один за другим сменялись слабые короли. Наступил период шляхетской вольницы.

То была эпоха религиозной вражды и нетерпимости, когда две христианские церкви боролись за обладание Европой. Религиозная нетерпимость между христианами только подогревала ненависть к евреям. Городские управы ограничивали их права на торговлю и вместе со священниками подстрекали толпу устраивать погромы: евреев убивали, а их имущество грабили. Кровавый навет, обвинение в осквернении святых даров, — все было пущено в ход. Слабые короли ничего не могли поделать — они слишком нуждались в покровительстве католической церкви. Только крупные землевладельцы понимали, что евреи могут быть полезны и не давали их в обиду. В результате общины, находившиеся в королевских владениях, распадались, и евреи переселялись из них на земли крупных графов. Многие, бежав на Украину, которая в то время принадлежала Польше, стали управляющими имении польских панов и благоденствовали до страшного кризиса, разразившегося в 5408 (1648) году.

Публикуется с разрешения издательства Швут Ами

Источники:

http://subscribe.ru/group/pole-chudes/10572630/
http://bigpicture.ru/?p=732955
http://toldot.ru/articles/articles_4275.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector