Основы русской духовности. Русская духовность – это духовное измерение русского человека и русского народа

Русская духовность – это духовное измерение русского человека и русского народа

Русская духовность – это духовное измерение русского человека и русского народа

Ценностный геном, культ правды, поиск смысла жизнь через осознание добра и любви входит в ценностные основания самоопределения человека и того, не всегда ясно определяемого, феномена, который может быть назван русской духовностью.

Русская духовность – это духовное измерение русского человека и русского народа, это его духовный лик перед другими народами мира, это то, что И.А.Ильин назвал «духовным организмом России», это самосознание народа. Это постоянный поиск смысла жизни русским человеком, отлитый в народной культуре, литературе, живописи, музыке, танцах, архитектуре, в идеале жизни по скрижалям добра, любви и общего дела, в духовных подвигах святых Русской Земли, канонизированных Русской Православной Церковью.

Русская духовность пронизана космосом, она есть постоянное вопрошание о месте человека во Вселенной, о его предназначении в настоящем и будущем, она есть духовное измерение русской культуры, которая в свою очередь отражает все «токи» культурного взаимодействия племен и народов на Земле на протяжении веков и тысячелетий.

Примером русского духовного вопрошания является своеобразное «письмо» древнего русича – новгородца к своей душе и через это обращение – к нам потомкам, высеченное на стене Мартирьевской паперти Софийского Собора Великого Новгорода в XII веке («Граффити из мартирьевской паперти»): «И реку: – О, душа моя! Почему нежишься, почему не восстанешь, почему не помолишься, Господу своему? Почему добра жаждешь, сама добро не творя?». Творить добро – таково предназначение человека, смысл его жизни в представлении пращуров русского народа. Через добротоделание становится правда на Земле и справедливость, потому что без добра нет любви, а без любви нет добра и жизни вообще.

Духовность – это свернутая в каждом человеке историческая память народа, а, следовательно – и память культуры. Нет разума, как и нет культуры, вне памяти. «По глубокому счету любая сущность есть свернутая память. Сущность более глубокого порядка одновременно несет в себе смысл более глубокой памяти. Если память разрушается, то уничтожается сущность, остается одна оболочка, одна форма без сущности, без содержания». Русский и советский мыслитель, ученый, деятель культуры Дмитрий Сергеевич Лихачев подчеркивает: «Память – одно из важнейших свойств бытия, любого бытия: материального, духовного, человеческого… При этом память вовсе не механична. Это важнейший творческий процесс: именно процесс и именно навыки. Запоминается то, что нужно; путем памяти накапливается добрый опыт, образуется традиция, создаются бытовые навыки, семейные навыки, трудовые навыки, общественные институты…

Память противостоит уничтожающей силе времени… Память – преодоление времени, преодоление смерти. В этом величайшее нравственное значение памяти. «Беспамятный» – это, прежде всего человек неблагодарный, безответственный, а, следовательно, и не способный на добрые, бескорыстные поступки… Совесть – это в основном память, к которой присоединяется моральная оценка совершенного. Но если совершенное не сохраняется в памяти, то не может быть и оценки. Без памяти нет совести» .

Русская духовность – это память русского народа, переходящая в историческую, культурную память человека, как сущности. Вот почему даллесовская программа информационно-духовной войны против русского народа включает в себя «размывание» его исторической памяти, – включает в себя «войну» против основ образования по русскому языку и русской литературе, например, через резкое сокращение количество часов, сокращение часов на изучение произведений Пушкина, Гоголя, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, почти полное исчезновение из школьных программ произведений Горького, Маяковского, М.Шолохова, А.Твардовского, А.Фадеева, например, таких произведений как «Тихий Дон», «Поднятая целина» или «Василий Теркин», «Молодая гвардия». А.А.Зиновьев, познав «Запад» изнутри во время своей эмиграции в 70-х – 80-х годах жизни, там открывает, что в стратегии «холодной войны» против СССР там, на Западе, действовал «антирусский проект», состоящий из 3-х этапов:

• этап первый – «низвести русских на уровень народов третьестепенных, отсталых, неспособных на самостоятельное существование в качестве суверенного народа» ; • этап второй – направить русский народ на путь биологической деградации и вымирания вплоть до исчезновения его в качестве этнически значительного явления.

Планируется его сокращение до пятидесяти и даже тридцати миллионов, а затем – и того менее. Для этого разработан богатый арсенал средств – недоедание, разрушение даже примитивной системы гигиены и медицинского обслуживания, сокращение рождаемости, стимулирование распространения алкоголизма, наркомании, проституции, гомосексуализма, сектантства, преступности. «Планируется «сжатие» русских в сравнительно небольшом пространстве европейской России», «возможно даже введение закона пропорционального распределения территорий в зависимости от числа людей», «тогда на «законных» основаниях русских просто сгонят в резервации, как индейцев в Северной Америке»; • третий этап – фальсификация истории человечества, «полное вычеркивание русских как особо великого народа из истории».

Читать еще:  К снится вороной черный конь. Черный скакун

А.А.Зиновьев предупреждает русский народ и русских людей: «вся история человечества будет сфальсифицирована так», чтобы от истории народа русского и «следа не осталось», – и этот процесс уже начался, – и далее он приходит к выводу: «Увы, наиболее вероятный вариант – нас, русских, вообще вычеркнут из истории», «будто так, как будто нас вообще не было». Как видим, программа Даллеса, провозглашенная им в 1945 году, действует, является продолжающейся «войной» против русского народа. И начинается она с войны против памяти русского народа, т.е. против его духовно-нравственных устоев. Современную молодежь России лишают памяти целых культурнодуховных пластов русской и советской классики.

Молодежь не знает, кто написал «Войну и мир», или «Капитанскую дочку», кто написал «Бородино», кто такой Павка Корчагин, например, ничего не знают о подвигах молодогвардейцев в Краснодоне, Александра Матросова, Зои Космодемьянской в годы Великой Отечественной войны. У русского народа, великого своими духовными, созидательными и воинскими подвигами, современная образовательная политика отбирает героическую память.

Нужно всем – деятелям культуры и образования, политикам, всем, кто живет в России и продолжает дело нашей истории, дело предков, понять, что память и любовь к Отечеству, к Родине едины. Любовь становится, воспитывается на памяти, на исторической памяти, она из нее вырастает, обрастая

теми смыслами, которые даются познанием Отечества, познанием Родины. «Любовь к своей Родине – это не нечто отвлеченное; это – замечает Д.С.Лихачев, – и любовь к своему городу, к своей местности, к памятникам ее культуры, гордость своей историей». Как тут не вспомнить знаменитые строки «солнца русской поэзии» Александра Сергеевича Пушкина: «Два чувства дивно близки нам – В них обретает сердце пищу – Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. Животворящая святыня! Земля была б без них мертва» .

Не могу ни приложить к ним – этим пушкинским строкам – комментарий Дмитрия Сергеевича Лихачева: «Подобно тому как личная память человека формирует его совесть, его совестливое отношение к его личным предкам и близким – родным и друзьям, старым друзьям, то есть наиболее верным, с которым связывают общие воспоминания, – так историческая память народа формирует нравственный климат, в котором живет народ» .

Субетто Александр Иванович. Слово о русском народе и русском человеке: Научное издание/ Под научн. ред. проф., д.ф.н. А.В.Воронцова. — СПб.: Астерион, 2013.-280 с.

Другие новости и статьи

Запись создана: Понедельник, 3 Сентябрь 2018 в 10:45 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Основы русской духовности. Русская духовность – это духовное измерение русского человека и русского народа

Как известно, главное преимущество России перед остальным миром и в особенности Западом — особая Русская Духовность.

А что такое Русская Духовность?

Начинаешь разбираться — и увязаешь.

Итак, по Википедии:

«Духо́вность — в самом общем смысле — совокупность проявлений духа в мире и человеке. В социологии, культурологии и публицистике «духовностью» часто называют объединяющие начала общества, выражаемые в виде моральных ценностей и традиций, сконцентрированные, как правило, в религиозных учениях и практиках, а также в художественных образах искусства. В рамках такого подхода, проекция духовности в индивидуальном сознании называется совестью, а также утверждается, что укрепление духовности осуществляется в процессе проповеди (увещания), просвещения, идейно-воспитательной или патриотической работы».

Хм, нет ничего специфически русского, а стало быть, яснее не стало.

Иронически о том же предмете — в стёбном «Луркоморье»:

«Духовность™ — особая фишка Настоящего Русского Человека, которую проклятые буржуины не могут не то что скопировать, но даже понять, что это за фигня такая. Между тем, Духовность™ даёт +9000 ко всем скиллам в плане выживания, выигрывания войн и способности не расстраиваться, что живешь в глубокой жопе. От бессилия бездуховные буржуины ненавидят богоизбранную Рашку и всячески пытаются у нее Духовность отобрать. Типичные носители Духовности Русского Народа — Православие/Язычество, Русский рок и его поцреоты».

Но это юмор, так сказать, да ещё и с русофобским, понимаешь, душком. Однако действительно: «что это за фигня такая»? Можно ли её как-то увидеть, пощупать, измерить? Впрочем, предостерегал же Тютчев в своём хрестоматийном:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать:

В Россию можно только верить.

Вера, как известно, не требует доказательств, и в религиозных кругах сама попытка сбора доказательств обычно приравнивается к ереси. Так и с Русской Духовностью — ох, лучше не пытаться её подтверждать чем-то конкретным.

Потому что по всем поддающимся измерению параметрам, которые можно увязать с термином «духовность» (развитие культуры и науки, уровень благотворительности, отношение к детям, старикам, женщинам, инвалидам, эстетика окружающего пространства и так далее), бездуховный Запад побивает Россию не просто так, а нокаутом.

Читаешь нашумевшую несколько лет назад книгу-исповедь Рубена Гонсалеса «Белое на чёрном» — волосы встают дыбом. Кто не в курсе, книжка — о нехитром быте советских интернатов для детей-инвалидов, с которым в детстве автор ознакомился на собственной шкуре.

Читать еще:  Во сне незамужняя увидела себя в свадебном платье: толкование. Свадебное платье

В этих самых интернатах, оказывается, было как-то мало духовности. А в эпилоге Рубен Гонсалес попадает в бездуховную Америку — и в эту самую духовность окунается, как ни странно. Пишет, вражина:

«Я могу долго говорить про Америку. Могу бесконечно рассказывать про инвалидные коляски, «говорящие» лифты, ровные дороги, пандусы, микроавтобусы с подъемниками. Про слепых программистов, парализованных учёных. Про то, как я плакал, когда мне сказали, что надо возвращаться в Россию и коляску придётся оставить».

Ах, какой поклёп! Какая русофобия! (Словечко, ранее широко употреблявшееся в кругу национал-патриотов вроде Шафаревича, написавшего одноимённую книжку про антирусские происки «малого народца» — угадайте какого,— сейчас в большой чести.) Мы на самом деле не такие!

В чём всё-таки наша особая духовность?

Можно ответить: ясен пень, в классической русской литературе и вообще искусстве! У нас Чайковский и Римский-Корсаков! У нас Толстой и Достоевский!

Но разве на «этом вашем» Западе нет классической литературы и вообще искусства? Есть, ещё как, причём не исчерпывается, как в России, почти исключительно девятнадцатым веком.

На каждого нашего Толстоевского и Чайкорсакова найдётся западный Шекспирофлобер и Моцартоверди. Разве нет?

Вот так и приходишь к выводу, что уникальная Русская Духовность если где отчётливо и проявляется, то в алкогольной раскрепощённости: гуляй, душа! В песнях, плясках, пьяных откровениях и задушевных разговорах под водочку.

То есть загадочная русская «духовная душа» — вовсе не загадочная, а давно и хорошо изученная пьяная душа?

Опять-таки — на Западе точно такого не бывает?

И вообще, так ли уж хороша и уникальна духовность, для проявления которой непременно нужен химический катализатор? Выходит, приобщиться к миру Русской Духовности способен любой иностранец, если как следует «употребит»?

Не совсем так — чтобы алкоголь возымел именно «русское» действие, всё-таки лучше быть русским, иметь соответствующий бэкграунд. Как писал молодой Набоков:

«Между ними и нами, русскими, — некая стена стеклянная; у них свой мир, круглый и твёрдый, похожий на тщательно расцвеченный глобус. В их душе нет того вдохновенного вихря, биения, сияния, плясового неистовства, той злобы и нежности, которые заводят нас. Бог знает, в какие небеса и бездны; у нас бывают минуты, когда облака на плечо, море по колено, — гуляй, душа! Для англичанина это непонятно, ново, пожалуй, заманчиво. Если, напившись, он и буянит, то буянство его шаблонно и благодушно, и, глядя на него, только улыбаются блюстители порядка, зная, что известной черты он не переступит. А с другой стороны, никогда самый разымчивый хмель не заставит его расчувствоваться, оголить грудь, хлопнуть шапку оземь. »

Итак, подведём предварительный итог: Русская Духовность — это повышенная искренность и эмоциональность, проявляющаяся, как правило, в состоянии алкогольного опьянения.

Как-то не очень вдохновляет. Но вряд ли кто-то будет отрицать, что именно высокая эмоциональность, пусть без алкогольной подоплёки, — основа Русской Духовности. Убрав эмоциональность, мы вообще ничего в ней не поймём. Это — краеугольный камень.

И вот сегодня набрёл я в Интернете на заметку, где, кажется, расставлены точки над i.

«…На самом деле русская духовность имеет вполне формальное описание, которое звучит как «эмоциональное наполнение транзакции».

Давно известен факт, что человеческий мозг запоминает лишь те события, которые имеют эмоциональное наполнение…

Если событие или сделка не вызывает никаких эмоций, проходит ровно, в соответствии с ожиданиями, она не запоминается. В череде дней нашей жизни, день, в котором отсутствовали эмоционально наполненные сделки, вычеркивается и забывается…

Точно так же, как западная кулинария не терпит специй и ценит, скажем, стейк сам по себе, бездуховная западная культура не приемлет эмоционального наполнения сделок, ценя сделку саму по себе. От этого и устойчивые фразы: «nothing personal» или «just business». Это вынуждает бездуховный Запад искать другие эрзац-источники эмоций, такие, как искусство, культура, технологии, хобби и увлечения.

Великое открытие русского народа заключается в том, что не имеет значения, какие именно эмоции сопровождали транзакцию, главное, чтобы они были сильными. Тогда это запомнится, наполнит жизнь событиями, а возможные будущие мемуары — содержимым».

Повышу философский градус и процитирую Виктора Пелевина (из романа «Бэтман Аполло»):

«…Человек… не может жить с ясным пониманием своей судьбы, к которой его каждый день приближает распад тела. Чтобы существование стало возможным, он должен находиться под анестезией — и видеть сны.

В каждой стране применяют свои методы, чтобы ввести человека в транс. Можно выстроить культуру так, что люди превратятся в перепуганных актеров, изображающих жизненный успех друг перед другом. Можно утопить их в потреблении маленьких блестящих коробочек, истекающих никчемной информацией. Можно заставить биться лбом в пол перед иконой. Но подобные методы ненадежны и дают сбои. А российская технология гуманнее всего, потому что срабатывает всегда и безотказно.

Она в том, что здесь выводится предельно рафинированный и утонченный, все понимающий тип ума. Вспомни Блока: «Нам внятно все — и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений…» А потом он ставится в абсолютно дикие, невозможные и невыносимые условия существования. Русский ум — это европейский ум, затерянный между выгребных ям и полицейских будок без всякой надежды на спасение…

Читать еще:  Челябинское духовное училище. Две вырезки об образовании

То, что кажется бессмысленно-подлым страданием русской жизни — и есть созданный усилиями множества поколений Щит Родины, не дающий русскому уму понять, что человеческая жизнь сама по себе есть страдание, полностью лишенное смысла».

Заодно становится понятно, почему советская жизнь таки была духовнее, чем нынешняя российская (о чём не устают напоминать коммунопатриоты). Тут дело не только в ГУЛАГе и прочих северокорейских нюансах советского бытия, но и в том, о чём сказано, например, в любопытной статье «Хочу в СССР»:

«Для того чтобы ощутить собственную человеческую ценность, возможностей было мало, но все они были отлично известны каждому. Все знали, какие книги надо прочитать, какие фильмы посмотреть и о чем говорить по ночам на кухне. Это и был личностный жест, дающий удовлетворение и вселяющий гордость. Сегодняшнее время при бесконечности возможностей делает такой жест почти невозможным или по определению маргинальным. Человек оказался перед лицом чудовищной бездны самого себя, собственного человеческого «я», которое до сих пор всегда было удачно закамуфлировано проблемой социального запроса».

Русская Духовность есть избыточное эмоциональное наполнение жизни.

Задача Русской Духовности: ограждать человека (или, если угодно, Человека) от неразрешимых экзистенциальных проблем.

Чтобы не выть от ужаса перед «чудовищной бездной самого себя», нужно, чтобы жизнь била ключом, и всё по голове.

То самое, о чём писал Кафка: «Жизнь всё время отвлекает наше внимание, и мы даже не успеваем понять, от чего именно».

Внедрение так называемых западных ценностей подрывает Русскую Духовность, ибо, улучшая и упрощая жизнь, неизбежно лишает её избыточной эмоциональной составляющей. (Инвалид Рубен Гонсалес этого, стало быть, не оценил.)

Отсюда и всё русское антизападничество, очередной пароксизм которого наступил сейчас, в связи с известными украинскими событиями.

Воистину Украина — то поле брани, на котором идёт «последний решительный» бой Русской Духовности (Русского Мира) с западным миром, и тут патриоты совершенно правы.

Посмотрим, кто победит.

С Толстоевским и Чайкорсаковым точно ничего не случится.

Что такое духовность русского народа

  • Что такое духовность русского народа
  • Что такое духовная литература
  • Что такое духовная сфера общества

Каковы корни этой духовности, и что заставляет русский народ искать высшее, возноситься над материальным и быть готовым пожертвовать столь многим ради истины?

Русские святые

В России не рождалось великих духовных учителей, ставших известными на весь мир, таких как Махавира, Будда, Моисей или Христос. Но в этой стране были свои святые. Среди них – Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Серафим Саровский и Сергий Радонежский были отшельниками, монахами. Однако их образ жизни, исполненный духовного поиска, привлекал к ним последователей.

Их учения не достигли мирового уровня, но закрепились в среде верующих православных христиан. Эти святые реформировали и преобразили русскую православную церковь. Сергий Радонежский и его последователи основали в России более сорока монастырей.
Серафим Саровский проповедовал радость и уединение, которые, по его словам, помогали духовно расти. У Серафима были видения, в которых к нему приходила и исцеляла его Матерь Божья.

Божья Матерь особо почитаема в России. Ее иконы, например федоровская и казанская, считаются чудотворными и приносящими благодать.

Размышления русской интеллигенции о духовности русского народа

Большой вклад в развитие русской духовности внесли русские мыслители и писатели: Лев Толстой, Федор Достоевский, Александр Добролюбов, Николай Лесков, Николай Бердяев.

Особым образом отразились духовные искания русского человека в повести «Очарованный странник» Лескова. Сложные духовные вопросы поднимает в своих произведениях Достоевский, сравнивая православие и католицизм(«Идиот»), поднимая темы насилия и прощения(«Братья Карамазовы», «Преступление и наказание»), греха и невинности(«Сон смешного человека»).

В своих нравственных заключениях и размышлениях писатели часто опирались на примеры из жизни русского народа.

Николай Бердяев, размышлявший над вопросами русской духовности, отмечал, что духовный поиск пронизывает всю жизнь русского человека. При этом этот поиск затрагивает как простых людей, крестьян, так и людей более высоких сословий. Писатель отмечает еще одну черту «духовного христианства» в России – это добровольное отречение от культуры и обращение к природе. Для русской духовности, по словам Николая Бердяева, характерно растворение человека в Боге, некая безличная божественность. Для русского человека в духовности не существует человеческой свободы и деятельности, а лишь воля божья. В этом смысле духовность русского народа гораздо ближе к восточному учению буддизм.

Мистическая жажда русского народа выразилась в легенде о городе Китеж, своего рода земле обетованной православных христиан. Главный поиск русского человека – внутренний. Это духовная работа над собой, поиск в себе Христа, то есть божественного начала.

Россия смотрит на Восток

Духовность русского народа проявляется в неустанных исканиях. В поисках истины многие русские люди обращаются к учениям Востока, к духовным традициям и практикам Индии, к йоге, медитации, аюрведе. В современной России много людей отправляются в Индию, чтобы овладеть древними знаниями и возвращаются с целью обучения своих соплеменников.

Источники:

http://www.oboznik.ru/?p=28138
http://rioline.narod.ru/assorti/dukhovnost.html
http://www.kakprosto.ru/kak-865364-chto-takoe-duhovnost-russkogo-naroda

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector