Основные рекомендации стоглавого собора 1551. Стоглав

Стоглавый Собор 1551 года

В 1551 г. был созван так называемый Стоглавый Собор, который имел большое значение как для русской церкви, так и для государственных дел. [102]

До нас не дошло стенограммы его заседаний. Книга «Стоглав» (сто глав), которая содержит отчет о деяниях собора, дает неполное их описание. Она, очевидно, была составлена клириком, чья главная цель состояла в ознакомлении духовенства с программой реформ в жизни церкви, в особенности с нормами поведения и обязанностями духовного лица. [103]

Стоглав был признан как учебник русского церковного законодательства. Это – важный исторический документ. Он показал, какова была роль царя в установлении повестки дня заседаний и выявил различие мнений между царем (направляемым Сильвестром и Адашевым), который хотел ограничить рост монастырских и церковных земельных угодий, и митрополитом Макарием, который считал своим долгом по отношению к большинству епископов и настоятелей защищать в этот период право церкви на владение землей.

Готовясь к собору, Иван IV написал обращение, которое он зачитал на открытии. Это был наиболее ранний пример его сочинений, в котором стали очевидными некоторые характерные черты его литературного стиля. Что касается содержания, то может показаться, что речь была, по крайней мере отчасти, вдохновлена и отредактирована Сильвестром. В ней Иван IV сожалел о своем раннем сиротстве, жаловался на плохое обхождение с ним бояр в детстве, признавался в своих грехах, объяснял все собственные и государственные неудачи карой за свои и чужие прегрешения и взывал к покаянию.

В конце своего обращения царь обещал воплощать вместе с членами собора христианские предписания. «Если вы не сумели по своему невниманию исправить отклонения от божьей, истины в наших христианских законах, вы должны будете ответить за это в судный день. Если я не согласен с вами (в ваших праведных решениях), вы должны меня увешивать; если я не смогу повиноваться вам, вы должны бесстрашно отлучить меня, с тем чтобы сохранить живыми мою душу и души моих подданных, а истинно православная вера стояла непоколебима’. [104]

Затем царь представил для одобрения Собора новый судебник. [105] Собор утвердил его. Характерно сходство церковного и государственного законодательства этого периода по форме: как судебник, так и «Стоглав» были разделены на то же количество статей (глав) – сто.

Царь также попросил Собор (и последний сделал это) утвердить образец уставных грамот для провинциальной администрации. Это было связано с замыслом Адашева упразднить систему кормления (кормление провинциальных чиновников населением) и заменить ее местным самоуправлением (глава 4 «Стоглава»).

Затем царь представил вниманию членов собора длинный перечень вопросов для обсуждения. Первые тридцать семь вопросов относились к различным сферам церковной жизни и ритуала, исправлению церковных книг и религиозному образованию. Собор получил совет царя принять соответствующие меры, чтобы избежать распущенности и злоупотреблений среди монахов («Стоглав». Глава 5). Эти вопросы были предположительно предложены царю Макарием и Сильвестром.

В дополнение к этим тридцати семи вопросам царь представил для рассмотрения перечень проблем, относящихся в основном к государственным делам. В некоторых вопросах этой группы царь указал на необходимость передачи по крайней мере некоторых церковных и монастырских земель в пользование дворянства (в качестве поместий за военную службу) и горожан (в качестве усадеб в городах). Эти дополнительные вопросы не были включены в «Стоглав». [106] Несомненно, что в формулировке этих вопросов царю помогли те же Адашев и Сильвестр.

Получив ответ на эти вопросы, царь представил еще тридцать два, которые должны были исходить от Макария и Сильвестра. Эти вопросы в основном касались определенных деталей церковного ритуала, а также народных предрассудков и остатков язычества, народной музыки и драмы, которые были также обозначены как язычество.

Митрополит Макарий, следуя в этом случае Иосифу Санину, вместе с большинством епископов и настоятелей выступил против любой попытки секуляризации церковных и монастырских земель, а также против подчинения церковных судов судам мирян. Под влиянием Макария Собор подтвердил неотчуждаемость церковных и монастырских земельных владений (главы 61‑63), а также освобождение духовенства и церковных людей от юрисдикции государственных судов (главы 54‑60 и 64‑66).

Тем не менее Макарий и иосифляне должны была пойти царю и Адашеву на уступки я согласились на некоторые меры, сдерживающие дальнейшее расширение церковных и монастырских земельных владений как в сельских районах, так и в городах. 11 мая 1551 г. монастырям было запрещено покупать земельные владения без одобрения сделки царем в каждом случае. То же правило было применено к дарению или наследованию земли монастырями по воле землевладельцев. Царю таким образом было дано право ограничения дальнейшего роста монастырских землевладений. [107]

В то же время Собор одобрил правила, согласно которым церковным и монастырским властям запрещалось основывать в городах новые слободы. Те, что были основаны незаконно, подлежали конфискации («Стоглав», глава 94). [108]

Исторически эти меры означали продолжение длительного соперничества между русским государством и церковью за контроль над фондом церковных земель и судебную власть над «церковными людьми».

Решения и рекомендации Стоглавого Собора сыграли важную РОЛЬ в истории русской церкви и ее связей с государством.

Собор провозгласил византийский принцип «симфонии» церкви и государства, включив в «Стоглав» описание его актов, сущности шестой новеллы императора Юстиниана, одного из основных положений «симфонии» («Стоглав, глава 62). В церковно‑славянском варианте «Стоглава» читаем: «Человечество обладает двумя великими дарами Бога, данными ему через любовь его к людям – священство./Sacerdotium/ и царство /Imреrium/. Первый направляет духовные потребности; второй – управляет и заботится о человеческих делах. Оба вытекают из одного источника [109]

«Стоглав» содержал честную критику недостатков русского духовенства и практики церкви и в то же время рекомендовал средства исцеления. Они состояли частично в усилении контроля высших деятелей церкви над поведением священников и монахов, частично – в более конструктивных мерах. Для подготовки духовенства рекомендовалось основать школы в Москве, Новгороде других городах (глава 26).

Поскольку в рукописных копиях религиозных книг и церковных учебников по небрежности копиистов встречались ошибки, специальному комитету ученых священников предписывалось проверять все копии до их поступления в продажу и использования (1 рукописной форме, ибо в это время в Москве не было типографии (главы 27 и 28).

Особая глава «Стоглава» касается иконописи и иконописцев (глав 43). Подчеркивается религиозная природа искусства. Рекомендовалось соответствие икон священной традиции. Художники должны были подходить ходить к работе с почтением и быть сами религиозными людьми.

Как показал Георгий Острогорский, «Стоглав по сути не вводит чего‑либо нового (в принципы иконописи), но отражает и подтверждает наиболее древние представления об иконописи. «Стоглав следует принципам византийской иконографии с совершенной точностью. Как с художественной, так и с религиозной точки зрения, его решения взаимосвязаны с сутью верований и идей православия». [110]

Следует отметить, что как Макарий, так и Сильвестр были знакомы с иконописью и ее традициями. Глава «Стоглава» об иконописи была, возможно, написана, или же по крайней мере отредактирована, одним из них или совместно обоими.

Некоторые другие положения «Стоглава» не были столь адекватно сформулированы как положение об иконописи и позднее оказались открытыми для критики. Их переоценка в середине XVII столетия – почти через сто лет после Стоглавого собора – послужила побудительной причиной конфликта между патриархом Никоном и старообрядцами.

Одним из таких прецедентов, в конце концов приведших к смуте и разногласиям, было решение Собора о способе соединения пальцев при крестном знамении. Подобно митрополиту Даниилу в правление Василия III, собор одобрил двоеперстие (соединение указательного и прилежащих к нему пальцев и их поднятие), с тем чтобы символизировать двойственную природу Христа (глава 31). [111] И как в случае митрополита Даниила, некоторые из древних греческих работ (использованных отцами Стоглавого Собора в славянском переводе для подтверждения собственных решений) не были написаны авторитетами, на которых ссылались священники, а лишь приписывались им. Тем не менее следует подчеркнуть, что в раннехристианской церкви действительно существовали разные способы соединения пальцев для крестного знамения и двоеперстие было одним из них.

Другое решение Стоглавого собора, которое позже оказалось предметом разногласий, затрагивало детали церковного ритуала. Было отмечено, что «алилуя» пелось трижды во многих церквах и монастырях в Пскове и Новгороде вместо двух раз, как это было принято в московских церквах. Собор полагал трехкратное исполнение «алилуя» в латинском (т.е. римско‑католическом) варианте и одобрил двухкратное повторение «алилуя» (сугубая алилуя) (глава 42).

Третье противоречивое решение Стоглавого собора неосознанно вело к добавлению слова в восьмом параграфе символа веры. Параграф в православном прочтении звучит так: /Мы веруем/ «в Святой дух, Бога, Дарителя Жизни, Который произошел от Отца. ». В некоторых славянских рукописях «Бог» (по‑церковнославянски и по‑русски – Господь) был заменен на «Истинный». Некоторые копиисты, возможно связывая различные рукописи, вставили «Истинный» между словами «Бог» и «Даритель Жизни». Стоглавый собор постановил, что следует говорить либо «Бог», либо «Истинный», не произнося оба слова вместе (глава 9). [112]

Читать еще:  Почему на пасху не ездят кладбище. Можно ли ходить на кладбище на Пасху? Почему нужно ходить на кладбище именно на Красную горку

Это правило в действительности игнорировалось. Постепенно в Московии стало установившейся практикой читать восьмой параграф символа «Святой Дух, Истинный, Даритель Жизни». Это прочтение закрепилось в поздних копиях самого «Стоглава». [113]

Митрополит Макарий и большинство прелатов – членов собора 1551 г. – были консерваторами. Они стремились избавить русскую церковь от ее недостатков, но не собирались вводить ничего нового в ее практику, и в особенности в догматику.

И все же собор дал импульс постепенному подъему новых течений в русской религиозной и интеллектуальной жизни. Открытая и смелая критика Собором недостатков в жизни церкви послужила ферментом более сознательного отношения к церковным проблемам среди священников и мирян.

Собор провозгласил принцип «симфонии» церкви и государства, что подразумевало определенное ограничение царского самодержавия. Собор подчеркнул важность поддержки образования и основания школ. Решения собора проверить аккуратность рукописей религиозных работ и церковных учебников и откорректировать их привело к более критичному отношению к древним текстам и к лучшему пониманию ценности учености.

Искусство печати не упоминалось в актах собора, но нет сомнений, что митрополит Макарий (и возможно Сильвестр) уже думали во время Стоглавого собора об открытии в Москве типографии. Это было сделано в 1553 г.

В связи с далеко идущими реформами, начатыми правительством царя Ивана IV, в особенности ввиду необходимости обеспечения членов дворянской армии земельными наделами и предложенных, ограничений церковных в моностырских земельных владений, рав‑но как и для введения новых налогов с целью увеличения государственных доходов, было необходимо прежде всего определить размах национальных ресурсов, в особенности размеры земельного фонда для ведения сельского хозяйства, бывшего в то время главным источником богатства России.

Уже в 1549 г. Ермолай‑Еразм обсуждал проблему переоценки недвижимости в Московии в своем трактате «Благохотящим царем правительница и землемерие». [114] Очевидным первым шагом в этом направлении был новый земельный кадастр. Это было сделано в 7059 году Anno Mundi (с 1 сентября 1550 г. по 31 августа 1551 г.). На базе этого кадастра была введена новая единица налогообложения – «большая соха».

Размер большой сохи как нормы налогообложения варьировался относительно различного типа обрабатываемых земель. Для определения землевладений бояр и дворян, равно как и для тех, что принадлежали царским придворным (дворовые), новая соха составляла 800 четвертей хорошей земли на одном поле (при трехполье, тогда использовавшемся в Московии); для церковных и монастырских земель размер сохи устанавливался в 600 четвертей; для земли государственных крестьян (черные) – 500 четвертей. Всего норма для трех полей составляла соответственно 2400, 1800 и 1500 четвертей, т.е. 1200, 900 и 750 десятин. [115] Для земель худшего качества норма была иной.

Чем меньше был размер сохи как единицы налогообложения, тем выше был налог, который следовало уплатить. Это означало, что церковные и монастырские землевладения были оценены по более высокому уровню, нежели дворцовые и боярские земли, и с них платилось пропорционально больше налогов.

С первого взгляда может показаться, что государственные крестьяне были в наихудшем положении, но это не так. Вводя шкалу уровней налогообложения, правительство приняло во внимание тот факт, что крестьяне в первых двух категориях земли кроме выплаты государственных налогов должны были платить налоги (в денежном выражении) своим владельцам земли и выполнять для них определенную работу. Общие обязанности государственного крестьянина были поэтому легче, или по крайней мере равны тем, что выпадали на долю крестьян других категорий.

Стоглавый собор 1551 года. История России

Стоглавый собор является важнейшим событием не только в истории России, но и Русской православной церкви. Он проходил в 1551 году. Назван стоглавым, так как в него входит 100 частей из постановлений (деяний или уложений) — отдельные главы. Стоглав является своего рода законодательным актом, который касался многих сфер жизни. И этому документу Церковь должна была следовать неукоснительно. Однако некоторые введения остались существовать только на бумаге, на практике им никто не следовал.

Место проведения и участники

  • митрополита Макария — председателя;
  • архиепископа Акакия из Тверской епархии;
  • архиепископа Гурия из Смоленской епархии;
  • архиепископа Касьяна из Рязанской епархии;
  • архиепископа Киприана из Пермской епархии;
  • архиепископа Никандра из Ростовской епархии;
  • архиепископа Савву из Крутицкой епархии;
  • архиепископа Трифона из Суздальской епархии;
  • архиепископа Феодосия из Новгородской епархии;
  • архиепископа Феодосия из Коломенской епархии.

История создания

Иван Грозный в начале 1551 года принялся за созыв Стоглавого собора. Он взял на себя эту миссию, поскольку был убежден, что он преемник византийских императоров. Во второй главе Стоглава есть упоминание о том, что иерархи испытывали великую радость по поводу царского приглашения. В первую очередь это объясняется необходимостью разрешения многих вопросов, которые были особенно значимы в середине XVI века. К ним относилось укрепление церковной дисциплины среди духовенства, вопросы о полномочиях церковного суда. Надо было бороться против порочного поведения священнослужителей и прочих представителей церкви. Много проблем также было с ростовщичеством монастырей. Продолжалась борьба с пережитками язычества. Кроме того, возникла необходимость в унификации церковных обрядов и служб. Порядок переписки церковных книг, строительства церквей и писания икон должен быть жестко регламентирован. Поэтому Стоглавый собор Русской православной церкви был необходим.

Собор начался с торжественного молебна по случаю открытия. Произошло это в московском Успенском соборе. Далее Иван Грозный зачитал свое обращение к участникам, которые можно расценивать как его раннее сочинение. В нем уже можно было заметить художественный стиль царя. Он рассказывал о своем раннем сиротстве, плохом обращении бояр, каялся в своих грехах и просил покаяния. После этого царь представил новый судебник, который собор быстро утвердил.

На сегодняшний день исследователи не могут назвать точную дату, когда собор начал свою работу. В первой главе указано 23 февраля. Существует две версии, что произошло в этот день:

  1. Началось заседание собора.
  2. Составлялось Соборное уложение.

Вся работа протекала в два этапа: совещание (и обсуждение вопросов) и обработка материала.

Первая глава также содержит примерную программу: собор дает ответы на вопросы царя. Он выдвигал различные проблемы для соборного обсуждения. Участники могли высказать только свое мнение по предложенным темам. Всего царь предложил 69 вопросов. Составитель Стоглава явно не ставил перед собой задачу полностью раскрыть те исправления, с которыми работал. Вместо ответов составитель предлагает документы, в соответствии с которыми принимались решения. Каноническая литература не позволяла принимать решения, которые не соответствовали ей. Некоторая литература отражена в первой главе:

  • правила святых апостолов, отцов церкви;
  • правила, которые были установлены на соборах духовенства;
  • поучения канонизированных святых.
  • 1-4-я главы — сведения об открытии собора, участники, причины и цели;
  • царские вопросы были в двух частях, первые 37 отражены в 5-й главе, вторые 32 — в 41-й главе;
  • ответы находятся в 6-40-й главах и 42-98-й;
  • глава 99 говорит о посольстве в Троицкий монастырь;
  • 100-я глава содержит ответ Иосафа. Он предложил ряд замечаний и дополнений к Стоглаву.

Знакомясь со Стоглавом, можно оценить, насколько сильна была роль царя. Но больше всего видно, насколько различны мнения между царем и Макарием. Каждый из них преследовал свои цели и старался продвинуть их вперед.

Цели Стоглавого собора

Стоглавый собор 1551 года основной целью считал преодоление «нестроений» в жизни Русской церкви. Следовало благоустроить и упорядочить все стороны духовной жизни. В ходе работы был прослушан огромный список вопросов и сообщений. Во всех них описывались недостатки и трудности церковно-народной жизни. Собор обсуждал проблемы церковного управления, соблюдение церковного устава в богослужении. Для осуществления последней задачи необходимо было избрать поповских старост — благочинных. Кроме того, большое внимание уделялось проблемам избрания грамотных и достойных служителей алтаря. Возникли вопросы о создании духовных училищ, где подготавливали бы священнослужителей. Это также способствовало бы повышению грамотности среди населения.

Решения Стоглавого собора

Стоглавый собор собрал и систематизировал все нормы действующего права Церкви. В постановлениях Стоглава говорится об архиерейских пошлинах, церковном суде, дисциплине духовенства, монахов и мирян, богослужениях, монастырских вотчинах, народном образовании и так далее.

Нравственность и контроль за жизнью

Беспорядки, порочившие церковь и угрожавшие ее будущему, все-таки были признаны собором. Именно поэтому повсеместно был введен институт поповских старост. В каждом городе число старост определялось индивидуально. Так, для Москвы было определено 7 поповских старост. Это число соответствовало числу соборов, которые были центральными в своем округе. Поповские старосты также имели помощников — десятских. Последние избирались из священников. В селах и волостях избирались только десятские священники. В Стоглаве были зафиксированы обязанности: контроль за правильным ведением службы в подведомственных церквях и благочиниях священников.

Также было вынесено важное решение о «двойных» монастырях. В них проживали как мужчины, так и женщины.

Стоглавый собор русской церкви осуждал народные бесчинства и пережитки язычества: судебные поединки, пьянство, скоморошеские представления, азартные игры.

Постановления Стоглавого собора также касались еретических и безбожных книг. К ним относились Secreta secretorum, «Аристотель» — сборник средневековой мудрости, астрономические карты Эммануила Бена Якоба. Также было запрещено общаться с иностранцами.

Богослужение

Большинство решений собора касаются богослужений.

Двоеперстное сложение (при крестном знамении) было узаконено именно в 1551 году. Также узаконена была сугубая аллилуйя. Спустя время эти решения были основными аргументами старообрядчества.

Читать еще:  Быстрая рассорка на соперницу. Сильная рассорка на соперницу в домашних условиях

Существует мнение, что именно Максим Грек приложил руку к тому, чтобы священные книги начали исправлять. Также было постановлено открыть Московскую типографию. Но она просуществовала недолго. В ней печатались исправленные книги.

Икона «Святая Троица»

Во время собора также рассматривался очень важной вопрос об иконографии Святой Троицы. Он состоял в том, что обсуждалось традиционное православное изображение Троицы как трех ангелов.

Часть исследователей полагает, что участники собора не дали определенный ответ, или вовсе вопрос остался неразрешенным. Одно мы знаем точно: осталась только надпись «Святая Троица» без надписей и перекрестий. Однако богословское обоснование этому предписанию отцы дать не смогли, ссылаясь на Андрея Рублева и древние образцы. Это оказалось слабым местом Стоглавого собора, что привело к печальным последствиям. Большинство сохранившихся икон Святой Троицы не имеет крестчатых нимбов и выделяющей надписи.

Еще одним важным вопросом, неразрывно связанным с написанием Троицы, был вопрос об «изобразимости Божества» (43-я глава). Текст постановления относится по прямому его значению как будто к Божеству Христа. Но проблема в том, что Божество неизобразимо. Скорее всего, здесь имеется в виду неизвестное изображение. И правда, при Стоглаве имели место три манеры изображения: традиционная, Отечество и новозаветная.

Новозаветная Троица имеет наиболее известное изображение в Благовещенскм соборе на четырехчастной иконе. Ее написали мастера по заказу протопопа Сильвестра. Не заметить тогда это изображение было невозможно. Кроме того, на эту икону ссылался царь, когда обсуждался вопрос об изображении не святых людей на иконах.

Собор имел причины замалчивать иконографию Святой Троицы. Во-первых, никто не имел четкого представления, как изображать Божество на иконах. Во-вторых, некоторые исследователи утверждают, что собор и митрополит не обладали единомыслием.

Церковный суд

Определились взаимоотношения между духовной властью и гражданской. Это происходило на принципе самостоятельности церкви в делах церковных. Стоглавый собор решил отменить «несудимые» грамоты. В результате все приходские причты и монастыри стали подсудными своим епископам. Светские же суды не могли предавать суду духовных лиц. Но так как не могли сразу упразднить существующую систему, то решили предоставить священникам право участвовать в судах посредством собственных выборных старост и сотских. Последним забыли определить роли в суде.

Церковное землевладение

По-видимому, вопрос о землевладении поднимался на соборе, но его не включили в Соборное уложение. Но через некоторое время появилась 101-я глава — «Приговор о вотчинах». В этом документе царь и митрополит отразили свое стремление снизить рост церковных земельных владений. В последней главе были закреплены пять основных решений:

  1. Архиепископы, епископы и монастыри не имеют права покупать без царского разрешения у кого-либо вотчины.
  2. На помин души допускаются земельные вклады, но необходимо оговорить условие и порядок их выкупа родственниками.
  3. Вотчинники некоторых областей не имеют права продавать людям иных городов вотчины. Также запрещено дарить вотчины монастырям без доклада царю.
  4. У приговора нет обратной силы, он не распространяется на сделки, совершенные до Стоглавого собора.
  5. Установлена санкция за нарушение договора: вотчина конфискуется в пользу государя, и продавцу деньги не возвращаются.

Значение собора

Реформы Ивана Грозного несли в себе большое значение:

  • они поспособствовали усилению самодержавия;
  • изменилась расстановка сил внутри класса феодалов в пользу дворянства;
  • царская личная власть была укреплена;
  • начало создаваться сословное общество. Каждый слой имел свою внутреннюю организацию и собственные органы самоуправления. С властью можно было договариваться;
  • вельможи потеряли часть своих прав и влияния. Но теперь они имели новый вес и значение, став верхушкой создававшегося дворянского сословия. Когда роль и значение дворянских объединений стала расти, знать опиралась на их поддержку. Таким образом, она занимала более самостоятельную позицию по отношению к своему монарху.

Выводы

Стоглавый собор, кратко говоря, произвел фиксацию правовых норм внутренней жизни Церкви. Также был разработан своего рода кодекс взаимоотношений между духовенством, обществом и государством. Русская церковь приобрела самостоятельность.

На соборе было подтверждено, что двуперстное знамение и сугубая аллилуйя правильны и спасительны. Но споры вокруг правильного написания долго не утихали.

Церковный Стоглавый собор требовал писать все иконы по старому образцу, не внося каких-либо изменений. При этом следовало повышать качество иконописи, а также нравственный уровень иконописцев. Вся 43-я глава была посвящена этой проблеме. Порой она вникала в самые разные подробности отношений и жизненных положений. Этот вопрос остается самым пространным и неясным.

Земский и Стоглавые соборы стали равными.

Для Ивана Грозного было необходимо ограничить церковно-монастырское землевладение. Государство нуждалось в свободной земле, чтобы обеспечивать поместьями растущее военно-служивое сословие. В это же время священноначалие собиралось твердо отстаивать имущественную неприкосновенность Церкви. А также следовало узаконить множество возникших общецерковных преобразований.

Стоглавый собор нельзя назвать удачным, так как многие обсуждаемые вопросы стали причиной раздора между старообрядцами и православными. И со временем этот спор только разгорался.

Спустя 100 лет

Древняя православная традиция теперь была ограждена от искажений и изменений, проявлявшихся за границей. Обсуждая необходимость введения двуперстного знамения, собор повторил греческую формулу XII-XIII веков, что если кто-то крестное знамение делает не двумя пальцами, как наш Христос, будет проклят. Собравшиеся полагали, что такое исправление духовных непорядков способствует приведению всех сфер церковной жизни к благодатной полноте, совершенству. Следующие десятилетия собор представлял собой непререкаемый авторитет.

Поэтому деятельность Стоглавого собора очень не любили последователи патриарха Никона, реформаторы и гонители церкви. Через 100 лет — в 1666-1667 годах — на Московском соборе новообрядцы не только отменили клятву, которая была положена на не крестящихся двоеперстно, но и полностью отвергли весь Стоглавый собор, осудив некоторые догматы.

Московский собор утверждал, что положения Стоглава написаны неразумно, просто и невежественно. Неудивительно, что вскоре многие засомневались в подлинности этого сборника. Долгое время не утихал жаркий спор между раскольниками — старообрядцами и представителями официальной Церкви. Первые возвели собор в ранг незыблемого закона. Последние же осуждали постановление как плод заблуждения. Все участники Стоглавого собора были обвинены в невежестве. Желая смыть позор, противники постановлений выдвинули версию о непричастности собора 1551 года к Стоглаву.

Стоглавый Собор 1551 года

В 1551 г. был созван так называемый Стоглавый Собор, который имел большое значение как для русской церкви, так и для государственных дел. [102]

До нас не дошло стенограммы его заседаний. Книга «Стоглав» (сто глав), которая содержит отчет о деяниях собора, дает неполное их описание. Она, очевидно, была составлена клириком, чья главная цель состояла в ознакомлении духовенства с программой реформ в жизни церкви, в особенности с нормами поведения и обязанностями духовного лица. [103]

Стоглав был признан как учебник русского церковного законодательства. Это – важный исторический документ. Он показал, какова была роль царя в установлении повестки дня заседаний и выявил различие мнений между царем (направляемым Сильвестром и Адашевым), который хотел ограничить рост монастырских и церковных земельных угодий, и митрополитом Макарием, который считал своим долгом по отношению к большинству епископов и настоятелей защищать в этот период право церкви на владение землей.

Готовясь к собору, Иван IV написал обращение, которое он зачитал на открытии. Это был наиболее ранний пример его сочинений, в котором стали очевидными некоторые характерные черты его литературного стиля. Что касается содержания, то может показаться, что речь была, по крайней мере отчасти, вдохновлена и отредактирована Сильвестром. В ней Иван IV сожалел о своем раннем сиротстве, жаловался на плохое обхождение с ним бояр в детстве, признавался в своих грехах, объяснял все собственные и государственные неудачи карой за свои и чужие прегрешения и взывал к покаянию.

В конце своего обращения царь обещал воплощать вместе с членами собора христианские предписания. «Если вы не сумели по своему невниманию исправить отклонения от божьей, истины в наших христианских законах, вы должны будете ответить за это в судный день. Если я не согласен с вами (в ваших праведных решениях), вы должны меня увешивать; если я не смогу повиноваться вам, вы должны бесстрашно отлучить меня, с тем чтобы сохранить живыми мою душу и души моих подданных, а истинно православная вера стояла непоколебима’. [104]

Затем царь представил для одобрения Собора новый судебник. [105] Собор утвердил его. Характерно сходство церковного и государственного законодательства этого периода по форме: как судебник, так и «Стоглав» были разделены на то же количество статей (глав) – сто.

Царь также попросил Собор (и последний сделал это) утвердить образец уставных грамот для провинциальной администрации. Это было связано с замыслом Адашева упразднить систему кормления (кормление провинциальных чиновников населением) и заменить ее местным самоуправлением (глава 4 «Стоглава»).

Затем царь представил вниманию членов собора длинный перечень вопросов для обсуждения. Первые тридцать семь вопросов относились к различным сферам церковной жизни и ритуала, исправлению церковных книг и религиозному образованию. Собор получил совет царя принять соответствующие меры, чтобы избежать распущенности и злоупотреблений среди монахов («Стоглав». Глава 5). Эти вопросы были предположительно предложены царю Макарием и Сильвестром.

В дополнение к этим тридцати семи вопросам царь представил для рассмотрения перечень проблем, относящихся в основном к государственным делам. В некоторых вопросах этой группы царь указал на необходимость передачи по крайней мере некоторых церковных и монастырских земель в пользование дворянства (в качестве поместий за военную службу) и горожан (в качестве усадеб в городах). Эти дополнительные вопросы не были включены в «Стоглав». [106] Несомненно, что в формулировке этих вопросов царю помогли те же Адашев и Сильвестр.

Получив ответ на эти вопросы, царь представил еще тридцать два, которые должны были исходить от Макария и Сильвестра. Эти вопросы в основном касались определенных деталей церковного ритуала, а также народных предрассудков и остатков язычества, народной музыки и драмы, которые были также обозначены как язычество.

Митрополит Макарий, следуя в этом случае Иосифу Санину, вместе с большинством епископов и настоятелей выступил против любой попытки секуляризации церковных и монастырских земель, а также против подчинения церковных судов судам мирян. Под влиянием Макария Собор подтвердил неотчуждаемость церковных и монастырских земельных владений (главы 61‑63), а также освобождение духовенства и церковных людей от юрисдикции государственных судов (главы 54‑60 и 64‑66).

Тем не менее Макарий и иосифляне должны была пойти царю и Адашеву на уступки я согласились на некоторые меры, сдерживающие дальнейшее расширение церковных и монастырских земельных владений как в сельских районах, так и в городах. 11 мая 1551 г. монастырям было запрещено покупать земельные владения без одобрения сделки царем в каждом случае. То же правило было применено к дарению или наследованию земли монастырями по воле землевладельцев. Царю таким образом было дано право ограничения дальнейшего роста монастырских землевладений. [107]

В то же время Собор одобрил правила, согласно которым церковным и монастырским властям запрещалось основывать в городах новые слободы. Те, что были основаны незаконно, подлежали конфискации («Стоглав», глава 94). [108]

Исторически эти меры означали продолжение длительного соперничества между русским государством и церковью за контроль над фондом церковных земель и судебную власть над «церковными людьми».

Решения и рекомендации Стоглавого Собора сыграли важную РОЛЬ в истории русской церкви и ее связей с государством.

Собор провозгласил византийский принцип «симфонии» церкви и государства, включив в «Стоглав» описание его актов, сущности шестой новеллы императора Юстиниана, одного из основных положений «симфонии» («Стоглав, глава 62). В церковно‑славянском варианте «Стоглава» читаем: «Человечество обладает двумя великими дарами Бога, данными ему через любовь его к людям – священство./Sacerdotium/ и царство /Imреrium/. Первый направляет духовные потребности; второй – управляет и заботится о человеческих делах. Оба вытекают из одного источника [109]

«Стоглав» содержал честную критику недостатков русского духовенства и практики церкви и в то же время рекомендовал средства исцеления. Они состояли частично в усилении контроля высших деятелей церкви над поведением священников и монахов, частично – в более конструктивных мерах. Для подготовки духовенства рекомендовалось основать школы в Москве, Новгороде других городах (глава 26).

Поскольку в рукописных копиях религиозных книг и церковных учебников по небрежности копиистов встречались ошибки, специальному комитету ученых священников предписывалось проверять все копии до их поступления в продажу и использования (1 рукописной форме, ибо в это время в Москве не было типографии (главы 27 и 28).

Особая глава «Стоглава» касается иконописи и иконописцев (глав 43). Подчеркивается религиозная природа искусства. Рекомендовалось соответствие икон священной традиции. Художники должны были подходить ходить к работе с почтением и быть сами религиозными людьми.

Как показал Георгий Острогорский, «Стоглав по сути не вводит чего‑либо нового (в принципы иконописи), но отражает и подтверждает наиболее древние представления об иконописи. «Стоглав следует принципам византийской иконографии с совершенной точностью. Как с художественной, так и с религиозной точки зрения, его решения взаимосвязаны с сутью верований и идей православия». [110]

Следует отметить, что как Макарий, так и Сильвестр были знакомы с иконописью и ее традициями. Глава «Стоглава» об иконописи была, возможно, написана, или же по крайней мере отредактирована, одним из них или совместно обоими.

Некоторые другие положения «Стоглава» не были столь адекватно сформулированы как положение об иконописи и позднее оказались открытыми для критики. Их переоценка в середине XVII столетия – почти через сто лет после Стоглавого собора – послужила побудительной причиной конфликта между патриархом Никоном и старообрядцами.

Одним из таких прецедентов, в конце концов приведших к смуте и разногласиям, было решение Собора о способе соединения пальцев при крестном знамении. Подобно митрополиту Даниилу в правление Василия III, собор одобрил двоеперстие (соединение указательного и прилежащих к нему пальцев и их поднятие), с тем чтобы символизировать двойственную природу Христа (глава 31). [111] И как в случае митрополита Даниила, некоторые из древних греческих работ (использованных отцами Стоглавого Собора в славянском переводе для подтверждения собственных решений) не были написаны авторитетами, на которых ссылались священники, а лишь приписывались им. Тем не менее следует подчеркнуть, что в раннехристианской церкви действительно существовали разные способы соединения пальцев для крестного знамения и двоеперстие было одним из них.

Другое решение Стоглавого собора, которое позже оказалось предметом разногласий, затрагивало детали церковного ритуала. Было отмечено, что «алилуя» пелось трижды во многих церквах и монастырях в Пскове и Новгороде вместо двух раз, как это было принято в московских церквах. Собор полагал трехкратное исполнение «алилуя» в латинском (т.е. римско‑католическом) варианте и одобрил двухкратное повторение «алилуя» (сугубая алилуя) (глава 42).

Третье противоречивое решение Стоглавого собора неосознанно вело к добавлению слова в восьмом параграфе символа веры. Параграф в православном прочтении звучит так: /Мы веруем/ «в Святой дух, Бога, Дарителя Жизни, Который произошел от Отца. ». В некоторых славянских рукописях «Бог» (по‑церковнославянски и по‑русски – Господь) был заменен на «Истинный». Некоторые копиисты, возможно связывая различные рукописи, вставили «Истинный» между словами «Бог» и «Даритель Жизни». Стоглавый собор постановил, что следует говорить либо «Бог», либо «Истинный», не произнося оба слова вместе (глава 9). [112]

Это правило в действительности игнорировалось. Постепенно в Московии стало установившейся практикой читать восьмой параграф символа «Святой Дух, Истинный, Даритель Жизни». Это прочтение закрепилось в поздних копиях самого «Стоглава». [113]

Митрополит Макарий и большинство прелатов – членов собора 1551 г. – были консерваторами. Они стремились избавить русскую церковь от ее недостатков, но не собирались вводить ничего нового в ее практику, и в особенности в догматику.

И все же собор дал импульс постепенному подъему новых течений в русской религиозной и интеллектуальной жизни. Открытая и смелая критика Собором недостатков в жизни церкви послужила ферментом более сознательного отношения к церковным проблемам среди священников и мирян.

Собор провозгласил принцип «симфонии» церкви и государства, что подразумевало определенное ограничение царского самодержавия. Собор подчеркнул важность поддержки образования и основания школ. Решения собора проверить аккуратность рукописей религиозных работ и церковных учебников и откорректировать их привело к более критичному отношению к древним текстам и к лучшему пониманию ценности учености.

Искусство печати не упоминалось в актах собора, но нет сомнений, что митрополит Макарий (и возможно Сильвестр) уже думали во время Стоглавого собора об открытии в Москве типографии. Это было сделано в 1553 г.

В связи с далеко идущими реформами, начатыми правительством царя Ивана IV, в особенности ввиду необходимости обеспечения членов дворянской армии земельными наделами и предложенных, ограничений церковных в моностырских земельных владений, рав‑но как и для введения новых налогов с целью увеличения государственных доходов, было необходимо прежде всего определить размах национальных ресурсов, в особенности размеры земельного фонда для ведения сельского хозяйства, бывшего в то время главным источником богатства России.

Уже в 1549 г. Ермолай‑Еразм обсуждал проблему переоценки недвижимости в Московии в своем трактате «Благохотящим царем правительница и землемерие». [114] Очевидным первым шагом в этом направлении был новый земельный кадастр. Это было сделано в 7059 году Anno Mundi (с 1 сентября 1550 г. по 31 августа 1551 г.). На базе этого кадастра была введена новая единица налогообложения – «большая соха».

Размер большой сохи как нормы налогообложения варьировался относительно различного типа обрабатываемых земель. Для определения землевладений бояр и дворян, равно как и для тех, что принадлежали царским придворным (дворовые), новая соха составляла 800 четвертей хорошей земли на одном поле (при трехполье, тогда использовавшемся в Московии); для церковных и монастырских земель размер сохи устанавливался в 600 четвертей; для земли государственных крестьян (черные) – 500 четвертей. Всего норма для трех полей составляла соответственно 2400, 1800 и 1500 четвертей, т.е. 1200, 900 и 750 десятин. [115] Для земель худшего качества норма была иной.

Чем меньше был размер сохи как единицы налогообложения, тем выше был налог, который следовало уплатить. Это означало, что церковные и монастырские землевладения были оценены по более высокому уровню, нежели дворцовые и боярские земли, и с них платилось пропорционально больше налогов.

С первого взгляда может показаться, что государственные крестьяне были в наихудшем положении, но это не так. Вводя шкалу уровней налогообложения, правительство приняло во внимание тот факт, что крестьяне в первых двух категориях земли кроме выплаты государственных налогов должны были платить налоги (в денежном выражении) своим владельцам земли и выполнять для них определенную работу. Общие обязанности государственного крестьянина были поэтому легче, или по крайней мере равны тем, что выпадали на долю крестьян других категорий.

Источники:

http://www.protown.ru/information/hide/6888.html
http://www.syl.ru/article/186418/new_stoglavyiy-sobor-goda-istoriya-rossii
http://www.protown.ru/information/hide/6888.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector