Один день в монастыре. Покаяние и дисциплина

Многие стараются исповедоваться в монастырях у иеромонаха или даже архимандрита, а разве есть какая-то разница?

05.11.2015 08:13:47

Кульков Сергей Андреевич

Добрый вечер, братья и сестры!

Хотел бы начать нашу передачу с чтения Евангелия от Марка, которое мы слышали в воскресенье Недели по Воздвижении. Вот что говорит нам евангелист:

«Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами. И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе».

Вот этот отрывок, конец 8 гл и начало 9 гл. ставит перед нами очень важные религиозные вопросы. Мы практически все спотыкаемся на тех вопросах, которые связаны с пониманием этих глав Евангелия от Марка. Кто хочет следовать – следуй за Мной. Это нам понятно, я хочу быть со своим Богом. А следовать за Ним – это делать, как Он говорил. И поэтому так значительно прислушивание верующего человека к словам Спасителя. Ни в одной, пожалуй, религиозной традиции нет такого вслушивания в слова Учителя. Он сказал так – и мы следуем за Ним, мы слушаем и следуем. И поэтому все, что Он говорит, даже если полслова, это драгоценнейшая крупица для нас. И вот Его слова: «Кто хочет идти за Мной – отвергнись себя и возьми крест свой и за Мною иди».

И здесь уже начинается проблема. Нам действительно дорого все, что Он нам говорит, мы действительно соглашаемся и делаем. Вспомним, как богатому юноше не хотелось раздать все имущество, как велел ему Господь. Мы огорчаемся, мы не даем себе труда подумать над тем, чего Он от нас хочет. Мы внутренне омрачаемся. И это помрачение связано со словами, стоящими в первой строфе: «отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мною». Нет нигде такого количества недоразумений, недоумений, ошибок, даже внутренней злости, как в трактовке того, что значит: «возьми свой крест».

Как человек о себе может сказать, что он несет крест? Христос нес Крест. То, что есть у нас – мы можем говорить об этом как о кресте, причем совершенно спокойно, уверенно, даже жестко. Что это такое? Муж пьет, дети ругаются и в храм не ходят, вот то, вот это – вот такой у меня крест. Друзья мои, а это правда – крест? Вы представьте себе, Христос Всеведущий, Знающий то, чему надлежит сбыться еще до всякого события, ни разу не сказал, что мне надлежит поднять крест.

Так вот, возьми крест свой и следуй за Мной. Возьми его в молчании, пусть никто не видит. А те, кто знает – самые сердечные друзья, близкие твои знают, какова твоя жизнь, но ни в коем случае ты сам не говори, что есть твой крест – и тогда ты пойдешь за Христом.

Что такое сбережение души, о котором говорит евангелист? Это жадное и алчное упрятывание своей души от Христа. Мол, не трогайте меня – я веду религиозную жизнь, не мешайте мне молиться, отойдите, я лучше без вас. И если это так, то на нас сбывается слово Спасителя. Этот человек теряет душу. Замечательное слово выработал наш народ для определения хорошего человека! Мы говорим о таком человеке: «У него душа открытая, он с распахнутой душой». Открытая душа у человека, который не боится впустить в нее порыв Христовой любви, у которого нет уголка, недоступного для Спасителя. И вот человек раскрывает душу, и в этой душе гуляет ветер благодати Божией, и человек уже потерял эту душу, у него не остается никакого своего уголка, все Христово – он ради Христа и Евангелия душу не теряет, а в действительности сберегает. На таких сбываются слова Спасителя: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе».

-Как следует понимать слова архимандрита Иоанна Крестьянкина, когда он своим чадам говорил: «Молись так: помоги мне, Господи, без ропота нести крест мой». Что он подразумевал под этим крестом? Конечно, это невозможно сравнить с Крестом Господним, но может быть это наши скорби, наши печали, наши болезни. Как это понимать? И не мог же он кощунствовать по этому поводу?

Читать еще:  Александр клопов покидает уфсб по воронежской области. Следствие хочет выпустить топ-менеджера черноземной «Квадры» Евгения Дода под домашний арест

О.А.: Противоречий здесь нет. Мы с вами обыденно злоупотребляем религиозной лексикой. Давайте отбросим слова скорби, нестроения, давайте поставим вопрос таким образом: нам бывает плохо? Каждый из нас ответит: да, бывает. Бывает так, что нас обижают? – Да, бывает. Бывает так, что нас предают? – Да, бывает. Вот все это и составляет наше жизненное крестоношение. Если мы люди Божьи и добрые, мы, как можем, с этим справляемся. Мы молимся этими словами, которые Вы сейчас привели, они, конечно, здесь совершенно уместны. Или какими-то другими словами, но мы никогда не выносим сами свой крест. Поставим здесь сейчас «крест» в кавычках, как уподобление Кресту Христову. Не будем те обстоятельства, которые нас привели к унынию, боли и страданию, выставлять на всеобщее обозрение. Как никогда Христос не играл мыслью о Своем Распятии. Это было бы кощунственно думать. Христос в тот момент, когда Его повлекли ко Кресту, Он пошел к нему Сам. Он попросил: если можно, Отче, да минует Меня Чаша сия, но не как Я хочу, а как Ты. И очень хорошо, что Вы напомнили об отце Иоанне Крестьянкине, потому что у него есть еще одна важная мысль о крестоношении. Он говорит: «Никогда не беритесь за самодельный крест, вам Бог и так даст кресты настоящие. Не выдумывайте себе религиозную историю, не стилизуйтесь под Христа, у вас и так есть свои тяготы. Не беритесь за самодельный крест!» И мне кажется, это очень- очень важно! Крест Христов подлинен, потому что на нем был распят Воскресший. Этот крест настоящий. Христос не изобразил его. Еретики говорили, что Христос специально придумал такой крест, чтобы Своим ученикам показать, что Он всемогущ и может воскреснуть, и Его страдание носило иллюзорный, ненастоящий характер. Церковь осудила это учение. Страдание Христа – подлинное, совершается действительно величайшее чудо земной и небесной истории – Воскресение Христово.

Вот еще одна мысль постигла меня сегодня. Перечисление грехов – это исповедь. А что такое покаяние? Покаяние – это когда ты не можешь глаза на икону поднять. Если мы что-то бурчим на исповеди, раздражаемся на Бога, потому что мы стоим в очереди, и нас не хотят, как мы думаем, внимательно выслушать (хотя это неправда) – так мы в самом деле пришли за прощением?

Мы часто превращаем исповедь в какой-то допуск для себя. Вот, нам надо причаститься, мы должны получить разрешение. Вот мы с листочком придем или устно скажем, а где глаза, обращенные ко Христу, а где слова, которые мы должны бы сказать в сердце своем: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей». Вот если это есть – тогда все будет верно. Иначе наша исповедь превратится в свою прямую противоположность. Мы осуждаем людей. Сестра матершинница, сынок пьет – и мы в упоении. А в чем мы исповедуемся? Мы же не говорим: ничего не умею делать, плохо сына воспитала. А потом закатываем глазки и сожалеем: не привела сына к Богу, да какой там привела? хоть бы пить научила в меру.

-Мне сделали операцию и в послеоперационный период не разрешили ходить в храм. А мне хочется. Что это, самоволие будет? Как можно познать Божью Волю?

о.А.: -Ни своя, ни Божья воля здесь ни при чем. Когда возникла необходимость сделать операцию – Вам ее сделали врачи. Надо следовать рекомендациям врачей. Хочется быть в храме. Вы знаете, мне это хорошо понятно. Я однажды довольно тяжело болел, и так получилось, что мое выздоровление в больнице пришлось на Страстную Неделю. И, как Вы понимаете, мне очень хотелось в это время быть в храме. Но я был очень слаб, и любой такой контакт с большим количеством людей был для меня вреден. Можно было бы заново заболеть. И я послушался докторов, но улизнул из больницы прямо уже накануне Пасхи, в Великую Субботу и пошел в храм, и стал освящать куличи и пасхи. Я был весь мокрый. И думал: все, сейчас заболею. А ничего не случилось. И я не помню более счастливой Пасхи в своей жизни. А поэтому все необходимо делать с рассуждением. Говорит доктор – следуйте тому, что говорит доктор, а когда говорит ваше чувство – истаивает душа моя о Господе. Вот тогда скажите доктору спасибо и сходите в храм. Я вот так полагаю. А так надо следовать тому, что говорят нам врачи.

-Многие стараются исповедоваться в монастырях у иеромонаха или даже архимандрита, а разве есть какая-то разница?

о.А.: – Когда Александра Сергеевича Пушкина после дуэли привезли в его квартиру умирать – а он был известнейшим человеком, пусть и невысокий, но придворный чин имел. Его спросили в ту минуту, когда он выходил из состояния бреда: «А кого вам позвать исповедоваться, митрополита?» Он сказал: «Нет, позовите священника из ближайшего храма». Это сказал человек, находящийся на грани смерти. Поэтому я, признаться, скажу так: меня смущает увиливание от исповеди в своем приходском храме. Я за ним вижу следующее: либо желание обмануть своего батюшку, простое желание. А какие-то грехи, из-за которых, мы считаем, батюшка плохо о нас подумает, рассказать где-нибудь в другом месте, там, где нас не знают. Но кого мы обманываем? Того, кто знает совершаемое до момента совершения? Никак. Еще хуже – когда начинается странная погоня за теми или иными духовниками, любой ценой попасть к такому -то. Когда речь идет о людях старческого склада – да их у нас на всю церковь на пальцах одной руки можно пересчитать. Когда решаются важнейшие вещи – конечно же, было бы необходимо подкрепить свое собственное духовное устроение советом такого духовника. Но в большинстве случаев мы все и так знаем, что нам надо делать. Очень странным выглядит желание посоветоваться по семейным проблемам у монашествующего. Он ничего не может сказать по существу, у него нет опыта семейной жизни. Конечно, за семейными советами нужно обращаться к женатому священнику, это совершенно ясно. И все эти разговоры: «Вот сейчас мы приедем к игумену, и он нам расскажет, заводить нам третьего ребенка или нет». Вот как это может быть? Это выглядит очень странно. Выглядит как признак душевного нездоровья. Поэтому, я думаю, надо искать своего священника, надо искать свой храм, но когда вы нашли того, кто вам близок- держитесь, его дал вам Христос. Доверяйте ему, он за вас перед Богом в ответе.

Читать еще:  К чему снится покупка новой посуды. К чему снится Посуда Новая? Что во сне значит Посуда

Вернемся к теме нашей – теме не исповеди вовсе. Я столкнулся с новым явлением. Оно, к сожалению, все чаще и чаще проявляется. Когда священник задает оправданные вопросы, исповедующий раздражается: «Да что вы меня об этом спрашиваете? Дело совершенно не в этом». Например, человек рассказывает о ссоре между своими детьми. Говорю ему: «Не вмешивайтесь, зачем вам это, вы же сами, видно, человек раздражительный, суровый, лучше вы над своими грехами подумайте». – «Да вы ничего не понимаете!» Конечно, мы ничего не понимаем, куда уж священникам что понять. Но, в общем, несовершенство -то бросается в глаза. И когда на исповеди ты вместо того, чтобы получить лечение, а исповедь – это, конечно, лечение, ты начинаешь священнику рецепты выписывать и самому просить контрабандой: вот в аптеке такого рецепта нет, вы уж будьте добры мне его выписать – тогда плохо получится.

-Расскажите о документе, который называется: «Об участии верных в Евхаристии».

о.А.: -Была передача, попрошу ее повторить. А сейчас призываю всех прочесть этот документ. Он пока не принят Архиерейским собором РПЦ, он обсуждается, и в нем, в частности, говорится, что в определенных случаях можно причащаться, не исповедуясь. Обычно речь идет о том, что священник знает своих прихожан, и те из них, кто причащается часто, они должны готовиться, но им нет нужды всякий раз подходить под исповедь, потому что острого греха в их жизни не происходит. Они подходят, получают благословение у священника. Или наоборот, приняв исповедь, священник говорит: «Причащайся два воскресенья подряд». Нет нужды специально подходить под исповедь, если чего-то острого не случится. И это не ставит человека в необходимость придумывать, с чем ему идти к исповеди. Ведь очень часто так бывает, что человек прямо с мучениями идет к исповеди, потому что он не знает, что ему сказать. Ну, ничего не случилось. Слава Богу, если ничего не случилось! Это очень добрая ситуация.

Распорядок

Колокол отметил полночь. В звучащих молитвами сумерках люди спешат к хорам, бесшумно ступая по полу. Начинается долгий день монаха. Час за часом, он будет протекать в ритме утрени и заутренних служб, первого, третьего, шестого и девятого канонических часов, вечерни и повечерия.

Невозможно установить точно, как монах использовал время. Прежде всего, потому, что сведения о Средневековье в этом плане весьма приблизительны, а сама эпоха, по сравнению с нашей, была менее чувствительна к ходу времени и не придавала ему большого значения. Затем, потому что распорядок дня был различным в разных монашеских орденах и конгрегациях, как во времени, так и в пространстве. И, наконец, потому что в одном и том же монастыре время суток варьировалось в зависимости от времени года и церковного круга богослужения. Можно привести много разных примеров, но мы ограничимся тем, что, следуя книге отца Кузена, рассмотрим распорядок, типичный для клюнийского ордена в период равноденствия, то есть на первую половину апреля – начало пасхального времени, а также распорядок дня на вторую половину сентября.

Примерно половина первого ночи (в среднем) – Всенощная (с утреней).

Около 2.30 – Снова ложатся спать.

Около 4 ч. – Утреня и службы после заутрени.

Около 4.30 – Снова ложатся спать.

Около 5.45 до 6 часов – Окончательный подъем (с восходом солнца), туалет.

Около 6 ч. – Индивидуальная молитва (с 23 сентября по 1 ноября).

Около 6.30 – Первый канонический час.

Капитул (собрание монастыря):

– богослужебная часть: молитвы, вторая часть первого часа, чтение главы из устава или Евангелия на сегодняшний день с комментариями аббата, или, в отсутствие последнего, приора;

– административная часть: отчет должностных лиц монастыря, сообщение аббата о текущих делах;

– дисциплинарная часть: обвинение монахов, нарушивших дисциплину один раз за неделю: они каются сами, и их обвиняют их братья – это обвинительный капитул.

Читать еще:  Комбинации Летящих Звезд: злые и добрые. Комбинации звезд

Около 7.30 – Утренняя месса, на которой монастырская братия присутствует в полном составе.

С 8.15 до 9 ч. – Индивидуальные молитвы – это обычное время от праздника Всех Святых до Пасхи и от Пасхи до 13 сентября.

С 9 ч. до 10.30 – Третий час, за которым следует монастырская месса.

С 10.45 до 11.30 – Работа.

Около 11.30 – Шестой час.

Около 12.00 – Трапеза.

С 12.45 до 13.45 – Полуденный отдых.

С 14 ч. до 14.30 – Девятый час.

С 14.30 до 16.15 – Летом работа в саду, зимой, а также в плохую погоду – в помещениях монастыря, в частности, в скриптории.

С 16.30 до 17.15 – Вечерня.

С 17.30 до 17.50 – Легкий ужин, за исключением постных дней.

Около 18 ч. – Повечерие.

Около 18.45 – Отходят ко сну.

После повечерия зимой один монах должен был совершать обход помещений с горящим фонарем в руках, чтобы его узнавали. Ему предстояло последовательно проверить все постройки, приемную, хоры, кладовую, трапезную, лазарет и закрыть входные ворота во избежание поджога и проникновения воров, а также чтобы никуда не выходили братья…

Покаяние происходит не только на исповеди

(На вопросы отвечает Игумен Валаамского монастыря епископ Троицкий Панкратий).

— Владыка, сегодня можно услышать разные точки зрения относительно исповеди: частой она должна быть или редкой, регулярной или только в случае впадения в тяжкие грехи… Какой подход, на Ваш взгляд, является наиболее верным?

— Я думаю, что сейчас наступил такой период в жизни нашей Церкви, когда эти вопросы проходят испытание жизнью. Практика полувековой давности или Синодальной эпохи уже мало приемлема — сегодня, как правило, люди причащаются чаще. Да и сама жизнь сильно изменилась. Прежние подходы и решения уже не могут устраивать людей, поэтому вырабатываются новые — в том числе и в таких дискуссиях. Очень хорошо, что идут обсуждения, что люди осознают, думают, рассуждают.

Я полагаю, эти вопросы, в конце концов, найдут свое разрешение и надеюсь, что они не будут закреплены в каких-то обязательных правилах. Сейчас не то время, чтобы существовал один шаблон: причащаться или исповедоваться столько-то раз во столько-то дней. Тем более что строгих канонов на этот счет и не существует — есть разные практики, разные обычаи. Должна быть определенная степень свободы в этом важнейшем вопросе. Каждый человек с помощью духовника решает его по-своему. А уж дело прихожанина — находить того духовника, который ему нужен, который сможет ему помочь.

— Должно ли каждое причащение сопровождаться предварительной исповедью? Можно ли причащаться без исповеди или если исповедь была за несколько дней до Причастия?

— На мой взгляд, если человек не чувствует каких-то тяжелых грехов, которые бы его вынуждали искать полноценной исповеди, ему не обязательно перед каждым причастием исповедоваться. Таинство Покаяния — это ведь важное самостоятельное таинство, «второе крещение» и недопустимо его сводить к некоему обязательному придатку к Евхаристии. Ведь исповедь часто становится формальной из-за того, что человек привыкает к мысли: исповедь — это то, что я назову перед батюшкой, покаяние-то, что я ему расскажу. Но это в лучшем случае можно назвать откровением помыслов. А часто это просто беседа. Горячего же, глубокого покаяния перед Богом нет, и человек, быть может, даже не обращает на него внимания.

Надо понимать, что покаяние происходит не только в момент исповеди. Покаяние — это состояние души, это решимость порвать с грехом и изменить свою жизнь. Оно может произойти в любой момент жизни. Часто спрашивают: что делать, если дома я каялся, плакал, а пришел на исповедь, и у меня в сердце ничего нет — я просто сухо поисповедовался? Ничего страшного. Слава Богу, что ты покаялся дома — Господь и это примет.

Если так понимать покаяние, то становится понятно, что не обязательно перед каждым Причастием идти на исповедь к батюшке. Ничего страшного, если вы, причащаясь три или четыре раза в месяц, исповедуетесь всего два раза.

— Полезна ли наша традиционная практика исповеди как откровение помыслов?

— Я вообще не думаю, что откровение помыслов всегда полезно для мирян. Исповедь мирянина и монашеское откровение помыслов — это совсем разные вещи. Монах в идеале должен своему духовному отцу открывать все движения его души и на все брать благословения. Для мирянина это невозможно и даже вредно. Странно, когда жены спрашивают у священников то, что должны спрашивать у своих мужей: куда ехать в отпуск, покупать ли ту или иную вещь, заводить ли еще детей…

Какие-то важные события можно освящать благословением священника, но оно не должно быть определяющим и решающим. Миряне сами должны решать вопросы, связанные со своей жизнью.

Я против того, чтобы монастырское старчество распространялось на мирян — оно создает почву для такого опасного явления, как младостарчество или, точнее, лжестарчество. Мирянину нужно знать основы веры, читать Евангелие, жить по нему и в своей духовной жизни пользоваться советом духовника.

Заказать поминовения и подать записки о здравии или о упокоении в Валаамский монастырь можно по ссылке ниже:

Источники:

http://radonezh.ru/text/mnogie-starayutsya-ispovedovatsya-v-monastyryakh-u-ieromonakha-ili-dazhe-arkhimandrita-a-razve-est-150066.html
http://history.wikireading.ru/65459
http://zen.yandex.ru/media/id/5bdac00f6ff97800aa525c99/5da997abc31e4900ae31f7c2

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: