Неделя ваий в песнопениях церкви. Архиепископ Аверкий: Недея Ваий, Страстная седмица

Читать онлайн «Литургика» автора Таушев Аверкий Архиепископ — RuLit — Страница 146

Пятая неделя Великого поста

В пятую неделю Великого поста совершается память Преподобной матери нашей Марии Египтяныни. Впрочем оно бывает только в том случае, если не придется на этот день предпразднства, попразднства или праздник Благовещения, равно и праздника 40–ка мучеников. В Евангелии за литургией опять приводится пророчество Господа о Его страдании, смерти и воскресении. Преп. Мария Египетская приводится в этот день, как пример истинного покаяния, совершенно перерождающего человека, даже глубоко погрязшего в тине греха.

Вся следующая затем 6–ая седмица Великого поста называется седмицей Ваий и служит как бы предпразднством Входа Господня во Иерусалим, называемого также Неделею ваий. Пяток шестой седмицы Великого поста есть окончание святой Четыредесятницы, в знак чего на утрени и на вечерни этого дня по дважды поется умилительная стихира: «Душеполезную совершивше четыредесятницу, и святую седмицу страсти Твоея просим видети, Человеколюбче…»

Этим собственно время, назначенное Церковью для покаяния, заканчивается. Далее следует два праздника и седмица, посвященная воспоминанию последних дней земной жизни Господа: Его страданий, крестной смерти и погребения, которая называется поэтому Страстной седмицей.

В субботу перед Неделей Ваий вспоминается великое чудо воскрешения Господом, «прежде шести дней Пасхи», четверодневного Лазаря в Вифании, почему она и называется Лазаревой субботой. Воскрешение Лазаря показало явно пред всеми божественную силу Христа, прежде Его страданий и смерти уверило людей в воскресении Христовом и в общем воскресении всех умерших. Эта мысль выражена в тропаре: «Общее воскресение прежде твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже…» В соответствии с этим, на утрени Лазаревой субботы поются воскресные песнопения: по 2–ой кафизме воскресные тропари: «Ангельский собор удивися…» после седальна «Воскресение Христово видевше…» «Свят Господь Бог наш», «Преблагословенна еси, Богородице Дево…» Заканчивается утреня Великим славословием. От субботы Лазаревой до Фоминой недели не поется «Честнейшая». На литургии, вместо Трисвятаго, поется: «Елицы во Христа крестистеся…» На трапезе, кроме елея и вина, разрешается вкушение икры.

Неделя ваий

В неделю шестую великого поста, называемую НЕДЕЛЕЮ ВАИЙ, празднуется ВХОД ГОСПОДЕНЬ ВО ИЕРУСАЛИМ — царственное шествие Господа нашего и Спасителя на страдания и крестную смерть, «нас ради человек и нашего ради спасения». Пред Господом, как пред царем–победителем несли пальмовыя ветви. От этих ветвей, по церковно–славянски «ваий», самый праздник получил наименование Недели ваий. Это — двунадесятый Господский праздник, и вся служба совершается только празднику. Ни предпразднства, ни попразднства он не имеет. Совершается всенощное бдение обычным чином. Особенностью является освящение ваий, у нас верб, как растения, прежде других, дающего почку. Сразу после прочтения Евангелия читается 50–ый псалом, во время чего священник крестообразно со всех сторон кадит приготовленные среди храма «вайя». Затем, по возгласе диакона: «Господу помолимся», священник читает из Триоди особую молитву на благословение ваий и кропит вайя св. водою. По Уставу положено целование Евангелия, а не иконы, которая стоит посередине храма, во время пения полиелея. На практике допускается с целованием Евангелия и целование иконы, а затем бывает помазание освященным елеем. Когда молящие прикладываются, то священник каждому подходящему дает вайи с зажженными свечами. С вайями и со свечами в руках стоят затем всю утреню. В Иерусалиме стоят с вайями и всю литургию. Литургия совершается св. Иоанна Златоуста.

Неделя Ваий в песнопениях Церкви

Неделя Ваий, она же 6 седмица Великого Поста, в песнопениях и чтениях Постной Триоди раскрывает две темы, одна из которых ослабевает и прекращается к утрени четверга, а вторая звучит дальше и переходит в тему Входа Господня в Иерусалим.

Диакон Максим Бражников

Первая тема – это притча о богаче и Лазаре. Причем в песнопениях Триоди человек (Триодь почти всегда говорит или от первого лица, или же безлично в повелительном наклонении) сравнивается с богачом, по причине окутавших его греховных страстей.

Чуден Спасов нас ради человеколюбивый нрав, хотящих убо быти разум, яко настоящих стяжав, Лазарево и богатаго житие обличи. Обою конец смотряюще: оваго убо бежим немилосердия и безчеловечия, оваго же поревнуим терпению и веледушию, во еже с ним во Авраамлих недрах греемым вопити: правосуде Господи, слава Тебе. (Триодь, стихира на стиховне в неделю 5-ю вечера)

Немилостиваго поревновавша богатаго нравом, Щедре Человеколюбче молю Тя, сочини мя Лазарю убогому, избавляя мя пламене, и негасимаго огня. (Триодь, тропарь 1 песни трипеснца утрени понедельника)

Презрев Лазарева исправления, немилостиваго богатаго нравом позавидех: благоутробне Боже, обратив мя ущедри, да Тя славлю во веки вся. (тропарь 8 песни трипеснца утрени вторника)

Тема богача и Лазаря завершается на вечерне среды стихирой Триоди:

Богатый в страстех сый, прелестною лицемерия обложен есмь одеждою, веселяся в злых невоздержания, и безмерное немилосердие показую, презирая мой ум, пред дверьми поверженный покаяния, алчущий всякаго блага, и болящий невниманием моим: но Ты Господи Лазаря мя сотвори, нищаго грехами, да не како требуяй, не получу перста орошающа, болезнующу моему языку в негасимом огни: в недрех же патриарха Авраама всели мене, яко Человеколюбец. (стихира 5 гласа на Господи, воззвах)

Параллельно песнописцы Триоди развивают тему болезни и смерти Лазаря, брата Марфы и Марии из Вифании. По Евангелию, Иисус услышал о болезни Лазаря, находясь далеко от этого селения, и отправился туда, чтобы воскресить его, зная, что болезнь Лазаря – смертельна. Триодь поэтически раскрывает эти события в своих канонах и песнопениях, причем каждый день посвящен одному событию из этой истории:

Читать еще:  Каково происхождение имени дмитрий. Великие Дмитрии в истории

Днесь Христу является, об ону страну Иордана ходящу, болезнь Лазарева, и яко проведец глаголет: болезнь сия несть ныне к смерти. (тропарь 9 песни второго трипеснца утрени)

Вчера и днесь болезнь Лазарева, сию бо Христу являют сродницы. Радостию Вифание уготовися, Жизнодавца угостити и Царя, с нами вопиющи: Господи слава Тебе (седален по 3 стихословии на утрени вторника, глас 5).

Рыданием обложившеся Лазаревы сестры, страсть Тебе ведетелю всех являют: но пребываеши мало, да воздвигнеши чудо, и покажеши учеником Твоим страшная (ин трипеснец, песнь 2).

И самое поразительное по поэзии:

Ныне мертвогробная готови Лазаре мудре, скончаешися бо от жизни, утро умрети имый, гроб узри, воньже вселишися: но тебе Христос паки оживит, воздвиг четверодневна (ин трипеснец, песнь 9)

Среда. В этот день Лазарь умер.

Днесь издше Лазарь, и рыдает сего Вифаниа, егоже Спасе наш воздвизаеши от мертвых и предуверяеши другом Твоим, Воскресения Твоего страшное, адово умерщвление, и Адамово оживление: сего ради поем Тя (Стихира на Господи, воззвах, во вторник вечера, глас 3)

Днесь Лазарь умерый погребается, и рыдание поют сего сродницы, якоже провидец и Бог, страсть предрекл еси: Лазарь успе, учеником провещая, но ныне иду воскресити егоже создах. Сего ради Тебе вси вопием: слава державе крепости Твоея.(седален утрени среды, по 3 стихословии)

Днесь Лазарь умерый, не утаися всевидящаго ока Иисусова. Темже сказует сие учеником, вопия: Лазарь друг наш успе, воскресити его иду.(ин трипеснец среды, песнь 3, глас 3)

Лазарь днесь умерый износится, друг Христов, и рыдают сущии с Мариею и Марфою вси: Христос же радостию приходит к нему, показати людем, яко Той есть живот всех.(там же, 8 песнь)

Надгробныя слезы изливают Лазаревы сестры, зрящия сродника днесь под каменем горьким: Христос же мой издалеча сие сказуя, глаголаше апостолом Своим, радуюся вас ради, не бех бо плотию тамо.(там же, 9 песнь)

Четверг посвящен воспоминанию нахождения Лазаря во гробе второй день:

Двоеденствует Лазарь во гробе, сущия от века видит умершия, тамо зрит страхи странныя, множество неисчетное адовыми держимое узами: темже сродницы рыдают горько, предвидяще гроб его. Христос же идет оживити друга Своего, едино от всех совершити согласие: благословен еси Спасе, помилуй нас.(стихира на Господи, воззвах, в среду вечера, глас 6)

Двоеденствует днесь Лазарь умерый, и о сем проливают печали слезы сродницы, Мариа с Марфою, камень предвидящи гробный. Предста Зиждитель с Своими ученики, смерть пленити, даруяй живот. Темже вопием Ему: Господи слава Тебе. (седален по 3 стихословии утрени четвертка)

Погребается Лазарь, и на гробе яже о Марфе ныне рыдают и плачут, предстати Тебе Животодавцу, желающия.(ин трипеснец четвертка, песнь 4, глас 6)

Смерть начинает трепетати, еже к ней снития Твоего Христе ощущающи: яко жизнь бо, тщетну сию показал еси концем. (там же)

Идем, Твоим провозглашал еси другом, друг Мой Лазарь уже успе: сего воздвизая, усплю смерти всепагубную злобу во веки.(трипеснец, песнь 8, глас 5)

Мариа же и Марфа ныне рыдают, во гробе лежаща видяще Лазаря, и болезненно вопиют: аще бы был Христос зде, сродник наш не бы умерл. (ин трипеснец, песнь 8)

Ад да чает погубитися, ибо Жизнь приходит Лазаря воздвигнути вопиюща: благословите, пойте, и превозносите во вся веки (там же).

В гробе Лазарь двоеденствует днесь, и над ним проливаете слезы Мариа же и Марфа, яко сестры родныя: Христос же грядет к нему с божественными апостолы, показати велие чудо (ин трипеснец, песнь 9).

Четверг – своеобразный контрапункт. В пятницу в ткань повествования о болезни и смерти Лазаря вводится тема шествия Христа во Иерусалим.

Апостольская двоица священнейшая, единаго Тя от Троицы ведущи Христе, ныне Тобою посылается, привести жребя подъяремнича сына, якоже писано есть: на немже смиряяся всядеши Благоутробне, в вышних волею, седалище всем любящим Тя уготовляя, и в безсловесныя проникшия, умовредно Слове страсти, словесныя содеваеши, осанна Тебе взывающия.(Стихира на Господи, воззвах, глас 4, в четверток вечера)

На серафимех страшных, в вышних Христе носимый, яко Бог же, и всех Творец, Сам на жребя на земли всести идеши, яко сый по нам человечески. Вифаниа веселится, приимши Тя Спасе: Иерусалим радуется, яко чаяй Тя прияти: смерть умертвися, предощутивши Лазаря, приити из мертвых: и мы с ваиами сретение совершающе в радости, воспеваим державу благости Твоея Господи.(Там же, глас 8)

Двоица ученик посылается днесь, жребя привести Владыце всех: грядет всести, носимый серафимскими множествы. Начинает боятися Лазарем, миродержица всеядица смерть, первее пленившая род человеческий.(седален по 3 стихословии, утреня пятницы)

На Кресте Господи Твоем уснув, преложил еси на сон Владыко смерть. Вопил бо еси: друг Лазарь успе, но пойдем возбудити его ныне. (трипеснец пятницы, песнь 5, глас 4)

Снидеся иудеов от Иерусалима в Вифанию множество, и с сродницами Лазаревыми днесь страждут: наутрие же разумевше сего из гроба скачуща, движутся на убиение Христово. (ин трипеснец, 5 песнь, глас 8)

Се уготовася Христос предстати Иерусалиму, иже в горах вси и пустынях, соберитеся монаси, Того радостию усрести, со всею поднебесною. (там же)

Здесь достаточно много образов и событий – и трепещущей смерти, и грядущего Распятия, изображается и собрание иудеев, идущих посмотреть на чудо воскрешения Лазаря, наконец, Спаситель предстает перед Иерусалимом как Жених из притчи о десяти девах.

Паремия на 6 часе этого дня – Ис. 66, 10-24, пророчество о пришествии Христа в Иерусалим.

Ну и, соответственно, вечерня, совершаемая в пятницу – это уже вечерня субботы Лазаревой, события которой нам хорошо известны. В этот же день оканчивается Святая Четыредесятница, о чем на вечерне сообщает Триодь:

Читать еще:  Видеть большую грузовую машину во сне. К чему снится грузовая машина

Душеполезную совершивше Четыредесятницу, и святую седмицу страсти Твоея, просим видети Человеколюбче, еже прославити в ней величия Твоя, и неизреченное нас ради смотрение Твое, единомудренно воспевающе: Господи слава Тебе.(Стихира на Господи, воззвах глас 8,, вечерня в Лазареву Субботу)

Общеизвестно, что в этом году праздник Благовещения Пресвятой Богородицы совпадает с Лазаревой Субботой. Поскольку праздник этот переходящий, то в тему песнопений Триоди будет входить и Минея с песнопениями, характерными для Благовещения. Интересно, что на утрени вторника седмицы ваий Богородичен после первой кафизмы звучит в тему этого праздника:

Начало спасения, Гавриилово провещание к Деве бысть: слыша бо, еже радуйся, не отбеже целования: не усумнеся яко Сарра в сени, но сице глаголаше: се Раба Господня, буди Мне по глаголу твоему. (Вторник, седален на «И ныне» по 2-м стихословии)

Конечно же, все песнопения Триоди, которые несут в себе воспоминание тех или иных евангельских событий, неизбежно сопрягаются и с покаянной тематикой, которой проникнуты все богослужения Великого Поста. Однако, с течением недели эти песнопения все больше отступают перед праздничным настроением, которым проникнуты песни праздника Лазаревой субботы:

Господи, Лазарев хотя гроб видети, волею хотяй во гроб вселитися вопрошал еси: где положисте его? Уведев же, еже не неведал еси, и возглашал, егоже любил еси: Лазаре гряди вон. И послуша бездыханный, дыхание дающаго ему, Тебе Спаса душам нашим.

Господи, уверити хотя учеником Твоим из мертвых Твое Воскресение, на гроб Лазарев пришел еси: и возгласившу Ти сего, ад пленися, и отпусти четверодневна, вопиюща Тебе: благословенный Господи слава Тебе.

Душеполезную совершивше Четыредесятницу, возопиим: радуйся граде Вифание, отечество Лазарево. Радуйтеся Марфа и Мариа, того сестры, заутра бо Христос приходит, оживити глаголом умершаго брата: Егоже глас услышав, горький и несытый ад, страхом вострепетав, и вельми возстенав, отпустит Лазаря укройми обязана: Егоже чудеси собор еврейский удивився, с ваием и ветвьми Того срящут, и явятся похваляющии дети, Емуже завидят отцы. Благословен грядый во имя Господне Царь Израилев. (Стихиры на Господи, воззвах вечерни Лазаревой субботы)

Итак, последняя неделя Святой Четыредесятницы представляется достаточно насыщенной аллюзиями на евангельские темы. Так, она начинается с темы двух Лазарей: одного из притчи о богаче и нищем, другого – брата Марфы и Марии из Вифании. Эти две темы идут вместе с традиционными покаянными песнопениями Триоди, иногда соприкасаясь. С вечера среды тема болезни и смерти Лазаря из Вифании выходит на первый план. Каждый день реконструирует события из жизни вифанского семейства – болезнь (понедельник и вторник), смерть и погребение (среда и четверг), нахождение Лазаря в гробу и шествие Христа в Вифанию, чтобы воскресить его. С усилением темы приближения Христа к Вифании постепенно умолкают покаянные песнопения, и на передний план выходят праздничные молитвословия, ведь Христу надлежит скоро прийти в Иерусалим, пострадать, умереть и воскреснуть.

Седмица ваий – последняя седмица Великого Поста, которая остается «для нас», то есть время, которое нам дано для покаяния. Мы вступаем в Страстную седмицу, песнопения которой, скорее являют собой первые три дня строгий суд над человеком и постепенно обращают его внимание к Тайной Вечери, Кресту и Животворящему Гробу. Седмица ваий постепенно вводит нас в круг этих событий, предлагая через образы богача и Лазаря, а также Лазаря Четверодневного, обратиться к Богу с молитвой о воскресении наших душ и провести оставшееся нам недолгое время в покаянии.

Неделя Ваий. 6-я седмица Великого поста

Неделя ваий посвящена воспоминанию торжественного Входа Господня во Иерусалим, куда Он шел для страданий и Крестной смерти. Это событие описано всеми евангелистами. Этот праздник называется Неделей ваий (*Ва́йя от др.-греч. βαΐον — пальмовая ветвь), Неделей цветоносной, а в просторечии у русских также Вербным воскресеньем от обычая освящать в этот день пальмовые ветви, заменяемые у нас вербами.

Начало праздника восходит к глубокой древности. Первое указание на праздник – в III веке принадлежит святому Мефодию, епископу Патарскому († 312), оставившему поучение на этот день. В IV веке праздник, как свидетельствует святой Епифаний Кипрский, совершался весьма торжественно. Многие из святых отцов IV в. оставили свои поучения на этот праздник. В VII – IX вв. святые Андрей Критский, Косма Маиумский, Иоанн Дамаскин, Феодор и Иосиф Студиты, а также император византийский Лев Философ, Феофан и Никифор Ксанфопул прославили праздник песнопениями, которые и ныне поет Православная Церковь.

Праздник Входа Господня в Иерусалим принадлежит к двунадесятым праздникам, но не имеет ни предпразднства ни попразднства, так как окружен днями поста Четыредесятницы и Страстной седмицы. Однако, хотя он и не имеет дней предпразднства, подобно другим двунадесятым праздникам, богослужение всей предыдущей седмицы, начиная с понедельника, во многих стихирах и тропарях посвящено событию входа Господа в Иерусалим.

В пятницу 6-й седмицы оканчивается св. Четыредесятница. В этот день на вечерни, соединяемой с литургией Преждеосвященных Даров, в одной из стихир на «Господи воззвах» поется:

«Душеполезную совершивше Четыредесятницу, и святую седмицу страсти Твоя просим видети, Человеколюбче, еже прославити в ней величия Твоя, и неизреченное нас ради смотрение (домостроительство) Твое».

Вечером в пятницу — великое повечерие.

В субботу седмицы Ваий Церковь воспоминает чудо воскрешения Лазаря, поэтому суббота называется Лазоревой. Воскрешение Лазаря Церковь прославляет как доказательство Божественной силы Иисуса Христа и как удостоверение в воскресении Христа и в общем воскресении всех умерших, что и выражается в тропаре праздника (глас 1-й): «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, (т.е. удостоверяя), из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы (еврейские) победы знамения носяще. Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне».

Лазарева суббота и Вербное воскресенье служат переходом от Четыредесятницы к Страстной седмице.

На шестой седмице поста. Валентин Афитеатров

Читать еще:  Евангелие от марка 13 33. Большая христианская библиотека

Православная Христова Церковь всю наступившую неделю подготовляет христиан к Христовым страстям. Эта неделя церковная посвящена изложению событий из жизни Спасителя, предшествовавших Его страданиям. Пред концом Своей спасительной жизни Иисус Христос часто и пророчески напоминал Своим ученикам об ужасах разлуки Его с ними, о том, что Его изменнически выдадут злым врагам, которые надругаются над Ним и убьют Его. Но людская ненависть посрамится своей неправдой: Он воскреснет. Как ни внятна была речь Спасителя о крестной смерти, но ученики не понимали предсказаний Господа. Не понимали и боялись спросить объяснений на то, чего не понимали; им не хотелось разувериться в своих ложных мнениях, которые им привились, как чаяния, которые поддерживали в них горделивые надежды о земном величии их Учителя. Непонимание великих истин христианства и его требований может быть отнесено к каждому из нас. Это непонимание обуславливается разнообразнейшими причинами, из которых резко выдаются следующие.

Наши мысли постоянно вращаются среди одних внешних предметов. Эти мысли внушает и подсказывает нам наша немощная плоть; душе, просвещенной благодатью Божией, они чужды. Душа наша вечно обуревается чувственными желаниями. В нее рвутся страсти с такой же силой, как огненное пламя, встретившее на своем истребительном пути горючие материалы. Мы трудно миримся с окружающей обстановкой и не хотим понять, что создавшиеся вокруг нас условия располагают к размышлению о великой силе промысла Божия, знаменательно указывающего нам на призвание нас к небу.

От этого непонимания небесного учения наша жизнь на земле обставлена по большей части вечными тревогами, ропотом, жалобами, печалями. Мы не умеем выносить испытаний земной жизни, с ней нераздельных. Не умеем, потому что не внятно нам небесное учение Христа о том, что жизнь земная всегда полна скорбями. Но у нас, людей, погруженных в чувственные интересы, скорбь принимает по большей части оттенок раздирающего уныния и близка к отчаянию.

От непонимания небесного учения жизнь земная большей части из нас испорчена с ранней юности. Небесное учение Спасителя внушает, что человек в этом мире гость и странник. Время его жизни краткосрочно; чувственные и телесные его силы ограничены. Небесное учение уподобляет земную жизнь однодневной траве, начинающей увядать с той минуты, когда она вошла в силу роста; уподобляет быстроте сновидения, в котором часто пред человеком проходят в одно мгновение целые десятилетия. Но человек не внимает ни учению небесному, ни евангельским сравнениям, ни внушительным примерам. Мы не хотим помириться с тем, что мы здесь, на земле, временные гости. Мы так располагаем свою жизнь, словно земля наше вечное отечество. Мы не хотим понять, что круг наших современников день ото дня редеет; что деревья давно уже вырастили материалы, из которых гробовщики сколотят последнее убежище для нашей смертной плоти. Мы не хотим понять, что в этом мире мы путники; мы не хотим идти вперед, но с беспечностью остаемся на земле, будто она для нас не имеет предела. Кто внимает небесному учению, тот поймет эту истину.

От непонимания небесного учения зависит вредный взгляд на назначение человека. Редко кому приходит на мысль разъяснить себе этот вопрос. У нас бывает по большей части дума с ранней юности об устройстве внешних дел: сыновей воспитывают для приобретения богатства, дочерей для замужества. Пристроить сына или дочь на нашем языке значит одеть, нарядить, накормить, женить или выдать замуж. Но это потребное, но не главное и даже не первостепенное. Главное же – воспитать в человеке душу, раскрыть ее способности и силы, направить волю, отдалить от нее дурные наклонности, показать великость человека, показать человеку тайну сохранения себя чистым и невинным, младенчески невинным от колыбели до седины – это есть главное. Заботы же о еде, питье, спокойствии и сне – об удобствах жизни, делаясь первыми заботами нашими, сообщают человеку вид дикости. И не раз мир погибал от этого. Гибнут массы людей в наше время и на наших глазах.

Благо же тем, кто хочет знать небесное учение, кто не боится спросить у Господа, как ему надо жить, как действовать. Для такого человека и земная жизнь будет радость. Радуюсь о Господе, писал апостол Павел, когда ношу язвы Твои на челе. Эти язвы для него не были болезненны, он носил их любящим сердцем.

В наше время, когда жизнь выставила так много требований для быта и существования, когда многосемейные люди не стыдятся жаловаться на то, что у них велика семья (Господи, какой грех! Ведь большая семья – явное доказательство Божьего милосердия и долготерпения; у кого велика семья, у того больше друзей),- говорю, в наше время учение небесное кажется многим скучным и даже непонятным. Одни неохотно слушают это учение, а другие смеются над теми, которые говорят, рассуждают, хотят свести с земной дороги и поставить своих ближних ближе к его пониманию, облегчить ношу нашей пошло прожитой или проживаемой жизни.

Как же назвать такое непонимание? Священное Писание называет такое состояние самозабвением. В Евангелии есть выразительные слова: когда мы вам играли, вы были скучны, когда мы рыдали пред вами, вы не плакали. В самозабвении люди глухи ко всему; их не растрогаешь, не разбудишь. Из сухого дерева трудно выжать жизненный сок.

Что же нам делать, чтобы понять небесное учение, удаляющее от нас легкомыслие и самозабвение?

Последовать словам Спасителя: Бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух убо бодр, плоть немощна.

Да, плоть немощна! Нам необходимо усилить свой молитвенный подвиг; только молитва утверждает нас в исполнении заповедей Спасителя. Кто молится, тому является Сам Бог. Он простирает Свою всесильную руку на падающих. Он восставляет и в самых падениях и грешного мужа, и тяжкую грешницу женщину, спасает, утешает, любит, благословляет, ограждает благодатью Всесвятого Духа. Аминь.

Источники:

http://www.rulit.me/books/liturgika-read-231375-146.html
http://www.pravmir.ru/nedelya-vaij-v-pesnopeniyax-cerkvi/
http://zachatevmon.ru/?p=18158

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector