Молятся ли за самоубийц. Не всякая черная душа может отбелиться Божьей милостью и благодатью

Молитвы о самоубийцах

На заседании Священного Синода от 27 июля было принято решение одобрить Чин молитвеннаго утешения сродников живот свой самовольне скончавшаго — частную молитву для родственников самоубийц.

Предисловие

Церковные каноны запрещают «приношение и молитву» за самоубийц (Тимофея 14), как сознательно отторгших себя от общения с Богом. Справедливость этого правила подтверждается духовным опытом подвижников, которые, дерзая молиться за самоубийц, испытывали непреодолимую тяжесть и бесовские искушения.

Указанное правило святого Тимофея Александрийского было направлено против отпадших членов Церкви. Однако в настоящее время большая часть покончивших с собой это люди крещеные, но не получившие ни церковного воспитания, ни церковного окормления. Они прерывают свою жизнь не вследствие сознательного противостояния Богу и Церкви, а будучи «вне ума», хотя это не зафиксировано медицинскими свидетельствами. Священнику, который не знал умершего в его жизни, невозможно решить, как относиться к такой смерти, а родственники и близкие самоубийцы, встречая отказ священника совершить отпевание, еще далее отходят от Церкви, не получая утешения.

В связи с этим Священный Синод Русской Православной Церкви благословляет, в целях духовного окормления паствы и единообразия пастырской практики предлагает, не совершая отпевания самоубийц и «приношения» о них, то есть поминовения в храме, преподавать близким и родственникам таких умерших следующие утешительные молитвы.

Кроме совершения предложенного чина родственники и близкие могут взять на себя, с благословения священника, келейное чтение молитвы преподобного старца Льва Оптинского. Более же всего таким умершим помогает раздача милостыни за них и благочестивая жизнь их родных и близких.

Чин молитвеннаго утешения сродников живот свой самовольне скончавшаго

Благословен Бог наш:

Трисвятое по Отче наш:

Аллилуия, глас 6. Стих 1: Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, / ниже гневом Твоим накажеши мене. Стих 2: Помилуй мя, Господи, / яко немощен есмь.

Тропари: Помилуй нас, Господи помилуй нас, всякого бо ответа недоумеюще, сию Ти молитву яко Владыце, грешнии приносим, помилуй нас.

Слава: Господи, помилуй нас, на Тя бо уповахом; не прогневайся на ны зело, ниже помяни беззаконий наших, но призри и ныне яко благоутробен, и избави ны от враг наших; Ты бо еси Бог наш, и мы людие Твои, вси дела руку Твоею, и имя Твое призываем.

И ныне: Милосердия двери отверзи нам, благословенная Богородице, надеющиеся на Тя да на погибнем, но да избавимся Тобою от бед, Ты бо еси спасение рода христианского.

И абие антифон, глас 3:

Стих: Помилуй нас, Господи, помилуй нас, / яко помногу исполнихомся уничижения (Пс. 122:3).

Отче Небесный, / Любвеобильне, Человеколюбче, / Милостив, милостив, милостив буди нам, / о, вся Объемлющий / и всех Приемлющий! (Кондак прп. Романа Сладкопевца в Вел. Четв.).

Стих: Рече безумен в сердце своем: несть Бог (Пс. 52:1).

Отче Небесный, / Любвеобильне, Человеколюбче, / Милостив, милостив, милостив буди нам, / о, вся Объемлющий / и всех Приемлющий!

Егда, Судие, сядеши яко Благоутробен, и покажеши страшную Славу Твою, Спасе: о, каковый страх тогда, пещи горящей, всем боящимся нестерпимаго судища Твоего! (Вел. Пок. Канон.Чт., п. 8, тр. 4).

Не имамы иныя помощи, / не имамы иныя надежды, / разве Тебе, Владычице, / Ты нам помози, / на Тебе надеемся / и Тобою хвалимся, / Твои бо есмы раби, да не постыдимся.

Молитва

Владыко, Господи, Милостивый и Человеколюбивый, к Тебе взываем: согрешихом и беззаконновахом пред Тобою, преступихом спасительныя Твоя заповеди и любве евангельския отчаявшемуся брату нашему (отчаявшейся сестре нашей) не явихом. Но не яростию Твоею обличи ны, ниже гневом Твоим накажи ны, Человеколюбче Владыко, ослаби, исцели сердечную скорбь нашу, да победит множество щедрот Твоих грехов наших бездну, и Твоея безчисленныя благости пучина да покрыет горькое слез наших море.

Ей, Иисусе Сладчайший, еще молимтися, подаждь рабом Твоим, сродником живот свой самовольне скончавшаго, в скорби их утешение и на милость Твою твердое упование.

Яко Милостив и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Читать еще:  У порога геенны огненной. Молитва ангел хранитель от всякого зла избавитель

Пресвятая Богородице спаси нас.

Именем Господним благослови, отче.

Обычный (малый) отпуст.

Молитва преподобного Льва Оптинского для келейного чтения

Взыщи, Господи, погибшую душу раба Твоего (имярек): аще возможно есть, помилуй. Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне в грех молитвы сей моей, но да будет святая воля Твоя.

Молитвы за самоубийц. Как облегчить их учесть?

В основу молитвы за некрещеных положен случай, происшедший в Оптиной пустыни. Однажды к Оптинскому старцу Леониду (в схиме Льву, скончавшемуся в 1841 году) , обратился ученик в неутешном горе о погибшем отце-самоубийце, с вопросом, можно ли молиться за него и как. На что старец ответил: Вручай как себя, так и участь родителя воле Господней, премудрой и всемогущей. Молись Преблагому Создателю, исполняя тем долг любви и обязанности сыновней, по духу добродетельных и мудрых так:

Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего: аще возможно есть помилуй! Неисследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы моей. Но да будет Святая воля Твоя.

Этой молитвой можно дома молиться о родственниках, самовольно лишивших себя жизни, но учитывая определенную духовную опасность, описанную ранее, для совершения домашней молитвы нужно обязательно взять благословение у священника.

Из святоотеческого наследия известны случаи, когда по усиленной молитве близких облегчалась участь душ самоубийц, но чтобы добиться этого, нужно совершить молитвенный подвиг.

По примеру этой молитвы можно молиться и за некрещеных (отошедших в жизнь вечную непросвященными верою Православной) , а также крещенных, но отступивших от веры (отошедших в жизнь вечную в отступлении от Святой Православной Церкви) .

В этом наставлении для каждого христианина, находящегося в подобном положении, есть много утешительного, успокаивающего душу в предании себя и покойного воле Божией, всегда благой и премудрой. А то, что некрещеные могут получать некоторое облегчение по молитвам, известно из разговора преподобного Макария Египетского с черепом языческого жреца. Преподобный очень много молился об усопших и поэтому желал знать действие своих молитв. Когда ты молишься за мертвых, отвечал череп, — то мы чувствуем некое утешение. Этот случай вселяет в нас надежду, что наши молитвы о несчастных, умерших некрещеными, принесут и им некое утешение. Не стоит забывать и о таком действенном средстве для облегчения участи умерших, как милостыня, которая в данных случаях приобретает особенное значение.

Великий грех не принять Спасителя и отвергнуть веру Православную, но милостивый Господь позволил одному из Своих святых ходатайствовать перед Ним за души усопших не православных. Святой этот — мученик Уар, принявший смерть за Христа в 307 году. Однажды в видении блаженнои Клеопатре святой сообщил ей, что за ее благодеяния он умолил Бога отпустить грехи всем ее умершим родственникам-язычникам. С тех пор православные христиане обращаются с молитвой к мученику Уару о ходатайстве перед Господом за их родных и близких, умерших не крещенными в веру Православную.

Можно ли молиться за души самоубийц и еретиков? Архиепископ Никон (РОЖДЕСТВЕНСКИЙ)

Имя архиепископа Никона (Рождественского) постепенно в его творениях возвращается к русским людям. Безбожная Россия ушла в сень смертную, ушла туда насовсем. Пробуждается православная Россия, и она не забудет это имя. Память об архиепископе Никоне для нас незабвенна, дорога, и мы будем просить Господа упокоить в небесных селениях Своего великого молитвенника.

Выходит, что наше поколение считает себя как бы умнее, талантливее и обильнее благодатными дарованиями, нежели великие мужи, носители духа христианского, жившие в веках, от нас отдаленных. Если такое самомнение сознательно, то оно преступно, свидетельствует об отступлении от Церкви, хотя пока в мысли; но хочется думать, что больше творится все бессознательно, как грех неведения, как последствие недостаточного воспитания в духе церковности…

В последние годы мутною, ядовитою волною разливается по родной Руси в разных видах неверие, и прежде всего — неверие в Церковь, как живой организм любви, возглавляемый Христом Спасителем, как воплощенною любовью. И это неверие в Церковь проявляется в тех, которые считают себя верующими в Бога.

Необходимо, чтобы человек при исходе из сей жизни имел бы хотя зачатки произволения ко спасению, чтобы, по крайней мере, не отрицал возможности своего спасения, а следовательно — не терял надежды: мы молимся о тех, кто почил в надежде воскресения и жизни вечной, в ком осталась хотя бы искра надежды на Искупителя мира. Тогда Церковь молится и «о иже во аде держимых», по слову Василия Великого. Общий закон спасения выражен в словах: «в чем застану, в том и сужу», глаголет Господь.

Читать еще:  Валуйская епархия архиерейское благочиние.

Что сказал я о самоубийцах, то же можно сказать и об отлученных от Церкви еретиках, не примирившихся с Церковью, умерших во вражде с нею, в отлучении от нее. Вне Церкви нет пути к единению со Христом, а следовательно нет и спасения. Спасаются только живые члены Церкви, живущие ее жизнью, в единении с нею посредством таинств, наипаче же святейшего таинства Причащения Тела и Крови Христа Спасителя, как Он Сам изрек: аще не снесте плоти Сына Человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе.

Там живет уже не полный человек, а только душа его, и что преобладало в душе в сей жизни, то продолжает обладать ею и в будущей. Перемена для душ, отшедших из сего мира в другой, возможна лишь по молитвам Церкви, но при том условии, если душа отошла в мире с Церковью, если в произволении усопшего были зачатки искреннего желания спасения, если он был хотя и немощным, но не совсем мертвым, не отпадшим от целого членом тела Церкви.

Таковы общие основания для суждения о том: можно ли молиться за души самоубийц и еретиков. Но относительно самоубийц святой Тимофей, епископ Александрийский, на вопрос: «аще кто, будучи вне себя, подымет на себя руки, или повержет себя с высоты, за такого должно ли быть приношение (литургия), или нет?» — отвечает: «о таковом священнослужитель должен рассудити, подлинно ли будучи вне ума содеял сие.

Так было в отношении Толстого, так теперь творится в отношении другого богохульника — Шевченко, так постоянно творится неверами-интеллигентами в отношении разных хулителей Церкви, ее врагов, если только они носили имена христианские… Но относительно еретиков св. Церковь не допускает даже и таких исключений, какие бывают в отношении к самоубийцам: раз еретик или богохульник умер не примирившимся с Церковью, умер в отлучении от нее — Церковь не может допустить и молитвы о нем. Ересь есть духовное самоубийство, а о мертвом члене, отсеченном от целого тела Церкви, бесполезно и заботиться, бесполезно и молиться.

Есть еще одна сторона вопроса о молитве за еретиков и самоубийц, которую, обыкновенно, упускают из виду, хотя она едва ли не важнее всех теоретических суждений, которые, может быть, в самой основе-то своей на нее и опираются. Это сторона, так сказать, мистическая. Помнить надо: что такое Церковь в своей сущности? По учению великого Апостола Павла, она есть — живое тело Христа Спасителя, коего Он Сам и есть Глава, а все верующие — члены, так сказать — живые клеточки всего великого организма любви, одушевляемого Духом Божиим; молитва, по выражению покойного А. С. Хомякова, есть кровь Церкви, своим обращением привлекающая благодатные силы к обновлению всего организма.

Невыносимо приближение к Богу для души, умершей в грехе нераскаянном. Кто знает? Может быть наша молитва о человеке, умершем в состоянии ожесточения, будет только еще больше тревожить и усиливать в нем враждебные чувства к Богу… По крайней мере, относительно злых духов известно, что и сих отверженцев Господь готов был бы принять, но они сами того не желают в ожесточении своей гордыни. Посему вместо пользы молитва за того, кто ушел отсюда в нераскаянном грехе отчаяния и хулы на Бога, может и ему принести вред, и тому, кто за него молится.

Вред такому молитвеннику возможен еще и с другой стороны. Молитва не есть простое словесное ходатайство за другого, как это иногда бывает между людьми. Нет. Когда мы молимся за ближнего, молимся не языком только, не словами, а и сердцем, то воспринимаем память о душе его в свою душу, в свое сердце; воспринимаем, по любви к нему, и те скорби, и те грехи, какими он отягощен, и уже как бы от своего лица вознося их ко Господу, умоляем Его благость о помиловании или ниспослании ему спасающей благодати.

Посему-то молитва за почивших праведных людей весьма душеполезна и для нас самих спасительна. Не столько они получают от нас пользы, сколько мы воспринимаем от них духовной отрады и утешения. Над нами сбывается слово Писания: молитва его в недро его возвратится. С одной стороны, при одном простом воспоминании о лице, известном нам доброй жизнью, наша благовейная мысль о нем уже услаждается красотою его духовного облика; с другой — он видит любовь нашу к себе и, конечно, в долгу у нас не остается: он, так сказать, показует Богу любовь нашу и, по любви своей к нам, приносит Богу теплую, чистую свою молитву за нас.

Читать еще:  Кому помогает святитель григорий неокесарийский. Святитель григорий чудотворец епископ неокесарийский

Но совсем другое дело, когда молишься за человека, который всю жизнь свою грешил тяжкими смертными грехами и не подумал об очищении их покаянием. Тут уже не отраду вливает молитва, а, напротив, сообщает молящемуся тягость, смущение, беспокойство. Да так оно и должно быть. Воспринимая образ души усопшего, молящийся вместе с тем делается как бы общником и его душевного состояния, входит в область его душевных томлений, соприкасается его грехам, не очищенным покаянием, берет на себя и долю его душевных страданий.

Как у человека, смотрящего вниз с вершины высокой скалы или колокольни, откуда-то появляется мимолетная мысль — броситься вниз, так нечто подобное бывает и при воспоминании о самоубийстве человека, особенно известного тому, кто вспоминает о нем и имел к нему отношение. Говорю о людях впечатлительных и слабых. А ведь в молитве, как я сказал, мы как бы соприкасаемся своею душою душе того, за кого молимся… Что если молитва о самоубийце, вообще Церковью воспрещенная, будет неугодна Богу. Если благодать Божия отступит от нас за нарушение заповеди о послушании Церкви? За то, что мы свое мнение ставим выше учения и правил Церкви?

О всем этом пусть подумают те, которые требуют от служителей Церкви молитв об еретиках и самоубийцах.
А можно ли, скажут мне, молиться за самоубийц и еретиков на молитве домашней, частной, не церковной?

Отвечаю: молитва домашняя не может стоять в противоречии с церковной, тем более, что церковная молитва несравненно выше частной, домашней. Что такое моя одинокая, грешная, слабая молитва в сравнении с церковною. В церковной молитве моя немощная и, может быть, нечистая молитва очищается и несется к Богу на крыльях молитвы всей Церкви, всего сонма верующих, сонма всех святых Божиих. Не имею я дерзновения за премногие грехи мои к Господу Богу моему, тем паче дерзновения молиться о том, кто премного прогневал Его смертным грехом отчаяния; и как дерзну я делать то, чего не дерзает делать Церковь? Ибо если бы она дерзала, то не воспрещала бы такой молитвы…

Таково общее суждение о молитве частной, домашней.
Но мне скажут: как удержаться от такой молитвы особенно человеку, который был связан — не говорю уже с отлученным от Церкви явным еретиком: о таковом не позволит молиться чувство уважения к Церкви, которую он оскорблял и от которой отпал, — но с самоубийцей узами кровного родства, или был очень близок ему по духу любви, — как удержаться от того, чтобы излить свою душу пред Отцом небесным? Как не возвестить Ему печали своего сердца.

Но это — совсем другое дело. Никто не может запретить лично каждому из нас «изливать свою душу» в молитве пред Господом, «поведать Ему печали свои». Это — не одно и тоже с молитвенным ходатайством за покойника. Мудрые, духовно опытные и обладавшие даром рассуждения старцы-подвижники удовлетворительно дают на это ответ.

Так известный Оптинский старец Леонид, скончавшийся в 1841 году, дал такое наставление своему ученику, обратившемуся к нему за утешением, по случаю полученного им известия о смерти отца, последовавшей от самоубийства: «Вручай как себя, так и участь своего родителя воле Господней, премудрой, всемогущей. Не испытывай Вышняго чудес. Тщися смиренномудрием укреплять себя в пределах умеренной печали. Молись преблагому Создателю, исполняя долг любви и обязанности сыновней».

— Но каким образом молиться за таковых? — спросил послушник.
— По духу добродетельных и мудрых так: «Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего, и, аще возможно есть, помилуй! Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне в грех сей молитвы. Но да будет святая воля Твоя!»

Так учил и утешал богомудрый старец своего ученика, бывшего в печали и скорби великой.
В этом наставлении и для каждого христианина, находящегося в подобном положении, есть много утешительного, успокаивающего скорбную душу в предании и себя, и покойника в волю Божию, всегда благую и премудрую… И верный, смиренный сын Церкви не станет требовать от Церкви большего.

Источники:

http://www.pravmir.ru/chin-molitvennago-utesheniya-srodnikov-zhivot-svoj-samovolne-skonchavshago-isceli-serdechnuyu-skorb-nashu/
http://otvet.mail.ru/question/23549567
http://3rm.info/publications/61577-mozhno-li-molitsya-za-dushi-samoubiyc-i-eretikov-arhiepiskop-nikon-rozhdestvenskiy.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector