Миссия русской алии (Дмитрий Радышевский). Есть ли у вас проблемы с ортодоксальными евреями

Миссия русской алии (Дмитрий Радышевский). Есть ли у вас проблемы с ортодоксальными евреями

Дмитрий Радышевский:
«Миссия алии — дать Израилю новое сознание»

Дмитрий Радышевский закончил факультет журналистики МГУ и теологическую аспирантуру Гарварда (США). Работал обозревателем газеты «Московские новости» и московским корреспондентом журнала «Джерусалем Рипорт». С 1991 по 1998 год жил в Америке. Работал корреспондентом журнала «Тайм» в Вашингтоне, заместителем редактора русского проекта «Нью-Йорк таймс», собкором «Московских новостей» в Нью-Йорке. Алию совершил в 1999-м. Руководит Фондом Михаила Черного и международным форумом «Иерусалимский саммит». Автор романов «Русские страхи» и «Мантра», редактор книг «Дельфинариум: джихад против детей» и «Вавилон и Иерусалим: ближневосточный конфликт в свете Библии». Женат, четверо детей, живет в Иерусалиме

Прошу ваши отзывы оставлять на нашем форуме.
М.П., 17.07.05

— Начнем с того, что ЕСОД — не амута: это попытка создать общинное объединение иного типа. И за престижем никто из нас не гонится. Каждый из 13 членов — основателей ЕСОДа, от Давида Маркиша до Майи Каганской, от доктора Алека Эпштейна до профессора Вольфа Московича, — люди, имеющие довольно высокий статус в Израиле. Объединяет насвсех чувство гражданской ответственности, а проще — страх за будущее наших детей и понимание, что алия, осознай она свою миссию как община, может дать импульс Израилю для движения в другом направлении — прочь от новой Катастрофы.

— Вы считаете, что все так трагично?

— У Израиля отсутствует понимание своей национальной задачи. Отсюда все беды — от ядерной угрозы Ирана до перманентного политического кризиса. На минувшем историческом этапе национальная задача была понимаемаверно — называлась она «сионизм». Израиль выполнил ее: восстановил тело государства, его форму. Но дальше тело надо было наполнить духом: пониманием того, для чего именно был восстановлен Израиль. Ответ — для создания безопасного убежища для евреев — неверен. Если б это была цель, Всевышний восстановил бы Израиль в Бруклине. Там безопасней. Израиль вообще одно из самых опасных мест в мире для евреев. Тогда для чего? Ответа Израиль пока не дал. Новым духом тело не наполнено. А тело без духа -труп, И труп начинает разлагаться: от государства отваливаются куски территорий, коррупция разъела политическую систему, расползается социальная ткань, рушится сплоченность общества.

— Но существуют по крайней мере два ответа о национальной задаче — ответ левых и ответ правых.

— Да, и оба неверные. Левая парадигма — постсионизм: Израиль должен быть, как все, ближневосточной Голландией. Она ложна и неосуществима. Несмотря ни на какие уступки, арабы не хотят дать левым спокойно сидеть в кафе, потому что хотят не сокращения, а уничтожения Израиля. Но правая парадигма тоже неверна — Израиль не призван вновь стать государством еврейского шариата: история не ксерокс, а спираль — возвращаться надо на более высокий виток. Поэтому именно русская алия — свежая, третья сила, не принадлежащая ни к одному из этих лагерей, — способна принести новое понимание национальной задачи Израиля, новое сознание, которое трансформирует страну и выведет Израиль из тупика.

— И в чем это новое сознание?

— В интеграции Запада и Востока. Их конфликт — основное содержание истории: Личность против Бога, Модернизация против Традиции, Индивидуум против Общины, Наука против Религии.

Израиль — в эпицентре этого конфликта, на стыке Востока и Запада и географически, и духовно. Здесь этот конфликт сжат до взрывного состояния: не столько даже в борьбе с палестинцами, сколько в конфликтах Востока и Запада внутри самого израильского общества, русские евреи обладают сознанием, примиряющим этот конфликт. Мы — светские по форме и религиозные внутренне: в смысле поиска во всем высшего смысла. Светские верующие. Будущее именно за этим сознанием — за наполнением современных цивилизационных форм пониманием их духовного смысла. Если угодно, это новая Галаха: освящение нового, о котором говорил рав Кук. Осознанная духовная трансформация мира, сотворчество со Всевышним, это вообще сверхзадача еврейского народа. Миссия алии в том, чтобы развить это сознание и на его ос-нове примирить Восток и Запад в Израиле — примирить его колена.

— Я так условно называю ос новные группы нашего общест ва: харедим, поселенцы, светские, русские. Хотя все мы вроде бы из колена Иуды, но разъединены больше, чем были какие-нибудь Иссахар и Звулон.
Наша задача — примирить колена Израилевы. Если Второй Храм разрушила беспричинная ненависть между евреями, то третий Храм восстановит осознанная любовь между ними. В каждом колене есть искра святости, у каждого свой уникальный путь к святости, свои ворота, ведущие в единый Иерусалим. Именно русские евреи способны понять святость и светских и религиозных и синтезировать ее. Мы — идеальные интеграторы благодаря тому сплаву культур, из которого мы созданы. Мы одновременно интернационалисты и сионисты, рационалисты и мистики, евреи и русские. В этом миссия алии.

— Звучит мессиански. Я думал, что ЕСОД — политическое лобби.

— Мы говорим не о Мессии-Машиахе, а о миссии — то есть задаче. У каждой волны алии была своя миссия. Ашкеназы создали тело страны — скелет системы и мясо организаций. Сефарды дали ей душу, эмоциональную природу. Задача русских — дать ей новое сознание, ибо, только изменив сознание, можно изменить жизнь. Но это сверхзадача. А тактическая задача — внедрить носителей этого сознания в управление страной. То есть пробить дискриминационный стеклянный потолок, который ограничивает возможности алии влиять на жизнь в стране. Это и есть главная тактическая задача ЕСОДа, этим мы и заняты.

— Но этим заняты сейчас все русские политики — все сейчас говорят о дискриминации. Может быть, ближе к выборам вы собираетесь превратить ЕСОД в новую политическую партию?

— Принципиально — нет. Объясню, почему. В алие должна быть группа аналитиков, которые, разрабатывают стратегические задачи, стоящие перед алией и Израилем. Политики себе этого позволить не могут: они должны думать о следующих выборах. Именно поэтому ЕСОД не пойдет в политику. Наша функция — разрабатывать и представлять вниманию алии долгосрочные, поначалу, быть может, не очень доступные и не легко осуществимые цели. Функция политиков — объехать ближайшую кочку, на которой их лично может выбросить в кювет, о том, куда мы вообще едем, им ду-мать некогда. К тому же каждый из нас профессионально состоялся и, так сказать, «хорошо устроен». Чем сидеть в кнессете, для нас гораздо интереснее попытаться сфокусировать общественную дискуссию в алие на самых важных стратегических темах. Отдельные русскоязычные аналитики пишут замечательные статьи на многие из этих тем. Наша особенность и, надеюсь, сила в том, что мы — первая попытка вырабатывать стратегические задачи алии коллективно и последовательно.

— Можете привести пример этих стратегических задач?

— Главная задача Израиля — национальное покаяние. Не за то, как относимся к палестинцам, а за то, как друг к другу. Израиль призван быть этическим примером для народов. А жизнь наша полна несправедливостей. Наше отношение к бедным и наше отношение богатым (если они олимы). Наше отношение к репатриантам и наше отношение пришельцам, которые хотят породниться с евреями. Наш разврат, с одной стороны (взять хотя бы парад геев в Иерусалиме!), наше мракобесие — с другой (сражаться за Израиль можешь, а жениться здесь — нет). Наши грабительские банки, наша рабовладельческая система трудоуст ройства «коах адам», вообще дух обирательства и лжи (где они, за-поведанные Торой «правильные весы»?), которым пропитана вся хозяйственная жизнь Израиля. Наше предательство: Полларда, ЦАДАЛа, поселенцев и т. д. Наша общенациональная задача — устранять несправедливость во всех сферах внутренней жизни Израиля и наполнять их духом правды любви. Алия может стать и пpимером в покаянии (за враждебность друг к другу и к другим коленам, за социальную пассивность, за разъединённость), и лидером в ключевых сферах: здесь и альтернативное образование, и альтернативная система трудоустройства, и движение по примирению упомянутых колен Израиля, и новая парадигма для примирения с арабами. По всем у членов ЕСОДа есть наработки, но каждую из них надо развивать и обсуждать отдельно, не в рамках общего интервью.

Читать еще:  Во сне приснилось что куда то едешь. Ездить на машине во сне - к чему такое снится? К чему сниться ехать на мотоцикле

— Об одной из главнейших задач скажу кратко сейчас — это задача изменить парадигму принятия решений в политике: перейти от конкуренции к кооперации. Сначала в алие. Потом в кнессете. Сначала Израиль должен освоить кооперацию внутри себя. Только потом он сможет наладить кооперацию с арабами. Мир возможен только после внутренней трансформации Израиля: никакие договоры или односторонние акты его не принесут. Но сейчас ситуация позорна для нашего хваленого еврейского ума: сидят в кнессете 110 евреев и день и ночь думают, как подсидеть друг друга, вместо того чтобы подумать, как решить хотя бы одну проблему вместе. Если б евреи решили сделать что-то вместе, нет такой задачи, которую они б не решили. От палестинской проблемы до прихода Машиаха. Но изменить сознание — встать над схваткой и увидеть зерно святости, которое, как мы говорили, есть в каждом колене Израилевом, — чрезвычайно трудно. Лидера, который обладал бы таким сознанием и мог бы увлечь им страну, нет. Но время великих харизматических вождей прошло. Сейчас время Net — время сетей, коллектива. Таким коллективным лидером может и должна стать группа, сеть людей. Алия способ на выполнить эту функцию. Осознанное стратегическое сотворчество, а не тактическое сбивание блока сначала должны освоить русскоязычные политики.

— Вы говорите о новой попытке создания единой партии алии? У многих возникает вопрос, не стоит ли за этим Черной.

— Во-первых, если я работаю в его фонде, не значит, что за этим стоит Черной. Каждый из нас где-то работает, не представляем мы в ЕСОДе только самих себя. Во-вторых, хотя Черной верит в миссию алии и больше других делает для укрепления ее статуса, он ни когда не лезет в политику — ни в России, ни здесь. Так что ни на старую, ни на новую партию он денег не даст. В-третьих, дело не в изменении политической карты, а в изменении сознания. И мы пытаемся вывести дискуссию именно на этот уровень.

— И все же: считает ли ЕСОД, что алия должна создать единую русскую партию?

— Мы считаем, что главное — осознать, что у всех нас существует естественная единая платформа — приоритетные реформы, которые нужны алие и стране. Почему нет сплоченности ни среди израильских политиков, ни среди русскоязычных? Потому что главный разъединитель — арабский вопрос. Мы предлагаем не делать его приоритетным: «ахшав шалома» все равно не будет. Алия должна осознать: приоритеты — национальное покаяние и примирение «колен», осознание миссии Израиля и соотношения законов духовных и законов государственных, плюс депутатов избирателям), введение президентского правления.
Еще один приоритет — изменение политической культуры. Сейчас в Израиле политическая культура такая же, как в арабском мире, — власть кланов, «протекция». Это не отвечает требованиям XXI века. У власти стоят старые элиты, неспособные провести кардинальные реформы, о которых мы говорим: они не могут сломать старые неэффективные системы, потому что они выпестованы ими. Большинство этих людей вершат судьбы Израиля не потому, что об-ладают нужными умениями и достоинствами, а потому, что принадлежат к нужному клану — вместе были в садике, в школе, в армии. Друг тянет друга. Израиль должен перейти от кланократии к меритократии: власти имеющих «merits», достоинства. Алия обладает этими достоинствами. Но чтобы инициировать и двигать реформы, она должна войти в элиту.

— Но как она войдет в элиту, ежели не пущают?

— Начать пробивать стеклянный потолок дискриминации могут даже те девять русскоязычных депутатов, которые есть в кнессете. В большинстве своем это очень энергичные и профессиональные законодатели. Это еще одна причина, по которой ЕСОД не собирается идти в кнессет: я не думаю, что кто-либо из нас может стать более эффективным депутатом, чем Штерн, Бронфман или Солодкина. Индивидуально они чрезвычайно эффективны. Проблема в том, что междуними нет эффективной координации. Один выдвигает нужный для алии закон, ставит его на голосование, другие в этот день или не знали об этом и отсутствовали, или воздержались, а то и голосовали против из-за коалиционной дисциплины. Вопрос о последней должен быть поставлен алией перед всеми русскоязычными политиками, входящими в общеизраильские партии. Религиозные говорят, вступая в них: мы подчиняемся коалиционной дисциплине только до тех пор, пока дело не коснется религии. И это их условие принимается. Так же должны сказать «русские»: если речь пойдет о законах, нужных алие, и партия будет против, предупреждаем заранее — мы не подчинимся коалиционной дисциплине. Если будет координация, стеклянный потолок можно пробить даже законодательно: можно провести закон о позитивной дискриминации. Если каждый из наших девяти депутатов пролоббирует голосование еще семи своих израильских коллег — закон будет принят.

— Как именно ЕСОД собирается координировать наших политиков?

— Мы попытаемся на первых порах быть просто нейтральной площадкой, где они могут сесть вместе и обсудить общую стратегию. Обсудить, как переходить к кооперации. Например, не конкурировать в инициативе выдвижения законов, а рассмотреть Пакет законов алии, составленный юристами Эли Гервицом и Константином Бойко, членами ЕСОДа.

— Что ж, удачи в ваших грандиозных планах.

— Это наши грандиозные планы. Всей алии. Так что — удачи нам всем.

Интервью вел Эли Биньяминов

Перепечатано из газеты «Вести-2» (Израиль) от 2 июня 2005 г.

Миссия русской алии (Дмитрий Радышевский)

Различие между миссией и Мессией очевидно. Не каждый человек может быть Помазанником. Более того, Мессией может быть только один человек. Или богочеловек. Но это уже теология. Мы же говорим о телеологии — науке о цели. Жизненной целью, жизненной задачей — миссией своего существования — обладает каждый человек, социальная группа, государство.

Для того чтобы облегчить задачу осознания жизненной мис­сии, человеку имеет смысл проанализировать базовые данные своей судьбы. Эзотерика, от каббалы до буддизма, учит, что при воплощении душа выбирает семью, страну и племя не случайно. Метафизику, конечно, можно отрицать и верить только в химию и в газету «Гаарец», но даже заядлым материалистам не грех про­анализировать свою сущностную связь с упомянутыми обстоя­тельствами.

В нашем случае — и это объединяет всех читающих данную книгу и эту статью — эти базовые составляющие судьбы одинако­вы: наши «я» выбрали еврейский народ, страну Израиль и рус­скую культуру.

Мы — родственники в кубе. Почему? Почему наши судьбы стоят именно на этих трех китах? Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять метафизические задачи еврейского народа, Государ­ства Израиль и русскоязычной культуры.

Читать еще:  Снять цыганский сглаз. Экстрасенсы

Миссия евреев

Книга книг говорит, что миссия эта — быть «народом свя­тым», народом священников.

В чем функции священника? Он обладает сознанием, пости­гающим высшие духовные законы, и способностью низвести эти высшие энергии на материю, теургически освящая ее, — т.е. свя­щенник преображает материальное бытие в соответствии с духов­ным сознанием.

В этом — уникальность иудаизма по сравнению с другими, в первую очередь с восточными, религиями. И в иудаизме, и в ин- дуизме-буддизме стоит цель осознания Истины и постижения духовных законов. Но это постижение является на Востоке само­целью, концом путешествия: достичь просветления, чтобы разо- тождествиться с этим миром. В иудаизме цель — познать духов­ные законы, чтобы на их основе перестроить, исправить, преоб­разить мир. В христианстве эта, воспринятая от евреев задача ос­талась на уровне догмата («преображение плоти», «трансфигура­ция» как чаемый конец истории в православии), но не стала Га- лахой — руководством к ежедневному, настойчивому и кропот­ливому действию.

Другой образ, полезный для осознания еврейской функции «света народам», — антропоморфический. В едином теле челове­чества еврейский народ избран быть центром сознания — неким гипоталамусом, находящимся между двумя полушариями, рацио­нальным и иррациональным, «материальным» и «духовным». Эта малая железа, совокупность высших центров организма, призва­на гармонизировать их взаимодействие — пронизать материаль­ное духовным (что символизирует Звезда Давида), примирить Бо­га и человека, продвигая род людской к богочеловечеству.

Метод выполнения этой функции евреям был дан двуеди­ный: обучать народы духовным законам и показывать им пример этической жизни, т.е. применения этих законов. Эта энергия в проводнике и дает свет народам.

Каждый раз, когда человечество оказывалось в духовном ту­пике, евреи давали ему новую порцию света — импульс духовно­го знания, поднимавшего народы ко все большим степеням ду­ховной свободы и духовной ответственности.

Готовя его в рассеянии, произвести этот духовный взрыв ев­рейский народ мог только сконцентрировав свой дух в тесном материальном сосуде, обладающем особыми свойствами, — в

Земле Израиля. Так было после каждого Исхода — из Египта и Вавилона.

Дав знание и построив его великий материальный символ, Храм, евреи должны были выполнять вторую часть двуединой функции — строить свою жизнь как пример воплощения этих за­конов. Провал в последнем приводил к разрушению Храма и к новому изгнанию.

Сейчас произошел третий и, будем надеяться, окончатель­ный Исход. Иначе — т.е. не в контексте духовной истории еврей­ства — рассматривать восстановление Государства Израиль не имеет смысла.

Соответственно, Израиль вновь выведен из галута в Обето­ванную ему землю для выполнения этой конкретной функции, состоящей в том, чтобы дать народам новое сознание, которое поможет человечеству решить основные духовные задачи этой эпохи; и дать пример — создать совершенный социальный орга­низм, т.е. превратить Государство Израиль в пример общества, построенного на этом знании.

Миссия Израиля

В чем же основная духовная задача современности — т.е. ка­кое сознание, какое новое откровение должен дать восстановлен­ный Израиль миру?

Основным конфликтом эпохи является обострившийся и проникнувший во все сферы жизни, включая геополитику, извеч­ный конфликт между Личностью и Богом. Сегодня это — Запад против Востока: Модернизация против Традиции, Индивидуум против Общины, Наука против Религии, Моральный Релятивизм западного, номинально христианского мира против Тоталитар­ной Веры мира исламского.

Израиль — в эпицентре этого конфликта, на стыке Востока и Запада и географически, и духовно. В Израиле этот конфликт сжат до взрывного состояния: и в борьбе с палестинцами, и в кон­фликте Востока и Запада внутри самого израильского общества. Это напряжение, которое ощущают все израильтяне, должно по­родить выброс нового духовного импульса — импульса, который пробьет для мира выход из данного тупика.

Выходом, который Израиль укажет миру, является не рас­пространение вширь формы (демократии), но внедрение сути в самую глубь социума и человека. Суть эта — интегральное созна­ние, наполняющее цивилизационные формы Запада стремлени­ем к духовным идеалам Востока и направляющее религиозную пассионарность Востока в гуманистические и созидательные ци­вилизационные формы.

Именно Израиль призван вернуть Востоку утраченную Лич­ность и Западу — утраченного Бога, создав в мире тот «шалом» (полноту-целостность), что необходим для продолжения обще­человеческой миссии — осознанной духовной трансформации мира.

Именно Израиль призван первым достичь конца Истории — понимая историю как процесс развития государств. Венцом этой Истории должно стать создание Совершенного Социального Орга­низма — такого уникального духовно-политического устройства, которое, сохранив западные права и свободы личности, придет к восточному идеалу общинной любви. Израиль призван стать пи­лотным проектом человечества, явив пример свободного, осно­ванного на знании духовных законов перехода от конкуренции к кооперации во всех областях социальной жизни.

В этом — служение всем народам; в этом — всемирное свя­щенство нового Израиля: несение человечеству подлинного Ми­ра — шалома, шлемута — цельности и святости, а не того мораль­но тухлого и рационально самоубийственного компромисса со злом, который в сегодняшней политике называется «миром».

Однако сегодняшний Израиль, давно имея единую еврей­скую теологию, даже не думает о необходимости создания единой израильской телеологии — понимания цели (национальной зада­чи) Израиля.

На минувшем историческом этапе ее понимали верно — Из­раиль должен был восстановить форму государства, его тело. И верно понимаемая цель привела к содействию высших сил и к чу­десным победам. Но дальше тело надо было наполнить духом: по­ниманием того, для чего именно был восстановлен Израиль. От­вет — для создания безопасного убежища для евреев — не верен. Если б это была цель, Израиль был бы восстановлен в Бруклине или, на худой конец, в Уганде. Там безопасней. Израиль сегодня вообще — одно из самых опасных мест в мире для евреев. Тогда для чего?

Ответа Израиль пока не дал. Новым духом тело не наполне­но. А тело без духа — труп. И труп начинает разлагаться: от госу­дарства отваливаются куски территорий, коррупция разъела по­литическую систему, расползается социальная ткань — сплочен­ность общества.

Два существующих ответа о национальной задаче — ответ «ассимиляторов» и ответ «гетто» — являются телеологически не­верными. Поскольку выбраны ложные цели, ни высшие силы, ни, если угодно, исторические законы не помогают стране про­двинуться ни к одной из них.

Идеологией правящей элиты Израиля — можно называть ее постсионизмом или псевдопрагматизмом — на самом деле являет­ся ассимиляция. Не религиозная ассимиляция индивидуального еврея в окружающем его инородном обществе, но политическая, о которой писал еще Жаботинский, ассимиляция коллективного ев­рея — Израиля — в мировом сообществе.

Согласно этой идеологии, смысл двухтысячелетнего стрем­ления вернуться в Сион состоит в осуществлении «калифорний­ской мечты»: вилла, море и возможность забыть обо всем. Ради достижения этой мечты, этого мира сейчас же сегодняшний Из­раиль тщится быть принятым в семью народов на правах малень­кого Изи.

Но метафизика — такой же реальный фактор в судьбе евреев, как физика в судьбе падающего с дерева яблока. И народы не да­дут Израилю уклониться от его миссии, подстегивая его разнооб­разными страданиями к духовной работе — к тому, чтобы он про­извел новый импульс «света из Иерусалима» — дал народам при­мер и путь выхода из тупика. Антисемитизм, таким образом, был и остается нетерпением спасения у народов земли — спасения, ко­торое — по непреложному, пусть и обременительному для изра­ильтян декрету Книги — было и остается «от евреев».

Но второй ответ о национальной миссии, который сегодня есть в наличии в Израиле, ответ религиозного «гетто» — в кото­ром помнят, что новый Исход произошел для «совершения слу­жения», а не просто для «свободы», — также не верен, ибо служе­ние это видится идеологам «гетто» в качестве возвращения в зо­лотое галахическое прошлое иудейского царства. Однако, даже не задаваясь вопросом о пробе той золотой архаики, следует по­мнить, что история — не ксерокс, а спираль и возвращаться надо на более высокий виток.

Читать еще:  Всенощное бдение. Крещение Господне — история, традиции и обычаи православного праздника

Ортодоксальные евреи

Еврейская мудрость

Дождь

Таки с Новым Годом!:)

Всех с выходными

Разборки в синагоге.

Паразиты

Вполне возможно.

Прочитал комментарий, посмеялся. потом задумался.

Шаббат, жи есть!

Почему евреи — ультра-ортодоксальные, а мусульмане — радикальные?

В г.Нью-Йорк у евреев есть даже свои школьные автобусы

Проезжал недавно г.Нью-Йорк на траке (то еще удовольствие) и занесла меня нелегкая в еврейский квартал — там было всё — евреи с пейсами в черных плащах и шляпах, евреские женщины с подобием парашютов на голове, еврейские дети, еврейские магазины и даже еврейские школьные автобусы с ивритом на борту (чуть дальше их стояло таких штук 20 в ряд). Молодцы, отлично ассимилировались)
P.S. Выгодного предложения за время пути по еврейскому кварталу так никто и не сделал)

Евреи из России всегда «русские». Репатриация 90-х.

12. Исповедь дауншифтера. Израиль. Наши дни.

— Если бы не репатриация 90-х из СССР, то вероятнее всего, государство Израиль прекратило бы своё существование, — признают ведущие политики страны. И действительно, 1,9 млн. евреев покинуло постсоветское пространство. Правда, не все переехали в Израиль, однако после введения в 1993 году квот американцами, основной поток устремился на Землю Отцов.

Особенно тяжело пришлось нашим ровесникам, тем, кому сейчас пятьдесят или несколько больше. Когда я скупался в супермаркете Кармиеля, ко мне подошёл немолодой человек и обратился с просьбой прочесть аннотацию к продуктам. Внимательно выслушав, он поблагодарил и отошёл в сторону. Очень многие «русские», приехавшие в девяностые говорят на иврите, но не умеют читать и писать. Им некогда было учиться, нужно было зарабатывать на новую жизнь. Всему обучались на работе. Мне рассказывали об одном профессоре математики, который работал охранником в одном из ВУЗов Израиля. На перемене он охотно помогал студентом, позже, выучив язык, пройдя профессиональное освидетельствование, преподавал в этом институте наравне с учителями-израильтянами. Но на это потребовались годы. Переехав, евреи девяностых перевезли с собой и быт бывшей Родины. По улице прогуливаются в одежде тех времён, квартиры обставлены мебелью из СССР. Они читают книги советских издательств «Художественная литература» и «Молодая Гвардия». В России уже не встретить лиц с типичной еврейской внешностью, зато в Израиле я повидал всех своих родственников по отцовской линии лет за сто. Эмигранты из бывшего СССР периода девяностых до сих пор хранят в сердце своём обиду за тяжёлый непрофессиональный труд, выпавший на их долю, бывают излишне подозрительны и вспыльчивы. И хотя материальная помощь девяностых в разы превышает нынешние пособия, этот факт не служит утешением для них. С нами изучала иврит далеко небедная супружеская пара из Нижнего Новгорода. Готовясь к эмиграции, они обратились с просьбой к своим родственникам в Кармиеле, подобрать к их приезду съемную квартиру. В результате им пришлось жить в старом, сыром помещении, изобилующим всякими насекомыми. Не прожив и года, они вернулись в Россию.

Армейский принцип: «Хлебнули мы, пусть и нынешние помучаются» разделяет большинство из иммигрантов девяностых.

Что такое гиюр? Зачем он нужен? Репатрианты с опытом.

11. Исповедь дауншифтера. Израиль. Жизнь продолжается.

— Вы знаете, Гриша, вам надо обязательно принять гиюр (посвящение в иудаизм с процедурой обрезания).

Что — то подобное я ожидал услышать с первых дней пребывания в Израиле. Но на самом деле никто особо не интересовался моими религиозными предпочтениями.

— Гриша, а ведь это серьёзно упростит вашу жизнь! — спустя пару месяцев, я все же услышал подобные слова, сидя на лавке у подъезда нашего дома. Сухощавый седой старик, помолчав немного, продолжил:

— Меня зовут Александр Моисеевич, — представился он, — а вас как?

— Когда-то я жил в Москве, в самом центре столицы. Не стоит говорить, что Москва, это не Кармиель.

Когда тебе почти восемьдесят, желания и возможности предельно ограничены. Не нужны больше ни многолюдные улицы, ни широченные проспекты, абсолютно бессмысленны многометровые квартиры.

— Я оставил жилплощадь сыну и переехал с женой в Израиль. Но перед тем, как репатриироваться, я принял гиюр. И признаться, не жалею.

— Ваша мама еврейка? — поинтересовался дед.

— Тогда, отец еврей?

— Да, именно так, — пересилив неловкость уточнил я.

— В таком случае, не о чем и говорить, оживился старик, — только гиюр! Представляйте себе, отец у него еврей!

— Да я как — то не думал об этом.

— А вы, дружочек мой, подумайте. Вы работаете где-нибудь?

— Пока учу иврит, как закончу Ульпан, буду искать работу.

— Вот! После гиюра в синагогу станете ходить, друзья хорошие появятся, с работой помогут.

Я заверил Александра Моисеевича, что подумаю и попрощался с бывшим соотечественником.

Дома я рассказал Ире о новом знакомом.

— Ну, и что ты решил?

Пообедав, засели за уроки.

На следующий день, часа в два по полудни я пошёл в магазин за продуктами. На обратном пути решил передохнуть и присел на лавку. Повторив про себя новые слова и выражения, услышанные на занятиях, я понял, что запомнил далеко не все.

— Добрый день, молодой человек.

Я обернулся на голос и увидел перед собой субтильную фигуру Александра Моисеевича.

— Завтра задует хамсин ( сухой, горячий ветер с пустыни). Вы не забудьте закрыть плотно окна.

— Это не первый хамсин на нашей памяти, Александр Моисеевич.

— А сколько вы уже в Израиле?

— Да-а-а! И как впечатление?

— В общем нравится.

— Ну, это пока. вы получаете пособие, — задумчиво произнёс бывший москвич, — а потом, когда деньги выплачивать перестанут, вам понадобится работа. И тут, как воздух станет необходим гиюр.

Я нервно заерзал на скамейке.

— Ну вот скажите мне, зачем вам нужны лишние проблемы? Ведь приняв иудаизм, вы решите одним махом почти все задачи. Это работа, досуг, смысл жизни, в конце концов. Вы посещали нашу синагогу?

— А вы придите, посмотрите, как люди молятся, может быть и подружитесь с кем- нибудь. Правда русских в нашей синагоге не очень любят, но вы можете для себя найти другую.

— Спасибо, Александр Моисеевич. До свидания!

— Уже уходите, молодой человек? Ну хорошо, до свидания. И обязательно подумайте над моими словами. Вам нужен гиюр.

— Где ты так долго был? — спросила меня Ира.

— Я опять встретил того старого еврея из Москвы.

Он снова склонял меня к обрезанию. И ещё мне показалось, что он поджидаел меня, наблюдая из окна. Стоило мне присесть на лавку, как он тут как тут.

Вечером, когда жара начала спадать, мы пошли прогуляться по нашему микрорайону. Прямо за домами начинались каменистые пустующие земли. Почва в Израиле красная от обилия в ней меди. На иврите земля — адама, с ударением на последний слог, адама так же означает красный цвет, и известное всем имя Адам тоже происходит от этого слова. На высоких лысых валунах отдыхали странные существа, напоминающие крупных сурков.

С утра следующего дня задул ветер с пустыни. Небо моментально сделалось коричневым и стало тяжело дышать. К счастью, с вечера предыдущего дня начался Шаббат, и Ульпан был закрыт.

Я выскочил во двор в надежде быстро избавиться от мусора.

— Молодой человек, — услыхал я голос за спиной.

Я обернулся и увидел Александра Моисеевича в субботнем талите, шествовавшего из синагоги в компании религиозных евреев.

— Вы помните о чем я вам говорил? Это совершенно другая жизнь!

Источники:

http://jerusalem-korczak-home.com/np/np27.html
http://evrofilm.com/missiya-russkoj-alii-dmitrij-radyshevskij.html
http://pikabu.ru/tag/%D0%9E%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B5%20%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B8

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector