Как православные священники выбирают себе жен. Священник, который не умеет каяться, ничему не научит на исповеди людей

Отчего радуется священник на исповеди

Но не чуду как таковому радуешься, а куда больше – за человека, перед тобой стоящего. Вот только что он находился в удалении от Бога, был словно тенью какой-то сумрачной окутан, и каким-то поразительным образом произошел этот поворот, это обращение и возвращение к Отцу, и он уже не в тени той, смертной, а в свете, его и тебя вместе с ним просвещающем.

В самых страшных грехах может каяться человек, в самых диких злодеяниях, горьким, слез достойным может быть его рассказ, но если совершается внутренняя перемена, та самая «метанойя», то есть изменение ума, а точнее – всей человеческой личности, ощущения тяжести нет. Наоборот: так легко становится на душе, как бывает только после грозы, когда отгремел гром, отсверкали молнии и вода одновременно омыла и напоила собой бедную, грешную землю.

Думаешь обычно, слушая чужую исповедь или исповедуясь сам: «Да за что же любит нас так Господь?! Нет, конечно, не за что-то Он нас любит, а вопреки всему…» А тут вдруг открывается тебе нечто… открывается та невыразимая словом красота человеческой души, дивная, первозданная, которая сокрыта обычно уродством страстей, язвами пороков, струпьями грехов. Открывается – и понимаешь наконец, за что любит Сотворивший сотворенного: отражается, по слову святителя Игнатия, в капельке росы, в душе человека свет Солнца, свет Божества, и ты какое-то мгновение любуешься им, благодаря за эту милость и за этот дар.

Ты всего лишь свидетель, но как же хорошо, что это свидетельство не бесплодно!

А еще… Еще радуешься оттого, что чувствуешь: не напрасно ты стоишь здесь, перед аналоем с Евангелием и Крестом, в епитрахили, не напрасен и не тщетен и твой малый труд, есть какая-то польза и от твоего служения, твоей молитвы, твоего слова или хотя бы от твоего внимания и внутреннего участия. Ты всего лишь свидетель, отнюдь не совершитель (подлинный Совершитель один!), но как же хорошо, что это свидетельство не бесплодно!

И, конечно, не обязательно, чтобы чувствовалось и переживалось всё это, видеть в храме преподобную Марию, из блудницы претворившуюся в величайшую праведницу, или авву Моисея Мурина, некогда наводившего на всех страх душегуба-разбойника, а впоследствии – смиреннейшего инока. Не обязательно слышать исповедь, наполненную драматическими подробностями, «необычную», «неординарную». Ничего особенного в плане содержательном в ней может и не быть. Самое главное – именно то самое ощущение перемены, о котором речь выше. Самое главное – ощущение того, что человек действительно трудится, и Господь принимает и благословляет его труд, и совершается это – такое мучительное и отнюдь не стремительное, такое скромное и такое бесконечно славное – восхождение горе

Почему у православных нет исповедальных кабинок?

Когда речь идет об осознании своих грехов и раскаянии, второстепенным становится вопрос – в какой форме проводится исповедь. Но, оказывается, внешние атрибуты и определенная ритуальность процесса волнуют не только тех, кто впервые готовится приступить к Таинству или делает это от случая к случаю. У многих постоянных прихожан нет-нет, да возникают сомнения: а вдруг кто-то, помимо священника, услышит слова покаяния, а надо ли становиться на колени, почему священник молчит и т.п. О том, что и как происходит на исповеди в православных храмах – протоиерей Владимир Ровинский, настоятель храмового комплекса Почаевской иконы Божией Матери города Ковель Волынской области.

Читать еще:  Кант и нравственный закон внутри нас. Совесть: кому от нее хорошо? И нравственный закон внутри меня кант

– Откуда у православных именно такая форма принятия исповеди?

Протоиерей Владимир Ровинский

– Внешняя форма совершения таинства исповеди складывалась на протяжении многих веков. И за тем, что сегодня привычно и обыденно для церковного человека в храме, стоят не только столетия, но и многие споры, страдания, гонения и кровь мучеников. В первые века христианства существовало несколько степеней покаяния. Исповедь в этот период носила публичный характер.

Сегодня в храме публичное покаяние можно увидеть только в случае принятия Церковью в свое лоно раскольников или сектантов. Ради этого совершается особый богослужебный Чин, который возглавляет епископ. Остальные же случаи исповедания грехов носят конфиденциальный характер. В каждом храме отведено особое место, где верующий в присутствии священника, перед Крестом и Евангелием исповедует свои грехи Богу. Священник, после завершения исповеди, совершает над склоненной головой кающегося особую, разрешительную молитву. В этой молитве священник просит Господа простить все прегрешения кающегося.

При этом элемент публичности остается и сегодня, ведь желая приступить к таинству исповеди, мы должны выйти из среды находящихся в храме и стать пред всеми в новом качестве – кающегося человека. Особо хочу подчеркнуть, что тайна исповеди всегда остается неприкосновенной.

Священник не имеет права, даже под принуждением, кому-либо открывать услышанное на исповеди. Не должно и кающемуся после исповеди делиться ни с кем предметом своего покаяния.

– Есть люди, которые очень переживают, что их исповедь могут услышать другие люди в храме, особенно если он небольшой, а народу много. Ведь часто человек в раскаянии хуже контролирует свои эмоции, начинает говорить громче. Почему у православных нет исповедальных кабинок?

– Это практика Римо-Католической Церкви. Степень конфиденциальности исповеди католики пытаются еще более усугубить, поэтому священники уединяются с кающимися в особые кабины – исповедальни или конфессионалы. Очевидно, эта традиция имела свои негативные стороны. И, чтобы предотвратить злоупотребления в практике исповеди, Кодекс канонического права от 1918 года предписывает католическим священникам выслушивать исповеди женщин только в исповедальнях, снабженных решетчатыми перегородками и помещающихся в удаленной части церкви.

Джузеппе Мольтени (1800-1867), «Исповедь», 1838

– А что делать, если случайно услышал чужие грехи?

– Чтобы этого избежать, я в своей пастырской практике настаиваю, чтобы во время совершения исповеди ожидающие своей очереди стояли на определенном расстоянии от исповедального аналоя. Если же человеку пришлось услышать чужой грех и это смутило его совесть – необходимо сказать об этом священнику на исповеди.

– Нередко бывает, когда исповедь одновременно принимают несколько священников, к одному выстраивается большая очередь, а другой может ожидать исповедующихся. Во многом такая ситуация определяется особенностями принятия исповеди конкретным священником. Так как же должно себя вести священнику во время этого Таинства – молчать и читать разрешительную молитву, или беседовать?

– Многие воспринимают священника в качестве этакого христианского психолога, который должен во время исповеди так провести собеседование, чтобы разрешить все внутренние конфликты кающегося. Не отрицая допустимости и такой постановки вопроса, замечу, что священник во время совершения таинства исповеди не простой собеседник, а прежде всего – свидетель таинственной беседы кающегося с Богом.

Читать еще:  С кобзарь православие или протестантизм. Священник Сергий Кобзарь

Поэтому задача кающегося во время исповеди – не забывать, Кому он приносит свое покаяние, и с Кем он, прежде всего, нуждается в общении. А задача священника – не мешать этому общению и, при необходимости, направлять его в нужное русло.

В свое время, когда я был еще студентом духовной семинарии, один опытный преподаватель-священник дал мне весьма полезный совет. Я спросил его, как на исповеди разрешить недоуменные вопросы духовного плана, если приходится исповедоваться у незнакомого священника, а мой духовник далеко. Преподаватель ответил: «А ты отдели одно от другого. Кайся перед Богом. И пусть тебя разрешает от грехов даже незнакомый священник. А о личной жизни советуйся с духовником, который знает тебя. И используй для этого все возможные средства: пиши письма, навещай его во время каникул, да и просто проси, чтобы Господь молитвами твоего батюшки вразумил тебя».

– Люди очень смущаются часто – что священник молчит. Боятся, что это их такая тяжкая греховная жизнь вызывает у него отвращение. А иногда кажется, что он принимает исповедь формально. При этом понятно, что если со всеми общаться, то исповедь затянется немилосердно.

– Исповедь часто действительно затягивается из-за желания отдельных людей действовать по анекдотическому принципу: «А поговорить!?» Как-то одна прихожанка храма, в котором я служу, всерьез упрекнула меня, что я на последней исповеди долго разговаривал с такой-то, а ей совсем мало внимания уделил.

«Голубушка, – отвечаю я, – что же ты обижаешься? У других иногда такие глубокие опухоли бывают, что приходится все кишки выворачивать. А у тебя что? Прыщик выдавил и будь здорова!»

Приходилось слышать от митрополита Волоколамского Илариона, что в бытность его еще священником прихожане любили исповедоваться именно у него. Секрет был прост – батюшка не задавал лишних вопросов. Владыка объяснял, что молитва священника во время перечисления кающимся своих согрешений делает больше, чем задушевная беседа. И не надо бояться, что названный на исповеди грех вызовет у священника отвращение к вам. Священник всегда помнит, что адресатом нашего покаяния является один Бог.

А с другой стороны, если мы желаем, чтобы священник вознес за нас Господу молитву об исцелении от того или иного греха, то есть ли смысл отрывать его от этой молитвы?! Если же есть необходимость в индивидуальном общении со священником, то, может, не всегда именно исповедь – подходящее для этого время. Наверное, есть смысл договориться о личной беседе вне богослужения.

– Надо ли становиться во время исповеди на колени? Нередко люди, превозмогая немощи, опускаются на пол, с трудом стоят, терпя боль, а потом не могут самостоятельно подняться.

– Мне приходилось встречать такую практику в храмах и монастырях, где служат пожилые и немощные священники. Они вынуждены присесть во время выслушивания исповеди на скамеечку рядом с исповедальным аналоем. А кающиеся, для удобства, становятся на колени. Но не только эта причина родила такую традицию.

Католическая практика становиться на колени в исповедальных кабинках, где для этого есть специальная низкая скамеечка, была позаимствована православными из приграничных областей Западной Украины и Белоруссии. А оттуда разнеслась по многим православным храмам. Более традиционный для нашей Церкви способ выражения смирения и благоговения – земной поклон перед исповеданием своих грехов.

Семь ошибок на исповеди. Как не надо каяться

Возможность получить прощение в таинстве Покаяния — это великий дар от Бога. Православный священник никогда не попросит за отпущение грехов денег. Главное условие — это искреннее раскаяние.

Читать еще:  Игнатий Брянчанинов: ересь — грех ума. Если ересь - грех, то любой грех есть ересь

Кроме того — Исповедь — обязательное условие перед причастием Тела и Крови Христовых. Но очень часто на исповеди я вижу, как люди не умеют каяться. Теряют своё время и время священника.

Вот семь самых частых ошибок.

1. Каются в настоящем времени

— Делаю то-то, и то-то.

— Но покаяние с греческого переводится, как «поворот в противоположную сторону», изменение себя. Это значит, Вы это совершили, а теперь больше не будете. Когда каются в настоящем времени — я слышу отчаяние: вот такой я плохой, ничего мне в жизни не исправить. Не надо так.

2. Просят прощения у священника, а не у Бога

— Простите меня, батюшка, я то-то и то-то сделал(а)

— Это Вы меня простите, но Вы у Бога просите прощения. И я от имени Бога Вам грехи и отпущу. Можете в конце добавить: Прости меня, Господи, и ты, святый отче, отпусти мне мои согрешения. Я конечно, не святой, но в православии принято всех остальных считать хорошими, а себя плохим.

3. Преуменьшают грехи

— Не всегда молюсь, иногда не пощусь, бывает, матерюсь. А ещё немного взял(а) лишнего к зарплате из сейфа.

— Такое чувство, что обычно Вы святой человек. Но вот на этой неделе немного не дотянули до совершенства. Почему вы так каетесь? Видимо, стесняетесь священника. Вам неловко, что он про вас подумает. Но это похоже на такую картину у врача:

Приходит человек к доктору с рукой, которая загнила и говорит: вообще, я здоров, но немножко приболел. А сам рану рукой закрывает.

Какая разница — большой грех или маленький. Грех есть грех. «Господи, прости меня, я украл на работе, и сокращал молитвы, и пост нарушил» Кратко и по делу. Зато искренне и не жалея себя.

4. Оправдываются

— Украл, но по другому я не мог. Ещё пост нарушил, потому что на праздник пригласили.

— Ну вот какое дело священнику и Богу, почему Вы согрешили. Бог и так всё знает, а священнику это было интересно только первые два месяца после рукоположения. Похоже, это ещё один способ показаться лучше, чем вы есть на самом деле.

5. Рассказывают истории. Да ещё и про других.

— Подруга на работе отмечала день рождения своего кота, который очень редкой породы, говорят, такие на Avito стоят целое состояние. И она ему такую пощёчину залепила.

— До боли интересно всё это послушать, но прошу Вас попросить у Бога прошения за совершённые именно Вами грехи.

6. Копаются в себе

Бывает, человек причащается часто, а значит, часто исповедуется. И вот начинает в себе копаться, выковыривать то, чего нет. Да ты же причастился вчера! В тебе Христос живёт. Просто подойди к священнику, у которого недавно каялся и попроси благословить на Причастие. И всё.

7. Без списка грехов

Сам исповедуюсь без записок давно. Но это приходит с опытом. Первые лет десять советую писать грехи на листочек. Чтобы от волнения ничего не забыть.

Что я ещё упустил? Как не надо каяться? Напишите, чем запомнилась первая исповедь.

автор: священник Владимир Панарин

Понравилось? Подпишитесь, пожалуйста, поставьте Лайк, поделитесь в соцсетях! Поддержите проект финансово:

Источники:

http://pravoslavie.ru/71684.html
http://religiya.temaretik.com/1803017150535043706/pochemu-u-pravoslavnyh-net-ispovedalnyh-kabinok/
http://zen.yandex.ru/media/id/5d51b8c4a2d6ed00adfa673e/5d8889c43d873600b23a39ae

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector