Как евреи называют женщин. Кошерный секс: евреи и секс

Как евреи называют женщин. Кошерный секс: евреи и секс

БРАК У ЕВРЕЕВ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

ЧИСТОТА ДО БРАКА

В далеком прошлом евреи — как юноши, так и девушки — приходили к браку непорочными. Отцы следили за тем, чтобы их сыновья посещали главным образом синагогу, а дочерей старались держать на почтительном расстоянии от мужчин. Уже в I в. н. э. историк Филон Александрийский писал, что еврейские юноши вступают в брак девственниками[1]; до женитьбы они не только не имеют дела с проститутками, но им еще и внушают уважение к еврейским девушкам. В 1931 г. еврейский писатель Шолом Аш описал в романе «Ван дер Ватерн» юного Соломона, оттолкнувшего свою родственницу, которая вешалась ему на шею. Герой сурово отчитывает ее: «Рахиль, ты же должна выйти замуж». В романе «Солдат-еврей» Аш напоминает своему герою-солдату, что девушки, которых тот встречает в семьях, дающих ему кров, должны быть для него святыней, ибо «это еврейские девушки». Соблазнение такой девушки в священном писании приравнивалось к изнасилованию и так же сурово наказывалось: отец изнасилованной девушки получал компенсацию не меньшую, чем если бы его обокрали; кроме того, виновного, особенно если у него уже была дурная репутация, били плетьми и подвергали другим унижениям[2]. Если же он не мог уплатить отцу достаточно большую компенсацию, то должен был жениться на обесчещенной им девушке и лишался возможности когда-либо с ней развестись: это была еще одна мера наказания. Если девушка была изнасилована или обольщена несколькими юношами сразу, она сама имела право выбрать среди них супруга[3]. Но все эти вынужденные браки не одобрялись раввинами.

До самого недавнего времени девушек в еврейских семьях тщательно скрывали от глаз мужчин; их держали во внутренних комнатах, тогда как замужние женщины имели доступ в прихожую и во двор. Поучительным примером служили дочери одного багдадского раввина, жившего в XII в.: они помогали отцу проводить занятия, но при этом одна говорила из окошка под потолком, другая — из-за занавески, чтобы ученики не могли их увидеть; даже их голоса могли взволновать молодых людей. Девушки, особенно в набожных семьях, выходили из дому только по большим праздникам и непременно в сопровождении кого-то из взрослых членов семьи. Чтобы меньше привлекать внимание, они зимой и летом одевались в черное с головы до пят, а лицо прятали под покрывалом, придерживая его правой рукой (древнееврейские врачи утверждали, что от этого у них сильнее развивалась правая грудь)[4]. Только в XVIII в. в Европе еврейские девушки начали выходить на улицу с открытыми лицами.

Если юная еврейка все же оказывалась обольщенной, что было исключительным случаем, она жила в постоянном страхе перед разоблачением. На Востоке в такой ситуации девушка, боясь, что муж узнает ее тайну, принимала ислам, чтобы выйти замуж за мусульманина[5], — так же, как в наши дни юные израильтянки, потерявшие невинность до брака, предпочитают супруга-христианина, надеясь, что для него девственность не играет столь важной роли. Еще совсем недавно в Ираке брат — хранитель чести еврейской семьи — мог убить незамужнюю беременную сестру[6].

В наше время условия жизни евреев — даже в набожных семьях — сильно изменились. Почти везде мальчики и девочки вместе растут и созревают, что было бы немыслимо прежде. Лишь на Востоке еще существует раздельное обучение; в других местах даже в религиозных учебных заведениях мальчики и девочки учатся совместно; практически одинаковая и довольно смелая одежда, снятие многих религиозных запретов, свобода нравов уменьшили дистанцию между юношами и девушками. Отец-патриарх и властная мать ныне не более чем картинки из далекого прошлого.

Если девушка из еврейской семьи, жившей в Америке, после появления на фармацевтическом рынке контрацептивов изъявляла желание принимать таблетки, родители бурно негодовали и тут же тащили ее к психоаналитику, чтобы тот «вылечил» ее от «передовых взглядов». Теперь же сексуальная революция сделала свое дело. Еврейские матери наблюдают и поощряют романы своих дочерей, а порой даже оттягивают брак, чтобы связи длились подольше[7]. В США многочисленные книги, газетные статьи, фильмы отразили новые нравы дочерей Израиля. Писательница Гейл Парент обрисовала их жизнь в американских университетах: девушки ведут себя очень независимо, причем их сексуальные партнеры, как правило, тоже евреи[8]. Это является некоторым утешением для матерей; одна из них, как пишет газета «Трибюн Жюив», обронила со вздохом: «Слава Богу, он хоть еврей»[9]. Большинство таких студенток, свободно распоряжающихся своим телом, после нескольких романов находят супруга-единоверца, обладающего достаточно широкими взглядами, чтобы не упрекать жену за богатое любовное прошлое.

В былые времена евреи вступали в брак очень рано; это объяснялось тем, что в юном, почти подростковом возрасте еще не возникает искушения самим выбирать супругов. Кроме того, девушка, едва выросшая из детских платьиц, проявляла больше покорности, входя в семью супруга. Юноше предписывалось жениться не позднее 18 лет; если в 20 он еще не был женат, то давление его семьи становилось невыносимым. В виде исключения молодому человеку, особенно прилежному в изучении Священного Писания, не рекомендовали жениться, дабы не отвлекаться от занятий, но при этом делалась оговорка: его «дурные инстинкты не должны проявляться слишком сильно»[10]. На Востоке вплоть до конца XIX в. еврейских девочек выдавали замуж в 12–13 лет, иногда даже в 11. В Ираке до 1948 г., когда на этот обычай был наложен запрет, замуж выдавали 8-летних девочек. В Курдистане девочка должна была стать супругой, как только у нее начинались менструации[11]. В алжирских семьях 16-летних девушек считали перезревшими и буквально осаждали уговорами выйти замуж; когда на стол подавалась курица, девушке непременно давали крылышко — «чтобы поскорее улетела к супругу»[12]. Евреи, изгнанные в 1492 г. из Испании, боясь, что их род угаснет, рано женили своих детей[13]. Ныне евреи вступают в брак примерно в том же возрасте, что и представители других народов, среди которых они живут. В США в 60-х гг. евреи женились даже позже, чем остальные американцы[14].

Читать еще:  Деревья обереги по знакам зодиака. Деревья по дате рождения с описанием

КОШЕРНЫЙ СЕКС: ЕВРЕИ И СЕКС (15 стр.)

Добрая сотня непременных ежедневных молитв и бесконечные ритуальные омовения довершали облик супруга: он больше походил на монаха, чем на мужчину. Согласно поздней раввинской литературе муж не должен был целовать жену, дабы не ввергать себя во искушение. Омовения начинались с самого утра, необходимо было омыть руки, встав с постели, ибо “ночью силы зла водят твоей рукой и делают ее нечистой”. Половой акт, как уже известно, чтобы не обернуться грехом, был подвержен многочисленным ограничениям. Мужчина, как правило, вступал в брак девственником, плохо осведомленным об этой стороне жизни, и, конечно, не имел ни малейшего представления, как пробудить чувственность жены. Правда, в брачном договоре содержались строки о том, что муж должен доставлять жене удовольствие, но зачитывавший документы раввин обычно читал их скороговоркой.

В наши дни, несмотря на то что мужья, разумеется, стали привлекательнее внешне и куда более искушены в вопросах секса, еврейки проявляют очень мало интереса к интимной жизни. Из 62 опрошенных евреек в Израиле 60 % считают супружескую близость неприятной, 2 женщины (родом из Ирака) ненавидят ее “хуже смерти”, лишь 12 когда-либо испытали оргазм. А между тем считалось, что если женщина испытывает наслаждения в объятиях мужа, то она непременно родит мальчика, поэтому многие женщины несомненно силились почувствовать хотя бы удовольствие. В Америке родилось множество шуток на тему холодности евреек: они-де закрывают глаза, потому что “им невыносимо видеть наслаждение партнера; заниматься любовью раз в неделю – для них уже нимфомания”. Впрочем, женщины могли бы возразить, что все эти шутки придумали сами еврейские мужчины, дабы оправдать свои похождения с арийками.

Американские гинекологи Л.Дикинсон и Л.Баум наблюдали 40 пациенток-евреек; почти все женщины обратились по поводу бесплодия, однако у 22 из них были к тому же серьезные сексуальные затруднения и только у 6 их не было вовсе. Мастерс и Джонсон пишут, что из 193 женщин, никогда не испытывавших оргазма, 41 была очень религиозна и строго соблюдала все обряды; этим, по мнению врачей, и объяснялся их недостаток чувственности; 16 из них были еврейками. Из их же пациенток, страдавших вагинизмом – непроизвольным сокращением мышц влагалища перед половым сношением, – еврейки составляли треть.

Неопытный муж, многочисленные запреты… Итак, секс не приносил еврейской женщине особой радости, поэтому она искала утехи в детях и привязывалась к ним сверх всякой меры. Она ждала от них того, чего не дождалась от мужа, – искренней, пылкой любви, и отдавала им всю свою душу.

СВЕКРОВЬ – ТРЕТЬЯ В СУПРУЖЕСКОЙ ЧЕТЕ

Чрезмерная привязанность матери к детям может стать для них обузой, когда, став взрослыми, они сами женятся. Много было написано о еврейской свекрови, а в американской литературе 60-х гг. XX в. она стала центральной фигурой. Молодая жена по традиции входила в семью мужа и тут же попадала под власть его матери, которая была счастлива сторицей вернуть невестке все, что сама когда-то вытерпела от собственной свекрови. Жизнь со свекровью могла свести на нет радость супружеской близости: если мать с детства чрезмерно опекает сына, у него впоследствии возникают трудности с женщинами. Так Портному, герою романа Ф.Рота, образ матери столь прочно врезался в сознание, что на первом году учебы он в каждой учительнице видел переодетую мать. Позднее, в Израиле, все девушки казались ему копией матери, и он каждый раз оказывался с ними несостоятельным, несмотря на все свое извращенное воображение.

Надо добавить, что молодая жена обычно сохраняла очень тесные отношения с собственной матерью и, естественно, у двух столь близких женщин могла родиться мысль объединить свои силы против слабака-мужа. По данным обширного социологического исследования, проведенного в США, 55 % замужних евреек видятся со своими матерями не реже раза в неделю (у не-евреек этот процент составляет всего 43,5 %); при невозможности видеться они постоянно пишут друг другу или звонят по телефону; так, одна еврейка звонила матери ежедневно на протяжении 20 лет, не пропустив ни одного дня. Непрестанно повторяемое детям наставление “Возлюби отца своего и мать свою”, несомненно, способствовало горячей привязанности дочери именно к матери, которая, постоянно присутствуя в доме, была ей ближе, чем вечно занятый отец.

Читать еще:  Приснилось как женщины незнакомые вяжут мочалки. Толкование сна мочалка в сонниках

Случается, что отношения между свекровью и тещей не складываются, что вносит в семейную жизнь молодой четы еще больше раздоров. На некоторых еврейских свадьбах в Нью-Йорке под общий смех исполняется так называемый “танец свекрови и тещи”, которые изображают драку; глядя на этот забавный номер, каждый из гостей может вспомнить собственную семью, а новобрачным он предвещает не самое радужное будущее.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ЕВРЕЙСКОЙ СЕМЬИ

Питание, употребление алкогольных напитков, естественные отправления – все это так или иначе отражается на сексуальной жизни супружеской четы.

Еврейская кухня была и остается немаловажным фактором прочности семьи. Стол – это домашний алтарь, супруга – его служительница, ее миссия – следить за соблюдением древних законов и традиций, связанных с приемом пищи. Некогда еврей, отправляясь в путешествие, брал с собой собственную посуду и еду, дабы не нарушать этих законов. Перспектива вновь обрести домашний стол со всеми привычными блюдами и непременными ритуалами заставляла его спешить домой и умножала радость возвращения.

Существовали особенно характерные для еврейской кухни продукты и ингредиенты. Прежде всего это чеснок. Говорят, что евреи пристрастились к нему во время египетского плена; еще во времена Плиния считалось, что чеснок возбуждает чувственность; он сохранил эту репутацию и среди талмудистов. Часто говорили, что еврея легко узнать по запаху, столько он поглощает чеснока. Героиня романа Р.Мартен дю Тара “Семья Тибо” Рашель, лишь наполовину еврейка, обожает колбасу с чесноком; этим штрихом автор подчеркивает ее происхождение. Монахам испанской инквизиции не составляло труда распознать марранов – псевдообращенных евреев: они всегда покупали перед Пасхой чеснок. Высоко ценили евреи также хрен и лук; на рынках Балеарских островов псевдообращенных опознавали и по этому признаку. Любили евреи и лимоны; ели их больше всего на Пасху и в праздник, именуемый Барах; возле каждой еврейской колонии на побережье Средиземного моря была лимонная рощица. Помидоры, которыми Европа долгое время после их открытия в Мексике пренебрегала, стали неотъемлемым компонентом питания по эту сторону Атлантического океана именно благодаря еврею – доктору Сиккари, в еврейской кухне их стали использовать очень широко.

Привлекательность еврейской кухни такова, что многие евреи, принявшие другую веру, и вероотступники еще долго тоскуют по ней. Анри Эн, отрекшись от иудаизма, сожалел лишь о его обрядах и о еврейской кухне. Некто Рахлин, еврей, ставший антисемитом, говорил, что кухня – последняя нить, связывающая его с иудаизмом. Хотя еврея не назовешь ни обжорой, ни гурманом, умная жена сумеет при помощи стола привязать его к себе куда крепче, чем постелью. Увы, став “рабой кухни”, она вдвойне рискует быстро располнеть.

Как евреи называют женщин. Кошерный секс: евреи и секс

КОШЕРНЫЙ СЕКС: ЕВРЕИ И СЕКС

БРАК У ЕВРЕЕВ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

ЧИСТОТА ДО БРАКА

В далеком прошлом евреи — как юноши, так и девушки — приходили к браку непорочными. Отцы следили за тем, чтобы их сыновья посещали главным образом синагогу, а дочерей старались держать на почтительном расстоянии от мужчин. Уже в I в. н. э. историк Филон Александрийский писал, что еврейские юноши вступают в брак девственниками[1]; до женитьбы они не только не имеют дела с проститутками, но им еще и внушают уважение к еврейским девушкам. В 1931 г. еврейский писатель Шолом Аш описал в романе «Ван дер Ватерн» юного Соломона, оттолкнувшего свою родственницу, которая вешалась ему на шею. Герой сурово отчитывает ее: «Рахиль, ты же должна выйти замуж». В романе «Солдат-еврей» Аш напоминает своему герою-солдату, что девушки, которых тот встречает в семьях, дающих ему кров, должны быть для него святыней, ибо «это еврейские девушки». Соблазнение такой девушки в священном писании приравнивалось к изнасилованию и так же сурово наказывалось: отец изнасилованной девушки получал компенсацию не меньшую, чем если бы его обокрали; кроме того, виновного, особенно если у него уже была дурная репутация, били плетьми и подвергали другим унижениям[2]. Если же он не мог уплатить отцу достаточно большую компенсацию, то должен был жениться на обесчещенной им девушке и лишался возможности когда-либо с ней развестись: это была еще одна мера наказания. Если девушка была изнасилована или обольщена несколькими юношами сразу, она сама имела право выбрать среди них супруга[3]. Но все эти вынужденные браки не одобрялись раввинами.

До самого недавнего времени девушек в еврейских семьях тщательно скрывали от глаз мужчин; их держали во внутренних комнатах, тогда как замужние женщины имели доступ в прихожую и во двор. Поучительным примером служили дочери одного багдадского раввина, жившего в XII в.: они помогали отцу проводить занятия, но при этом одна говорила из окошка под потолком, другая — из-за занавески, чтобы ученики не могли их увидеть; даже их голоса могли взволновать молодых людей. Девушки, особенно в набожных семьях, выходили из дому только по большим праздникам и непременно в сопровождении кого-то из взрослых членов семьи. Чтобы меньше привлекать внимание, они зимой и летом одевались в черное с головы до пят, а лицо прятали под покрывалом, придерживая его правой рукой (древнееврейские врачи утверждали, что от этого у них сильнее развивалась правая грудь)[4]. Только в XVIII в. в Европе еврейские девушки начали выходить на улицу с открытыми лицами.

Читать еще:  Каким будет сентябрь для весов.

Если юная еврейка все же оказывалась обольщенной, что было исключительным случаем, она жила в постоянном страхе перед разоблачением. На Востоке в такой ситуации девушка, боясь, что муж узнает ее тайну, принимала ислам, чтобы выйти замуж за мусульманина[5], — так же, как в наши дни юные израильтянки, потерявшие невинность до брака, предпочитают супруга-христианина, надеясь, что для него девственность не играет столь важной роли. Еще совсем недавно в Ираке брат — хранитель чести еврейской семьи — мог убить незамужнюю беременную сестру[6].

В наше время условия жизни евреев — даже в набожных семьях — сильно изменились. Почти везде мальчики и девочки вместе растут и созревают, что было бы немыслимо прежде. Лишь на Востоке еще существует раздельное обучение; в других местах даже в религиозных учебных заведениях мальчики и девочки учатся совместно; практически одинаковая и довольно смелая одежда, снятие многих религиозных запретов, свобода нравов уменьшили дистанцию между юношами и девушками. Отец-патриарх и властная мать ныне не более чем картинки из далекого прошлого.

Если девушка из еврейской семьи, жившей в Америке, после появления на фармацевтическом рынке контрацептивов изъявляла желание принимать таблетки, родители бурно негодовали и тут же тащили ее к психоаналитику, чтобы тот «вылечил» ее от «передовых взглядов». Теперь же сексуальная революция сделала свое дело. Еврейские матери наблюдают и поощряют романы своих дочерей, а порой даже оттягивают брак, чтобы связи длились подольше[7]. В США многочисленные книги, газетные статьи, фильмы отразили новые нравы дочерей Израиля. Писательница Гейл Парент обрисовала их жизнь в американских университетах: девушки ведут себя очень независимо, причем их сексуальные партнеры, как правило, тоже евреи[8]. Это является некоторым утешением для матерей; одна из них, как пишет газета «Трибюн Жюив», обронила со вздохом: «Слава Богу, он хоть еврей»[9]. Большинство таких студенток, свободно распоряжающихся своим телом, после нескольких романов находят супруга-единоверца, обладающего достаточно широкими взглядами, чтобы не упрекать жену за богатое любовное прошлое.

В былые времена евреи вступали в брак очень рано; это объяснялось тем, что в юном, почти подростковом возрасте еще не возникает искушения самим выбирать супругов. Кроме того, девушка, едва выросшая из детских платьиц, проявляла больше покорности, входя в семью супруга. Юноше предписывалось жениться не позднее 18 лет; если в 20 он еще не был женат, то давление его семьи становилось невыносимым. В виде исключения молодому человеку, особенно прилежному в изучении Священного Писания, не рекомендовали жениться, дабы не отвлекаться от занятий, но при этом делалась оговорка: его «дурные инстинкты не должны проявляться слишком сильно»[10]. На Востоке вплоть до конца XIX в. еврейских девочек выдавали замуж в 12–13 лет, иногда даже в 11. В Ираке до 1948 г., когда на этот обычай был наложен запрет, замуж выдавали 8-летних девочек. В Курдистане девочка должна была стать супругой, как только у нее начинались менструации[11]. В алжирских семьях 16-летних девушек считали перезревшими и буквально осаждали уговорами выйти замуж; когда на стол подавалась курица, девушке непременно давали крылышко — «чтобы поскорее улетела к супругу»[12]. Евреи, изгнанные в 1492 г. из Испании, боясь, что их род угаснет, рано женили своих детей[13]. Ныне евреи вступают в брак примерно в том же возрасте, что и представители других народов, среди которых они живут. В США в 60-х гг. евреи женились даже позже, чем остальные американцы[14].

В прошлом родители указывали своим детям, с кем те должны вступать в брак; дети обязаны были повиноваться: родительское слово в данном случае было словом Божьим. Через 40 дней после рождения ребенка глас Божий возвещал родителям имя будущего супруга или супруги[15]. В наши дни семья больше не указывает детям, но навязывает свое мнение в этом вопросе значительно чаще, чем у не-евреев. Ф.Рот в романе «Портной и его комплекс» рассказывает, как матери поджидали сыновей после Второй мировой войны, чтобы немедленно порекомендовать им «очень хороших девушек». Еврейские газеты публикуют брачные объявления, многие из которых помещаются родителями, как если бы они оставались необходимыми посредниками, особенно если речь идет о девушках. Еврейские родители во все века мечтали о набожном и образованном зяте. Хрупкий, слабый, анемичный, сутулый от долгого сидения над книгами юноша был вплоть до прошлого столетия идеалом сына Иакова: «Слабые руки и сильная голова». Такой юноша должен был решительно отказываться от брака с дочерью невежды и продать, если нужно, все, что у него было, дабы жениться на дочери ученого человека[16]. Один раввин советовал: «Не гляди на красоту девушки, посмотри, набожна ли ее семья»[17].

Источники:

http://www.litlib.net/bk/55052/read
http://dom-knig.com/read_239101-15
http://www.litmir.me/br/?b=239781&p=1

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: