Исторический обзор учения о духе святом. Учение о духе святом

Обзор учения о Духе Святом.

Владимир Дегтярев,

Период, в который мы живем, часто называют временем благодати, то есть периодом особой работы Духа Святого. В Ветхом Завете, в одном из пророчеств, говорящих о грядущем Мессии, дается краткая, но объемная характеристика этой удивительной Личности. В этом месте говорится о том, что Он — «Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия» (Ис. 11:2). В Библии мы находим учение о едином Боге, который открывается нам в трех Личностях (1 Пет. 1:2). Дух Святой является третьей, хотя это абсолютно не значит, как мы увидим дальше, наименьшей, Личностью Божественной Троицы, так как Он полностью равен с Отцом и Сыном.

Заниматься исследованием библейского учения о Святом Духе необходимо, хотя это и достаточно трудное дело. При беглом подходе к этой теме кажется, что в Библии о Святом Духе дается менее ясное откровение, чем об Отце и Сыне. Возможно, это частично объясняется фактом, что значительная часть служения Святого Духа заключается в возвещении и прославлении Сына (Ин. 14:26; 16:13-14). Тем не менее, мы видим упоминание об этой удивительной Личности уже во втором стихе Библии (Быт. 1:2), где Он представлен, как Тот, кто непосредственно принимал участие в сотворении нашего мира.

Русское слово дух является эквивалентом древнееврейского слова руах древнегреческого слова пнеума. Оба эти слова в оригинале имеют следующие значения: дыхание или ветер.

Краткий исторический обзор развития учения о Духе Святом.

Учение Церкви о Духе Святом сформировалось не сразу. В соответствии с теми фактами, которые мы имеем, в первые века христианства учение о Святом Духе развивалось очень медленно. Церковь свидетельствовала о Святом Духе в момент водного крещения и в Апостольском символе веры. Крещение во имя Отца, Сына и Святого Духа указывает на то, что первохристианская Церковь верила в Духа Святого как в Божественную Личность, хотя это учение и не было выражено явно в то время. Христиане ранней Церкви понимали, что Дух Святой является автором Священного Писания. «Ориген, например, говорил, что Библия ‘написана Святым Духом’» (Эриксон, Христианское Богословие, 719). Наряду с развитием здравого учения в Церковь стали проникать и различные ложные учения относительно Духа Святого. Эти лжеучения, несомненно, приносили проблемы в церкви, но, тем не менее, Бог использовал их для того, чтобы побудить здравомыслящих христиан серьезно заняться формированием здравого учения о третьей Личности божественной Троицы.

Монтанизм (II век)

Монтанизм привлек внимание к учению о Духе Святом. Это движение, называемое также фригийской ересью, возникло во Фригии около 170 г. н.э. Монтан, основатель этой ереси, и две его последовательницы Приска и Максимилла объявили себя пророками, и их последователи считали Монтана, Приску и Максимиллу представителями Святого Духа на земле. Монтан учил, что наступила эра Параклета, то есть Духа Святого, который дает новые откровения. Он проповедовал близкий конец света и призывал к строгой и высоконравственной жизни. Это было время, когда христианская жизнь многих церквей не соответствовала евангельским принципам. Именно высокие нравственные требования и привлекли к этому движению Тертуллиана, равно как и ряд других верующих того времени. Монтанизм отстаивал свое особое право на «дополнительное откровение» помимо Библии, поэтому Церковь и отвергла его. Тем самым Церковь подтвердила, что необходимое для нас откровение от Бога содержится в Писании и никакого другого независимого от Библии откровения Святой Дух не дает.

Арианство (IV век)

Арий, который был пресвитером в Александрии, утверждал, что Сын, то есть Христос, рожден Отцом и не существовал до Своего рождения. Затем, в соответствии с учением Ария, Сын сотворил мир, и первым Он сотворил Духа Святого. Арию противостал диакон Афанасий, которой позже стал епископом. Он заявил о полной божественности Духа Святого, единосущего или равного с Отцом и Сыном. Чтобы решить их спор, по решению императора Константина, в 325 году был созван Никейский собор. Так как главной темой собора была божественность Иисуса Христа, поэтому Никейский символ веры о Сыне утверждает, что Он единосущен, то есть, равен Отцу, а о Святом Духе сказано только одно: «Верую в Духа Святого». Божественность Святого Духа в Никейском символе веры лишь подразумевается.

Константинопольский собор (IV век)

Никейский символ веры не имел четкой формулировки утверждающей божественность Святого Духа, поэтому после собора вспыхнули новые споры. Возникла ересь македониан, по имени Македония, епископа константинопольского. Македониане не признавали божественной природы Святого Духа и считали Его отличным от первых двух Лиц Троицы. Они учили тому, что Святой Дух это творение, а не Бог. Этой ереси противостал Василий, епископ Кесарийский, который утверждал, «что Духу следует воздавать славу, почтение и поклонение в той же мере, что Отцу и Сыну» (Эриксон, Христианское Богословие, 722). Споры так разгорелись, что императору Феодосию пришлось в 381 году созвать в Константинополе собор из 150 восточных епископов. Собор под председательством Григория Богослова дополнил Никейский символ следующим утверждением о Духе Святом: «[Верую]…в Духа Святого, Господа Животворящего, от Отца исходящего, которому вместе с Отцом и Сыном поклоняемся и славим, говорящего через пророков». Можно сказать, что Константинопольский собор утвердил Божественность Святого Духа, подобно тому, как и Никейский собор утвердил Божественность Иисуса Христа.

Августин (354-430)

В своем труде De Trinitate (лат.) «О Троице» Августин утверждает, что три Лица Божества обладают одной сущностью. Дух Святой, согласно Августину, исходит от Отца и Сына.

Халкидонский собор (V век)

На Халкидонском соборе в 451 году, где были представлены римская, константинопольская, антиохийская и иерусалимская церкви, никео- константинопольский символ веры был окончательно принят как полное учение о Троице. Таким образом, вновь подтверждалась Божественность Святого Духа.

Период Реформации (1517 г.)

Реформация не принесла никаких важных изменений в уже сложившееся и изложенное в никео-константинопольском символе веры учение о Духе Святом. Продолжалась лишь разработка и развитие уже имеющихся формулировок. Это было время, когда Святой Дух пренебрегался в практической жизни Римо-католической церкви. Его место в официальной церкви «заняли» папы, священники, мессы, культ Марии и святых. Протестантская Реформация лишь заново открыла эту великую доктрину. Но в конце XIX века произошли события, выдвинувшие учение о Святом Духе практически на главенствующее место в церковных дискуссиях. Возникновение пятидесятнического, а затем и харизматического движения, с их несоответствующей библейскому учению доктрины о Святом Духе, о крещении Духом Святым и о том, каким образом Дух Святой действует в жизни христиан, побудило современную церковь серьезно подойти к тщательному изучению и точному изложению здравого учения об этой удивительной Личности. Более того, вторая половина XX века отмечена серьезными разногласиями относительно учения о Святом Духе. В последние годы на эту тему говорится больше и больше, а также было написано книг более чем, вероятнее всего, на любую другую религиозную тему.

Основы Христианского Богословия, Запорожский библейский колледж и (DMin Диссертация) Запорожье 2007 г.

Учение о Духе Святом в Новом Завете

Часть 12. Тертуллиан, Климент Александрийский

“Ты впадаешь в иудейскую веру, когда так веруешь в единого Бога, что не хочешь причислять к нему Сына и после Сына Святого Духа. В самом деле, каково различие между нами и ими, как не это? Что за дело Евангелия. если не то, что Отец, Сын и Святой Дух, Которые считаются Тремя, суть единый Бог? Бог так желает обновить таинство, чтобы по-новому Он считался Единым через Сына и Духа, и чтобы Сам Бог, Который и ранее был проповедан через Сына и Духа. теперь уже открыто познавался в Своих именах и Лицах” (Пракс. 31.13). Отец, Сын и Дух Святой “являются Одним, таким образом, что все Они происходят от Одного при единстве Их сущности”, Они суть Три “не по положению, но по степени, не по сущности, но по форме, не по могуществу, но по виду” (Пракс. 2.2). Xарактерно, что “термин probol ” (Пракс. 8), который использовался Валентином, был пригоден для выражения того, что думал Тертуллиан об отношениях Отца, Сына и Духа, и он не смущается использовать его, несмотря на неудачные ассоциации. Но он указывает смысл, в котором понимает это слово. Оно не должно выражать разделение и разъединение, но указывать единство источника и различие формы” [2] .

Читать еще:  Как переводится имя гульнара на русский язык. Какие секреты хранит имя Гульнара? Зодиакальное и Сакральное число имени Гульнара

“Тертуллиан стремится подчеркнуть, что Троичность Бога первоначально существовала в потенции, а реально была явлена при сотворении мира через Сына-Слово и Святого Духа” [3] : “мы различаем Двоих – Отца и Сына, и даже Троих – вместе со Святым Духом, согласно понятию домостроительства, которое производит число. так что и Отец Бог и Сын Бог, и Дух Святой Бог, и каждый из Них – Бог. мы знаем, что имя Бога и Господа подобает и Отцу и Сыну и Святому Духу” (Пракс. 6.13). “Дух – Бог, и Слово – Бог, так как Они от Бога; тем не менее [они не суть] сам Тот, от Кого Они. Дух Божий как самостоятельная сущность не есть Сам Бог, но есть Бог настолько, насколько происходит от сущности Самого Бога и насколько Он есть самостоятельная сущность и некоторая часть целого” (Пракс. 11.26). Тертуллиан, таким образом. считает ипостась частью целого. Домостроительный характер триадологии виден и из учения Тертуллиана о творении мира: “поскольку к Нему присоединялось Второе Лицо – Сын, Слово Его, и Третье – Дух Святой в Слове, поэтому Он и произносил во множественном числе: сотворим, Нашему и Нас” (Пракс. 6.12).

Наиболее подробно домостроительный характер триадологии Тертуллиана показал Harnack, отметив следующие ключевые моменты:

  1. Сын и Дух проистекают из Отца исключительно для дела творения и откровения;
  2. Сын и Дух не обладают полнотой божественного существа, но лишь его частями;
  3. Они зависимы от Отца; [4]

Дух прямо называется Богом, Он определенно сопричастник божественной природы: “Третий от Бога и Сына есть Святой Дух, так же как третий от корня – плод из побега, третий от источника – поток из реки и третье от солнца – сияние от луча” (Пракс. 4.8). Вместе с тем, по мнению о. Киприана, “Тертуллиан откровенно договаривается до субординационизма, считая Сына истечением и частью Божества, поставляя его “на втором месте”, а Духа Святого просто считая третьей степенью” [5] .

С триадологией у Тертуллиана тесно связана экклесиология: “ибо где пребывают все Три, то есть Отец и Сын и Святой Дух, там и Церковь, которая есть тело Трех” (Крещ. 6). “мы молимся ежедневно не менее трех раз, будучи должниками Трех – Отца, Сына и Святого Духа” (Мол. 25). Но собственно фактором единства Церкви является именно Дух Святой: “братьями считаются те, которые познали единого Отца Бога, которые приняли единого Духа Святого” (Апол. 39); “среди братьев и обращенных. поскольку един общий Дух от единого для всех Господа и Отца” (Пок. 10).

Дух Святой участвовал в творении: “Он создал человека вместе с Сыном, Который должен был облечься в человека, и с Духом, Который должен был освятить человека” (Пракс. 6.12). “Бог оживил мир Духом, оживляющим все души” (Апол. 48). “Дух с самого начала мира летал над водами, намереваясь задержаться только над водами окрещенных. ” (Крещ. 4). Последняя цитата обнажает ту мысль автора, что всякая деятельность Духа в мире изначала была направлена к определенной цели, на пути к которой божественное домостроительство раскрывалось постепенно. Тертуллиан прямо пишет: “первобытному человечеству было свойственно бояться Бога; в Законе и Пророках Ветхого Завета пришло детство; Евангелие принесло собою знаки молодости, отрочества церковного. Ныне же Параклит знаменует Собой зрелость Церкви. Ныне Он наследовал Христу, и человечество не будет уже больше знать иного учителя” (Дев. 1).

Переходя к новозаветным событиям, мы встречаем у Тертуллиана очень своеобразное мнение о нисхождении Духа в Богоявлении, как о своего рода воплощении: “и хотя это был Дух, но голубь был столь же действительным, сколь и Дух, и Он не погубил свою сущность, приняв сущность чужую. Однако, ты спрашиваешь, где же осталось тело голубя, когда Дух был вновь восхищен на небо, а равным образом и тело ангелов. Оно было восхищено таким же образом, каким было явлено. Если бы ты видел, как оно создавалось из ничего, ты знал бы, как оно уходит в ничто. Однако в то время, как оно было видимо, оно обладало телесной плотностью” (Плот. 3). Согласно Тертуллиану, после нисхождения Дух вновь был восхищен на небеса, и только по вознесении Христа (Крещ. 10) был послан Им на верующих “для того. чтобы быть учителем истины” (Прескр. 28). Христос, “вознесшись на небо, воссел одесную Отца, послал наместником Своим Духа Святого, чтобы Он водил верующих” (Прескр. 13).

Возникает вопрос о взаимоотношении Второго и Третьего Лиц Троицы в представлении Тертуллиана. С одной стороны, Дух посылается Христом и называется Его “наместником”, с другой, Сам Христос “не назвался бы Богом без Духа Божиего, а Сыном Божиим – без Бога-Отца” (Плот. 5). Определенно, миссия Сына и миссия Духа связаны таким образом, что Дух не может сойти прежде вознесения Христа. Дух исходит только от Отца, но посылается Сыном, Он Его “наместник” и “наследник” на земле. Посланничество от Сына предполагает зависимость Духа от Него, но, с другой стороны, дело Христа понимается как то, что подготавливает пришествие Духа и излияние Его на мир, универсальное значение которого Тертуллиан недвусмысленно проговаривает: “Он отверз уста всех пророков, обещая впоследствии благодать, которой должен был просветить в конце времен весь мир через Духа Святого” (Пок. 2).

Это просвещение мира должно произойти через Церковь Христову, которая была основана Христом посредством Его апостолов, получивших полноту Святого Духа: “иные верующие имеют Дух Божий, но не все верующие суть апостолы. Дух Святой преимущественно был дарован апостолам” (Цел. 4); “к нам учение должно было прийти не иначе, чем через апостолов, а к самим апостолам – через Духа Святого” (Прескр. 8). Вследствии этого сама Церковь, как мы показывали выше, понимается Тертуллианом как единство в Духе Святом.

Действия Духа в Церкви различны и многообразны. Дух совершает крещение: “ибо тотчас же сходит с небес Дух и присутствует в водах, освящая их Собою, и они, освященные таким образом, впитывают силу освящения” (Крещ. 4). “Нельзя сказать, что в водах мы обретаем Духа Святого, но, освятившись в воде благодаря ангелу, мы приуготовляемся для Духа Святого. ” (Крещ. 6). “и только после этого Святейший Дух милостиво исходит от Отца на омытые и благословенные тела и покоится на водах крещения” (Крещ. 8).

Дух принимает (или не принимает) молитву верующего и возносит ее к Богу: “молитвенное настроение должно быть проникнуто тем же духом, каков Тот Дух, к Которому она устремляется. Ибо не может быть познан дух оскверненный – Святым Духом” (Мол. 12). “молитва истекает от души. Дух Святой возносит молитву к Богу. Видя стыд души, как может Он принять молитву ее и вознести к небу?” (Цел. 10).

Дух направляет и движет веру христианина и так, “среди скал и заливов, мелей и проливов идолопоклонства, под парусом Духа Божия плывет корабль веры” (Идол. 24).

“Дух Святой взял на Себя заботу о нашем наставлении” (Герм. 22), “Дух всех призывает к покаянию” (Пок. 8). Что касается брака, то Тертуллиан рассматривает его как то, что удаляет от верующего Духа Святого (Цел. 10), в этой позиции, сказывается ригоризм монтанизма, увлекшего апологета (ср. другое его выражение, гласящее, что “брак есть терпимое любодеяние”). Тертуллиан подразумевает действие Духа Святого в себе самом, когда пишет: “с помощью Духа Святого отвечу на это. ” (Жен. 3).

Наконец, грядущее воскресение также состоится в Духе Святом: “будущая субстанция называется духовной благодаря полноте Духа, в Котором она воскреснет” (Воскр. 53).

Конечно, при изложении пневматологии Тертуллиана следует учитывать, что богословское творчество его во второй половине жизни испытывало сильное влияние монтанизма, в который он уклонился. Тем не менее, и те сочинения, которые были написаны Тертуллианом в этот период, пользовались впоследствии значительным вниманием со стороны православных латиноязычных авторов.

Читать еще:  Молитва чтобы парень тосковал. Заговор чтобы любимый тосковал

Триадологические упоминания часто встречаются в творениях Климента: “один Отец у вселенной, одно и Слово у вселенной, един и Дух Святой вездесущий; едина и мать Церковь” (Пед. 1.6). “Климентом ясно выражается убежденность в единстве всех Лиц Св. Троицы, хотя такое единство предполагает и Их различие” [6] . Говоря о внутреннем, духовном богатстве христианина, александрийский дидаскал восклицает: “они не знают, какое сокровище носим мы в земном этом сосуде, защищаемое силою Бога Отца, кровью Бога Сына и росою Святого Духа” (Бог. 34).

У Климента мы встречаем неожиданный прорыв из привычного домостроительного контекста с ориентацией на мир и человека, в предвечную божественную реальность, в которой сотворение и смысл бытия мира и человека получает объяснение как дело внутритроичной любви: “Слово Божие. презрев лиру и кифару. эту вселенную и малый космос – человека. настроив сообразно со Святым Духом, играет Богу” (Ув. Яз. 5.3). Таким образом, мир и человек понимаются как инструменты, на которых Сын играет мелодию любви Отцу. Духу Святому отводится роль “камертона”. Он настраивает мир в соответствии с божественным замыслом посредством своих действий в истории:

  1. дарованием ветхозаветного закона и вдохновением пророков: “Закон духовен, потому что дан Духом Святым, а что совершает Святой Дух, все то духовно. И этот Дух Святой есть истиннейший законодатель, потому что Он не только заповедует доброе и прекрасное, но и в полной мере знает его” (Стром. I.26); авторство Писания настолько прочно осмысляется Климентом как дело третьего Лица Троицы, что он называет Духа Святого “устами Господа” (Ув. Яз. 82.1); посему необходимо “от слов Писания устремляться к мнениям, которые Святой Дух имеет о вещах” (Изв. 5).
  2. нисхождением на тело воплотившегося Бога-Слова (Изв. 16.1);
  3. излиянием на верующих во Христа и обитанием в них.

Об этом едином действии Духа в истории Климент пишет: “Валентиниане [справедливо] говорят, что тот Дух, Которым каждый из пророков обладал в отдельности, теперь пролился на все церковное собрание. Поэтому различные знамения, исцеления и пророчества осуществляются через Церковь. Однако они не понимают того, что Параклет, Который непрерывно действует сейчас через Церковь, имеет ту же природу и силы, что и Тот, Который непрерывно действовал через ветхозаветных пророков” (Изв. 24.1-2).

Действие Духа в уверовавших во Христа у Климента описывается особенно подробно и разнообразно: “Бога познаем мы по тому только, что в крещении изливается на нас с неба Дух Святой” (Пед. 1.6) и “существо человеческое, по освящении души и тела, через обновление его Спасителем удостаивается чести быть жилищем Святого Духа” (Стром. IV.26). Познание Бога возможно только в силу того, что “внутренний наш человек проникнут Духом” (Стром. II.9), и так “во Христе становится новый человек Божий, преображенный Святым Духом” (Ув. Яз. 112.3) и “душа бывает украшена Духом Святым” (Пед. 3.11).

Это обитание Духа в человеке переходит в совершенное единение в таинстве Евхаристии, когда человек “волей Отца. таинственно соединяется с Духом и Словом; потому что Святой Дух с оплодотворяемой Им душой становится едино, а со Словом [становится едино] плоть” (Пед. 2.2). Вследствие грехов это единство расторгается и сие расторжение означает духовную смерть человека: “каждый невоздержанный мертв пред Богом; оставленный Словом и Святым Духом, он – труп” (Пед. 2.10). И “если питать в себе доброе желание они отказываются, то и Дух Божий оставляет их” (Бог. 21), но небезвозвратно, ибо “к раскаянию приводит дыхание того же самого Духа” (Пед. 1.6).

Климент специально подчеркивает: “не следует думать, что Дух Божий в каждом из нас пребывает как некая частица Божества” (Стром. V.13). Дух – это самовластная Божественная Личность, в другом месте он пишет, что вера в Духа составляет принадлежность совершенных христиан: “Под людьми плотскими и под младенцами во Христе нужно разуметь еще недавно оглашенных; к тем, которые уже веруют во Святого Духа, апостол обращается как к людям духовным” (Пед. 1.6). “В великолепии цветов камней. нужно видеть славу Духа Святого, непереходимость и святость Его существа” (Пед. 2.12). Дух явно почитается божественным: “они – нечестивцы, ибо противятся божественным заповедям, то есть учению Духа Святого” (Стром. VII.16).

Исторический обзор учения о духе святом. Учение о духе святом

№6 2013 г.

УЧЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ О ДУХЕ СВЯТОМ

В день Святой Троицы Православная Церковь вспоминает сошествие Духа Святаго на апостолов. Это произошло на пятидесятый день по Пасхе в 33 году по Рождестве Христовом. К этому дню в Иерусалиме собралось множество народа для празднования одного из трех великих праздников, указанных еще во Второзаконии, во время которых каждый иудей был обязан посетить храм. Первый по значению – Песах – в память исхода евреев из Египта (отмечается 15 ниссана (март-апрель)). В пятидесятый день по Песах празднуется Шавуот – в память дарования на горе Синай пророку Божию Моисею десяти заповедей. Третий – Суккот – праздник кущей в месяце тишри (сентябрь-октябрь) – в память сорокалетнего странствования в пустыне.

В день Пятидесятницы в Иерусалиме оказалось множество иудеев, вспоминавших дарование Закона Моисею. Одиннадцать апостолов, Божbя Матерь и другие ученики, как повествует книга Деяний святых апостолов, собрались в Сионской горнице. По преданию, в этой же горнице Сам Господь Иисус Христос совершил первую в истории Божественную литургию – Тайную Вечерю. В виде огненных языков и как бы в шуме ветра на учеников сошел Святой Дух, и они, исполнившись Божественной силы, проповедовали о Воскресении Христовом многочисленному сонмищу иудеев в Иерусалиме. Проповедь апостола Петра имела такое действие, что к Церкви в тот день присоединилось около 3 тысяч человек. Поэтому мы, православные христиане, почитаем это событие как день рождения Церкви Христовой.

Следовательно, учение о Церкви Христовой тесно связано с учением о Духе Святом. В Божестве Святого Духа не сомневалась Древняя Церковь до IV века: святой Климент Римский называет Его Духом «святым и правым, от Отца исходящим», следовательно, отличным от Отца и единосущным Ему. Святой Дионисий Александрийский пишет: «не останется безнаказанным тот, кто изрекает хулу против благого Духа Святого: ибо Дух есть Бог». Именно в IV веке Церковь выработала догмат о Духе Святом на II Вселенском Соборе в 381 году в Константинополе против Македония Духоборца, считавшего, что Дух Святой не Бог, но творение Божие. Поэтому волей православного императора Феодосия Великого 150 отцов Собора выработали учение о Духе Святом и дополнили Никейский Символ веры. Среди отцов Собора – свт. Григорий Богослов (он был председателем Собора), Григорий Нисский, Мелетий Антиохийский, Амфилохий Иконийский, Кирилл Иерусалимский и др. Теперь православные христиане за каждой Божественной литургией во всем мире поют о том, что они веруют «и в Духа Святаго, Господа Животворящего, иже от Отца исходящего, Иже со Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшего пророки». Подробный разбор этого догмата о Духе Святом в православных семинариях на курсах догматического богословия занимает приблизительно около двух месяцев – по две пары догматического богословия в неделю. Сотни отцов Церкви писали о Духе Святом в строгом русле православного вероучения. И это богатейшее наследие не может быть вмещено в рамки небольшой газетной статьи.

Итак, учение о Духе Святом – это учение о Церкви. Можно утверждать и обратное: Дух Святой наполняет жизнью Церковь как Животворящий. Господь Иисус Христос в прощальной беседе с учениками обещал, что Дух Святой наставит учеников на всякую истину. Поэтому, начиная с апостольского собора в Иерусалиме (48 год по Р.Х.), описанного в 15 главе Деяний святых апостолов, решение собора заканчивается такими словами, которые стали церковной формулой изложения соборных решений Церкви: «изволилось нам и Духу Святому».

Veritas una, error multiplex, «истина едина – заблуждение многообразно», – говорили еще мудрые язычники. И теперь, когда прошло почти 2 тысячи лет со дня сошествия Духа Святаго на апостолов, многочисленные лжеучения наполнили землю. Но истина Церкви, Божественная истина о Святой Троице и Третьем Лице Святой Троице – Духе Святом, – стоит непоколебимо. И как в древности, так и теперь причина еретических заблуждений – отход от Церкви многочисленных христианских обществ. Так, католики считают, что Дух Святой исходит не только от Отца, но и от Сына (filioque). Протестанты, отвергнув учение о церковных Таинствах, которые совершает Дух Святой чрез пастырей Церкви, утратили не только институт священства, но и само понятие святости, даруемой Святым Духом, потому что не признают особых заслуг угодников Божиих и их заступничество за нас перед Богом.

Читать еще:  Курбан байрам что за праздник. Поздравления на Ураза-байрам

Двадцатый век принес еще больше заблуждений: пятидесятники считают, что Дух Святой подается и проявляется только через дар говорения на языках (глоссолалия). Так, по тюменским квартирам в день Святой Троицы ходят «харизматы» и объясняют православным смысл праздника настолько «удачно», что ряды пятидесятников все более и более пополняются. Еще больше заблуждений принесла так называемая «эра Водолея», именуемая в учебниках сектоведения «Нью эйдж». Дух Святой объявляется просто «космической энергией», которая исходит от Бога и подается любому человеку, независимо от его нравственного состояния, если он только правильно медитирует.

Многие интеллигентные люди с высшим образованием и научными степенями становятся в середину церкви, раскидывают руки, нащупывая «энергетическую ось храма», и питаются космической энергией. Другие «заряжаются» от икон. Третьи берут энергию из солнца, ветра и гор… Считающие так, очевидно, не знакомы с книгой «Премудрости Соломона», в которой написано: «В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху» (Прем. Сол. 1, 4).

Иеговисты также считают, что Дух Святой – некая Божественная энергия. И когда показываешь свидетелям Иеговы библейские тексты (конечно, не по их смешному переводу Библии «Новый мир») о том, что Дух Святой участвует в творении мира (Быт. 1, 2), знает сердца человеческие и саму сущность Бога (1 Кор. 2, 11), возрождает человека в таинстве крещения (Ин. 3, 5), поставляет пастырей Церкви (Деян. 20, 28), отпускает грехи (Ин. 20, 23), направляет апостолов на проповедь (Деян. 11, 12) или запрещает идти в определенные места (Деян. 16, 7) – они оказываются в большом недоумении. Все перечисленные свойства Духа Святого показывают, что Он – никакая не энергия, но Бог со всеми Божественными свойствами.

Можно сколь угодно долго разоблачать заблуждения, но если мы не будем знать положительного учения Православия о Духе Святом, никогда не сможем победить заблуждения и достичь цели христианской жизни, которую Серафим Саровский определил как стяжание Духа Святого. Следовательно, необходимо слово за словом по святым отцам Церкви кратко разобрать восьмой член Символа Веры – и тогда заблуждениям о Духе Святом просто не останется места. Потому что истина во Христе (Иоан.14, 6: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня»), а Христос – глава Церкви (Еф. 1, 22). И поэтому ложь не может одолеть Церковь, как и врата ада не смогут одолеть Ее (Мф. 16, 18).

1. Итак, слово «Дух» показывает, что Дух Святой как Бог абсолютно нематериален и нет никакого способа принудить Дух совершить что-либо в этом мире, если Он Сам не захочет.

2. Слово «Святой» говорит о том, что есть и не святые духи, духи падшие. И есть святые, бесплотные духи, которые предстоят Духу как Богу и служат Ему.

3. «Господа Животворящего». Слово «Господь» (по-гречески «. ») обозначает, что Дух Святой такой же Бог, как Отец и Сын, обладает всеми сущностными свойствами Бога: вечностью, неизменностью, вездесущием, неизменяемостью, всемогуществом. Однако он имеет и особенное свойство – животворить. Он дает жизнь каждому живому существу и особенно духовную жизнь человекам.

4. «Иже от Отца исходящего». В этих словах указывается ипостасное, личностное свойство Духа Святого, отличающее Его от Отца. Святитель Григорий Неокесарийский еще в III веке в своем Символе веры писал: «И един Дух Святой, от Бога имеющий бытие и через Сына явившийся (т.е. людям), Образ Сына, Совершенный Совершенного, Жизнь, Виновник живущих, (Источник святый), Святость, Податель освящения, в Нем же является Бог Отец, сущий над всем и во всем, и Бог Сын, Который через все». Как было сказано выше, католики считают, что Дух Святый предвечно исходит и от Сына. И это главное догматическое отличие католиков от православных. Митрополит Филарет (Дроздов) в «Пространном катехизисе» указывает три причины того, почему католики заблуждаются в этом случае: «Учение об исхождении Св. Духа от Отца не может быть подвержено какому-либо изменению или дополнению. Во-первых, потому, что Православная Церковь в этом учении повторяет точные слова Самого Иисуса Христа; а Его слова, без сомнения, являются достаточным и совершенным выражением истины. Во-вторых, потому, что второй Вселенский Собор, главным предметом которого было утверждение истинного учения о Св. Духе, без сомнения, удовлетворительно изложил это учение в Символе веры; и Православная Церковь признавала это столь решительно, что третий Вселенский Собор своим седьмым правилом запретил составлять новый Символ веры». Западные христиане filioque внесли в Символ веры еще в 586 году, на Толедском соборе в Испании, но только после XI века повсеместно изменили Символ веры.

5. «Иже со Отцем и Сыном споклоняема и сславима». Дух Святой как истинный Бог имеет равное Божественное достоинство с Отцом и Сыном. Он – Третье Лицо Святой Троицы. Сам Сын Божий повелел: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». (Мф. 28, 19-20). Во втором послании к Коринфянам (Кор. 13, 23) указываются все Три Лица Святой Троицы в Едином Божественном существе: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святаго Духа со всеми вами». Этот возглас произносит священник в храме, заканчивая многие молитвы.

6. «Глаголавшего пророки». Дух Святой как Бог знает будущее, и поэтому в Ветхом Завете Он действовал через пророков, открывая будущее (2 Пет. 2, 15). «И сказал мне Господь» (Втор. 9, 12-13; 1 Цар. 15, 16; Исайя 8, 1-3; Иерем. 11, 16; Иезек. 44, 2; Осия 3, 1; Амос 7, 8; Захар. 11, 13 и мн. др.), «Так говорит Господь» (Исх. 10, 3; Иис. Нав. 7, 13; 1 Цар. 10, 18; 2 Цар. 24, 12; 3 Цар. 21, 19; 4 Цар. 1, 6; Исайя 28, 16; Иерем. 6, 22 и мн. др.), «И было слово Господне ко мне» (Иерем. 1, 11-13; 2, 1; 18, 5; Захар. 6, 9). О том, что апостолы говорили Духом Святым, сказано в Священном Писании (1 Кор. 18). И во времена Второго Вселенского собора в этом никто не сомневался.

Если бы православные христиане твердо придерживались учения Церкви о Духе Святом, то ряды людей, находящихся в заблуждении, не пополнялись бы православными, забывшими об основах своей веры. Правые догматы рождают правую жизнь во Христе, и наоборот. Тем более правое учение о Духе Животворящем рождает и поддерживает в нас духовную жизнь. Как писал один из возвышеннейших богословов Православной Церкви прп. Симеон Новый Богослов: «Душе Святый, несказанно от Отца исходящий и через Сына к нам верным приходящий; Душе жизни и разума, Душе святости и совершенства, Душе благий, мудрый, человеколюбивый, приятный, славный; Душе, питающий и в то же время напаяющий, милующий, просвещающий, укрепляющий; Божественный Душе терпения, Душе, подателю радости, веселия духовного, целомудрия, мудрости, ведения, кротости, незлопамятства, непопечения о здешнем, созерцания тамошнего; Душе, отгоняющий уныние, рассеивающий нерадение, прогоняющий суетное любопытство и лукавство; Душе, объявляющий тайны, являющиеся залогом Царствия Небесного, источниче пророчества и учительства, истребителю греха, врата покаяния, Душе, указывающий наподобие привратника входную дверь подвижникам; Душе любви, мира, веры, воздержания, Душе вожделенной любви, эту же любовь и подающий, Ты, Душе Святый, прииди и вселися в нас и пребудь с нами неразлучно, нераздельно, освящая, и преображая, и просветляя сердца наши, как единосущный и равночестный Сыну и Отцу, и как Тот, Который обожает приемлющих Его, уничтожая всякий грех и принося с нисшествием Твоим всякую добродетель» (Богословское слово 3).

Диакон Димитрий МАЙОРОВ,
г. Тюмень

Источники:

http://www.gazetaprotestant.ru/2016/03/obzor-ucheniya-o-duxe-svyatom/
http://pravoslavie.ru/1578.html
http://www.ihtus.ru/062013/st13.shtml

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: