Иисус христос и самарянка у колодца. Пребывание Иисуса Христа в Самарии

Пребывание Иисуса Христа в Самарии. Беседа его с самарянкой

Насильственно прекратив общественное служение Иоанна Крестителя, фарисеи не успокоились на этом успехе, а услышав, что новый Учитель привлекает еще больше последователей, чем Иоанн, они не преминули бы употребить насилие и по отношению к Нему. Но так как час Его еще не пришел, то Он оставил опять Иудею, чтобы продолжать свое служение среди более восприимчивых галилеян. Самый прямой и короткий путь из Иудеи в Галилею вел через Самарию. Иудеи, однако же, редко пользовались этой дорогой и предпочитали окольный путь через Перею, так как между ними и жителями Самарии существовала непримиримая вражда, которая длилась уже несколько столетий. После переселения десяти израильских колен в плен ассирийский, Самария была заселена языческими колонистами из различных областей Ассирийской монархии, беглыми жителями Иудейского царства, а также и беглецами израильскими, находившими возможность бежать из плена ассирийского.

Первые поселенцы-язычники, устрашенные необычайным размножением диких зверей в земле их нового местожительства, особенно львов, и объясняя это местью им со стороны Бога этой земли, добыли одного из пленных священников иудейских и при помощи его ввели у себя и поклонение Иегове, которого они, впрочем, едва отличали от других своих чисто языческих богов. Вместе с тем они усвоили себе и закон Моисеев, который впоследствии соблюдали даже строже самих иудеев. По возвращении иудеев из плена самаряне хотели присоединиться к ним, чтобы вместе с ними образовать один народ; но вожди иудейские отвергли этот союз, который мог грозить потемнением истинной религии и у самих иудеев, и с этого времени между иудеями и самарянами начались ожесточенные споры о религиозном преимуществе, переходившие часто в открытую вражду и даже побоища. Вопреки иудеям самаряне построили себе собственный храм на горе Гаризим, но он разрушен был Иоанном Гирканом, который вместе с тем разрушил и самую Самарию. За своей горой они признавали больше прав на религиозные преимущества, чем за горой Мориа, так как, по их преданию, на этой именно горе был земной рай, на ней брали свое начало все реки земные, Адам сотворен был из ее праха, на ней остановился Ноев ковчег, на ней Авраам намерен был принести в жертву своего сына Исаака, Иаков молился на ней в ту ночь, когда видел чудесную лестницу, Иисус Навин построил на ней по вступлении в Землю обетованную первый жертвенник Богу и на ней именно зарыл двенадцать каменных плит, на которых написан был весь закон Моисеев.

К горе Гаризим каждый самарянин обращался лицом при молитве, и все они веровали, что на ее именно вершине впервые должен появиться Мессия Христос. Строго держась Моисеева закона, они обвиняли иудеев за принятие других святых книг, кроме Пятикнижия; преданы были Ироду, которого ненавидели иудеи, и сохраняли верность римлянам. Самим иудеям они причиняли всевозможные неприятности, нападали на их паломников, зажигали ложные огни, чтобы произвести путаницу в их определении новомесячий, и для осквернения их храма однажды набросали в нем мертвых костей. Со своей стороны иудеи относились к самарянам с безграничной ненавистью, считая их народом нечистым и проклятым. Само имя их считалось позорным, и на всякого самарянина они смотрели как на одержимого бесом (Ин 8:48).

Ни один истый иудей не считал для себя позволительным есть ту пищу, которой коснулся самарянин, так как это значило бы все равно, что есть свинину. Ни один самарянин не мог сделаться прозелитом, и за ними не признавалось права на воскресение из мертвых. Иудей мог иногда находиться в дружественных отношениях с язычником, но никогда с самарянином, и все сделки с последним считались недействительными. В иудейских судах не принималось свидетельство самарян, а принять кого-нибудь из них в дом свой значило прямо навлечь на себя проклятие Божие. Но если такая вражда существовала в сердце всякого иудея, то во всяком случае не так смотрел на самарян Спаситель.

Он видел в них таких же детей одного Отца Небесного, какими были и иудеи, и отправившись через Самарию, нашел случай сделать одно из величайших откровений о своем Божестве. Отправившись в путь ранним утром, Спаситель к полудню прибыл в Сихарь, небольшое поселение, находившееся неподалеку от города Сихема. Там, у восточного склона горы Гаризим, верстах в двух от города, находился знаменитый колодезь Иакова, на участке, подаренном им некогда своему сыну Иосифу. Над колодцем был навес с сиденьями для путников, и так как Спаситель крайне утомился от продолжительного пути под палящим солнцем, то Он, отпустив своих учеников в город произвести нужные закупки провизии, Сам остался один у колодца.

И вот, когда Он отдыхал здесь, пришла за водой одна самарянка, которая принесла с собой кувшин с длинной веревкой для доставания воды из священного колодца, имевшего не менее пятнадцати сажен глубины. Появление ее было совершенно неожиданным, так как женщины обыкновенно ходили за водой вечером и притом целыми группами. Но она предпочитала запастись водой в это именно неурочное время, как бы избегая встречи с другими женщинами, среди которых она не пользовалась доброй славой. Страдая от жажды, Иисус Христос не мог не обрадоваться ее приходу, и лишь только она почерпнула воды кувшином, как Он обратился к ней с просьбой: «Дай Мне пить». По одежде и языку женщина сразу увидела, что Он иудей, и удивленно заметила Ему: «Как Ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются». Спаситель видел ее простодушие и захотел не только просветить ее великими истинами, постигнуть которые не дано было величайшим мудрецам Древнего мира, но и сообщить ей страшное откровение о Себе Самом.

Возводя ее мысль от простой материальной воды, утоляющей временно телесную жажду, Он напомнил ей о существовании другой воды – дара Божия, утоляющего жажду духовную. «Если бы ты знала дар Божий, – сказал Он удивленной женщине, – и кто говорит тебе: дай Мне пить; то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую».

Иисус Христос и Самарянка

Мысль была ясная, но не для простого разума самарянки, и она могла только удивленно заметить, как и где Он может взять эту воду живую, – уж, конечно, не в этом колодце, так как Ему нечем и почерпнуть из него. Но если у Него есть другая, лучшая вода, то неужели Он выше отца их Иакова, который сам и его семейство пил из этого именно колодца, считая ее годной и хорошей даже для себя? Любопытство ее, видимо, было крайне затронуто подобным заявлением, и она готова была продолжать беседу и дальше. Вода эта несомненно хороша, – отвечал ей Спаситель; но «всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять: а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную». Заинтересовываясь все более и более и чувствуя, что видит перед собой необыкновенного человека, женщина наконец просит у Него этой воды живой; но ее мысли еще не вполне постигли сущность этой воды, и она просит ее лишь для того, чтобы, напившись ее, не иметь больше жажды и не приходить сюда опять за водой. Но сделанных объяснений было достаточно для того, чтобы пробудить мысль самарянки к возвышенным предметам, и Спаситель, обрывая эту беседу, обратился к ней с словами, которые должны были показать ей, что она имеет дело с Сердцеведцем. «Пойди, – сказал Он ей, – позови мужа твоего и прийди сюда». Слова эти болезненно затронули совесть женщины, и она поспешила смущенно ответить, что у нее нет мужа. Но на это последовал ответ, который сразу обнаружил все тайны ее греховной жизни. «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа: ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала».

Читать еще:  Степан - значение имени, происхождение, характеристики, гороскоп. Профессия и бизнес

Как громом поразили ее эти слова Сердцеведца, и она благоговейно воскликнула: «Господи! вижу, что Ты пророк», и в это время молниеносно озарила ее мысль, уж не права ли иудейская вера, от которой могут являться такие пророки? И вот от ее собственной жизни, на которой ей, конечно, отнюдь не хотелось останавливаться дольше, ее живая мысль быстро переносится к другому вопросу, из-за которого постоянно шел ожесточенный спор между ее народом и соотечественниками Того, с Кем она говорила, вопрос, который был причиной их взаимной вражды. Случай свел ее с великим учителем: нельзя ли было воспользоваться им для улажения бесконечного спора между иудеями и самарянами о том, что, собственно, Иерусалим или Гаризим, должно считать священным местом Палестины: Иерусалим, где Соломон построил храм, или Гаризим, это древнейшее святилище, где Иисус Навин произносил свои благословения и где Авраам готовился принести в жертву своего сына? Указывая на вершину горы, вздымавшейся на восемьсот футов над ними и увенчанной развалинами древнего храма Манассии, разрушенного Гирканом, она предложила Спасителю занимавший ее вопрос: «Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме, кто же прав?» Кратко и только стороной Спаситель разрешил ее недоумение. В споре с самарянами на стороне иудеев, бесспорно, было более правды. Иерусалим был тем местом, которое избрано Самим Богом; сравнительно с смешанным и грубым культом Самарии, иудейство было гораздо чище и правильнее. Но, коснувшись земного спора, Спаситель изрек ей великое и достопамятное пророчество, что настанет время, даже настало уже теперь, «когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме» истинные поклонники будут поклоняться Отцу, но на всяком месте будут поклоняться Ему в духе и истине. «Бог есть дух: и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине».

Самарянка была глубоко тронута и поражена; но как можно было по простому случайному слову неизвестного чужестранца отказаться от своей веры, в которой она и ее отцы родились и воспитались? Лучше отложить окончательное решение этого и подобных вопросов и подождать, пока придет Мессия, Который окончательно разрешит все недоумения и откроет всякую правду. И тогда-то Иисус Христос изрек простые, но страшные слова: нет надобности ждать этого; Мессия пришел, и «это Я, Который говорю с тобою».

Рождение Его впервые было открыто ночью немногим безвестным и невежественным пастухам; первое полное объявление Им своего мессианства было сделано у колодца в томный полдень одинокой безвестной самарянке. И этой бедной, грешной, невежественной самарянке изречены были бессмертные слова, в которых Сам Иисус Христос торжественно открыл себя Мессией и Спасителем мира.

Между тем ученики возвратились из города и были крайне удивлены, что их Учитель одиноко беседовал с женщиной. На Востоке, при низком взгляде на женщину вообще, открытое общение с ней считалось неприличным, а тем более с женщиной с непокрытым лицом. Но правило тем с большей строгостью применялось к учителям и раввинам, так что для них считалось крайним позором говорить с женщиной на улице, хотя бы и со своей женой. Еще непристойнее говорить с ней о религии и законе. «Лучше сжечь слова закона, – говорит один из строгих раввинов, – чем вверять их женщине». Между тем ученики видели, что Иисус Христос вел долгий и серьезный разговор с женщиной – и притом, видимо, грешницей! – очевидно, именно о делах религии и закона. Однако они не осмелились заметить Ему об этом и заговорили о произведенных покупках.

Между тем женщина, от поразившего ее изумления забыв даже свой водонос, побежала в город рассказать о своей чудесной встрече. Явился человек, который открыл ей «самые тайны ее жизни. Не Он ли Христос Мессия? Самаряне, которые во всех евангельских замечаниях о них являются более простыми и податливыми на убеждения, чем иудеи, скоро побежали из города по ее указанию, и когда уже видно было их приближение, ученики побуждали Спасителя есть, потому что было уже заполдень, а Он так истощился в пути. Но всякий голод в Нем был утолен удовлетворением цели Его служения. «У Меня есть пища, – сказал Он, – которой вы не знаете». Разве они не знали, что с самого детства Он жил не хлебом одним? Но ученики, при своем обычном простодушии, не поняли этого замечания и подумали, что, вероятно, кто-нибудь принес Ему есть. Можно представить, как тяжело было Ему таким образом на всяком шагу, даже в своих собственных избранниках, встречаться с такой странной неспособностью понимания более глубоких духовных мыслей. Но нетерпения не было в том, кто был кроток и смирен сердцем. «Моя пища, – сказал Он, – есть творить волю пославшего Меня и совершить дело Его». И затем, указывая на жителей Сихема, стекавшихся к Нему по равнине, Он продолжал: «Вы говорите, что еще четыре месяца до жатвы. Взгляните на эти поля, как они пожелтели для духовной жатвы. Вы будете радостно пожинать жатву, которую Я посеял трудом и страданьем; а Я, сеятель, радуюсь при мысли об этой радости грядущей».

Читать еще:  Приснились бусы из камней. Приснились бусы: значения по сонникам

Личная беседа с Христом убедила многих из самарян гораздо глубже, чем рассказ женщины, которой Он впервые открыл себя, что Он именно есть давно ожидаемый Спаситель мира, Христос. Милостиво снисходя к их просьбе побыть у них, Иисус Христос пробыл там два дня с своими учениками, и это двухдневное учение несомненно и было главной причиной многочисленных обращений ко Христу в их среде в последующее время (Деян 8:5). И со своей стороны, Христос не раз награждал эту веру самарян, выставляя их добродетельнее закоснелых в своем узком законничестве иудеев. Так, в бессмертной притче о любви к ближнему примером ее Он выставил именно самарянина. Из среды десяти исцеленных прокаженных оказался благодарным опять именно один самарянин. Более простые и здоровые души самарян оказались более склонными и способными войти в Царство Божие, чем гордые души мнивших себя исключительными сынами Авраама и наследниками данных ему обетований.

Беседа Господа с самарянкой

Отшествие Иисуса в Галилею

Успешная проповедь Иоанна и его нелицеприятные речи раздражали начальников народа; теперь же до них дошёл слух, что появился новый Учитель, обретающий ещё больше последователей. Синедрион обеспокоился и направил своих людей, которые стали неотступно следить за Иисусом. Видя нарастающую неприязнь синедриона и зная, что Иоанн заключён в темницу, Спаситель в начале 28 г. решил покинуть пределы Иудеи и идти в Галилею. Как Бог Иисус, несомненно, нашёл бы способ избежать любых козней врагов, но, приняв на Себя тяготы жизни грешного человека и его немощную плоть, Иисус смирялся и действовал по-человечески, не устраняя трудностей Своей Божественной силой.

Наиболее короткий путь в Галилею лежал через Самарию, земли которой некогда принадлежали коленам Ефрема, Манассии и Дана, практически исчезнувшим в ассирийском плену. Со времён возвращения из вавилонского плена, когда иудеи не допустили полуязычников самарян к участию в возрождении Иерусалимского храма, между ними и самарянами не прекращалась вражда. Иудеи старались обходить Самарию стороной, гнушаясь даже бесед с самарянами, те же демонстративно не посещали Иерусалимский храм.

Беседа Господа с самарянкой

Проходя через Самарию, Иисус остановился с учениками для отдыха близ города Сихарь (древний Сихем) у колодца, вырытого, по преданию, ветхозаветным патриархом Иаковом. Было время полуденного зноя, ученики вызвались сходить в город за пищей, а Иисус остался у колодца, погрузившись в думы. Между тем к колодцу подошла женщина, чтобы набрать воды. Сердцеведец, зная о её готовности воспринять истины Евангелия, начал беседу с образа родниковой воды, близкого ее пониманию, и постепенно привел самарянку к спасительной вере.

Иисус сказал самарянке: «Дай Мне пить». Узнав в нем иудея по выговору или по одеянию (на одеждах самарян обычно были голубые кисти, на одеждах иудеев — белые; самаряне не могли чётко произнести звук «с»), женщина простодушно спросила: «Как ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки?» Господь же стал направлять её ум к высшему разумению о Себе: «Если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую». Под даром Божиим Христос разумел благодать Святого Духа, которую намеревался ниспослать верующим в Него после Своего Воскресения и отчасти уже получаемую Его последователями.

Самарянка, ещё не понимая слов Иисуса, подумала, что Он говорит о свежей ключевой воде, наполнявшей колодец, и была в недоумении, как же Он достанет из глубокого колодца воду без почерпала. Не хочет ли Он сказать, что способен жезлом источить воду из камня подобно Моисею? «Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь», так необыкновенно богатый водой, что патриарх «и сам из него пил, и дети его, и скот его?» — удивлялась женщина.

Господь стал возводить мысль самарянки от колодезной воды к воде духовной — благодати Святого Духа, проливающей утешение в мучимую грехом совесть и просвещающей ум к принятию Евангелия. «Всякий, пьющий воду сию, — сказал Иисус о колодезной воде, — возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную». Благодатная вода утоляет духовную жажду, наполняет души верующих и, словно полноводная река, влечёт их в широкое море вечной жизни.

Пророки Исайя, Иезекииль, Иоиль для передачи чудесных свойств даров Духа Божия часто использовали образ воды, очищающей скверну. Исайя под образом воды разумел учение истины, утоляющее духовную жажду. Но все эти пророки возвещали иудеям Божественные откровения уже после разделения царства Соломона, и самаряне их не признавали. Продолжая думать, что Иисус говорит о какой-то особенной ключевой воде, способной навсегда утолить жажду, женщина попросила: «Господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать».

Желание избавиться от трудов и благополучно устроиться в земной жизни свойственно не только той самарянке, однако для подлинного счастья человеку необходимо очищение совести, раскаяние в своих грехах и духовное преображение. И Господь, обратившись к жизни самарянки, стал пробуждать её душу к покаянию: «Пойди, позови мужа твоего и приди сюда». Слова Господа болью отозвались в совести женщины, и она со смущением ответила: «У меня нет мужа». Иисус одобрил её искренность: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе». Закон Моисеев позволял разводиться и снова выходить замуж, даже не ограничивая число разводов; грех самарянки был в том, что с последним мужем она жила тайно, тщательно скрываясь от общества. Удивлённая тем, что Иисус видит всю её жизнь, она сама признала себя грешницей и с почтением к Нему сказала: «Господи! вижу, что Ты пророк». Пробудившееся духовное сознание женщины сразу обратилось к религиозному вопросу, всегда волновавшему самарян, и она пожелала узнать мнение Иисуса как иудейского пророка: «Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». Самарянка имела в виду гору Гаризим, на которой Моисей при вступлении израильтян в землю обетованную повелел произнести торжественное благословение исполняющим Синайский Закон. На этой горе приносили жертвы Авраам, Исаак, Иаков. По верованиям самарян, на этой горе был насаждён рай, на ней сотворён был из праха земного Адам, на ней же остановился ковчег Ноя. С начала Межзаветного периода на Гаризиме стоял храм, без благословения Божия возведённый самарянами и разрушенный Иоанном Гирканом около 130 г. до Р.Х. Самаряне продолжали приходить на храмовую гору для молитв и жертвоприношений; в сторону горы Гаризим каждый самарянин обращался лицом при молитве.

Понемногу начиная понимать высокий смысл слов Иисуса, самарянка в раздумье сказала: «Знаю, что придёт Мессия, то есть Христос; когда Он придёт, то возвестит нам всё». В ответ на её веру и искреннее ожидание Мессии Господь произнёс: «Это Я, Который говорю с тобою». В беседах с иудеями, ожидавшими Мессию как политического вождя, лелеявшими гордую мечту о покорении мира, Иисус обычно утаивал истину о Своём мессианском достоинстве, желая сперва направить их к духовным истинам Царства Божия, а простой самарянской женщине, всей душой ожидавшей Божественного Спасителя, Он сказал о Себе прямо.

Читать еще:  Храмовые иконы местный ряд вознесения. Схема и описание храмового иконостаса

Тем временем возвратились ученики Христа. Самарянка, смущённая их появлением и обрадованная тем, что ей посчастливилось воочию видеть Мессию, оставила водонос, забыв о своей надобности, и поспешила возвестить согражданам об Иисусе, чтобы они успели побеседовать с Ним до Его ухода. Она не посмела объявить, что говорила с Мессией, но стала звать соплеменников словами: «Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне всё, что я сделала: не Он ли Христос?» В духовной радости она уже не скрывала, что Иисус прозрел тайны её недобропорядочной жизни, которую, по-видимому, уже твёрдо решила изменить, и говорила с такой силой убеждения, что многие горожане оставили свои занятия и направились к колодцу Иакова.

Ученики удивились, что Иисус разговаривал с женщиной, ведь по правилам раввинов запрещено было на пути подолгу говорить даже с законной женой, но не посмели расспрашивать, лишь предложив Учителю пищи. Иисус же, не отвергая потребного для тела, указал им на другую, более важную, — духовную пищу: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его». Вокруг были поля, засеянные пшеницей, жать которую предстояло только через четыре месяца. Воспользовавшись образом жатвы, Господь стал говорить ученикам о жатве духовной — обращении самарян к истинной вере: «Возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве». В это время ученики, наверное, уже видели приближавшихся к ним жителей города.

Многие самаряне уверовали в Спасителя уже по слову женщины, но ещё большее их число уверовало после проповеди, когда Иисус пробыл в Сихаре два дня. Удивительно, что самаряне не просили у Него чудесных знамений, явив большую веру, нежели иудеи. Простодушные самаряне оказались более способными к восприятию истин Царствия Божия, нежели иудеи, мнившие себя исключительными сынами Авраама. Господь показал, что печётся о спасении всех людей и что другие народы не менее достойны Его милостей, чем иудеи. Впоследствии, после Вознесения Господа, апостолы проповедовали по всей по всей Самарии, и жители этой страны приняли евангельское учение.

По преданию, самарянка, беседовавшая с Господом Иисусом Христом у колодца Иакова, стала усердной проповедницей Евангелия; её имя Фотина (Светлана). Она приняла страдания за Христа при императоре Нероне в Риме. Будучи извещена Господом о предстоящих муках, Фотина добровольно пришла в Рим. Жестокие мучения чудесным образом не причинили ей вреда, и святая была отведена в один из дворцов Нерона, где обратила ко Христу дочь императора Домнину и её рабынь. Через три года Фотину вновь предали истязаниям и бросили в колодец, где святая приняла мученическую кончину. За Христа пострадали также оба сына и пять сестёр боголюбивой самарянки.

Источник: Воробьев С.Ю. Евангельские события от Рождества до Вознесения Господа Иисуса Христа с историческими и археологическими подтверждениями. – М.: Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2015. – С. 66-71.

Беседа Христа с самарянкой

Нынешняя, пятая неделя по Пасхе называется в церковном календаре “Неделею о самаряныне”. Сюжет праздника составляет беседа Спасителя с некоей женщиной у колодца Иакова в Самарии.

Обстоятельства этой встречи необычайны во многих отношениях. Во-первых, речь Христа была обращена к женщине, тогда как иудейские законоучители того времени наставляли: “Никто не должен на дороге разговаривать с женщиной, даже с своей законной женой”; “не разговаривай долго с женщиной”; “лучше сжечь слова Закона, чем научить им женщину”. Во-вторых, собеседницею Спасителя была самарянка, то есть представительница иудео-ассирийского племени, ненавидимого “чистыми” иудеями до такой степени, что всякое соприкосновение с самарянами почиталось ими оскверняющим. И, наконец, жена самарянская ко всему оказалась грешницей, имевшей пять мужей до того, как соединиться в блудной связи с еще одним мужчиной.

Но именно этой женщине, язычнице и блуднице, “терпящей зной премногих страстей”, сердцеведец Христос благоволил преподать “воду живую, иссушающую источники грехов”. Более того, Иисус открыл самарянке, что Он есть Мессия, помазанник Божий, что делал не всегда и не перед всеми.

Говоря о воде, наполняющей колодезь Иакова, Спаситель замечает: “Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять; а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную”. Это, конечно, аллегорическое различение между ветхозаветным законом и чудесно преумножающейся в душе человека благодатью Нового Завета.

Важнейший момент беседы — ответ Христа на вопрос самарянки о том, где надлежит поклоняться Богу: на горе Гаризим, как это делают ее единоверцы, или же в Иерусалиме, по примеру иудеев. “Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу, — говорит Иисус. — Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет Себе”.

В Духе и Истине — это означает, что вера не исчерпывается обрядом и ритуалом, что не мертвая буква закона, а деятельная сыновняя любовь угодна Богу. В этих словах Господа мы находим одновременно и самое полное определение христианства как жизни в Духе и Истине.

Беседа Христа с самарянкою была первой проповедью Нового Завета перед лицом неиудейского мира, и она заключала в себе обетование того, что именно этот мир примет Христа.

Великое событие встречи человека с Богом у колодца Иакова приводит на ум и замечательные слова одного древнего богослова, утверждавшего, что человеческая душа по природе своей христианка. “А по грешному житейскому обычаю — самарянка”, — возможно, возразят нам. Пусть так. Но Христос, вспомним, не открылся ни иудейскому первосвященнику, ни царю Ироду Четверовластнику, ни римскому прокуратору, но исповедал Свое Небесное посланничество в мир сей перед грешной самарянкою. И именно через нее, по промыслу Божию, были приведены ко Христу жители ее родного города. Воистину, вокруг единого, стяжавшего истину Святого Духа, спасутся тысячи. Так было, так будет. Ибо источник воды Спасения, которою благословил нас всех Христос, есть ключ неиссякающий.

Согласно преданию, собеседницею Спасителя была самарянка Фотина (греческая параллель русскому имени Светлана), которая за проповедание Господа после жестоких истязаний была сброшена в колодец.

Источники:

http://iamruss.ru/pravoslavie/prebyvanie-iisusa-hrista-v-samarii-beseda-ego-s-samaryankoj/
http://stsl.ru/news/all/beseda-gospoda-s-samaryankoy
http://www.pravmir.ru/beseda-xrista-s-samaryankoj/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: