Иеромонах Иннокентий (Павлов). Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви

Миссионерский отдел московской епархии

Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви

Доклад Председателя Миссионерского отдела Московской епархии протоиерея Михаила Егорова на научно-практической конференции, посвященной 1025-летию Крещения Руси.

Город Коломна, 02 декабря 2013 года

В этом сравнительно кратком докладе я попытаюсь дать поверхностный обзор истории и современного положения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. При этом в нем будут отсутствовать многие достойные имена, но не из-за забвения их трудов, сколько вследствие краткости повествования.

Под словом «миссия» мы понимаем просветительское служение Церкви. Живое слово о Живом Боге, направленное к тем, кто его не слышал, либо имеет неполное или искаженное понятие о Нём.

Миссионерское служение Русской Православной Церкви невозможно рассматривать вне изучения миссии знаменитых просветителей славян — святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Она имеет значение для нас в двойном аспекте: с одной стороны — непосредственное влияние на христианизацию Руси, с другой — сам уникальный опыт организации первой славянской Церкви, показанный святыми братьями.

Основными принципами миссии были: перевод Священного Писания и богослужения на местный язык, отсутствие насилия, личный пример миссионеров, основание местной Церкви с местным духовенством.

Плоды миссии равноапостольных братьев для Руси дали свои всходы сначала в лице Великой княгини Ольги, а затем в лице ее внука равноапостольного Великого князя Владимира. Просветительское служение Церкви сразу после Крещения Руси быстро охватило центральные районы, неся с собою свет Христовой веры, приобщение русского народа к мировой христианской культуре.

Значительная активизация проповеди Святого Евангелия произошла благодаря распространению монастырей, основанных преподобным Сергием Радонежским и его учениками в отдаленных землях.

Активное освоение юго-восточных земель в XVI-XVIII веках дало основание для просвещения татар, башкир и других народов Поволжья. Первыми провозвестниками христианства среди инородцев Поволжья были святые Казанские Первосвятители — архиепископ Гурий и его соработники — святые Герман и Варсонофий.

Освоение Сибири, вплоть до берегов Америки, сопровождалось появлением в тех краях церквей и духовенства. Христово Евангелие народам Сибири проповедовали великие миссионеры — святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский и Коломенский (1797-1879), архимандрит Макарий Глухарев (1792-1847), митрополит Алтайский Макарий (Невский) (1835-1926), а также десятки приснопамятных их сподвижников и преемников. Благовестнические труды и подвиги выдающихся сибирских миссионеров, просветительная деятельность их и основанных ими миссионерских училищ и школ, книгопечатание на языках коренных народов Сибири, прежде не имевших письменности, обширнейшая благотворительная деятельность сибирских миссий, — всё это является точными и верными характеристиками миссионерского служения Церкви. Особую роль в этих процессах играла личность митрополита Московского и Коломенского Филарета, который не только словом и личным примером, но и материально поддерживал миссионерские труды многих подвижников. Особое развитие получили зарубежные миссии: Урмийская (Иран и Турция), Пекинская, Японская.

Предреволюционные годы сопровождались всплеском научной и просветительской деятельности Церкви – развивалось Миссионерское общество, созданное свт. Иннокентием Московским, издавалось большое количество просветительской литературы. Миссионерство обретало все более системный характер – во многих епархиях проводились миссионерские съезды, открывались миссионерские курсы, появлялись штатные миссионеры.

После революции началась активная борьба с Церковью: закрывались и разрушались храмы, было запрещено религиозное образование, запрещен предмет «Закон Божий». Однако если вначале еще существовали открытые диспуты, то вскоре и они были прекращены. Церковная проповедь стала возможной только внутри храма, доступ в который серьезно ограничивался. Но личный подвиг исповедничества и мученичества никто запретить не мог, поэтому они стали основной формой миссии: святители Тихон Московский, Петр (Полянский), Серафим (Чичагов), Лука (Войно-Ясенецкий) и многие другие из числа духовенства и мирян примером своей жизни и смерти проповедовали Христа.

Официально Церковь смогла вести какую-то деятельность только после 1943 года, но и эта деятельность жестко контролировалась и ограничивалась территорией храма или заграницей. Именно заграничные контакты и деятельность Церкви стали в этот период некоторым гарантом защиты и дали возможность внутреннего развития. Например, с 1946 года возобновила свою деятельность Московская духовная академия, в 1956 году впервые после восстановления патриаршества была издана Библия на русском языке. Церковь, стесненная в своих возможностях, всеми доступными ей средствами стремилась нести Слово Божие человеку. Даже в условиях атеистического государства на этом поприще появлялись и подвизались такие пастыри, как Иоанн (Крестьянкин), Александр Мень, Димитрий Дудко, и многие другие.

Помимо внутреннего, зачастую невидимого со стороны служения, необходимо упомянуть о внешней миссии Русской Церкви, которую она совершала за пределами нашей Родины, свидетельствуя о Православии перед западным миром. Это свидетельство было востребованным, через него многие люди могли узнавать учение Православной Церкви о Христе, о верности Его традиции. Говоря об этом свидетельстве, невозможно не помянуть наставников наших, говоря словами апостола, особо потрудившихся в этом служении. Это и приснопамятные митрополиты Никодим (Ротов) и Антоний (Блюм), протопресвитер Виталий Боровой, и ныне здравствующие Святейший Патриарх Кирилл и митрополит Ювеналий.

Новой страницей жизни Церкви стало празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988 году. Многотысячные крестные ходы, официальные визиты делегаций Поместных Церквей, всеобщий духовный подъем, показали, что государственная политика не смогла за десятилетия гонений убить веру в русском народе. Помимо этого, празднование послужило импульсом для возникновения среди людей интереса к православной вере.

Первичными задачами Церкви в этот период стали врачевание церковных расколов, возникавших в связи с распадом СССР, организация приходской жизни, восстановление храмов, воспитание и образование духовенства. Многие люди пришли в Церковь, но не все остались.

В связи с этим хотелось бы привести слова Святейшего Патриарха Кирилла, сказанные им более десяти лет назад: «Второе Крещение Руси не было результатом миссионерской работы Церкви. Это, конечно, действие благодати Божией. Это действительно, трагический, исторический опыт, опыт нашего народа. Вот хотим мы этого или не хотим, дорогие братья, но мы должны сами себе сознаться в том, что вот этот исторический образ в нас сформировал некий стереотип. Мы себя комфортно чувствуем в храме, мы выходим к верующему нашему народу, говорим: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», начинаем проповедь, чувствуем себя в своей стихии. Как бы мы проповедь не сказали, хорошо или плохо, нам благочестивый народ всегда грянет: «Спаси Господи» и как всегда греет душу такое умиротворение… Но движения здесь нет. Эти люди к нам пришли, потому, что родители их были научены в вере. Они уже были обращены либо в силу традиций, воспитания, либо каких-то собственных поисков. И давайте прямо скажем, что весь феномен второго Крещения Руси не был результатом миссии Церкви. Это был результат самостоятельных поисков людей, которые разочаровались в доминирующей идеологии, в ценности жизни, которые на своем опыте поняли, что без Бога невозможно построить полноту жизни. Это результат их внутреннего поиска, их внутренней борьбы, их исканий. Они к нам пришли, а мы их встретили; кто хорошо, кто плохо; кто с любовью, а кто с прохладцей; кто с ревностью, а кто и с раздражением. И ревность прямо зависела от величины прихода, доходов священника, его занятости и т.д. И мы не можем сказать, что мы все хорошо их встретили, потому, что его первая волна, рожденная 1988-м годом, уже спала, и многие, кто на этой волне пришел в Церковь, в Церкви не остались…»[1]

В настоящее время миссионерская деятельность Русской Православной Церкви ведется в двух направлениях:

  • Внешняя (среди некрещеных и нехристианских народов):
  • Внутренняя (среди крещеных, но недостаточно просвещенных):

Внешняя миссионерская деятельность:

  • Апологетическая миссия (диалог с неверующими, представителями других религий и представителями раскольнических организаций),

Так, например, в Московской епархиив сентябре 2013 года в городе Подольске состоялся Межрегиональный молодежный правозащитный форум по проблемам деструктивных культов. Участниками форума стали 200 студентов и заинтересованных молодых людей из Москвы, Подмосковья и более 15 других регионов России и ближнего зарубежья. Также в течение года в разных благочиниях проводились встречи с проф. А. Л. Дворкиным.

  • Организация миссионерских поездок в труднодоступные регионы России,
  • Организация миссионерских поездок и строительство храмов в странах, традиционно не исповедующих христианство.

Внутриприходская миссионерская деятельность ориентирована на людей, достаточно регулярно участвующих в богослужебной и таинственной жизни Церкви, либо с некоторой периодичностью посещающих храм.

Можно выделить следующие ее формы:

  • Огласительные беседы перед таинствами Крещения и Брака. В храмах Московской епархии стало традиционным проведение огласительных бесед перед Таинствами Крещения и Брака, за 2013 год были проведены беседы с примерно 8000 взрослыми, готовящимися к крещению, 140000 родителями и восприемниками, и около 9000 желающими венчаться.
  • Воскресные школы (церковно-приходские школы),
  • Православные гимназии и школы,
  • Просветительская работа с семьей,
  • Просветительские беседы или лекции различной тематики,
  • Приходские библиотеки. При храмах епархии действуют 900 православные библиотек.
  • Паломничества,
  • Православный семейный отдых. Православный отдых – это воспитательная форма миссионерской деятельности, охватывающая как духовную, так и материальную сферы человеческого бытия, и направленная на распространение Православной веры, воцерковление людей и передачу опыта богообщения посредством личного участия семьи и каждого ее члена в отдельности в таинственной жизни Церкви. На сегодняшний день в Московской епархии активно практикуется несколько видов православного отдыха: стационарные и нестационарные православные семейные и детские лагеря, группы дневного пребывания, слеты православных семей; паломнические поездки, путешествия, зарубежные поездки, однодневные поездки и экскурсии. В 2013 году было организовано 530 объектов православного отдыха, в том числе 69 детских, 8 моложёных, 76 семейных лагерей, 61 экскурсия, 204 паломничества, 74 похода, 38 иные мероприятия в области православного отдыха. Всего в текущем году в организованном православном отдыхе от приходов и монастырей Московской епархии приняло участие более 20000 человек.
  • Внутриприходская информационная деятельность,
    • Приходские листки,
    • Приходской сайт. В целях осуществления миссионерской деятельности и расширения представительства Церкви в сети интернет за 2013 год были созданы интернет-сайты для всех храмов епархии (было создано около 1500 сайтов), на всех сайтах помимо информации о храме содержится миссионерский раздел.
    • Информационные стенды. Приблизительно при 900 храмах установлены информационные стенды с просветительской информацией.
    • Доступность Церкви и приходское консультирование,
    • Миссионерские богослужения,
Читать еще:  Как делают заговор чтобы перевести болезнь. Заговор врагу на болезнь

Внеприходская миссионерская деятельность

Ориентирована, в первую очередь, на людей, считающих себя православными, крещеных, но практически не участвующих в богослужебной и таинственной жизни Церкви. Просветительское приходское служения может реализовываться через все возможные виды вне богослужебного служения Церкви: социальное служение, в молодежной среде, в больничных учреждениях, в вооруженных силах, через взаимодействие со средствами массовой информации, в сети интернет и многих других

В Московской епархии, помимо реализации приходской миссионерской деятельности, ведется работа на епархиальном уровне:

  • Для повышения уровня образования приходских катехизаторов-миссионеров при Коломенской Православной Духовной семинарии организованы Миссионерско-катехизаторские курсы, а для прихожан, желающих повысить уровень своих богословских знаний, действуют Библейско-богословские курсы им. преподобного Сергия Радонежского. Миссионерский отдел подготовил учебное пособие для слушателей курсов «Организация и ведение миссионерской деятельности». В 2013 году более 300 человек закончили обучение на миссионерско-катехизаторских курсах Московской епархии по направлению «катехизатор-миссионер», около 200 человек закончили первый год обучения. На приходах епархии трудится около 400 штатных миссионеров-катехизаторов из числа мирян.
  • В целях обмена опытом и накопления методических материалов действует официальный сайт Миссионерского отдела (http://infomissia.cerkov.ru), два раза в год выпускается журнал «Вестник Миссионерского отдела Московской епархии», ежегодно организуется тематическая епархиальная конференция «Миссия прихода».
  • В помощь настоятелям и их помощникам катехизаторам-миссионерам епархиальными миссионерским отделом совместно с отделом катехизации и религиозного образования были изданы методические указания для настоятелей и катехизаторов-миссионеров «Организация просветительской деятельности на приходах Московской епархии», где был собран положительный опыт и даны рекомендации по ведению просветительской деятельности на приходах. Данное издание бесплатно поступит во все храмы епархии;
  • В помощь катехизаторам-миссионерам и духовенству создан просветительский проект «Незнакомое православие» (http://missionary.su), содержащий ответы на вопросы, характерные для людей с разным отношением к Церкви и разным духовным уровнем, а также функционирует проект «Задай вопрос о своей вере»: справочный телефон и e-mail, по которым можно задать вопрос и получить ответ на интересующие вопросы;
  • В Великую Субботу, в течение трех последних лет, проходит просветительская акция «Пасхальная весть», когда в храмах дарят Евангелие желающим его прочитать и не имеющим дома.
  • В целях противодействия тоталитарным сектам Миссионерский отдел сотрудничает с Центром обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию экстремизму ГУВД.

Основой миссионерской деятельности должна быть правильная духовная жизнь прихода. Личное, неравнодушное свидетельство о Христе всех членов общины, как священнослужителя, так и прихожан. Именно на церковном опыте, как на фундаменте, нужно основывать наше просветительское служение, которое будет звать ко Христу тех, кто еще не просвещен светом Его учения.

[1] Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Выступление на Втором Всецерковном съезде епархиальных миссионеров (ноябрь 1999 г.)

Миссионерский подвиг святителя Иннокентия

Апостолы, посланные Спасителем мира «даже до края земли», до края ее не дошли. Эстафету подхватили их преемники, миссионеры следующих веков. В начале XIX века слова Христа достигли сердца молодого иркутского священника Иоанна Вениаминова, сына простого пономаря – и он принял призыв, обращенный к нему. Призыв идти до самого края земли.

Миссионерским полем святителя Иннокентия Алеутского (1797 – 1879, в последние годы жизни – митрополит Московский) были крайний северо-восток Евразии и крайний северо-запад Североамериканского континента. Сегодня это территория многих епархий двух поместных Православных Церквей – Русской и Американской.

Эти местности в ту пору являлись краем земли не только географически. Отец Иоанн, будущий святитель Иннокентий встретился с так называемым «традиционным обществом». Некоторые племена (например, якуты и буряты) уже имели начатки государственности. У большинства же, даже у находившихся долгое время в границах Российской империи, социальная дифференциация была выражена еще очень слабо. Возникла замечательная и непростая ситуация. Русский православный миссионер, имевший за плечами многовековую христианскую культуру, веками отточенные модели органического соединения христианства со всеми сферами человеческой деятельности, столкнулся вдруг с тем, что Гоген называл юностью человечества , с первобытнообщинным, традиционным обществом.

Следует отдать должное разумной мягкости национальной политики Российской империи. При всей преданности византийской модели церковно-государственных отношений (что в XIX веке ярко выразилось в идеологии Уварова), на новоосвоенных территориях российское правительство, в отличие от испанского, португальского, французского, голландского или английского, не вело колонизационной политики в классическом (европейском) понимании. Признававшие над собой православного царя, во внутренней жизни племена и народы Севера ни к чему (!) не принуждались. (Не то будет в XX веке…).

Задачей святителя Иннокентия было – народам, «сидящим во тьме и сени смертной» принести истину в ее простоте , неукутанной в вековые одежды государственности и восточно-православной культуры. Апостольская простота необходима миссионеру. Миссионер, обладая ею, становится, по слову апостола Павла, «для всех всем». Он несет людям Христа, а не модель общественных отношений, Христа, а не культурные ценности. И когда предлагается просто Христос, только Христос, человек ставится перед неотвратимостью выбора: оставаться ему язычником – или обратиться и принять спасение. Выбор не стоит так остро, когда человек-язычник, встречая миссионера, знакомится не с евангельской простотой во всем, а со сложным и непонятным обрядом, со всем церковно-этническим комплексом, нарабатывавшимся веками.

Деятельность святителя Иннокентия – одно из немногих исключений на общем фоне православной миссии в XVII — XIX веках в этом отношении. Можно упомянуть еще всего два имени – преподобного Макария (Глухарева) и святителя равноапостольного Николая (Касаткина). Его величие – в том, что он сумел подняться над собой, над своей национальностью, над своей культурой, над политикой своего государства. Он отрешился от всего этого. Сам оставаясь, конечно же, верным сыном своего народа, он не желал делать славянами индейцев и алеутов. Он делал их христианами. Он любил эти народы. Каждое племя, к которому он шел, было ему интересно. Иннокентий изучал его язык, его культуру, быт, традиции… Зачем? Для того, чтобы облегчить народам принятие христианства, предлагая усваивать последнее в контексте их родной культуры. Сегодня это называется инкультурацией. Главную роль здесь играет язык.

Миссионеры, трудившиеся у алеутов, камчадалов, якутов до св. Иннокентия не знали и, не стремились изучать языки этих племен. Инородцы же слабо усваивали русский, и уж совсем не понимали славянского. Результат: во втором, а то и в первом поколении «христианство» инородцев обычно выветривалось, они опять становились язычниками. Послушные, они готовы были выполнять любые внешние действия и обряды, но совершенно неосознанно, не имея порой ни малейшего представления об основных истинах христианства.

Удивительно, как много смог святитель Иннокентий потрудиться в деле библейских и богослужебных переводов на инородческие языки. Он мог в совершенстве и очень быстро овладевать языками народов-представителей совершено разных языковых семей: тюрков-якутов, палеоазиатов-алеутов, индейцев-колошей. И это еще не все! Учил язык, переводил Евангелие, переводил Литургию – и сразу же начинал служить на языке того народа, которому проповедовал. Особенно стремительно это произошло у якутов: сказывался уже колоссальный опыт. Его не заботили эстетические тонкости, его сердце горело желанием помочь язычнику увидеть свет спасения.

О переводческом аспекте миссионерской деятельности св. Иннокентия так писал его современник экономист Тихменев в книге, посвященной Российско-Американской кампании: «Основательным изучением их (алеутов острова Уналашка) туземного языка он резко отличался от других духовных лиц, благовествовавших в том краю. Перевод им… Катехизиса, Священной Истории, Евангелия от Матфея, частью от Луки и Деяний Апостольских, и составление им на том же языке поучений об обязанностях христианина… значительно выдвинули вперед в сравнении с прочими туземцами жителей Уналашки и ее окрестностей в деле религиозного образования [ Тихменев П. Историческое обозрение образования Российско-Американской кампании. СПб., 1861. Ч. I . Стр. 228]. А вот что отмечал известный мореплаватель Ф.П. Литке, в 1826-29 годах путешествовавший вдоль берегов Русской Америки: «Состояние жителей Уналашки и вообще (островов) Лисьей гряды… во многом теперь изменилось. Они все христиане, но только со времени о. Иоанна стали получать некоторое представление об истинном значении сего слова» [«Миссионерское обозрение», 1997, №7. Стр. 8].

Читать еще:  К чему снятся сережки подаренные. Сонник: к чему снится Серёжки, серьги

Твердая убежденность в необходимости дать алеутам отпечатанное на их языке Слово Божие заставила о. Иоанна отправиться ни много ни мало, в кругосветное путешествие, в Петербург.

Как и об апостоле Павле, о св. Иннокентии можно сказать: если он не апостол, то кто апостол? Чукотка и Аляска знают, Камчатка и Курилы могут сказать, кто всех более потрудился для них в проповеди Евангелия. Поэтому-то и нарекла Церковь святителя Иннокентия равноапостольным…

Если проложить на карте пути неутомимого миссионера, протяженность этих путей окажется гораздо большей, чем даже у апостола Павла. Это поразительно. Прекрасные римские дороги никто не станет сравнивать с бездорожьем тайги и тундры, с их суровостью и безлюдьем; Уютное Средиземное море трудно сравнить с грозным Тихим океаном. Некоторые из путешествий святителя составляли, например, до 8 тысяч верст каждое. Столько надо было преодолеть, чтобы только проехать новообразованную епархию, просто из конца в конец (от Благовещенска до Сан-Франциско). И это не на теплоходах и самолетах – на собаках, на оленях, пешком. Святитель спускался по веревкам в скалах Камчатки, плыл в лодке-долбленке вдоль Алеутского архипелага. Во время таких плаваний приходилось по 15 часов ежедневно сидеть в напряженной неподвижности среди волн на студеном ветру. Нет надежды хоть сколько-то изобразить все тяготы и скорби отважного миссионера. Скажем лишь, что это был на самом деле подвиг. Подвиг, длившийся пятьдесят лет, почти безо всякого перерыва!

Сегодня миссионер уже не испытывает таких трудностей ни в какой точке земного шара. В самые глухие селения можно быстро и легко добраться на вертолете или на моторной лодке. В самом, казалось бы, заброшенном стойбище или деревне к нашим услугам – электричество, радиосвязь, какой-то сносный комфорт. Но что делать, если чья-то христианская душа жаждет миссионерского подвига? Этот подвиг сегодня, как и сто, как и тысячу лет назад, состоит в том, чтобы полагать душу свою за тех, кому несешь Евангелие. А это значит, что для кета надо стать кетом, для китайца — китайцем, для папуаса – папуасом! Это значит: отправляясь в путь, забыть все, кроме Христа, иметь готовность пожертвовать всем, кроме Христа. Жить среди аборигенов, разговаривать на их языке, одеваться как они, сидеть как они, есть то, что едят они… Научиться игре на национальных инструментах, чтоб с их помощью прославлять Бога. Не византийское осмогласие, но народные попевки должны лечь в основу музыкального оформления богослужения туземцев. И тогда проповедь Православия не будет восприниматься местным населением как проповедь чуждой культуры.

Что мешает в развитии внешней, да и внутренней православной миссии? Одна из объективных причин слаборазвитости миссионерского служения в нашем восточном Православии – связанность духовенства семейными узами. Но не стоит отчаиваться – обратим внимание на святителя Иннокентия. Удивительно, он вступил на миссионерское поприще уже многодетным, а всего у него было 12 (!) детей. Семья не помешала ему, а впоследствии и помогала исполнять миссионерский труд, разделяя все скорби и радости этого труда. Другая причина – неспособность большинства миссионеров к инкультурации, к свободному вхождению в культуру другого народа. Неспособность, а часто и нежелание отрешиться от себя, стать для эвенка – эвенком, для татарина — татарином, для португальца – португальцем и т.д. И как следствие – непреодолимые порой барьеры в общении.

Мы знаем, Евангелие заканчивается призывом Христа к миссионерству. «Идите, проповедуйте…». В чумы селькупов и нганасанов, в шалаши индейцев Амазонки и Ориноко, в пятиэтажки Москвы и Абакана, в черные избы Вологодчины и Костромщины, в белые домики Андалусии и Алентэжу – «идите, проповедуйте». В пустынные стойбища оленеводов Таймыра и в бурлящую гущу мегаполисов Европы, в поселки охотников и в студенческие аудитории – «идите, проповедуйте». Чистое, незамутненное Православие. Так, как это делал святитель Иннокентий.

Миссионерская деятельность Русской церкви на севере в XVII — XIX вв Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Шелих Владимир

Текст научной работы на тему «Миссионерская деятельность Русской церкви на севере в XVII — XIX вв»

(1917-2017 гг.: уроки столетия) Иднакар: методы историко-культурной реконструкции № 1 (34). 2017

иерей Владимир Шелих Благочинный Киясовского округа Сарапульской Епархии

http ://kiyasovo .blagochin.ru/ shelih.vladimir@mail.ru +7 922 508 72 73

МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ЦЕРКВИ на СЕВЕРЕ в XVII — XIX вв.

Удмуртский язык входит в одну из наиболее многочисленных и распространенных языковых семей, финно-угорскую, наравне с чукотским, финским, марийским языком. В этом свете было бы уместно рассмотреть миссионерскую деятельность РПЦ на территории севера Тихоокеанского региона как пример христианизации данной группы языковой в целом.

При изучении поставленного вопроса представляется важным определить содержание самого термина «миссия». В представлении церкви он может обозначать как вся её деятельность на земле, обращенная, как к отдельным лицам, так и целым обществам. Начальное же ознакомление иноверующего населения с религиозным учением в таком случае обозначается как «миссионерство» [7, с. 243]. Одновременно в литературе под «миссией» может пониматься и конкретный вид конфессиональной деятельности, а, кроме того, специально создаваемые для её осуществления органы [10, с. 8]. Применительно к данной статье деятельность РПЦ по обращению коренного населения севера Тихоокеанского региона (Чукотка, Камчатка и др.) определяется нами как миссионерство, а, соответственно, органы, создаваемые для её осуществления, обозначаются как миссии.

Традиционно применяемой классификацией миссионерской деятельности является её деление на внутреннюю и внешнюю. Под внутренней миссией, как правило, в религиоведении понимается борьба РПЦ против старообрядчества и сектантства. Осуществляемая же ею христианизация иноверующего населения, в том числе, Российской империи, определяется как внешняя миссия, охватывающая и зарубежье [12, с. 438]. Учитывая региональную специфику (подавляющее число аборигенного населения, незначительный процент раскольников), имеет смысл определить эту миссию, исходя из её содержания, как внешнюю. Это была деятельность РПЦ, направленная преимущественно к обращению в православие коренных народов севера Тихоокеанского региона и Аляски.

Миссионерство — важнейший элемент конфессиональной работы РПЦ. Поставленная Православием цель — спасение человеческих душ -требует активной деятельности. Являясь вневременной, она не утрачивала в глазах духовенства и верующих своего значения на всем протяжении истории христианства. Как указывал С.Н. Булгаков, в данном случае роль церкви была особой, исключительной [2, с. 35].

Миссионерская задача является богозаповеданной, а, следовательно, её реализация имеет приоритетный характер. Только через веру во Христа, исходя из духа и содержания Библии, и должно обеспечить вечное спасение. «Горе нам, аще не благовествуем. Горе потому, что чрез это неминуемо мы сделаемся виновниками вечной погибели тех, которые вверены Самим Господом нашему попечению о спасении, то есть наших пасомым, ибо находясь в неведении Бога, иего отношения к миру, нельзя получить спасения», — говорилось в пастырском послании Гурия, епископа Камчатского, Алеутского и Благовещенского (см: [5, с. 34]). Проповедь слова Божьего — есть непременная обязанность каждого христианина, тем более священника. Неисполнение её — путь к собственной духовной гибели, следование ей — дорога к духовному росту.

Для понимания специфики миссионерской деятельности в регионе, представляется важным отметить ту немаловажную роль, которую играли в её осуществлении церковно-государственные отношения. Несмотря на непоследовательный характер помощи, оказываемой светской властью, в целом она была достаточно постоянной.

Первые шаги в деле крещения местных народов были сделаны ещё в

XVII веке. В 1639 г. на Охотском побережье возводится первая часовня в Охотском остроге. В 1644 г. строится первая на территории Северо-Востока Азии Спасская часовня в Нижнеколымском остроге [8]. Толчком к активизации пропаганды православия послужила политика Петра I и Анны Иоанновны, направленная на её всемерное поощрение [13, с. 201 — 202].

Следует особо отметить миссию Иосафата Хотунцевского. Её значительные успехи описаны в работе С.П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки». Он пишет: «все камчадалы приняли христианскую веру, и многие из северных коряков», отмечая при этом, что только старики сохранили традиционные верования, а молодые «стараются во всем российским людям наследовать, насмехаясь житию предков своих, обрядам их, грубости и суеверию» [9, с. 81].

Работа этой миссии, хотя и непродолжительная, была весьма удачной. Прибыв в Охотск летом 1744 г., уже в начале 1750 г. Иосафат был вынужден отбыть с Камчатки. Немалое значение имели «отменные щедроты и милосердия Всеавгустейшей Монархини», которой была «новокрещён-ным дана от ясака на 10 лет свобода» [9, с. 235].

Читать еще:  К чему увидеть мышь в помещении. Приметы про мышей: найдена дома мертвой в обуви

Но при отсутствии серьезного интереса со стороны светской власти, что стало явным с момента воцарения Екатерины II и перехода к политике веротерпимости, после отъезда И. Хотунцевского, миссионерская работа не только не получила своего развития, но и многое из достигнутого ранее было утрачено. Известное значение имела и миссия среди юкагиров, многие из которых восприняли православие. Но и она во второй половине

XVIII века особого развития не получила. Собственно, вплоть до второй четверти XIX века миссия И. Хотунцевского была высшей точкой успеха православия в этом отдалённом регионе.

Попытка активизации миссионерской деятельности на рубеже XVIII —

XIX веков, предпринятая по инициативе отечественных промышленников, заложила определённые основы для дальнейшей работы, но в целом серьёзных последствий не имела. Из восьми посланных на Аляску монахов к 1800 г. осталось четверо. Они с трудом справлялись со своими обязанно-

стями, и к 1823 г. здесь остался один Герман, живший в затворе на острове Еловом [3, с. 248].

Определённое значение имела и работа иеромонаха Гедеона, немало сделавшего для распространения православия в период своего пребывания в Русской Америке в 1804 — 1807 гг. Однако эта массовая христианизация, как свидетельствуют имеющиеся данные, имела скорее формальный характер, без глубокого восприятие нового учения. Даже в начале XX века определённая часть населения региона не была крещена, а воспринявшая православие плохо его знала [11, с. 77 — 81].

В целом, новый этап этой работы в регионе связан именем Иннокентия (Вениаминова). Он совпал с серьёзными изменениями во внутренней политике государства, связанными с вступлением на престол в 1824 г. Николая I. В новых условиях церкви был во многом обеспечен режим наибольшего благоприятствования, что и обеспечило успех начинаний этого священника. Значение деятельности Иннокентия было не только в его индивидуальных успехах; он был выдающимся организатором и координатором всех усилий РПЦ в этом направлении. Его достижения на посту настоятеля Уналашкинской церкви Вознесения Господня, а затем на острове Ситха в сфере обращения коренного населения Аляски были отмечены возведением в сан епископа Камчатского в 1840 г. С этого времени миссионерская деятельность в регионе, в том числе, на Чукотке, получает особый размах.

Уже к 1850 г. количество отдельных миссий на территории новооткрытого епископства выросло с одной до четырёх, из которых самим Иннокентием были открыты Нушегакская, Кенайская (в 1844 г.) и Квихпак-ская (в 1845 г.) миссии. С 1841 по 1849 гг. было окрещено 3246 человек, а общее количество паствы возросло до 23.130 душ. К 1859 г., в связи с интенсификацией миссионерства и расширением епархии, миссий стало уже одиннадцать. Из них три находились в Америке, восемь — на территории Северо-Восточной Азии, две на Амуре и две в Якутской области. Деятельность последних двух началась ещё в 1844 г., по инициативе епископа Иркутского Нила. Резко возросло и число прихожан, составившее до 270 тысяч человек [1, с. 460].

Но одновременно резко упало количество неофитов. Это было вызвано тем, что основная масса населения, готовая воспринять православие, уже была христианизирована. Вне церкви остались лишь те народности, которые в силу специфики своей хозяйственной деятельности или вследствие особо острых противоречий с Россией, особо трудно поддавались обращению.

В первую очередь это относилось к чукчам, тлинкитам и кочевым группам коряков. Например, сам Иннокентий отмечал: «Чукчи народ самый дикий из населяющих Сибирь, они, можно сказать, ещё не подчинены Русскому правительству, ибо не признают никаких наших властей, шаманская вера господствует у них больше, чем почитание Бога-творца». И далее: «Чтобы начать дело с такими людьми, надобно иметь большую осторожность, умение — а главное — самоотвержение и преданность воле Божьей» [5, с. 95-96].

Кроме того, с 1861 г. серьёзно осложнило миссионерскую деятельность принятие Св. Синодом «Правил о порядке совершения над иноверцами-нехристианами таинства святого крещения», закреплённых позднее Уставом духовных консисторий [15]. Выдвигая вполне справедливые требования шестимесячного испытательного срока для детей от 14 до 20 лет, письменного разрешения родителей для крещения ребёнка младше 13 лет, совершения этого таинства в церкви, они совершенно не учитывали отсутствие у местных народов письменности, кочевой характер жизни значительной их части, крайне ограниченное количество передвижных храмов. В этих условиях, даже самые скромные успехи христианизации выглядят достаточно впечатляюще.

Но дело было не только в количественных показателях. Первому архиерею Камчатской епархии удалось подобрать наиболее подходящие для такой работы кадры. Такие священники, как Л. Попов, П. Громов, А. Ар-гентов и многие другие воспринимали её как своё личное дело и готовы были подвергаться самым суровым лишениям и опасностям. Показателен пример с миссионером П. Суворовым, специально приучившем себя «к перенесению разного рода трудностей, свойственных тамошнему краю и обычаям чукчей» [5, с. 97]. Имела своё продолжение и практика распространения православия мирянами, оформившаяся с первых шагов русско-

го населения по территории края. Она способствовала ускорению процесса христианизации в регионе.

Но не только этим объяснялась эффективность проводимой в тот период работы. Во-первых, в ней оказалось заинтересовано государство, видевшее в ней один из элементов государственной политики по закреплению в регионе своего влияния. Во-вторых, осознали значение и необходимости интенсификации миссионерства сами церковные иерархи. Впрочем, и здесь Иннокентий сыграл значительную роль: одной из своих целей он ставил обеспечение интересов России посредством проводимой им работы. Более того, он прекрасно понимал и даже сам пытался формулировать приоритеты государственной политики в регионе. Так, учитывая важность Амура для дальневосточных рубежей Российской империи, Иннокентий постепенно переносит именно туда свои основные усилия. Но это не означало прекращения работы на севере епархии [1, с. 380].

В 1868 г. Иннокентий возводится в сан митрополита Московского и Коломенского. При этом он сохраняет традиционные приоритеты в своей деятельности. В 1865 г. по его инициативе создаётся Православное Миссионерское общество, призванное содействовать распространению христианского вероучения. В 1870 г. оно получило созданный Иннокентием новый устав и поступило под его бессменное руководство. Среди задач этого общества значилось: «1) содействовать . в деле обращения нехристиан, обитающих в пределах нашего Отечества; 2) утверждение новообращенных, как в истинах святой веры, так и в правилах христианской жизни; 3)оказание помощи и содействия миссиям и их труженику, равно как и общая координация миссионерских усилий Церкви» [15, с. 3-4]. Также общество могло открывать новые миссии, устраивало больницы, школы, занималось переводом религиозной литературы и обеспечением ею приходов и т. п. Часть аккумулируемых обществом средств поступала на нужды епархий края. Например, именно Якутский комитет общества, созданный в 1870 г., принял участие в финансировании Чукотско-Колымской миссии [6, с. 6].

В целом, к концу 1860-х гг. в распространении православия на севере Тихоокеанского региона России были достигнуты значительные успехи. Во всём регионе оставались не обращены только чукчи и некоторая часть

коряков. Якуты, эвены, эвенки, юкагиры, чуванцы, ительмены официально были крещены полностью, как и население бывшей Русской Америки [4, с. 228]. Во многом этому способствовало совпадение интересов церкви и государства, создавшего благоприятный правовой и финансовый режим для христианизации коренных народов. Предлагались перспективные планы развития этой работы.

1. Барсуков И.П. Иннокентий, Митрополит Московский и Коломенский по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М., 1997.

2. Булгаков С.Н. Православие. Очерки учения православной церкви. Киев, 1991.

3. Григорьев Д. Митрополит Иннокентий-миссионер-пророк // Тысячелетие крещения Руси. Материалы международной церковно-исторической конференции. М.: Издание Московской Патриархии, 1988.

4. Гринёв A.B. Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (17411867 гг.). Новосибирск, 1991.

5. Жуков Н.Н. Конфессиональная деятельность РПЦ на территории севера Тихоокеанского региона России в 19 в. Магадан, 2001.

6. Из истории миссии Русской Православной Церкви // Миссионерское обозрение. — 1996. № 11-12.

7. Иннокентий (Павлов) Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви// Тысячелетие крещения Руси. Материалы международной церковно-исторической конференции. М.: Издание Московской Патриархии, 1988.

8. Козлов А.Г. Колокола окраины российской // Магаданская правда, 1996, 12 августа.

9. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки: В 2 т. Т. 2. СПб.: Наука, 1994.

10. Миссиология. Библейский, исторический, культурный и стратегический аспекты / Под ред. А. Чацкого и Д. Овертона. М.: Ассоциация «Духовное возрождение», 2001.

11. Митрополит Нестор (Анисимов). Моя Камчатка. Записки православного миссионера. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995.

12. Русское православие: вехи истории / Ред. А.И. Клебанов. М., 1989.

13. Смолич И.К. История русской церкви 1700-1917: В 2 ч. Ч. 2. М., 1996.

14. Устав Духовных консисторий с разъяснениями Св. Синода. (Раздел II, глава I, ст. 31) / Сост. Н.Е. Серебряков. — М.: Изд-ниеюрид. книж. магазина «Правоведение» И.К. Голубева, 1912.

15. Устав Православного Миссионерского Общества. СПб., 1869.

Источники:

http://missia.me/missionerskaya-deyatelnost-russkoj-pravoslavnoj-cerkvi/
http://www.pravmir.ru/missionerskij-podvig-svyatitelya-innokentiya/
http://cyberleninka.ru/article/n/17056574

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×