Другие боги. «Некрономикон» и другие произведения, упоминаемые Лавкрафтом

Другие боги. «Некрономикон» и другие произведения, упоминаемые Лавкрафтом

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 587 519
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 877

Лицом к лицу пред пропастию темной

Став на космическую точку зрения, можно сказать, что существует бесконечное множество миров, бесконечное множество рядов как телесного, так и духовного приспособления, бесконечное множество субъективных миров, т. е. представлений мира, бесконечное множество рядов опыта и реагирования.

…испуг души его перед всем чудесным и катастрофическим…

Ховард Филлипс Лавкрафт родился 20 августа 1890 г. в американском городе Провиденс, штат Род-Айленд. Не по летам развитой мальчик освоил азбуку, когда ему было два года, и в четыре уже бегло читал. В нем рано пробудился интерес к наукам, и в возрасте всего лишь шестнадцати лет он начал постоянно печататься в «Провиденс Трибьюн» со статьями по астрономии. Из-за некрепкого здоровья, послужившего причиной его ранней смерти в 1937 г., болезненной застенчивости и нелюдимости он редко отлучался из родного города, к которому испытывал сильнейшую привязанность и где прожил всю жизнь.

Его литературная карьера началась в 1923 г. с появлением новеллы «Дагон» в одном широко известном журнале. В оставшиеся ему четырнадцать лет жизни его рассказы о таинственном и ужасном шли непрерывной чередой; среди них ставшие классикой жанра «Крысы в стенах», «Сторонний», «Натурщик Пикмэна», «Краски из космоса», «Зов Ктулху», «Кошмар Данвича», «Нашептывающий во мраке», «Наваждающий тьму» и другие. Несмотря на довольно удачное течение литературной карьеры, Лавкрафт нередко терзался сомнениями в подлинной ценности многих своих новелл, в их способности оказывать воздействие на читателя, и ему настолько удавалось заражать своими сомнениями других, что некоторые его вещи, причем из лучших (например, «Хребты безумия»), были напечатаны только после его смерти. Причина этого таилась, по преимуществу, в особенностях его натуры визионера и затворника, ощущавшего себя мучительно изолированным от людей, в общении предпочитавшего живому слову переписку. Множество мотивов, встречающихся в его творчестве, восходит к исключительно ярким сновидениям — очевидно, не будет натяжкой назвать их визиями, — которые посещали его всю жизнь. Этим объясняется особенность его стиля, с одной стороны, и ощущение подлинности некой реальности, которую он описывает, с другой. Реальность эта, не постижимая обычным набором чувств, «незримое простому глазу задальнее», и диктует ту особую манеру письма, скорее косвенно намекающую, чем прямо показывающую, стремящуюся, по словам другого духовидца, дать почувствовать «сквозь необычные сочетания слов, сквозь эти образы, почти лишенные очертаний, наличие такой реальности».

«Это внутреннее пространство, — по определению Джеймса Болларда, американского фантаста, также исследующего человеческую природу через символ и миф, — та территория, где внешний мир действительности и внутренний мир души сходятся и сливаются», или, по словам К. Г. Юнга, «те пограничные области psyche, которые развертываются в таинственную космическую материю». Интерес к пограничным состояниям сознания является, очевидно, признанием того, что «неизжитые и неизведанные космические энергии со всех сторон наступают на человека и требуют с его стороны зрячей, мудрой активности». Для обыденного же научного и философского сознания этот космический план жизни остается закрыт. К слову, Кингсли Эмис в своей книге «Новые карты ада» (1960) — путеводителе по «несусветному» миру научной фантастики — упоминая о Лавкрафте, находит нужным сказать лишь то, что он более чем созрел для курса психоанализа. Можно попытаться взглянуть на произведения Лавкрафта и с точки зрения глубинной психологии, предлагающей весьма конструктивный подход при анализе творчества, обращенного к бессознательному и часто напрямую оперирующему его символами.

Трансперсональный опыт, обретаемый в ходе глубинного исследования психики, свидетельствует, что границы между человеком и остальной вселенной не неизменны; при глубокой саморазведке индивидуального бессознательного происходит нечто, по своему эффекту напоминающее лист Мёбиуса. Индивидуальное развертывание психики оборачивается процессом событий, происходящих в масштабах целого космоса, раскрываются связи между космосом и индивидуальностью. Для персонажей Лавкрафта лист Мёбиуса разворачивается, если можно так сказать, в обратную сторону: обращение к космосу, попытки овладения его тайнами и мудростью ввергают их в глубины собственного бессознательного. В этом смысле образ звездных небес, некоей области космической мудрости, и является у Лавкрафта визуализацией особой природы бессознательного. Эту его природу, практически в тех же образах, схватывает интроспективная интуиция, сознание, направленное на самое себя, например, в психомифе Урсулы К. Ле Гуин «Звезды внизу»: «Звезды, отраженные в глубокой воде… золотой песок россыпью в черноте земли». Хотя и психомифы Ле Гуин не представляются уже собственно литературой, поскольку призваны решать не чисто эстетическую задачу, все же в данном случае речь еще идет об интуиции художественной. Но вот то, что здесь является метафорой, дается как актуальная реальность в опыте-переживании другого порядка: «…в глубине своего существа мальчик знал, что уже обладает той свободой, которую ищет. Это открылось однажды ночью, когда ему едва минуло девять лет. В ту ночь небо со всеми своими звездами вошло в него, повергнув его замертво наземь», — читаем в жизнеописании одного из современных индийских Учителей. Высоты оборачиваются глубинами, и герои Лавкрафта завязают в «тине глубин» («Я погряз в глубоком болоте» — Пс. 68: 3), в порождаемой умом грязной жиже греховных мыслей, во тьме своего бессознательного. И стремятся они, как правило, во все большую тьму и глубь, не в состоянии, очевидно, противиться соблазну зияющих высот, парадоксов психики. Одного за другим начинает их влечь назад, в прошлое, в лоно предков, к первоначальной нераскрытости, «по ту сторону». По воле обстоятельств или по собственной воле, они оказываются в том единственном месте, где может решиться их судьба: или в городке у моря, как в рассказе «Празднество» и «Тень над Инсмутом», или под сенью вековечных лесов, как в «Кошмаре Данвича», в повести «Затаившийся у порога» и в рассказе «Серебряный ключ». Море у Лавкрафта, как бы постоянно присутствующее на периферии зрения, — это mare nostrumс его «тиной глубин», стихия хаоса и разрушения — пучина бессознательного. Подземельными коридорами в бездны моря уходит, следуя вековому завету предков, герой «Празднества» и, став свидетелем ужасных чудес, не постигаемых телесным зрением, столкнувшись с сознанием, не стесненным костяком головы, и встретив червя гложущего, едва не теряет рассудка, потому что дневному, более косному, заполненному предметностями уму нету хода в те «нехоженые, непроходимые места».

Читать еще:  Синастрия аспекты_луна в квадратуре к планетам. Аспекты Луны

Рэндольф Картер («Серебряный ключ»), отличающийся от других персонажей Лавкрафта своей большей внутренней целостностью (он представляет собой не только «сознательное я», в нем как будто интегрированы и другие компоненты психики) и могущий быть названным, с некоторым основанием, alter egoавтора, а не только одной из его масок, — этот Картер, разуверившись в культуре и рациональном мышлении, «излагающем действительность в точных терминах», вполне обдуманно обращается вспять, «к первоначальной нераскрытости, невыявленности, простоте и элементарности духовной жизни». Оставив городскую механизированную цивилизацию, где внутренняя жизнь природы «закрыта на ключ», он углубляется в мистический ландшафт своего детства, нисходя к общему истоку. И здесь — «плата за вход: ваш рассудок». Нужно нарушить знакомую перспективу восприятия «сознательным я», должна произойти дезориентация мира: «все забыть, все потерять, чтобы все стороны смешались, утратив свой абсолютный характер, сделались относительными, чтобы направление… движения было единственной координатой мира, и то все время колеблющейся». В поисках «внутреннего пространства» так же поступает один из персонажей Дж. Болларда: повернув несколько раз наобум, он просто теряется среди расположенных правильными рядами огромных бетонных «кубиков». Опыт, в сущности, не новый — чтобы себя найти, надо себя потерять. Когда Рэндольф Картер в лесу, «сбившись, забрел чересчур далеко», он и вернулся в дом своего детства и к себе самому — мальчику, который на десятом своем году через глубокий подземельный грот (со знаменательным названием «Аспидова нора», относящим его к области хтонического и поддерживающим мотив дерева — мировой оси, в чьих корнях таится хтонический змей) сумел уйти, опять-таки увязая в жидкой грязи «тины глубин», покрывающей дно грота, — уйти туда, где дракон бессознательного, «облюбовывающий пещеры и темные места», еще не принесен в жертву.

Некрономикон — книга мертвых

Книга, придуманная Г. Лавкрафтом, которую он часто вспоминает в своих произведениях связанных с мифами Ктулху. Книга описывает магические ритуалы, и полную историю Древних, которые жили на земле еще за долго до появления первого человека. Некоторые верят, что данный артефакт существует на самом деле, и что у ее автора Абдула Альхазреда есть исторический прототип.

На сегодня, интернет полнится сайтами, которые предлагают прочесть запретную книгу, но это всего лишь, выдумка. Ведь если бы она действительно была так легкодоступна, человечеству пришел бы конец. Но многие художники, иллюстрировали ее возможное содержимое, с которым вы ознакомитесь в этой статье.

История создания Некрономикона

Как и кумир писателя — Эдгар По, Лавкрафт часто упоминал вымышленные книги в своих рассказах. Так, Некрономикон впервые был упомянут в рассказе «Пес». С описания этой книжецы, известно, что она опасна для чтения, и в состоянии навредить психически и физически. Поэтому, ее хранят за кучей замков.

Сам же Лавкрафт утверждал, что вышеупомянутая книга, ему приснилась, а ее название он придумал, вот только как именно, точно неизвестно.

Изначально она имела название Аль-Азиф (беседа демонов), и была придумана персонажем Абдулом Альхазредом – некромант и алхимик. Книга полнилась методикой призыва Древних существ и божеств.

Согласно эссе писателя «История Некрономикона» была написана Альхазредом в 720 г. в городе Дамаск, и с тех пор, ее перевели на несколько языков. Датский филолог, реальная личность, которую Говард использовал в рассказах, перевел Книгу Мертвых на латынь, и именно этот перевод привлек внимание к книге.

В 1232 г. его запретил папа Григорий 9. Греческий ее перевод был уничтожен при пожаре, в библиотеке Салема. Английский астролог Джона Ди, якобы имел свой перевод на английском, и дожил он до нашего времени лишь в отрывках.

Именно греческий перевод назвал книгу «Некрономикон» (nekro – мертвый, nomos – закон, eikon — воплощение). Легенды говорят, что первый и истинный экземпляр был выполнен из кожи девственниц. Из-за большого содержания зла, на своих страницах, она преображается, и порой меняет свою обложку на дьявольское обличие, но это лишь слухи.

Место хранения книги

Лавкрафт писал, что существует несколько экземпляров Некрономикона, которые хранятся в:

  • Британском музее;
  • Нац. библиотеке Франции;
  • Гарвардский университет;
  • Мискатоникский университет;
  • Университет Буэнос-Айреса.

Содержание

Книга рассказывает о Древних божествах, и способах их призыва. Наиболие важными из них были Йог-Сототх и Азатотх, два брата-близнеца, существа олицетворяют прошлое, будущее и настоящее. Они излучают волны вероятностей, которые впоследствии виляют на все живое, и создают различные миры и вселенные.

Писание расскажет и о Великом Ктулху – первосвященнике. Вызов его в не правильное время, может обернуться катастрофой для человечества, что потянет за собой ужасные болезни и массовые приступы безумия. Возможно и то, что наши сны — это всего лишь мысли Ктулху, а жизнь – это его сон. И если существо пробудиться, люди исчезнут.

На страницах Некрономикона говорится о Иных богах, вестником которых является Ньярлатотеп (Ползучий хаос). Через него маги и волшебники пытались связаться с Азатотхом. Ньярлатотеп мог принять форму любого животного, но чаще, это человеческое тело с щупальцами вместо ног и головы.

Книгу населяют бесформенные шогготы – угри, которыми можно управлять, и глубоководные люди-рыбы, живущие на глубинах вод и в пещерах, божество Дагон, гули и упыри – уродливые, человекоподобные существа.

Заклинания и символика Некрономикона, позволит человеку выйти за пределы физической оболочки и реальности. Записи рассказывают, как порабощать человеческие души, или создать «оружие», которое сломает психику людей, и подчинит их. Но, если не брать во внимание весь ужас, содержащийся в книжице, она служит источником великой мудрости, и заточением огромных знаний.

Чаще всего, она попадает в руки плохих людей, или тех, кто обеспокоен властью и могуществом, но ни как не мудрецу.

Несколько цитат из Некрономикона:

«Текс 1: Книга эта – о тайнах, что открылись писавшему ее, в опасных походах по земным и неземным странам».

Читать еще:  Мертвые плачут. Если приснился покойник, который плачет во сне

«Не мертв, кого навек окутала тьма. В пучине лет, и смерть умрет сама».

«В городе родном Р`Лиех, Ктулху ожидает во сне, он восстанет, и царство его наступит на Земле»

«Кто данную книгу бестрепетно прочтет, кто тайные слова произнесет, тот бегущий от тьмы и ужаса крылатого, в пучину веков отправится в полет».

Реальна ли книга?

Говард Лавкрафт, утверждал, что выдумал ее, дабы погасить общественный интерес. При жизни, он получал немало писем от своих читателей, которые пытались докопаться до правды о Некрономиконе. В конце 70-х, в свет вышла книга Grimoirium Imperium, считавшаяся переводом истинного Некрономикона.

Еще один, написанный неким Симоном, но этот экземпляр был далек от мифов Лавкрафта и основывался на шумеро-аккадской мифологии, позже названный «Симоникон», и еще более известный как «Некрономикон Кроули». Легенды гласили, что жена Говарда, отдала ему этот текст, отобрав его у одного оккультиста.

Ошибочной вариацией Некрономикона была книга Liber Logaeth, связанная с мифами Ктулху, и даже имевшая цитаты из произведений писателя. Оказалась она лишь подражанием Лавкрафту. В список попадает книга «Тайны Червя», истоки которой слишком сумрачны, и неподтвержденные.

Некрономикон сравнивают с древнеегипетской Книгой мертвых и тибетской Бардо Тодол. Но сравнение тут неверное, ведь вышеупомянутые книги, служат для того, что бы помочь мертвым в загробной жизни, в то время как Некрономикон, призывает мертвых для нужд владельца. Возможно, что писатель вдохновлялся этими книгами.

Дополнительным источником Некрономикона, служит «Пикатрикс» — средневековый манускрипт по астрологии, магии и талисманам, неизвестного автора, созданный еще в 1000 г. Рукопись Войнича тоже сыграла свою роль, как прототип книги Лавкрафта.

Поскольку истинного данного артефакта так и не найдено, можно лишь утверждать, что это, пока что, действительно вымысел автора.

Вот несколько его работ, в которых упоминается Некрономикон:

Другие боги. «Некрономикон» и другие произведения, упоминаемые Лавкрафтом

Некрономикон — загадочное творение Говарда Лавкрафта

Легенда о существовании некоего древнего манускрипта по некромантии, магические символы и заклинания которого содержат методику призывания мёртвых, начинается с «беседы демонов». В арабских сказках это словосочетание означает звуки, издаваемые цикадами. Именно так и переводится первоначальное название книги «Kitab al-Azif».

Автор её — Абдулла аль-Хазред — безумный поэт из Саны (Йемен), живший приблизительно в начале VIII века, был хорошо образован, знал иностранные языки, много путешествовал и десять лет жил в великой аравийской пустыне Руб-эль-Хали, по поверьям, населённой чудовищами и злыми духами. Здесь демоны доверили аль-Хазреду тайны древних и научили сатанинским ритуалам. Последние годы жизни аль-Хазред провёл в Дамаске, где и написал зловещую книгу «Китаб аль-Азиф».

Двести лет спустя византийский учёный Теодор Филет перевёл «аль-Азиф» на греческий, дав ему название «Некрономикон» — «Закон мёртвых». По приказу патриарха Константинополя Михаила против Теодора начались гонения, а манускрипты с переводами были сожжены. Однако несколько экземпляров сохранились и разошлись по миру. Теперь книга стала известна под новым, греческим названием, которое употребляется гораздо чаще, чем первоначальное арабское.

Арабский оригинал давно утерян. Но сделанные с него переводы ещё в начале XX века хранились в Британском музее, Национальной библиотеке Франции, библиотеке Гарвардского университета, библиотеке Ватикана и университете Буэнос-Айреса, откуда накануне Второй мировой войны были вывезены и сокрыты в разных местах мира.

Согласно другому преданию, на самом деле существует только один подлинный «Некрономикон», написанный чернилами, сделанными из человеческой крови. Непостижимым образом он вдруг объявляется в разных местах, сам выбирает себе хозяев, готовых к сотрудничеству с адом, и открывает им врата в потусторонние миры.

Сны дедушки Теобальда

На самом деле ни «Некрономикона», ни безумного араба аль-Хазреда никогда не существовало. Как и вся общедоступная литература такого рода, это была обычная подделка, а первое упоминание о книге «Kitab al-Azif» впервые появилось лишь в 1923 году в фантастических рассказах американского писателя Говарда Филлипса Лавкрафта.

В письмах к друзьям, которые Лавкрафт, представлявший себя старцем, нередко подписывал как «дедушка Теобальд», писатель заявлял об этом не однажды. Вот лишь два из таких заявлений: «Нет и никогда не было никакого Абдуллы аль-Хазреда и «Некрономикона», поскольку я придумал эти имена сам»; «Я долгое время ссылался на определённые выдержки из «Некрономикона», действительно считая неплохим развлечением придание правдоподобия этой искусственной мифологии путём обширного цитирования».

В одном из писем, написанных в последний год жизни, Лавкрафт объясняется ещё подробнее: «Имя «Абдулла аль-Хазред» придумал для меня кто-то из взрослых (я не могу вспомнить, кто именно), когда мне было 5 лет, и после прочтения «Арабских ночей» я страстно возжелал стать арабом. Годы спустя мне пришло в голову, что будет забавно использовать его в качестве имени автора запретной книги. Название «Некрономикон». пришло ко мне во сне».

Кошмарные сны, населённые уродливыми чудищами, мучили Лавкрафта всю его недолгую и поразительно несчастливую жизнь — сорок семь лет его земного бытия судьба упорно стояла к нему спиной. Детство, омрачённое бедностью и болезнями, сумасшествие родителей (его отец Уилфрид Скотт Лавкрафт и мать Сара закончили свои дни в психиатрической лечебнице), короткий несчастливый брак с деспотичной, не понимавшей его женщиной, спорадическая, плохо оплачиваемая литературная работа, и в конце — преждевременная мучительная смерть от рака кишечника, полученного в результате хронического недоедания.

Несмотря на дурную наследственность и невозможность по состоянию здоровья посещать школу, Лавкрафт рано, когда ему не было ешё и четырёх, начал читать, а в семь лет уже писал стихи и новеллы в духе любимого писателя Эдгара По.

От родителей ему достался полный «букет» неврозов и душевных проблем, которые, вероятно, и были причиной ночных кошмаров, наполненных жуткими монстрами. Лавкрафт позже перенесёт их на страницы своих фантастических рассказов, впервые «скрестив» два ранее независимых жанра — научную фантастику и ужасы. А когда один из них — «Дагон» — опубликует в 1923 году американский журнал «Загадочные истории», будущая стезя писателя определится окончательно.

17 марта 1937 года Лавкрафт был похоронен в семейной могиле на кладбище городка Провиденс (Провидение), штат Род-Айленд, где прожил всю свою сознательную жизнь за исключением нескольких лет, когда вместе с женой уезжал в Нью-Йорк. Литературная слава, как это чаще всего и бывает, найдёт его посмертно. Да и то далеко не сразу.

Читать еще:  Сонник кит выпрыгивает. Малый Велесов сонник

Гениальный розыгрыш

Впервые «книга безумного араба» возникает в рассказе «Пёс», написанном в 1923 году. Собственно, то, что Лавкрафт упомянул некую вымышленную книгу, даже мистификацией не было. Приём этот и сейчас достаточно распространён среди писателей-фантастов. Не ставил он своей целью и собрать «Некрономикон» в нечто более-менее цельное — цитаты из него так и остались разбросанными по страницам разных лавкрафтовских книг. Собственно, и книг никаких при жизни писателя не существовало, если не считать небольшого сборника рассказов «Морок над Инсмутом», изданного в 1936 году. Но смертельно больной Лавкрафт даже подержать его в руках не успел.

Скорее всего, странные рассказы писателя-любителя, придуманные им монстры и древняя книга, вызывающая мёртвых, затерялись бы в подшивках газет начала прошлого века, пополнив список подобных сочинений, печатавшихся ради гонораров, если бы не любители фантастики Август Дерлет и Дональд Вандрей. После смерти писателя они создали сначала «Лавкрафтовский кружок», а затем и издательскую компанию Arkham House, специально для того, чтобы печатать книги своего кумира и его последователей.

Это спасло Лавкрафта от забвения — после того как в Arkham House были выпущены сборники лавкрафтовских рассказов, творчество писателя заинтересовало и другие издательства — сначала в Соединённых Штатах, а затем и европейские.

Дерлету пришло в голову «выдернуть» из рассказов Лавкрафта ссылки на «Некрономикон», собрать их воедино и издать от первого лица -Абдуллы аль-Хазреда. Он несколько раз переписывал «Некрономикон» заново, компонуя его из тех или иных частей, переставлял местами разные куски, сокращал или, наоборот, расширял текст. Работа была увлекательной, но безрезультатной — до типографии книга так и не дошла. Вещь, видимо, получилась скучноватая, если даже члены «Лавкрафтовского кружка», видевшие её в рукописном виде, не проявили поначалу к ней интереса.

А вот идея лавкрафтовцам пришлась по душе и даже нашла продолжение в самиздатовском «Некрономиконе», выданном за перевод знаменитого Джона Ди, якобы случайно обнаруженном в хранилище одной из европейских библиотек. В первой половине XX века, когда увлечение оккультизмом и мистикой приобрело невиданный масштаб, фигура британского алхимика и астролога уже одним своим именем освящала подобное издание. Для большего правдоподобия книгу ещё и стилизовали под репринтное издание, выполнив форзац и иллюстрации так, как они могли бы выглядеть в издании средних веков.

Так начался миф о «книге безумного араба». Новый виток легенда получила в 1977 году, когда к 40-летию со дня смерти писателя в США был выпущен первый печатный «Некрономикон», положивший начало целому потоку изданий, претендовавших на звание подлинного творения древнего мага.

Ктулху проснулся

Желающих подойти к краю бездны и вступить в мир смерти немало находилось во все века. Одними руководило отчаяние или любопытство, другими — жажда знания, но большинством — тщеславное желание через мир мёртвых повелевать миром живых.

Исторические «Книги Мёртвых» — древнеегипетская или тибетская — в подобном качестве не годились, ведь они предназначались для помощи усопшим в загробной жизни, а не для того, чтобы живые беспокоили мёртвых для своих нужд. Поэтому некий манускрипт (обязательно освящённый древностью!), с помощью которого можно вызывать различную нечисть из других миров, рано или поздно должен был появиться.

Описывая книгу, Лавкрафт говорит, что во всех библиотеках «Некрономикон» хранится за семью замками, так как книга опасна для чтения и может повредить физическому и психическому здоровью читающего. Но и это, и то, что все персонажи его произведений, читавшие «книгу безумного араба», приходят к ужасному концу, — всего лишь творческий приём, используемый писателем для нагнетания атмосферы. К подобному прибегают многие литераторы.

Но легенда оказалась сильнее: Лавкрафту отказываются верить. Родилась даже версия о том, что у выдуманного им араба существовал исторический прообраз, и книга его реальна, но писатель, ставший невольным медиумом и каналом передачи древних оккультных знаний, отрицал её существование только по одной причине: понимал опасность.

Скажи кто-либо сочинителю фантастических рассказов из небольшого американского городка, что столько авторитетных в оккультных кругах «исследователей» будут когда-нибудь всерьёз спорить, на каком языке был написан оригинал «Китаб аль-Азиф» — арабском или шумерском, он наверняка посмеялся бы. С чувством юмора у Лавкрафта, как известно, всё было в порядке, не случайно же он считается не только отцом ужаса, но мастером прекрасных пародий. Да и к придуманным им монстрам относился с изрядной долей иронии, рассматривая свои творения исключительно как средство заработка.

Сто лет спустя выясняется: смеяться, увы, не над чем. И больше не берёт оторопь, почему при столь простой и очевидной картине так живуч миф о «Некрономиконе». Те, кто верит в существование ужасной книги, владеющей ключами к могуществу тёмных сил, вовсе не безумцы и наверняка понимают, какой непереносимый удар по хрупкой психике человека может нанести параноидальный, невротический страх перед жизнью.

В моду вошли различные чёрные культы, в которых образы вампиров, злых духов и демонов окружены романтическим флёром, а сатана представляется символом могущества и свободы. Интернет буквально пестрит не только описанием ритуалов и магических формул для заклинаний сил тьмы, но и объявлениями: «продам душу дьяволу», «хочу продать душу дьяволу за деньги», «продам душу дорого» и другими подобными. И не приходится сомневаться — души эти молоды и, скорее всего, одиноки.

Как не вспомнить фантазмы Лавкрафта о злобном божестве Ктулху: «Культ этот не умрёт до тех пор, пока звёзды вновь не придут в правильное положение и тайные жрецы не призовут Ктулху из его могилы, дабы он вдохнул жизнь в своих подданных и снова воцарился на земле. Время это будет легко распознать, ибо тогда человечество уподобится Великим Древним: вольным и диким, не ведающим различия между добром и злом, не признающим законов и морали; и все люди станут кричать, убивать и веселиться. Освобождённые Древние научат их новым способам кричать, убивать и веселиться, и вся земля запылает в огне экстаза и свободы».

В одном из «Некрономиконов», выложенных в Интернете, приведено заклинание, обращенное к Ктулху, заканчивающееся такими словами: «В жилище своём в Р’лиех мёртвый Ктулху ожидает во сне, но он восстанет, и царство его вновь наступит на Земле».

Выходит, Ктулху уже разбужен?

Татьяна Соловьёва

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=197942&p=1
http://mifistoria.info/nekronomikon-kniga-mertvyih/
http://paranormal-news.ru/news/nekronomikon_zagadochnoe_tvorenie_govarda_lavkrafta/2014-06-13-9202

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector