Чудесные спасения во время войны.

Чудеса во время Великой Отечественной войны

Рассказы о событиях, не вписывающихся в канву действующих в нашей Вселенной законов, пользовались популярностью во все времена. Такие события называют чудесами. Многие люди хотят, чтобы и в их жизни произошло что-нибудь чудесное, но оно происходит только там, где в этом есть острая нужда. Самое главное чудо Великой Отечественной войны — это победа наших дедов и прадедов над фашистами. Но во время войны происходили и другие, известные немногим, чудеса.

Это случилось в 1941 году, во время Великой Отечественной войны. В деревне недалеко от Сергиева-Посада жила одна семья. Сын Сергей окончил десять классов и размышлял, куда пойти дальше учиться. Но в июне началась война, и его призвали в армию. Мать, провожая Сергея на фронт, благословила его крестиком и сказала: «Смотри, сынок, не снимай крестика с себя, он тебя спасет от смерти», — перекрестила, и сын уехал. Повезли ребят на фронт не подготовленных, и в первом же бою все, кого не убили, попали в плен. Среди пленников оказался и Сережа. Выстроили солдатиков и приказали: «Командиры и коммунисты, два шага вперед из строя!» Никто не вышел. Тогда скомандовали: «Каждый второй — два шага вперед!» Среди вторых первым оказался Сережа. К нему подошел немецкий офицер и рванул гимнастерку. Пуговицы оторвались, выпал крестик. Немецкий офицер ошеломленно посмотрел и начал у всех вторых таким же образом расстегивать гимнастерки. Ни у кого крестика больше не оказалось. Он спросил Сережу: «Ты есть христианин, а они есть коммунисты?» Юноша ответил на это: «Я уверен, что ты не коммунист, но на тебе ведь тоже нет креста». — «О, да!» — согласился немец. Никого на этот раз не расстреляли, всех увезли в лагерь.

Иван Воронов был неверующим человеком. Когда началась Великая Отечественная война, его, офицера, призвали на фронт. На прощание мать дала ему иконку Божией Матери и завещала: «Сынок, когда тебе будет трудно, достань иконку, помолись Богородице — Она тебе поможет!» Однажды с группой своих солдат он попал в окружение в лесу, был ранен. С трех сторон немцы, с четвертой — вязкое болото. Тут-то и вспомнил Иван материнский наказ. Отстал немного от своих, достал иконку и, как мог, стал молиться: «Богородица Дева, если Ты есть — помоги!». Помолился и возвращается к своим, а рядом с ними стоит старушка: «Что, заплутали, сынки? Пойдемте, я вам тропочку покажу!» И вывела всех по тропочке к своим. Иван отстал опять и говорит старушке: «Ну, мать, не знаю, как тебя и отблагодарить!» А «старушка» ему отвечает: «А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!» — и пропала, как будто и не было. Тут Иван вспомнил прощальное материнское напутствие, тут только и понял он, что это была за «старушка»! И слова Ее сбылись: долгие годы архимандрит Алипий (Воронов) был наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

Когда началась война, Андрея забрали одним из первых. Наскоро обучили — и на передовую. Ночью, когда он с другом спал в одной хате, село было окружено. Из окна они видели, как колонна танков прошла по улице, потом проехали мотоциклисты, после всех появились автоматчики с собаками. Заходили в каждую хату. Тех, кто выскакивал на улицу, немедленно убивали. Если кто стрелял из окна, то просто сжигали хату вместе со всеми, кто там был. Тех, кого находили с поднятыми руками, выводили и увозили на грузовиках. От страха Андрей начал молиться, но из всех молитв, которым учила его мать, ничего припомнить не мог, кроме какого-то начала, а чего, он толком и сам не знал. «Живый в помощи Вышняго, живый в помощи Вышняго…» — твердил он. Когда немцы вошли в хату, он с другом от страха залез под кровать. Андрей лежал с краю, а его друг ближе к стенке. «Живый в помощи Вышняго…» — продолжал повторять он. Немцы вытащили того, кто лежал ближе к стенке, а его не заметили.

В сентябре 1942 года немцы решили устранять белорусских поддержку партизан, уничтожая деревни. Жертвой такой карательной акции и стала Хатынь, а также 186 других деревень. Деревня Рожковка Каменецкого района также была приговорена к сожжению. Деревня уже была в окружении, жителей согнали в яму для расстрела. Еще немного, и приговор был бы приведен в исполнение. Вдруг на поле приземлился самолет. Немецкий майор приказал отменить казнь. Несколько часов спустя вся деревня узнала причину своего чудесного спасения: как оказалось, во время полета немецкому летчику привиделась Дева Мария в голубом одеянии. Майор, увидев в этом знак свыше, отменил расстрел деревни.

Бывший военный летчик рассказывал о том, как во время Великой Отечественной войны его спас святитель Николай. Мать этого летчика была верующей, а сын был далек от Церкви, но смирился, когда родительница зашила ему в военную форму какой-то медальон. Воевать летчику пришлось на севере. Однажды в бою его самолет подбили, и он выбросился с парашютом. Летчик был обречен: утонуть он не мог, так как был со спасательным поясом, но температура воды в Баренцевом море была такой низкой, что смерть от холода наступила бы довольно скоро. Вдруг он услышал плеск весел. Смотрит: небольшая лодка, в ней — старичок, который втащил летчика в свою лодку, довез до берега и высадил на пригорке, откуда были видны огни селения. А оттуда уже спешили на помощь люди. Летчика обогрели, накормили и очень удивлялись, как он смог добраться до берега. Ни лодки, ни старичка, о которых он рассказывал, нигде не было. А когда летчику стали переодевать мокрое белье, обнаружили зашитый в нем медальон. В изображении на медальоне летчик узнал спасшего его старичка. Это была икона святителя Николая, которому мать всю войну молилась о помощи сыну — и тот вернулся с фронта живым.

Читать еще:  К чему снится швабра во сне. Сонник - Свекровь

Чудо — это вторжение в обыденную жизнь той Реальности, нужду в которой в сытые и благополучные годы люди осознают редко. Поэтому гораздо чаще мы слышим о подобных случаях, произошедших во время войн или стихийных бедствий. Настоящие чудеса никогда не случаются просто так. Смысл сверхъестественного вмешательства Бога в жизнь как тех людей, о которых вы читали выше, так и многих других не в том, чтобы сохранить или устроить их земную жизнь. Смысл любого чуда в том, чтобы спасти человека для Вечности.

Истории Сергея, Ивана, Андрея, безымянного летчика и многих солдат, офицеров, блокадников, тружеников тыла заканчиваются одинаково: советские люди, воспитанные в атеистическом духе, пришли к вере и служению Тому, Кто оказался сильнее незыблемых законов и непреодолимых обстоятельств. Его победа над смертью стала и их победой. А 9 мая 1945 года в православных храмах звучало пасхальное приветствие: «Христос воскресе!» — победив смертью смерть и открыв Царство Небесное для всех, кто хочет туда войти.

«Вот докурят, и тогда…»

О чудесном спасении во время войны

Заинтересовавшись темой сожженных немецко-фашистскими оккупантами деревень Смоленщины, которых, оказывается, было больше 5000 (около 300 деревень были уничтожены вместе с людьми!), я наткнулся на интересные воспоминания местных жителей, которым удалось пережить огненный ад. Всего на оккупированных территориях было убито 19 миллионов мирных жителей (в среднем по 13 тысяч человек в день!), и эти страшные величины требуют отдельного осмысления и долгого разговора, сейчас же я ограничусь лишь темой чудесного спасения.

Описываемая ниже история опубликована в редкой книге, изданной Российским военно-историческим обществом тиражом всего в 100 (сто!) экземпляров: «Уроки истории. Реквием. Операция “Дети”» (Под ред. Т.Ю. Перемибеды. Смоленск: «Свиток», 2017). Там приводятся воспоминания жителя деревни Троицкое Духовщинского района Смоленщины Афанасия Ивановича Савельева под заголовком «Не судьба».

Знаю несколько подобных случаев, самый, пожалуй, известный из них – массовое спасение от неминуемого расстрела мирных жителей белорусского села Рожковка. Туда ранним утром в сентябре 1942 года нагрянула зондеркоманда, согнавшая всех жителей для массовой экзекуции. Но расстрел был сначала отложен, а потом и вовсе отменен одним из старших офицеров, прилетевшим в Рожковку на самолете. Известна и причина такого приказа: немцу явилась в небе Божия Матерь, запретившая объявленную казнь после усиленной молитвы приговоренных к смерти. О чудесном спасении рожковцев, о написанной по этому поводу иконе, бережно хранимой до сего дня в местном храме, есть множество материалов, в том числе и в Рунете. Уверен, что подобных случаев массового и личного спасения от неминуемой смерти во время войны было гораздо больше, но многие из них остались не записанными по разным причинам. Напомним, что, несмотря на бешеную атеистическую пропаганду, по результатам довоенной переписи, большинство советских людей оставались верующими.

Перейду, наконец, к заявленному чудесному случаю спасения жителей деревни Малеевка Афанасьевского сельского совета Духовщинского района Смоленской области.

Это случилось летом 1942 года. Немногочисленные жители Малеевки, находившейся уже год под немецкой оккупацией (женщины, старики, дети, среди которых был оставивший воспоминания мальчик Афоня Савельев), были заняты прополкой картофеля, когда услышали гул машин. Немцы! Механизированная колонна замерла в центре села, у колодца. И скоро по затаившейся деревне пошли страшные люди, одетые в черную форму с металлическими бляхами на груди, – военная жандармерия!

Каратели не спеша принесли пулемет, установили его в нескольких метрах от малеевцев

Они направились по домам сгонять всех – старых и малых – к колодцу. Быстро собрав людей, их расставили в определенном порядке: детей посадили на землю в первом ряду, взрослых поставили во втором. Единственный мужчина в деревне – дед Семен, прошедший Первую мировую и немного знавший немецкий, – попытался выяснить причину аврального сбора односельчан, но его грубо оборвали. Потом каратели не спеша принесли пулемет, установили его в нескольких метрах от малеевцев и, ухмыляясь, закурили, ожидая привычную команду старшего: «Feuer!» («Огонь!»).

Люди моментально всё поняли. К тому времени о массовых казнях оккупантами жителей деревень и сел, заподозренных в связях с партизанами, знали многие. Немцы этого и не скрывали. Но как сложно смириться с мыслью, что расстреляют именно их – мирных людей, живущих в своих домах, растящих детей и внуков, ныне сажающих картофель в надежде дожить до сбора урожая.

Всех охватили отчаяние и безысходность. Афанасий Иванович, как и многие односельчане, заплакал, его начало трясти словно в лихорадке. Единственным, кто пытался сохранить спокойствие, был дед Семен:

– Помолимся, бабы! – вдруг обратился он к ним – И вы, дети, тоже!

Читать еще:  Святой водой умывание от негатива себя. Хочу рассказать о чудесном исцелении святой водой и молитвой

Дед Семен был верующим, по понятным причинам не выставлявшим свою веру напоказ. Увы, узнать сейчас какие-либо подробности о нем не представляется возможным.

Люди молились – сквозь слезы, встав на колени, кладя земные поклоны. Смеявшиеся немцы затихли

Дед Семен начал читать вслух известные ему молитвы и широко креститься. Его примеру последовали остальные: они молились, разом забыв о повсеместно насаждаемом государственном атеизме, антирелигиозных комсомольских и колхозных собраниях или членстве в Союзе воинствующих безбожников (в 1940 году число ячеек СВБ достигло 96 тысяч, а число членов союза – около 3 миллионов человек). Молились кто как мог и умел, сквозь слезы, встав на колени, кладя земные поклоны, – было не время кого-то стесняться или бояться доноса. Смеявшиеся немцы затихли. Теперь они курили молча. Афанасий Иванович вспоминал:

«Помню, перед глазами застыла горящая сигарета, а сам я думал: “Вот докурят, и тогда…”»

И вдруг в этот самый момент со стороны села Буянцева из-за бугра показалась легковая машина, которая быстро приближалась к Малеевке. Это было немецкое начальство, потому как жандармы подтянулись и побросали сигареты. Приехавший офицер что-то быстро сказал им, и каратели, убрав пулемет, начали садиться по машинам. А офицер, подойдя к еле живым малеевцам, на ломаном русском объявил:

– Вы свободны. Идите по домам!

«Машины запылили в сторону Буянцева. Мы же какое-то время сидели у колодца, не веря в свое освобождение, – вспоминал Афанасий Иванович. – Несмотря на жаркий летний день, людей бил озноб и не держали ноги».

Чудесные спасения во время войны

Говорят, дети не помнят себя до 3-4-летнего возраста. Но я помню себя полуторагодовалой. Помню из-за прадедедушки Пети. Он сидел у окна на деревянной табуретке, смотрел на меня, улыбался и мычал. Я стояла по другую сторону окна, на подоконнике. Мама придерживала меня. Я тоже смотрела на прадедушку, тоже улыбалась и мычала. Когда, уже в осознанном возрасте, я рассказала этот эпизод родным, они удивлялись. Потому что прадед умер, когда мне не было и трёх лет.

Я начала собирать материал о прадедушке, когда рассказать о нём мне могла уже только мама — бабушка и дедушка уже ушли в лучшие миры. В интернете на запрос «Назаров Петр Ильич 1910 года рождения» ответа я так и не получила. Но история моя не о поисках, а о чуде.

Прадед ушел на войну уже зрелым мужчиной — 31 год, детей в доме мал мала меньше. Скупо поцеловал на пороге жену Марфу и пошёл. Был он человеком крепким, с тяжелым, пасмурным характером. В Бога не веровал, людям не верил. Когда забирали в армию, сказал, что ждать его надо не долго — война, мол, будет короткой. Врага пугнут и разойдутся все по домам, живые-здоровые.

Но дни шли, и на сердце прабабушки становилось все тяжелее и тяжелее. А тут еще соседские старухи, которые помнили Первую мировую, приметы всякие наблюдали, да говорили о том, что нынешняя война будет такой, какой ещё свет не видывал.
И тогда решила прабабушка Марфа, а она была верующей, передать мужу охранную иконку. Разузнала, что Петр пока находится в Царицыно, оставила детей на свекровку, а сама пошла пешком. Шла с окраины подмосковного города Коломны. И несла в узелке медный крест, который достался ей по наследству от батюшки, иконку Божьей Матери и зашитую в мешочек молитву «Живые помощи». Шла она около недели. Ночевала то в лесу, то у добрых людей. По дороге заходила во все церквушки: молилась о том, чтобы поскорее закончилась проклятая война и муж вернулся домой живым-здоровым. И дошла. Прадед мой был атеистом, но, оценив поступок жены, церковные вещи всё-таки принял. И всю войну с ними не расставался.

К сожалению, я не узнала, где именно он воевал, но знаю точно, что был он сапёром. И за пять лет жестокой мясорубки его только один раз контузило.
Вернулся он другим человеком. О пережитом рассказывал мало. Говорил только, что перед каждым боем одевался во все чистое, что из его однополчан домой пришли единицы, да и те калеки. И что теперь он верит, что в этом мире Бог есть, потому что в каждом бою был на волосок от смерти. А спустя годы, услышав, даже случайно слово «война», он начинал плакать.

С возрастом контузия дала себя знать: прадед стал впадать в детство. Он пристрастился к конфетам, целыми днями сидел у окна, смотрел на бегающих на дворе детей — смеялся, мычал или утирал бегущие по колючим щекам слезы. Умер Петр Ильич Назаров в 74 года.

Эти воспоминания подтолкнули меня к тому, чтобы собрать удивительные факты о Божьем промысле во время Великой Отечественной войны, о которых мне рассказывали реальные люди.

Сто лет и три года

Одна из них — актриса Варвара Шурховецкая. Сейчас ей сто три года. Мы разговаривали незадолго до ее столетнего юбилея. И среди рассказов о том, как наш Ростовский ТЮЗ переживал войну, были и такой эпизод.

— Когда немцы начали активно наступать, наш театр отправили в эвакуацию. Помню, что ехали мы из Моздока в Астрахань. Мне досталась вторая полка в вагоне. Лежу, сплю. И вдруг меня будто что-то толкнуло изнутри — нужно вставать. Поезд почему-то стоял. Я открыла глаза и прыгнула вниз. А через мгновенье мы услышали звуки бомбёжки, побежали к выходу, высыпали из вагона — и тут же, в то место, где я спала, попала бомба, — вспоминала Варвара Ивановна. — Самое интересное, что так было не один раз. Я как-то чувствовала, куда нужно идти, где стоять. Среди наших актёров даже появилась примета — если хочешь остаться цел во время бомбёжки, нужно держаться Вари. На эту тему ещё случай вспомнила. Уже в Армавире я шла в больницу. Что-то заболело у меня. И вдруг по дороге слышу звуки сирены — бомбят. А я в Доме Офицеров, где нас поселили, я сына оставила, он спал. Развернулась и бегом туда со всех ног. Прибежала, прижала к себе. Жду, когда все закончится. И наконец закончилось: три бомбы упали рядом с нашим зданием, вокруг руины, а Дом офицеров не пострадал. Видимо, зачем-то мы были нужны на этой земле. После того случая ребята из труппы начали меня спрашивать: может, я какую-то молитву знаю, или заговоры читаю. Но нет, ничего такого я не делала. Просто слушала своё сердце. Оно меня никогда не обманывало. Ни разу, за все сто лет.

Читать еще:  Мужчины и женщины, рожденные в год Крысы. какой год по восточному календарю

В ту встречу Варвара Ивановна рассказала мне ещё один любопытный эпизод, касающийся военного времени. Они с театром два года ездили со спектаклями по госпиталям и в 1944-ом вернулись в Ростов. Город был полуразрушен, холод, голод. Зима.

Поздно вечером она шла после спектакля домой. На ней была довольно поношенная шуба из котика. Вдруг из темноты шагнули двое. По их лицам было понятно, что перед артисткой стояли представители криминального мира Ростова-папы.

— Добрый вечер, мадам, — говорят. — Что это вы по темноте одна ходите? Не страшно?
— Я не из боязливых, — ответила актриса. — На дворе война. Неужели что-то хуже бывает?

Двое встали по бокам и поставили перед фактом, что они проведут даму до дома. Отказ не принимался, пришлось идти Варваре Шурховецкой в малоприятной компании. Криминальные элементы довели ее до общежития, а у порога пожелали всего доброго и сообщили, что шубу все-таки нужно оставить им.

— Хорошо, — согласилась Варвара Ивановна. — Отдам. Только имейте ввиду, что это единственная теплая вещь, которая есть у меня. Шуба была со мной на фронте, спасала от холода и меня, и моего сына. Сегодня я вам ее отдам, но завтра мне уже не в чем будет идти на спектакль.
— А кто вы? — спросили воры.
— Я актриса. Мы недавно вернулись с фронта — давали там спектакли для раненых в госпиталях. Наш театр сейчас в полуразрушенном состоянии, играем в ледяном зале. Но если вам эта шуба нужнее, чем мне — берите.

«Шубу они не взяли. Извинились и ушли, — рассказывала Варвара Ивановна. — Сволочи, конечно они, что не воевали. Но в то же время что-то человеческое в их душах было. Сегодня я не могу себе представить, что с кем-то могла произойти такая история. Хотя мне кажется, что и в случае с шубой меня защитил ангел-хранитель».

Хлеб-соль для фашистов

О необычном повороте судьбы рассказывал и в прошлом директор ростовского стадиона «Олимп-2» Роберт Ченибалаян. Во время войны он был мальчишкой.

— Все мужчины из нашей семьи ушли на фронт. В Ростов немцы входили дважды. И вот когда они пришли во второй раз, вернее, подходили и мы уже понимали, что город возьмут, некоторые люди хотели перед ними выслужиться, заработать «очки», — рассказывал Роберт Гаспарович. — К таким подхалимам относилась и наша соседка. Она подготовилась к приходу фашистов основательно — рушник достала, хлеб испекла — собиралась встречать их хлебом-солью. У нас с ней никогда отношения не складывались. А тут прибежала к нам и говорит: «Расскажу немцам, что все ваши мужики ушли в Красную Армию! Ждите расправы!». Мама перепугалась, проплакала всю ночь. Отправила меня с братом к родственникам прятаться, а сама решила остаться. Будь, что будет. И вот немцы идут по нашей главной улице. Гордые, счастливые, песни поют. А соседка с рушником и хлебом двинулась к ним вперед — побежала, чтобы быть в первых рядах встречающих. Они не поняли ее намерений. Дали очередь из автомата. Упала она, как подкошенная. И тайну о нашей семье с собой унесла. Мама все это видела, и умывалась слезами.

И еще один случай припомнил Роберт Ченибалаян. Когда немцы уже уходили из Ростова, к ним в дом прибежал дядя. И посоветовал срочно собираться, перебираться, пока все не затихнет к ним, на окраину города. Женщины послушались, собрали вещи, документы, взяли в охапку детей и несколько дней пересидели у родных. А когда немного улеглось, и они вернулись в свой район, то уже не узнали улицу. По обеим сторонам стояли остовы сожженных зданий. А на вместе их родного дома остались одни руины.

Истории о воле судьбы можно продолжать бесконечно: в каждой семье есть свои удивительные факты, но все они говорят о том, что ничего в этой жизни не проходит бесследно.

Источники:

http://www.pravda.ru/faith/1076340-vov_chudo/
http://pravoslavie.ru/116167.html
http://topwar.ru/109574-chudesnye-spaseniya-vo-vremya-voyny.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector